imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Наемники — прошлая армия новой войны


«Деньги покончат со всем, что может им помешать, включая государства, которые они мало-помалу разрушают. Став единственным законом в мире, рынок сформирует гиперимперию, необъятную и планетарную, создающую огромные состояния и ужасающую нищету. Природа там будет варварски эксплуатироваться; все будет частным, включая армию, полицию и правосудие. Затем обезоруженный, бесполезный для своих собственных созданий человек погибнет».

Жак Аттали «Краткая история будущего» (2006)

Война в территориальном субпространстве имеет очевидную тенденцию к дальнейшему масштабному распространению. Если раньше доминирующей формой международных отношений была дипломатия, то теперь для достижения политических и экономических целей глобальная элита делает ставку исключительно на насилие. Она проявляет нетерпение. Война становится главным средством физического уничтожения государственности и установления мировой тирании. Ведущую роль в ведении этой войны играют США. Военный бюджет Соединенных Штатов растет головокружительно. Например, военный бюджет 2008 года, который включает расходы Пентагона и Министерства энергетики, составил 499 млрд долларов. Это на 46 млрд долларов больше, чем в 2007 финансовом году. Причем в эти средства не входят расходы на ведение войн в Афганистане и Ираке. На них дополнительно выделяется еще 141,7 млрд долларов. С учетом этих ассигнований общий военный бюджет на 2008 финансовый год составил 647,2 млрд долларов. Это самый высокий уровень военных расходов США со времени окончания Второй мировой войны. Это больше, чем бюджет периода войны во Вьетнаме. Это больше, чем Корея. И это больше, чем пик военных приготовлений эпохи Рейгана. Это больше, чем взятые вместе расходы на энергетику, экономическое развитие, образование, транспорт, защиту окружающей среды, выплаты ветеранам, помощь на жилье, на правоохранительные нужды, профессиональную подготовку. Этот бюджет больше, чем совокупные расходы на оборону всех стран мира. Средства в размере 141,7 млрд доларов, выделяемые только на войны в Афганистане и Ираке, больше, чем бюджеты обороны Китая и России, взятые вместе. Военные расходы США в 10 раз больше, чем аналогичные расходы Китая, который занимает второе место в мире по объемам военных ассигнований. Военные расходы США на 2008 финансовый год больше, чем совокупный ВВП 47 стран Африки. И это все, как они заявляют, против одного Бен Ладена и его Аль Каиды? Нет сомнений, что созданная ЦРУ Аль Каида и их же выдвиженец Бен Ладен, а также организованная провокация с террористическими актами 11 сентября были необходимы для получения повода для начала этой глобальной войны и прикрытия ее истинных мотивов. Частные военные компании, предоставляющие услуги наемников, сейчас оказались в центре внимания. Один из самых известных журналистов-неоконсерваторов — Макс Бут в своей статье, помещенной в рупоре неоконсервативной мысли Weekly Standard, написал: «Частные военные компании появились как главные игроки в войнах постсентябрьского периода». Бут называет в качестве главных не традиционные регулярные вооруженные
силы государства, которые призваны защищать государственность, а частные структуры, действующие в интересах глобальных хозяев и против государственности. Появление частных военных компаний (ЧВК) является одним из важнейших, но мало изученных событий, происшедших за последние 10 лет. Событий, оказавших огромное влияние на глобальную политику и глобальную войну. В своей статье, посвященной ЧВК, Washington Post пишет: «Никогда еще за всю историю ведения современных войн США в такой степени не полагались на частные военные компании для выполнения критически важных задач, которые обычно были функцией вооруженных сил». Вот что происходит. Параллельно с традиционными вооруженными силами США фактически создают мощную глобальную частную армию, которая призвана вести войну не за государственные интересы, а за интересы глобальных хищников. Разгосударствление войны породило опасную тенденцию приватизации вооруженных сил, которая как-то осталась вне поля зрения тех, кто принимает политические решения и обеспечивает оборону страны. Еще на этапе подготовки к вторжению в Ирак Пентагон сделал наемников неотъемлемой частью своих операций. США, превратившись в псевдогосударство, сбрасывают с себя последние признаки государственности. С началом использования частных военных компаний правительство, по сути, утратило монополию на применение силы, а его роль как гаранта мира и правопорядка была сведена к нулю. Ведь никто теперь не может дать гарантии, что вся эта мощная армия будет находиться в подчинении у власти, выполняя предписанные роли. Из истории известно, что преторианская гвардия довольно долго охраняла римских императоров, пока в результате не начала убивать их. Эта частная армия готова выполнять любые задачи в глобальном масштабе и имеет для этого необходимые силы и средства. Вот что пишет World Tribune об этих широких возможностях и перспективах, которые связаны с частными военными компаниями, в частности с одной из самых крупных из них, которая называется очень символично Blackwater, то есть «Черная вода»: «Ведущая американская военная компания предложила предоставлять силы для любой миссии по подавлению мятежей по всему миру».
В Ираке Blackwater ведет действия против антиоккупационных сил. То есть вооруженные силы ЧВК уже являются глобальными полицейскими силами, выполняющими задачи борьбы и физического истребления всех несогласных и сопротивляющихся созданию антигосударства и защищающих свою государственность от глобального агрессора. ЧВК уже осуществляют эту функцию и готовы это делать в любом регионе и для любой страны-заказчика. В отличие от вооруженных сил государства, ориентированных на защиту государственных национальных интересов, они абсолютно космополитичны. Их цель не защита, а разрушение, уничтожение всего государственнического в глобальном масштабе. Если оборона Отечества — это война «за» (она по своей сути
направлена на освобождение, восстановление, созидание), то война, которую ведут транснациональные наемные армии, это война «против». Это абсолютное разрушение и убийство. Их задача не созидать, а уничтожать. Их присутствие делает войну еще более жестокой и беспощадной. Поскольку они сами ничего не защищают, а только нападают, им не понять, что такое война за освобождение. Они беспощадно уничтожают всех носителей чувства патриотизма как своих антиподов и как своих врагов. Кофер Блэк, заместитель председателя компании Blackwater, сказал на выставке сил специальных операций Sofex-2006, что «его компания может поставить частных солдат в любую страну» и «способна обеспечить полностью боеготовые силы, равные по численности бригаде». Блэк отметил, что компания разработала концепцию частных армий, которая была согласована с США и НАТО. Чтобы не допустить огласки об истинной направленности своих действий, ЧВК, и в частности Blackwater, выполняют заказы тайно, без всякой огласки, либо прикрываясь такими лозунгами, как обеспечение безопасности или даже миротворчество. Во что выливаются эти миротворческие операции», можно увидеть на примере Африки или бывшей Югославии, но к этому мы вернемся позже. ЧВК используются Пентагоном, что позволяет ему обеспечивать непрямое военное присутствие и поддержку американских вооруженных сил на зарубежных театрах военных действий.
Кроме того, ЧВК используются еще и Государственным департаментом США, который нанимает их для осуществления функций в опасных зонах, где использование обычных ВС является невозможным. То, что Госдеп как внешнеполитическое ведомство нанимает частные армии для выполнения своих дипломатических задач военными средствами, свидетельствует о крайне опасной тенденции — милитаризации американской дипломатии и сращивании ее с американской военной машиной.
ЧВК выполняют широкий спектр задач, к числу которых относятся: предоставление военных услуг и ведение боевых действий, стратегическое планирование, тайные операции, разведка, оперативное и материально-техническое обеспечение, проведение психологических и информационных операций, техническое содействие, подготовка войск и т.д. Что касается этой последней задачи, то наемники выступают в роли советников и готовят «местные военные формирования для того, чтобы воевать эффективно, вместо того, чтобы вмешиваться напрямую». Иными словами, эта эффективность заключается в том, что они обучают эти формирования тайной подрывной деятельности и диверсионным действиям против традиционной государственности и правопорядка. Есть крупные ЧВК, которые выполняют практически любые заказы, а есть те, которые специализируются на узких направлениях. Такие профильные компании можно разделить на три группы: компании, предоставляющие военные услуги оперативного характера, военные консалтинговые компании, выполняющие функции стратегических советников, и, наконец, компании военного обеспечения, получающие многомиллиардные заказы на услуги в области материально-технического, разведывательного и других видов обеспечения вооруженных сил. О стремительном росте востребованности наемных армий свидетельствует тот факт, что с 1994 по 2006 год Министерство обороны США заключило с ЧВК 3 601 контракт общей стоимостью (только по открытым данным) 300 млрд долларов. Эти цифры касаются только 12 компаний, базирующихся в США и попавших в поле зрения одного из американских аналитических центров, проводивших исследование по масштабам использования наемников. Поэтому есть еще и другие, не менее востребованные ЧВК, которые не вошли в число двенадцати. Есть еще цифры, подтверждающие факт огромной вовлеченности ЧВК в современную войну. В частности, в Боснии соотношение наемников и американских солдат сначала было 1:10, а затем этот показатель резко изменился и стал 1:1. Это значит, что 50% операций в этом районе имели тайный, подрывной и официально нигде не учитываемый характер. ЧВК имеют тесные связи с американским правительством, а его отдельные представители были, по существу, родоначальниками этого бизнеса.
Итак, 1992 год. Тогда министром обороны США был ставший впоследствии вице-президентом страны Дик Чейни. Он нанимает компанию Brown & Root Services для составления секретного доклада о том, как частные военные компании могут помочь в материально-техническом и тыловом обеспечении американских войск в потенциальных зонах войны. Тогда за выполнение этого заказа фирма получила 3,9 млн долларов. Немного позже в том же 1992 году, Пентагон выделяет ей еще 5 млн долларов для коррекции доклада. Далее Brown & Root меняет свое название на Kellogg Brown & Root (KBR) и выступает как дочерняя компания нефтяной корпорации Halliburton, тесно связанной с Диком Чейни. Фактически наемные армии зародились в недрах транснациональных, преимущественно энергетических, корпораций, главной задачей которых была защита объектов энергетической инфраструктуры, принадлежащих ТНК. Но впоследствии, когда остро стал вопрос борьбы за ресурсы, к которым так рвутся ТНК, ЧВК стали играть роль вооруженных сил, способных по первому требованию выполнять любые задачи, направленные на захват ресурсов или установление контроля над ними через подрыв государственности. Причем в отличие от регулярных вооруженных сил для реализации этих планов вовсе не требуется разрешение официальных властей. Все выполняется в режиме тайных и неофициальных действий, на которые не требуется никаких санкций, предусмотренных для использования вооруженных сил законодательством США. Но Kellogg Brown & Root (KBR) не единственная ЧВК, возникшая в недрах ТНК. Есть пример еще более могущественной, чем Halliburton, корпорации, которая называется Карлайл Групп (Carlyle Group), в состав руководства которой вошли очень влиятельные политики — такие, как бывший президент США Буш-старший, бывший госсекретарь Джеймс Бейкер, другие лица, а также Фрэнк Карлуччи, бывший министром обороны во времена Рейгана. Именно Карлуччи создает в составе Карлайл Групп ЧВК BDM, которая впоследствии приобретает фирму Vinnell, имевшую к тому времени опыт в области предоставления частных военных услуг. Так ЧВК становятся неотъемлемой частью крупных транснациональных энергетических корпораций, которые через свои советы директоров оказываются тесно связанными с военным и политическим истеблишментом США и получают от него мощную поддержку. Создается ситуация, когда энергетические ТНК оказываются заинтересованными в войне ради получения доступа к ресурсам, а ЧВК проявляют в войне не меньшую заинтересованность, поскольку это их непосредственный бизнес. Чем больше войн, тем больше прибыли. Есть еще третий игрок, проявляющий огромный интерес к войне. Это ТНК военно-промышленного комплекса. Чем больше войн, тем больше потребность в их продукции, тем больше денег они получают. А поскольку энергетические ТНК, ЧВК и ТНК ВПК тесно связаны с руководством США и влияют на его решения, отсюда появляется железный курс на войну и милитаризацию всего и вся. За время пребывания Карлуччи в BDM эта компания значительно расширила свою контрактную деятельность с американским правительством. К 1994 году ее доход благодаря этим контрактам составил 774 млн долларов. Это значительный рост по сравнению с 295 млн долларов, полученными в 1991 году, тогда, когда компания стала частью Карлайл Групп. Но есть еще, так сказать, автономные частные военные компании, которые действуют самостоятельно. Как правило, их основателями являются бывшие военные, в том числе занимавшие высокие посты в американских вооруженных силах. Так, Карл Вуоно, президент компании MPRI, которая находится по соседству с Пентагоном на севере штата Виргиния, был с 1987 по 1991 год начальником штаба сухопутных сил США и руководил операциями в Персидском заливе. В компании также работают бывший начальник Разведывательного управления МО США Гари Соистер и бывший командующий Вооруженными силами США в Европе Кросби Сейнт. Эти люди пришли не только с большим опытом работы на высоких должностях. Они пришли со своими связями в правительственных кругах. Появление частных военных компаний стало, таким образом, причиной не только коррумпирования государственного аппа-рата, но и его милитаризации и активной направленности на войну как главный источник прибыли ЧВК. В 1994 году MPRI подписала контракт с Хорватией на подготовку хорватских военных формирований. Соединенные Штаты хотели таким образом оказать нажим на руководимую сербами Югославию без компрометирующего их военного вмешательства, сделав ставку на хорватскую армию. Готовить ее стала MPRI. В августе 1995 года, то есть меньше года спустя после того, как MPRI начала свою деятельность в Хорватии, хорватская армия предприняла молниеносное наступление и захватила удерживаемые сербами анклавы Хорватии. Этой цели хорваты не могли добиться в течение четырех предыдущих лет. Хорватское наступление стало толчком к эскалации военных действий на соседнюю Боснию, которая также выступила против сербов. MPRI затем стала тренировать боснийские вооруженные формирования. Вся эта боевая подготовка в результате привела к тому, что 150 000 сербов вынуждены были покинуть свои дома и бежать, оставив «этнически вычищенную» Хорватию. Таким образом, роль ЧВК в развале теперь уже бывшей Югославии была значительной. Война в Югославии стала первым опытом использования частных военных компаний в целях развала традиционной государственности самой Югославии. Она стала мерой устрашения других стран и была косвенно направлена против российской государственности, на сокращение геополитического и экономического влияния России, лишение ее важного геостратегического союзника. То есть цели, которые преследовали ЧВК, носили не только антисербский, но и антирусский характер. Прибыли частных военных компаний огромны и показывают динамику к стремительному росту, что свидетельствует о дальнейшем возрастании их роли и распространении влияния. Так, в период 2003—2006 годов американское правительство выделило более 300 млрд долларов на обеспечение стабилизации и восстановительные работы в Ираке. Сообщается, что 25% этих средств пошли в карман частных военных компаний. В Ираке операции, направленные на подавление сопротивления оккупации, осуществляют, как правило, частные военные компании, причем не обязательно базирующиеся в США. Дэвид Кларидж, директор одной из лондонских ЧВК, оценил, что прибыль по контрактам в Ираке транснациональных военных компаний, базирующихся только в Великобритании, за период с 2003 года (начала войны) и до 2006-го возросли с 320 миллионов долларов до более чем 1,7 миллиардов долларов. Если взять, к примеру, доходы корпорации Cubic, то эта ЧВК в 2006 году получила заказы на 821 млн долл. Из этой суммы 52% составили заказы, сделанные правительством США. И если посмотреть на структуру продаж, то 68% услуг касались непосредственно сферы обороны. Этот рост доходов свидетельствует не только о росте востребованности услуг наемников. Он является еще показателем того, что расширяется сфера теневой войны, тайных и диверсионных операций, для проведения которых прежде всего привлекаются наемники. Это касается не только так называемых горячих точек, но и всего мира в целом. Частные военные компании действуют в глобальном масштабе и имеют транснациональный характер, и потому их следует отнести к особому виду транснациональных корпораций. 68% услуг транснациональной военной компании Cubic — это военные услуги, связанные с войной.
Ниже дана карта деятельности компании Cubic в военной сфере в 46 странах. Наней обозначены страны, на территории которых на постоянной основе находятся сотрудники Cubic, осуществляющие военную деятельность. Стоит отметить, что к таким странам относится Украина и Грузия. Когда мы слышим о крупных террористических актах, подобных Беслану, о серии вылазок боевиков, о провокациях в отношении Абхазии, Осетии, северокавказских республик России, когда мы замечаем, что диверсии являются не стихийными выступлениями разрозненных отрядов боевиков, а носят характер хорошо спланированных и четко скоординированных по времени и месту операций, причину следует искать именно в недрах деятельности ЧВК, получивших заказ от страны, заинтересованной в дестабилизации обстановки в кавказском регионе и ослаблении российской государственности. Как следует из схемы, касающейся структуры оказанных услуг, там есть еще один сегмент — это 30%, связанные с транспортными системами. Эти 30% транспортных услуг позволяют прикрывать 68% военных услуг. Как правило, транспортные услуги присутствуют в структуре деятельности многих ЧВК. То есть ЧВК получает, таким образом, возможность, предлагая транспортные услуги (может быть, даже на нарочито выгодных условиях), проникать в страну, которая является объектом выполнения военного заказа со стороны, в частности, правительства США, если брать конкретно корпорацию Cubic. Так на карте деятельности ЧВК могут появиться такие страны, как Беларусь, к которой у американской администрации особенно «трепетное» отношение. Но если взглянуть на карту в целом, то обращает на себя внимание тот факт, что услуги в военной области касаются таких стран, как Армения, Азербайджан (о Грузии мы уже сказали), Дальний Восток, Литва, Эстония, Латвия, Украина, Польша. Все это в непосредственной близости к России, и, надо полагать, не может быть не связано с Россией и не может не угрожать России. Поэтому деятельность ЧВК должна отслеживаться органами, занимающимися вопросами обеспечения безопасности, а также азведывательными структурами России. В силу тайного характера и асимметричности своих операций ЧВК являются, пожалуй, самым опасным субъектом ведения современной войны против государственности. Войны, подчеркну, в которой они насущно заинтересованы, поскольку именно постоянная война дает им постоянные доходы. Таким образом, провоцирование нестабильности и войны, ее постоянное разжигание и эскалация на весь мир — вот что требуется для обогащения этих хищников, стервятников глобализации. Они есть те, кто от имени жрецов глобальной элиты приносит в жертву Ваалу целые страны и народы.
В отличие от традиционных вооруженных сил государства, ориентированных на победоносное прекращение войны, ЧВК ориентированы на ее распространение во всемирном масштабе без привязки к национальным интересам какого-либо государства. Именно поэтому они — это тот киллер государственности, которого наняла глобальная мафия для уничтожения своего главного противника — сильной государственности и сильных правителей, защищающих эту государственность, — для того, чтобы установить свою криминальную тиранию. Они стремительно вытесняют традиционные вооруженные силы, потому что у тех и у других прямо противоположные цели. В одном случае война ради победы и установления порядка, в другом — война ради ее распространения и хаоса. Очевидно, что на этапе сокрушения традиционной государственности глобальная элита заинтересована во втором варианте. Поэтому традиционные вооруженные силы с их привязкой к национальному оказываются ненужными, когда речь идет о достижении глобальных целей. Это соотношение национального и глобального субъектов ведения войны будет меняться в сторону глобального. И эта тенденция в США уже сейчас с каждым годом быстро нарастает. Характер этих изменений имеет следующую динамику. Сначала глобальный субъект ведения войны (ЧВК) появляется как подразделение ТНК. Дальше происходит его автономизация и формирование самостоятельных ЧВК, которые выполняют отдельные военные заказы руководства национальных ВС. На этом этапе глобальный субъект ведения войны существует и действует параллельно с национальным субъектом ведения войны (традиционными ВС) при доминирующей роли последнего. Затем это соотношение меняется и становится, скажем, 50 на 50. Когда американские войска вошли в Ирак в марте 2003 года, они привезли с собой самую большую армию наемников за всю историю современной войны. К концу 2006 года только в Ираке их насчитывалось 100 000. Тогда это было практически соотношение 1:1. Как сообщается в пресс-релизе сенатора Джима Вебба, по состоянию на июль 2007 года в Ираке уже насчитывалось 180 000 наемников, в то время как численность американских регулярных сил составляла 156 247. С течением времени глобальный субъект становится частью национального субъекта, выполняя самые ответственные и трудные задачи. Он действует по принципу наркотика: создает иллюзию силы и уверенности, а после того как наступает зависимость, полностью разрушает весь организм. Глобальное и национальное — «две вещи несовместные». Они антиподы и объективно противостоят друг другу. Глобальное будет всегда и везде бороться против национального и государственного и стремиться его, так или иначе, подчинить себе и разрушить. Попав в состав национального субъекта ведения войны, глобальный субъект неизбежно вступит с ним в конкуренцию и борьбу и будет, разрушая, вытеснять его. До тех пор, пока не вытеснит совсем. Когда это произойдет и ЧВК как глобальный субъект полностью заменит традиционные ВС как национальный субъект, это будет означать полную утрату суверенитета и государственности. Легализация ЧВК как составной части традиционных вооруженных сил в США окутана тайной и провокациями, которые являются отличительными признаками действий наемников. Итак, изложим эту историю по порядку. 10 сентября 2001 года (обратите внимание на эту дату) тогдашний министр обороны США Дональд Рамсфельд выступил в Пентагоне с одной из первых своих программных речей. По сути своей эта речь носила характер объявления войны. Итак, Рамсфельд сообщил собравшейся аудитории: «Проблема сегодня — это противник, который представляет угрозу, серьезную угрозу для безопасности Соединенных Штатов Америки. Он подрывает обороноспособность США и подвергает риску жизнь мужчин и женщин в военной форме». После этой интригующей тирады Рамсфельд продолжил, обращаясь к своим подчиненным: «Вы можете подумать, что я описываю одного из последних дряхлеющих диктаторов в мире... Но противник находится ближе к нашему дому. И это бюрократия Пентагона». После этого Рамсфельд в качестве меры борьбы с бюрократией призвал к тотальным изменениям в управлении Пентагоном и переводу его на новую модель, основанную на частном секторе. Объявляя об этих радикальных преобразованиях, Рамсфельд сообщил собравшейся аудитории: «У меня нет намерения атаковать Пентагон. Я хочу его освободить. Мы должны спасти его от него самого».
Понятно, что столь взрывную освободительную миссию можно было оправдать только взрывным событием. 11 сентября 2001 года, то есть на следующее утро после этого выступления, Пентагон был на самом деле атакован, и Рамсфельд получил таким образом казавшуюся ранее невероятной возможность стремительно начать реализацию своей личной доктрины войны, которую он изложил за день до террористических атак. Такое впечатление, что все это было четко срежиссировано и по срокам подогнано под сделанные накануне программные заявления. Ну, чтобы никто не выражал сомнений и возражений. А чтобы и мысли ни у коготакой не возникало, Буш запустил подкинутую ему его кукловодами фразу: «или вы с нами, или вы с террористами».
Итак, появляется новая политика Пентагона, впоследствии ставшая известной как доктрина Рамсфельда, фундаментом которой стали три основные идеи. Это, во-первых, ставка на тайные операции, во-вторых, опора на частные военные компании (которые, кстати, в наибольшей степени подходят для проведения тайных операций) и, в третьих, использование систем оружия, основанных на высоких технологиях.
Летом 2002 года Рамсфельд выступает с программной статьей «Реформируя вооруженные силы» на страницах журнала Foreign Affairs, который является рупором Совета по международным отношениям, а следовательно, глобальной элиты. В своей статье он вводит такое понятие, как «предпринимательский подход», который является главным принципом преобразований в военной сфере. Рамсфельд пишет буквально следующее: «Мы должны обеспечивать больший предпринимательский подход, тот, который побуждает людей быть проактивными (то есть работать на упреждение), а не реактивными (то есть реагирующими на уже возникшие обстоятельства) и вести себя не так, как бюрократы, а как венчурные (рисковые) капиталисты». Это означает ставку на рынок и рыночные принципы в военной области, превращение войны в бизнес, где широкий спрос на военные услуги порождает их масштабное предложение. Войну ведет не государство, а кучка людей, захвативших власть и использующих ее в своих частных негосударственных, антигосударственных и глобальных интересах. Для ведения частной, негосударственной войны нужны частные, негосударственные структуры. Война превращается в глобальный рынок очень прибыльных частных военных услуг, спрос на которые постоянно растет вместе с активизацией глобальных архитекторов нового мирового порядка, стремящихся как можно скорее его установить. Каждые четыре года в США принимается один из основополагающих стратегических документов, который называется Всеобъемлющий доклад о состоянии обороны США. Так вот в докладе за 2006 год, который принят на перспективу до 2010, Рамсфельд особо выделяет то, что он обозначил как «дорожная карта изменений в Министерстве обороны США», которая, как он отметил, начала реализовываться в 2001 году. Он имел в виду наемников. Всеобъемлющий доклад о состоянии обороны США 2006 года ввел новое понятие — «Тотальные силы Министерства обороны», которые включили в себя четыре компонента: регулярные войска, резервные части, гражданский персонал и наемников. Эти компоненты, как написано, обеспечивают обороноспособность и составляют военный потенциал США. Далее в докладе говорится: «Части тотальных сил служат в тысячах мест по всему миру, выполняя большой спектр обязанностей, касающихся критически важных заданий». Признание наемников как неотъемлемой части вооруженных сил США стало большой победой ЧВК и придало им необходимую легитимность, которой они никогда не пользовались. Ведь, в соответствии с международным правом наемничество запрещено. Но США не только не соблюдают это право, но на официальном уровне дерзко вводят норму, прямо ему противоречащую. Хотя Рамсфельд как министр обороны США был в конце
2006 года, в сущности, выброшен за борт администрацией Буша, его доктрина неуклонно осуществляется.
На самом деле, ставка на то, что названо в американской стратегии термином «малозаметный след», то есть широкое использование наемников в каждом аспекте войны, включая ведение боевых действий, считается в Пентагоне самым значительным достижением в практике современной войны. Этот эффект «малозаметного следа» поддерживается еще туманом тайны, окутывающей не только действия наемников, но и контракты, заключаемые Пентагоном с ЧВК. Перед тем как уйти в отставку, Рамсфельд предпринял беспрецедентный шаг: он засекретил ЧВК, сделав их официальной частью американской военной машины. Секретность, которая окружает действия ЧВК, позволяет Белому дому скрывать истинные человеческие затраты и потери, которые влечет незаконная оккупация Ирака. Эта секретность дает еще одну возможность, связанную с тем, что оккупация Ирака сопровождается систематическими кампаниями убийств и репрессий против коалиционных войск. Использование наемников создает Белому дому удобные условия для проведения самых грязных действий — начиная от пыток до провокаций и убийств, в которые он не хотел бы вовлекать официальные вооруженные силы. Секретность действий ЧВК обеспечивает американскую администрацию политическим прикрытием, позволяя тайно развертывать частную армию в районах войны, без получения на то санкции Конгресса, требуемой в отношении применения официальных вооруженных сил, и без предоставления какой-либо информации об этих действиях.
Продолжение
Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments