imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

«НАУКА И ЖИЗНЬ» № 7 1990

Привлечение иностранного капитала для решения внутренних хозяйственных проблем той или иной страны широко практикуется во всем - мире. Именно за счет использования средств, технологий, организационного опыта передовых в экономическом отношении государств такие страны, кок Сингапур, Тайвань, Гонконг, Южная Корея, Малайзия, Бразилия, совершили стремительный скачок в своем развитии. Между тем одним из первых государств, которое опробовало экономические действия такого рода, была Россия — здесь решили воспользоваться широким экспортом капитала (тогда мало распространенным) и добились на этом поприще огромных успехов. До октября 1917 года Россия в своем промышленном развитии в значительной степени опиралась на помощь извне. Иностранные инвестиции в отдельные годы составляли более половины всех новых капиталовложений в российскую промышленность, некоторые же ее отрасли создавались едва ли не исключительно иностранцами. Западные банкиры и капиталисты вкладывали немалые средства в транспортное строительство, в черную и цветную металлургию, в горнорудную промышленность, в различные отрасли машиностроения. При этом русские высокообразованные ученые-экономисты, умные, цепкие хозяйственники, зачастую выходцы из народа — Морозовы, Прохоровы, Гучковы, Кузнецовы,— извлекали максимум пользы из вовлекаемого иностранного капитала, быстро научились действовать вполне по-европейски внутри страны к на внешнем рынке.
Другими словами, Россия никогда не приближалась к состоянию «банановой империи», продающей свои природные ресурсы. Например, известно, что в 1900 году в Баку было получено свыше 600 миллионов пудов нефти, или 50,6 процента мировой добычи. Эти сведения обычно сопровождались «гневными» пассажами о грабеже нефтяных богатств России империалистическими державами. Но так ли было на самом деле? Россия начала века, в отличие от советской страны, сырую нефть практически не экспортировала. За рубеж шла главным образом продукция глубокой по тем временам переработки. В 1911 — 1914 годах на технически ценные продукты пришлось 88,6 процента всего нефте-экспорта, в том числе 53,4 процента — на осветительные, 22,8— на смазочные масла и 1,4 процента — на бензин. При этом
экспорт нефтепродуктов отнюдь не выглядел самоцелью — вывозилось лишь то, что не имело сбыта на внутреннем рынке. Любопытно и поучительно то, что Россия больше ввозила, чем вывозила промышленного сырья и полуфабрикатов. Соответствующие объемы этого импорта и экспорта в рублях на 1913 год таковы: 668 и 153 миллиона. Кстати, две из наиболее развитых тогда стран — Англия и Германия — поставляли в Россию уголь. Но давайте по порядку. Первая иностранная компания на территории России — «Немецкое континентальное газовое общество», учрежденная еще в 1855 году, оставалась в единственном числе до того момента, когда после освобождения крестьян, поражения в Крымской войне Россия осознала необходимость ускоренного промышленного развития и привлечения для этой- цели иностранного капитала. Первым крупным объектом для зарубежных инвестиций стало железнодорожное строительство, масштабы которого в последней трети XIX века и поныне поражают воображение. Только за последние семь лет прошлого века 1893—1900 годы) страна ежегодно получала по 2,6 тысячи километров новых железнодорожных путей; в советское время не удалось даже приблизиться к таким объемам, не говоря уже об их перекрытии. Благодаря иностранным займам к началу двадцатого века было построено 35 из 50 тысяч верст железнодорожных путей, или 70 процентов их протяженности. На эти цели Россия получила гигантскую по тем временам сумму в полтора миллиарда золотых рублей. Столько же средств опять же в виде займов на железнодорожное строительство страна получила в начале XX века (общая протяженность российских железных дорог составила к 1913 году 70 900 километров). Благодаря иностранным железнодорожным займам была создана колоссальная покупательная возможность. Российские промышленники получали многочисленные правительственные заказы на шпалы, рельсы, паровозы, технические масла.
В Россию иностранный капитал устремился прежде всего в тяжелую индустрию. На горную, горнозаводсную и металлообрабатывающие отрасли приходилось более 70 процентов всех иностранных инвестиций в промышленность. Германия вложила крупные средства в электротехническую и химическую промышленность. Наибольшая часть английских производственных инвестиций приходилась на нефтедобывающую отрасль.

строительные материалы, вагоны, металлоконструкции, станционное оборудование, средства связи и на многое другое. В стране, где население вело преимущественно натуральное хозяйство и практически ничего не покупало, благодаря ускоренному росту платежеспособного спроса за счет внешних займов быстро сложилась очень благоприятная для промышленного развития питательная среда. В течение пятидесяти лет великого железнодорожного строительства — с 1863 по 1913 год иностранные миллиарды подпитывали, подкармливали отечественную промышленность, помогая преодолевать экономические спады. Важно и то, что создание на огромной территории развитой транспортной системы оказало громадное воздействие на экономический облик страны. Именно благодаря появлению такой системы начала быстро развиваться крупная промышленность, требовавшая крупномасштабных перевозок сырья, полуфабрикатов, комплектующих изделий. А как же быть с усилением зависимости от иностранного капитала в результате внешних вложений в экономику, о котором непрестанно проповедовала плеяда советских политэкономистов? Думается, что в конечном итоге все определяет то, насколько разумно, эффективно распоряжается иностранными капиталами их получатель. Что касается России, то для нее огромный по тогдашним масштабам импорт капиталов отнюдь не ставил в повестку дня вопрос о какой-либо зависимости от стран-доноров. «Купить» Россию — осуществить столь крупные вложения в ее экономику, чтобы воздействовать на политику страны,— не представлялось вообще возможным уже по той причине, что столь объемных «денежных мешков» в лице отдельных предпринимателей, их групп или даже государств, которым было бы это по карману, не существовало во всем тогдашнем мире. Как писал Витте, говорить об экономической оккупации России, о распродаже русских богатств «равносильно слепоте: это значит не знать своей великой истории, не верить в себя в свои великие силы». Наоборот, именно благодаря использованию иностранного капитала России удалось быстро построить стратегически важные железные дороги, создать производства, которые укрепили ее экономическую, а стало быть, и политическую независимость. В 1890—1900 годах (именно в эту пору был наибольшим прилив иностранного капитала) страна достигла чрезвычайно впечатляющих темпов роста. Промышленное производство удвоилось, причем выпуск продукции тяжелой промышленности увеличился в 2,8, а легкой — 1,6 раза. Выплавка чугуна возросла в 3,7 раза — с 45 до 165 миллионов пудов, производство стали— IB 7,2 раза — с 16 до 116 миллионов пудов. Общая стоимость продукции машиностроения увеличилась почти вчетверо — с 56 до 209 миллионов рублей, а число выпускаемых паровозов в 10 раз — с 83 до 875. Добыча нефти превысила 600 миллионов пудов — почти тройной рост. Россия вышла по этому важному показателю на первое место в мире. Добыча каменного угля более чем удвоилась, поднявшись с 379 до 853 миллионов пудов. Удвоилось производство строительных материалов. С 1893 по 1900 год в стране было построено железных дорог больше, чем за предыдущие двадцать лет, и Россия по общей их протяженности вышла на второе место, уступив только США. По производству стали и чугуна страна превзошла Францию и заняла четвертое место среди развитых держав. В целом же удельный вес промышленного производства России в системе мирового хозяйства за эти годы удвоился.
Еще более впечатляющим выглядит второй скачок промышленного развития — с 1909 по 1914 годы. За это время Россия, по определению В. И. Ленина, «будто сразу превратилась из патриархальной в современную капиталистическую страну». В 1913 году темпы роста производства достигли неслыханно высокого уровня — 19 процентов. В ту пору экономисты и публицисты еще не ввели в оборот выражение «экономическое чудо», иначе мир бы несомненно говорил о таком чуде в России. На 1909— 1914 годы приходится вторая мощная волна иностранных инвестиций в экономику России; доля их составила 55 процентов всех новых капитальных вложений в народное хозяйство. В. И. Ленин, безусловно, был прав, говоря об этом периоде: «Вся мощь миллиардных капиталов буржуазии всех стран тянет за собой Россию». Действительно, иностранный капитал, выступая в качестве «тягача» промышленного развития, организовывал новые, не существовавшие ранее в России производства, а также выводил прежние традиционные отрасли на качественно новый, постмануфактурный уровень. В то же время столь широкое привлечение зарубежных инвестиций имело и определенные негативные стороны, далекие, правда, от последующих