imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Гейдар Джемаль: «Культура — паразит на теле религии»

М. Ч.: Гейдар Джахидович, как вы полагаете, лица, являющиеся генераторами культуры, могут ли они быть агентурой правящего класса? Ибо власть имущим было бы априори выгодно, чтобы зачинатели культурного мейнстрима, который оказывает колоссальное влияние на мировоззренческие установки масс, были бы у них неким «тузом в рукаве», благодаря которому, они могли бы ниспосылать в коллективное бессознательное общества заведомо составленную идейную матрицу, которой люди бы следовали.

Г. Д.: Самое главное для правящего класса — это эффективно навязываемая матрица, которая должна работать с первых дней родившегося человека. Первым элементом этой матрицы — это язык, который новорождённый усваивает от матери. После «колыбельной части» приходит школа, где его формируют официально. Но, естественно, что вне стен школы у него есть двор и улица, которые представляют собой субкультуры. Таким образом, подготавливаются неформальные интересы, которые заранее продуманы и подготовлены. Панки, готы, рэперы, эмо — это логически структурированные схемы, которые создают серьёзные психологи в лабораторных условиях. Ещё в конце 70-х годов на Западе выпускались толстые учебники, с типологией молодёжных субкультур, где описывались внутренние правила поведения, одежды, сленга, мировоззренческие концепции. То есть самое главное здесь — чтобы человек не мог убежать на свободу. И для этого культура есть очень эффективное средство. Есть такой вопрос: «Готов ли человек, который считает себя культурным, пойти и пожертвовать жизнью во имя культурных ценностей?». Сам факт подобного вопроса для него будет нелепым и шокирующим. За религиозные убеждения — да. Потому что это есть подлинная судьба, выходящая за рамки человеческого бренного существования. А за культурные ценности — нет. Потому что это есть предмет потребления, например, хороший дорогой ресторан, который в свою очередь тоже является частью культуры. Также культура музеев, классической живописи, большой литературы — все они стоят на одной линии. Это всё есть признак всеядности человеческого планктона в общественном муравейнике. И очень важно, чтобы из этого не было выхода, потому что человек, особенно в молодые годы, стремится вырваться за пределы конформизма, нарушить устоявшиеся правила и, поэтому, ему тут же на подносе предлагают целый набор «бегств» в разные направления: хочешь — носи ирокез, покрашенный в любой цвет; хочешь — делай татуировки по всему телу; хочешь — носи железные заклёпки и цепи. Это всё есть разные формы суррогатного бегства.
Допустим, человек не удовлетворяется этим, тогда он может пойти в серьёзные фанаты, которые рубятся кастетами друг против друга на футбольных матчах. Также есть возможность стать анархистом, антиглобалистом. Но эти все варианты тоже предусмотрены матрицей, потому что они не являются истинно радикальными и революционными — это всё симулякры радикализма. Эти люди, находящиеся в одной из приведённых выше категорий, выступают за всё хорошее против всего плохого. Их проблема в том, что они изначально принимают концепцию блага, которое является социальным. И как только начинается мышление в таких категориях, они тут же оказываются «на крючке», потому что все ключи от их ценностной системы в руках у тех, против кого они выступают. Эти «пластмассовые» радикалы не могут победить, ибо власть имущие владеют тайнами их психики, они смоделированы по их проекту. И эти маленькие акты неповиновения есть некий люфт, который им позволителен для того, чтобы система ходила. И здесь можно играть: где-то зажать, где-то немного отпустить. Существуют пермиссивные периоды, когда низам разрешают ходить чуть вольготнее, носить майки на пупке и т. д. А потом наступает время, когда всё ужесточается и вчерашние модели беззаботного поведения порицаются. Это всё тактики власть имущих.
Единственный способ вырваться на свободу и понять, что есть свобода вообще — это фундаментально сменить ценностные ориентиры, вернуться к политической теологии. Понять, что человечество является инструментом провиденциального замысла. И ставка в истории, как в некой игре, является победа того, чьи смыслы верные. Смыслы тех, кто являются хозяевами дискурса, кто формирует матрицу для огромного числа людей или смыслы для тех, кто хотел бы, чтобы их жизнь приобрела значение и не была бы пылью на ветру. Потому что те люди, которые выступают за всё хорошее — есть энтропия этой пыли, они пройдут и исчезнут как рабы, строившие пирамиду. А мы хотим, чтобы в человеческую жизнь вернулся смысл, независимый от клуба господ. ©
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments