?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

NEW FARBEN ORDER ч. 8

1. Farben I.G почти не виден
2.Национализм Второго Рейха и социализм Вальтера Ратенау
3. Партийная касса
4. Скрытые планы плановой экономики
5. Долг красный платежом
6. Кому война …
7. Флешбек. Ordine Nuovo ad Italia

8. Флешбек. «Wir unser Unglück»

«Раса, избегающая смешения, с первоклассной организацией – это аристократия природы. Блаженны расово-чистые, ибо они наследуют Землю, а все ублюдки будут истреблены»[233].
Бенжамин Дизраэли лорд Биконсфильд,
премьер-министр Великобритании


Надо ли рассказывать, что вышепроцитированный английский премьер не имел университетского образования и даже не окончил средней школы? Он сочинил себе происхождение от венецианской средневековой аристократии, что было правдой только в части географии, но не аристократичности происхождения. И, возможно, именно эти рассказы о себе приведут его за обеденный стол гостеприимных Ротшильдов, где он станет частым гостем. Богатая бабушка Бенжамина – Сара, происходившая из Лондонского Сити откровенно недолюбливала своих внуков за еврейские корни[261], что стало одним из самых сильных воспоминаний будущего премьер-министра и отразилось на его мировоззрении, но это не самый яркий внутриличностный конфликт на почве расологии.
«Мы наше несчастье» - по слухам с такими плакатами принимали участие в нацистских шествиях члены Союза национально-немецких евреев (Фербанд националь-дойчер юден). Организатор движения доктор права Макс Науман отвергал сионистские постулаты, считая, что в Германии проживают национально-немецкие евреи, преданные немецкому отечеству. Он призывал голосовать за Адольфа Гитлера, партия которого - единственная политическая организация, способная возродить немецкую нацию. Коренные немецкие евреи, утверждал Науман, расово близки немцам-арийцам и могут войти в немецкую «народную общность», где нет места «полуазиатам», «жалким существам недочеловеческого уровня» - евреям-иммигрантам из Восточной Европы, вместе с коммунистами и авангардистами, которых, в лице Союза культуры немецких евреев - «Культурбунда» он также подвергал жесткой критике. На митингах «Фербанда», где под звуки Вагнера реяли черно-бело-красные имперские флаги, исполнялась «Дойчланд юбер аллес».
Жофия Адлер
«Напомню, что даже в нацистской Германии фашизированные отряды немецкого Бейтара были запрещены только в 1937 г. (тогда же были окончательно разгромлены и основные национал-революционные немецкие организации и ариософские ложи), а до этого времени им разрешалось гордо маршировать по немецким городам под развевающимися флагами с магендовидами»[270].
А. Дугин «Обреченный Израиль»


Через десятиление, в 1933 году появился другой право-консервативно ориентированный «Немецкий авангард» (Дойче фортрупп). Основатель которого, религиозный мистик Ганс-Йохим Шёпс, в отличии от Макса Наумана, отвергал ассимиляцию, считая еврейскую кровь святой с момента принятия синайского откровения. По мнению Шёпса национальное обновление Германии невозможно без участия евреев. Это должны понять как евреи, так и нацисты. Шёпс был противником демократии, сионизма и большивизма, являясь монархистом, ненавистником индустриального буржуазного общества с его рационализмом и классовой войной. Как и Науман, Шёпс считал, что «ост-юден» и еврейские левые не имеют ничего общего с Германией. Но обе организации, как и «Союз евреев-фронтовиков» под защиту ставили только еврейскую элиту и собственных членов, пренебрегая еврейской общиной вообще[217].
В том, что фашизм, даже будучи заинтересован «в еврейском капитале» поощрял преследование евреев, есть своя логика, подтверждённая трагической судьбой Вальтера Ратенау, который упорно считал себя немцем, что не совпадало с сионистской программой разделения, которую предстояло реализовать. Показательно как быстро немецкое правительство среагировало на еврейские погромы: за два дня были готовы три закона. Первый только менял государственный флаг на нацистский, а вот уже второй гласил, что «гражданином Рейха является лишь подданный государства немецкой или близкой ей крови, доказавший своим поведением, что он готов и достоин верно служить немецкому народу и Рейху … только гражданин Рейха обладает всеми политическими правами, в соответствии с законом»[201]
Cтыдят за связь с евреем
15 сентября 1935 года очередной съезд НСДАП одобрил третий закон «О защите немецкой крови и немецкой чести», запрещающий браки между евреями и гражданами «немецкой или родственной крови». Евреям было запрещено нанимать женскую прислугу из немцев моложе 45 лет и вывешивать государственные флаги. До 31 декабря 1935 года надлежало уволить всех чиновников еврейского происхождения на пенсию[218].
Между тем описанных событий есть своя последовательная логика. Формат данного повествования не позволит воспроизвести анализ ситуации целиком, но некоторые аспекты упомянуть стоит. Возникновение такой политической силы как сионизм развивается на фоне противостояния со стороны «еврейского капитала» ассимиляции евреев в европейское общество, подаваемой им как угроза еврейству вообще. На фоне появления надправительственных структур «мирового порядка» рождается и проект, встроенного в него «мирового гетто». Но по состоянию на 1933 год у евреев Германии было доходной собственности, на сумму 12 миллиардов золотых марок[201], поэтому съезжать с «клондайка» никто не торопится, и для наполнения «мирового гетто» в европейском обществе евреев умышленно начали делать изгоями, подталкивая «к выходу». Для переселения из Германии в Палестину в 1933 году в Берлине утверждается соответствующий план. Создается «Палестинское бюро» сионистских трестов по колонизации Палестины «Керен гаесод» и «Керен гасмет де Израель», в котором, в частности, работал один из будущих создателей государства Израиль Леви Эшкол.
«Евреи - наше несчастье». Германия_1935 г.
Пока одни искореняли в себе еврейские начала, другие избавлялись от немецких, в Берлине и ряде других крупных городов Германии организуются "лагеря перевоспитания", в которых молодые евреи проходили сионистскую «учебу» и готовились для использования в сионистских поселениях Палестины[196]. В сотрудничестве с нацистскими властями сионистские организации создали по всей стране примерно 40 лагерей и сельскохозяйственных центров, в которых обучались те, кто намеревался переселиться на «землю обетованную». Над всеми этими центрами и лагерями гордо развевались бело-голубые флаги со звездой Давида. Будущий глава Американского Еврейского Конгресса, берлинский раввин Иоахим Принд в 1934 году пишет книгу «Мы, евреи», в которой совершенно открыто, радуется национал-социалистической революции, «благодаря которой покончено с ассимиляцией и евреи снова станут евреями». «Сионистская деятельность достигла в Германии невиданного размаха» — удовлетворенно отмечала американская «Еврейская энциклопедия». Когда в 1935 году Конгресс НСДАП и Рейхстаг приняли и одобрили Нюрнбергские расовые законы, то и «Юдише рундшау» поспешила поддержать их: «Интересы Германии совпадают с целями всемирного сионистского конгресса ... Новые законы предоставляют еврейскому меньшинству свою культурную и национальную жизнь ... Германия дает нам счастливую возможность быть самими собой и предлагает государственную защиту для отдельной жизни еврейского меньшинства»[201].

«Важной составной частью умиротворения Европы является урегулирование еврейского вопроса. Путем заключения европейской конвенции будут разработаны необходимые предписания по этой части, а также будет создана организация, которая и обеспечит проведение этих предписаний в жизнь. Организация должна существовать по крайней мере до тех пор, пока вопрос не будет решен путем полного удаления еврейского элемента из Европы»[207].
Из выступления немецкого дипломата Ганса Фройвена 7 июня 1943 года
НЦА, Потсдам, фильмотека, № 5582, л. Д 514492 и след.


Согласно «Энциклопедия Третьего Рейха» 20 января 1942 года в пригороде Берлина Гроссен-Ванзее состоялось совещание высшего нацистского руководства по еврейскому вопросу: «В ходе совещания было принято решение об уничтожении европейских евреев – так называемое «окончательное решение» еврейского вопроса. С основным докладом по вопросу выступил Р. Гейдрих, который заявил, что в связи с отменой плана депортации евреев на остров Мадагаскар предусматривается переселение еврейского населения Европы на Ближний Восток»[198], и никого не смущало, что Ближний Восток – английская колония, евреев неуклонно толкали к эмиграции именно туда. 26 марта 1938 года принят декрет о запрете регистрации еврейской собственности на сумму более пяти тысяч марок. 12 ноября — декрет об исключении евреев из немецкой хозяйственной жизни, 3 декабря закон об обязательной ариизации еврейских предприятий вынуждал евреев продавать предприятия[201].
Руку к переселению успел приложить сам Геринг, под его патронажем Ялмар Шахт, при активных консультациях с главой английского банка М. Норманом разрабатывает «план Шахта» по которому евреи разделяются на экономически активных, которые подлежат эмиграции по расписанному по месяцам графику, их жены и дети, которые должны эмигрировать по мере того, как кормильцы смогут обеспечить им содержание в местах нового поселения. Последнюю категорию составляют экономически пассивные, которые остаются в Германии, те о ком глава международной сионистской организации Хаим Вейцман скажет: «Нет. Старые уйдут… Они пыль, экономическая и моральная пыль большого света … Останется лишь ветвь». Это его ответ на запрос Британской королевской миссии о возможности переселить 6 млн. евреев со всей Европы в Палестину. Видный английский деятель того времени С. Шенфельд писал: «У нас были согласны предоставить убежище и помочь евреям, которым угрожал фашизм, но это натолкнулось на противодействие сионистов, которые признавали лишь одну форму помощи – отправку всех евреев в Палестину». Численность еврейского населения Палестины увеличилась с 238 тыс., человек в 1933 году до 404 тыс. в 1936 и до 600 тыс. в 1947 году[196].
Депортированные евреи в транзитном лагере «Дранси»
недалеко от Парижа, Франция, на пути в немецкий
концлагерь. 1942 год
Все эти события молчаливо поддерживались «мировым сообществом», которое на Эвианской конференции практически в один голос заявило о завершении лимитов для еврейской эмиграции, ворота которой открыты только по сионистским каналам. В 1939 году случилась история с теплоходом «Сент-Луис» и отклонением конгрессом США законопроекта, разрешающего въезд из Германии двадцати тысячам еврейских детей в возрасте до 14 лет[140]. По поводу эмиграции евреев в США Ф. Рузвельт скажет: «этот план нельзя претворить в жизнь. Этого не допустят влиятельные лидеры еврейских общин в США … Сионисты понимают, что именно теперь удобнее всего стричь купоны для Палестины»[196]. Туристическое агентство «Трудового фронта» «Крафт дурьх Фройде» (Сила через Радость) предлагало автобусные экскурсионные туры в варшавское гетто[280], где можно было ознакомиться с бытом ожидающих отъезда в Палестину.

«Особенно успешно протекала эвакуация евреев из Германии с 1933 г. по конец 1941 года. Правительство в это время не только не препятствовало переселению евреев, а, наоборот, всячески способствовало этому. В то время придерживались мнения, что для Германии еврейский вопрос будет разрешен только тогда, когда последний еврей покинет страну. В конце же 1941 года эвакуацию евреев прекратили. … Военные причины, которые приводились в пользу прекращения переселения, заключались в сознании того, что переехавшие в Палестину евреи, по преимуществу, работали в промышленности, а также призывались для несения воинской службы на стороне союзников. Было также известно, что вся еврейская промышленность и экономика в Палестине работали для союзников и что с еврейской стороны делались попытки вывести из Европы, в первую очередь, тех евреев, которые являлись специалистами»[238].
Густав Рихтер «Решение еврейского вопроса»
Собственноручные показания штурнбанфюрера СС г. Москва 10.10. 1944 г.

После ограничения эмиграции оставшееся будет использована на работах в концентрационных лагерях, по поводу которых министр иностранных дел Германии Иоахим Риббентроп показал следующее «Когда однажды из дипломатической почты я узнал о плохом обращении с евреями в концлагерях в Польше и о том, что в дипломатических кругах за границей по этому поводу поднялась шумиха, я взял документы и сразу же отправился к фюреру и настаивал на немедленном исправлении дел, если это правда. Фюрер оставил бумаги у себя, чтобы разобраться с этим вопросом, но дал мне ясно понять, что это компетенция органов внутренних дел»[264]. 6 января 1942 г. в официальной ноте НКИД СССР «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях» помимо описания «страшной резни и погромов, учиненных в Киеве немецкими захватчиками» говорилось и о массовых убийствах безоружных и беззащитных евреев. Всемирная сионистская организация немедленно отреагировала на этот документ, объявив его ... «большевистской пропагандой», т.е. то, что было очевидно для ведомств Молотова и Риббентропа в заявлениях «Еврейского агентства» от 7 июля и 28 сентября 1942 называлось «неправдоподобными вымыслами»[281].
«Экономическую и моральную пыль» подмёл группенфюрер СС Одило Глобочник, руководитель Einsatz Reinhard - акции «Рейнхард» по ликвидации еврейских гетто на территории генерал-губернаторства в Польше. Отчет был направлен Г. Гиммлеру: 53 миллиона рейхсмарок, около полумиллиона долларов, 1.8 тонны золота, около 10 тонн серебра (оцененные в 5 миллионов рейхсмарок), ювелирные украшения и личные вещи (в том числе около 65 тысяч часов) общей стоимостью около 26 миллионов рейхсмарок, «передельное сырье», оцененное в 13 миллионов рейхсмарок. Общий итог — 100 047 983 рейхсмарки 91 пфенниг[268] – очевидно, что во главе Третьего Рейха обосновались эффективные собственники и креативные менеджеры.
Согласно показаниям штурнбанфюрера СС Густава Рихтера, ответственного за решение еврейского вопроса на территории Румынии эмиграция евреев продолжалась и после вышеописанных событий, сионистские агентства продолжали «стричь купоны для Палестины», отбирая к эвакуации в первую очередь богатых евреев. Так что кто там в большей степени выводил «расу господ» методами социальной селекции это вопрос. Как заметил немецкий журналист Г. Хене: "Коль скоро сионисты и национал-социалисты возвели расу и нацию в масштаб всех вещей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост"[196]. К слову сказать ни один (!) из придворных немецких расологов, таких как Ганс Ф. К. Гюнтер, Фриц Ленц, Ойген Фишер, и Людвиг Фердинанд Клаус не сел на скамью подсудимых в Нюрнберге. Все они продолжали преподавать после 1945 года и возглавлять кафедры. А Людвиг Фердинанд Клаус даже удостоился памятной стелы в свою честь в иерусалимском музее холокоста "за защиту евреев с риском для своей жизни"[194]. Это позже понятия Холокоста и евгеники стали прочно проассоциированы друг с другом. Философ и сионист, член Еврейской академии Лео Штраус придумал следующий силлогизм: «Гитлер верил в евгенику, X верит в евгенику, следовательно, X — нацист». При этом Лео Штраус не упоминает, что раса стала мерилом всех вещей в первую очередь именно для сионизма, когда движение столкнулось с необходимостью отбора претендентов для возвращения: кого считать евреем, и соответственно имеющим право на возвращение, а кто ассимилировал безвозвратно для еврейской расы.
Владимир (Зеэв) Жаботинский рассуждал следующим образом: «Территория, язык, религия, общая история — все это не является сущностью нации, а лишь придает ей ту или иную форму... Сущностью нации, единственной опорой ее уникальности являются ее особые физические свойства, то есть присущие лишь ей одной расовые характеристики... Ведь если лишить нацию разнообразных покровов, сотканных из исторических событий, особых климатических условий, окружающей природной среды и прочих внешних факторов, то единственное, что останется, — это ее расовое ядро». Вывод Жаботинского – это производная постулатов первого сионистского интеллектуала, который и ввел в 1891 году в обиход термин `сионизм` Натана Бирнбаума, по мнению которого возникновение нации определяет исключительно биология. Иначе никак невозможно объяснить природу существования еврейской нации, сыны которой принадлежат к различным культурам и разговаривают на разных языках.
Восприятие нации как «этнического» образования было общим для всех направлений сионизма. Хотя настоящий основатель сионистского движения Теодор Герцль придерживался точки зрения, что евреи – «исторически сложившаяся общность, нация, внутри которой уживаются различные антропологические характеристики», для многих именно они стали критерием отбора для возвращения. Начало было положено одним из основателей биологического факультета Иерусалимского университета, входившим в число его попечителей Редклифом Натаном Саламаном (Salaman (1874-1955). В 1911 году в первом номере «Journal of Genetics» была опубликована его статья с описанием того, что существует «еврейская аллель» (allele), ответственная за присущие еврею внешние особенности, которые можно распознать по форме черепа, чертам лица и размерам тела. Живший в подмандатной Палестине доктор Мордехай Борохов в 1922 году выдвинул предположение, что «в тайной войне культур, идущей между народами, побеждает тот, кто заботится о расовой чистоте и улучшает биологические качества своих потомков». Правая рука и доверенное лицо Теодора Герцеля, Меир Симха Зюдфельд, взяв себе более высокопарное имя Макс Нордау, стал автором популярной книги «Entartung» («Вырождение»), предостерегая мир от модернистского искусства, гомосексуализма и прочих психических заболеваний. На втором сионистском конгрессе он заговорил об «утерянном мускулистом еврействе» (muskul-judentum) и необходимости создания физически развитой расы. «Ни для одной расы, ни для одного народа физическая культура не имеет столь важного воспитательного значения, как для нас, евреев. Она поможет нам выпрямиться как в физическом, так и в духовном смысле». Консервативные идеи Макса Нордау были настолько популярны, что в США даже были основаны евгенические клубы, носящие его имя.
Доктор Аарон Беньямини, работавший врачом в знаменитой гимназии «Герцлия», взвешивал и измерял своих учеников, пытаясь обосновать теорию естественной селекции, а в 1930 году вышло первое издание «Еврейской социологии» на иврите и немецком языке. Две его первые главы назывались «Расовый состав евреев Эрец-Исраэль» и «Расовая история евреев за пределами Эрец-Исраэль». В конце первого тома приведены многочисленные фотографии типично «еврейских голов», наглядно иллюстрирующие основной тезис книги об особом соотношении расового единства и многообразия среди евреев различных общин.
Сцена в Варшавского гетто, где евреи в белых нарукавных
повязках со звездой Давида садятся трамвай через
отдельный вход. 17 февраля 1941 года
Черты лица и размеры черепа призваны доказать тот факт, что все без исключения евреи происходят из древней Азии, а соответственно могут претендовать на земли в Палестине. Вплоть до начала Второй Мировой автор сборника сионистский лидер Артур Руппин поддерживал академические контакты с теоретиками «расовой гигиены» и именно его идеи были взяты на вооружение нацистским режимом. Уже после прихода Гитлера к власти иерусалимский доцент навестил Ганса Фридриха Карла Гюнтера (Gunther, 1891-1968), одного из столпов расовой теории, члена NSDAP с 1932 года.
При этом сообщество немецких евгеников к непосредственно Холокосту никогда не призывало. Даже издание «Расовая биология» наставника Иосифа Менгеле Отто фон Вершуэра, вышедшее в 1938 году в Гамбурге с описанием расовых признаков евреев имеет своим заключением вывод, что немцам и евреям необходимо оставаться обособленными друг от друга группами и не более. В 1932 году руководство нацистской партии обратилась к Э. Фишеру, Ф. Ленцу, предложив участвовать в работе по «гигиене рас», так вот Фриц Ленц, вероятно один из самых влиятельных немецких евгеников выступал против антисемитизма.
Наоборот изначально, еще в Веймарской республике существовала влиятельная школа евгеники, а немецкая «Лига усовершенствования людей и изучения наследственности» подвергалась нападкам со стороны нацистского издателя Юлиуса Ф. Леманна как элемент подрывной еврейской деятельности. Как наука евгеника действительно в большой степени обязана именно еврейским естествоиспытателям. Когда в 1910 году в Америке умер революционный анархист, издатель «Американского бюллетеня евгеники» Мозес Гарман, издание «Бюллетеня» взял на себя журнал Эммы Гольдман «Мать Земля»[219][220]. Эмма, тоже медик, хотя и невысокого ранга, будучи медсестрой она прошла курс изучения психоанализа у Зигмунда Фрейда. Психоаналитики также вложили свой вклад в расологию, к примеру, Аврахам Рабинович, работавший в Иерусалиме, в историях болезни именовал евреев из Бухары, Грузии и Персии "примитивными расами". На его взгляд, они были менее подвержены психическим заболеваниям: "Их сознание со скудным содержимым не предъявляет особых запросов к жизни и рабски подчиняется внешней обстановке"[255]. Единственный ребёнок в семье богатого еврейского торговца алкоголем Чарльз Габриэль Зелигман был видным членом Британского Евгенического Общества, он одним из первых обратился к изучению национальной и расовой патологии с помощью методов психоанализа. Острый и пытливый ум антрополога сформулировал такое понятие как «статус pacы» («the status of гасе), являвшимся переходом от физической антропологии к психологии и культуре. По его теории дикие общества – это общества агрессивных экстравертов, но ни одно общество экстравертов не сможет выжить без внедрения в него спасительного процента интровертов, способных быть лидерами и не повиноваться при этом силе обстоятельств. Тонкие материи нужно чувствовать, а для этого необходим сложный и утонченный механизм восприятия, которым экстраверты обделены от природы. «История Южной Африки и Сахары наглядно показывают нам, что негры и бушмены всеми своими культурными достижениями обязаны примеси хамитской крови. В жизни черного континента хамиты всегда являли собой мощное цивилизационное начало», - указывал Чарльз Габриэль Зелигман[233].
Но именно Эмма Гольман станет духовной наставницей основательницы «института планирования семьи» Маргарет Зангер, стажировку у которой проходил ведущий психиатр в Институте кайзера Вильгельма Эрнст Рудин, архитектор гитлеровской программы медицинской евгеники и президент Мировой Федерации евгеники. В 1916 году раввин Макс Рейхлер опубликовал статью «Еврейская евгеника», увязывающую понятия евгеника и иудаизм, другой раввин Луис Манн входил в совет директоров Американского евгенического общества. Благодаря Нобелевскому лауреату по медицине 1946 года, еврею Герману Малеру, занимавшему пост ведущего генетика Московского университета евгеника могла стать официальной политической доктриной СССР. Но И. В. Сталин в 1937 году отверг предложение Малера, после чего последний благополучно отъехал в Шотландию. В Германии именно социалистическая газета «Vorwarts» печатала лояльные по содержанию статьи, посвященные евгенике. Евгеника считалась популярной наукой, в будущее которой свято верили бургомистр Мюнхена Макс Левин и видный член Германской социалистической партии Юлиус Мозес. Список выдающихся немецко-еврейских евгеников включает генетиков Рихарда Голдсмита, Генриха Полля и Курта Штерна, статистика Вильгельма Вайнберга (соавтора закона Харди—Вайнберга), математика Феликса Бернштейна, физиков Альфреда Блашко, Бенно Чайеса, Магнуса Гиршфильда, Георга Ловенштейна, Макса Маркузе, Макса Гирша и Альберта Молля. Подобное внимание к евгенике среди еврейских ученых того времени неслучайно. Евреи Восточной Европы, которые на тот момент столетиями вступали в преимущественно родственные браки, относительно часто оказываются носителями десятка рецессивных генетических заболеваний. Самое известное - аутосоматическое расстройство, связанное с разрушением жировых отложений в мозгу и описанное в 1881 году британским офтальмологом Уорреном Тэем, получило название болезни Тэя-Сакса. Если оба родителя являются носителями этого гена, ребенок в двадцати пяти случаях из ста страдает этой смертельной болезнью. Вот что пишет декан факультета генетики Еврейского университета в Иерусалиме Гидеон Бах: «Сейчас мы знаем, что если не все, то большинство болезней человека имеют генетические предпосылки, и овладеваем методами изучения, лечения и, в конечном счете, предотвращения этих болезней ... Израиль, с его многочисленными этническими группами, внутри которых дети нередко рождаются от кровных родственников, оказался богатой лабораторией для исследователей генетики»[220].
Современный историк Ракефет Залашик в своей книге "Ad Nefesh: беженцы, репатрианты, новички и израильский психиатрический истеблишмент" с удивлением описывает, что в Палестине 30-х «большинство местных психиатров ратовало за евгенику. Они считали, что для воплощения сионистских идеалов в Израиле необходима здоровая нация. Следовало препятствовать деторождению среди людей, которые и так являются обузой общества. В ту же категорию попадали гомосексуалисты и фригидные женщины». «Тогдашние врачи» – продолжает она: и евреи, и неевреи - полагали, что евреи более подвержены психическим заболеваниям, чем люди других национальностей. Спор шел лишь о том, в чем причина - в расовых особенностях или условиях жизни. … В результате еврейское меньшинство, особенно в Германии, стало считаться не социальной, а медицинской проблемой». В Палестине психиатры приспособили свои теории к новым условиям: так, они уверяли, что подверженность психическим заболеваниям свидетельствует о превосходстве колонистов над евреями общины, существовавшей до провозглашения государства Израиль. По утверждению профессора Иерусалимского университета Артема Кирпиченок: «адептом евгеники был сам начальник департамента здравоохранения, профессор Шифра Шварц, прославившийся зоологической ненавистью к эмигрантам с Востока».
"В евгенических поликлиниках врачи стремились вылечить не столько пациента, сколько еврейский народ. Например, если рождался ребенок с отклонениями, родителей уговаривали больше не заводить детей", - замечает в этой связи Залашик. Психиатры одобряли и стерилизацию психически больных. Также они предлагали так называемую "гигиену психики", за которую ратовала Международная лига ментальной гигиены, которая боролась с нищетой, преступностью и высокой заболеваемостью путем жестких превентивных мер. В 1930-е годы в Тель-Авиве и Яффе были созданы консультативные пункты для вступающих в брак и супружеских пар, которые могли оказаться носителями нездоровых генов. Нежелательные беременности предписывалось прерывать. "Не рожайте, если вы не уверены, что ваши дети будут здоровы душой и телом!" - призывал уроженец Вены, доктор Йозеф Мейр, 30 лет возглавлявший организацию здравоохранения Clalit и больничную кассу профсоюзов. Его восхваляющие евгенику статьи не сходили с первых полос главной газеты сионистов-социалистов "Давар". Впоследствии исследователи обнаружили ряд неприятных параллелей между идеями д-р Меира и недавней практикой д-ра Менгеле[255] [262].
Прибытие эшелона с евреями из Карпатской Руси, 
в лагерь смерти Аушвиц 2, также известный как Биркенау,
в Польше, май 1939 года
Итак:
«Гибель огромного числа евреев — неоспоримый факт; но считать евгеническое движение идейным вдохновителем Холокоста — ошибка. Не подлежит сомнению, что Гитлер, отчасти под влиянием написанного Э.Бауэром, Э.Фишером и Ф.Ленцем руководства по генетике человека, сочувствовал евгенике. Но он ненавидел евреев отнюдь не потому, что евгенисты научили его квалифицировать евреев как умственно неполноценных. Напротив, он считал их опасными соперниками арийской расы, которая должна была стать господствующей. На евреев возлагали вину за поражение Германии в Первой мировой войне и за унижения Версальского договора. Когда стало ясно, что новое поражение ждет Германию в результате Второй мировой войны, месть стала на повестке дня».
Глэд Д. «Евгеника двадцать первого века. Будущая эволюция человека».


Далее автор, отнюдь не ревизионист, а вовсе, по его признанию, человек имеющий отношение к учреждению Дня Холокоста, приходит к выводу, что «евгеника не была движущей силой национал-социализма», а закон о принудительной стериализации страдающих наследственными заболеваниями был принят до 1932 года и, соответственно до прихода Гитлера к власти. Впоследствии стериализация рассматривалась как альтернатива социальному обеспечению со стороны «эффективных собственников», с чем открыто боролась, к примеру, Католическая церковь. Подписанный Гитлером секретный указ 39-го года о национальной программе эфтазии имел также абсолютно прагматичную цель: освободить до 800 000 больничных коек для ожидаемых с театра военных действий раненых[220]. Адольф - «эффективный менеджер», представляющий финансовые круги, вложившие в Германию деньги отнюдь не ради того, чтобы государство тратило их на социальное обеспечение.
Применение евгенических методов продолжалось при переезде на Святую Землю, в 1944 году психиатр Курт Левинштайн в своем докладе на научной конференции в Тель-Авиве рекомендовал предотвращать деторождение у лиц с рядом психических и неврологических заболеваний: алкоголиков, эпилептиков, страдающих маниакально-депрессивным психозом[255]. В 1985 году раввин Иосиф Экштейн, опираясь на Библию и Талмуд, основал международную генетическую программу тестирования под названием «Дор иешо-рим» («поколения праведных»), цель которой — уберечь будущих детей от врожденных заболеваний[220] – и всё это без холокостной истерики.
Спекуляции на тему Холокоста построены так, что во-первых концентрируя вину фашистского руководство исключительно перед евреями делают его как бы невиновным по отношению к прочим пострадавшим, количество которых несравненно выше, во-вторых выгораживают участие в нём сионистского движения. Непонятно почему стало правильным считать, что мир должен смотреть на Холокост исключительно сионистскими глазами. Именно такой взгляд преподаётся в школьных программах, а любое прочее мнение изымается из информационного поля, хотя на самом деле создание фетишного культа гораздо большее оскорбление жертв Холоскоста, потому что превращает его со всеми этими школьными программами в неприличную игру на человеческих костях.

«Я с ужасом вижу, как нашей иудейской религией и самобытностью и именем моих предков злоупотребляют, фальсифицируя исторические факты и превращая их в политическое орудие. … Немецкий народ никоим образом не преследовал в первую очередь стратегию уничтожения евреев. Что же касается национал-социалистов, то они первоначально хотели изгнать евреев из Германии. Действительно заинтересованы в геноциде евреев были скорее сионисты, которые стремились в результате получить политическую и финансовую поддержку необходимую для создания еврейского государства Израиль. … Мы, верующие евреи, считаем мировым позором то, что нашим именем и нашей религией расчетливо злоупотребляют»[196].


Мойте Арье Фридман,
Главный раввин ортодоксальной общины Австрии
Материалы международной Тегеранской конференции 2006 года
9. Нацизм интернационала

Фильм Ю. Воробьевского Мастер сцены часть III

Tags:

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
imhotype
Aug. 30th, 2012 07:17 pm (UTC)
K 1934, пишет Бреннер, СС стала самой про-сионистской частью нацистской партии. Замечательным эпизодом сионо-нацистских связей был шестимесячный визит в Палестину барона фон Милденштейна в 1933. Барон возглавлял Еврейский отдел СС (потом его заменит на этом посту Эйхман). Сопровождал его сионистский лидер Курт Тухлер. Результатом этой поездки была серия хвалебных статей, опубликованная в газете СС Штюрмер . Барон с похвалой описывал "нового еврея" сионизма, которого нацисты могли "понять и принять". На основе сообщений фон Милденштейна и по его настойчивым просьбам, министр пропаганды Геббельс напечатал в ведущем органе нацистской пропаганды Der Angriff (Нападение) объемистый доклад в 12 частях, в котором он тоже с похвалой отзывался о сионизме. А чтобы увековечить экспедицию барона, в 1934 Геббельс приказал отлить медаль, на одной стороне которой была вырезана нацистская свастика, на другой √ звезда Давида. (Brenner)

Роман сионистов с СС получил новое подтверждение в 1935, когда глава службы безопасности СС (СД) Рейнхардт Гейдрих, впоследствии создатель и глава эйнзатцгрупп для уничтожения евреев в рамках операции Барбаросса, опубликовал статью, в которой он разделял евреев на две ⌠категории■, сионистов и тех, кто предпочитал ассимиляцию. Сионисты «придерживаются строгой расовой позиции и, эмигрируя в Палестину, они помогают построить свое собственное еврейское государство». По отношению к ним он выражал «наши благие пожелания и нашу официальную добрую волю».

http://newzz.in.ua/mir/1148884961-zhabotinskiy-sionizm-i-fashizm.html
imhotype
Oct. 16th, 2012 07:20 pm (UTC)
"... отец-основатель сионизма, председатель Всемирного сионистского конгресса Теодор Герцль еще в 1895 г. писал: «Антисемиты станут нашими самыми надежными друзьями, антисемитские страны – нашими союзниками...»
Ю.Мухин Опасная тайна
( 2 comments — Leave a comment )