утверждений, что иностранный капитал направлялся в Россию, чтобы ее грабить, извлекать из недр и вывозить природные богатства. Подобные утверждения верны, и то в небольшой степени, лишь относительно горнодобывающих компаний, на долю которых приходилось всего около трети иностранных инвестиций в российское народное хозяйство. Но при всем при том иностранный капитал не диктовал России выгодные для себя цели, наоборот, Россия исключительно эффективно использовала этот капитал в интересах своего развития. Негативная сторона иностранных инвестиций заключалась еще в том, что Россия, заимствуя с Запада готовые технико-экономические решения, подчас «не замечала» собственных экономистов и инженеров, игнорируя отечественные научно-технические достижения.
Но это скорее были болезни роста, которые наверняка со временем излечились бы. Одно несомненно: «плюсы» политики привлечения иностранных инвестиций гораздо важнее, значительнее, масштабнее всех «минусов». Иными словами, необходимо более объективно, научно обоснованно оценивать социально-экономическую обстановку и хозяйственный уровень нашей страны до октября 1917 года. Это поможет лучше понять закономерности и «скрытые пружины» последующего хода истории. Кроме того, сняв шоры, мы более пристально присмотримся к российскому опыту тех лет (разумное, высокоэффективное привлечение и использование иностранного капитала — важнейшая часть такого опыта), чтобы использовать его в сегодняшней практике. И еще об одном. Как известно, история не терпит сослагательных наклонений, «что было бы, если бы...». Но никому не возбраняется, экстраполируя с помощью современных математических методов те или иные данные прошлых лет, например хозяйственный уровень России 1914 года, выявлять, и с высокой степенью вероятности, какой оказалась бы Россия, скажем, к 1924 или 1934 году, если бы избежала уготованных ей великих потрясений. Такие расчеты — «прогнозы прошлого» помогут, с одной стороны, точно и объективно оценивать многие события истории, а с другой — делать более уверенные выводы о тех или иных экономических мерах, как-то о целесообразности иностранных инвестиций в народном хозяйстве, об их разумном сочетании с отечественным капиталом.
Кстати, наше Советское государство, по крайней мере в свое первое десятилетие, существовало при известном участии иностранного капитала. Уже в начале 1918 года В. И. Ленин в беседе с американским представителем в России полковником Робинсом сделал предложение о концессиях. В мае того же года на I съезде совнархозов РСФСР была оглашена правительственная программа развития экономических связей с капиталистическими странами. Однако справедливости ради надо сказать, что концессии, несмотря на большой интерес к ним Запада, так и не получили у нас достаточного развития из-за «преимущественно ограничительного» характера политики Советского государства в их отношении. В конце концов концессии оказались фактически бесправными заложниками государства, постоянно испытывавшими произвол с его стороны. Уже не говоря о моральном климате — концессионерам прочно приклеили ярлыки «частников» и «шпионов», — сами производства действовали в обстановке искусственно создаваемых бесконечных трудностей. Вопрос о концессиях неоднократно становился предметом внутрипартийных дискуссий, итог которых общеизвестен — в этих дискуссиях верх взяли леваки экстремистского толка, а также полуграмотные в экономическом смысле люди, напичканные «классовым подходом» к роли иностранного капитала, к международному разделению труда. Тем самым народное хозяйство СССР на несколько десятилетий оказалось исключенным из мирового экономического процесса, что привело к повсеместной отсталости, к сегодняшней кризисной ситуации, к снижению уровня жизни каждого гражданина страны. Между тем нам есть что вспомнить и есть чему поучиться «у самих себя» — у дореволюционных поколений русских предпринимателей и экономистов. «Совместные предприятия» и «свободные экономические зоны» — это не открытия сегодняшнего времени, а — увы — всего-навсего хорошо забытое старое. Вспомним же это старое и снова научимся работать с иностранным капиталом, с западными предпринимателями, извлекая из этого максимум пользы для всей страны, для каждого из нас
.

«ВСЯ МОЩЬ МИЛЛИАРДНЫХ КАПИТАЛОВ БУРЖУАЗИИ ВСЕХ СТРАН ТЯНЕТ ЗА СОБОЙ РОССИЮ»
А. ДОНГАРОВ,
второй секретарь Историко-дипломатического управления
Министерства иностранных дел СССР.
«НАУКА И ЖИЗНЬ» № 7 1990

Tags: financial academy
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments