imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

25 августа - день рождения Ивана Грозного

"Иван Грозный и сын его Иван. 16 ноября 1581 г." - таково официальное название этой картины. В каталоге Передвижной выставки, на которой она впервые экспонировалась, полотну было дано название "Иван Грозный и сын Его Иван". В Москве к этому прибавили дату: "16 ноября 1581 г." С тех пор картину так и именуют официально. Были и иные названия, авторские,к примеру, "Сыноубийца", которое автору было особенно близким, так он продолжал называть её в частной переписке. Характерно, что и современники восприняли полотно Репина как своего рода отклик на цареубийство 1 марта 1881 года. О полотне с тех пор написано немало, однако о смысле его почти не спорят: "Картина была протестом против смертных казней..."; "местью Царизму". После октябрьского переворота, беседуя с советскими художниками, Илья Ефимович, уже ничего не опасаясь, совершенно открыто заявил: "Картина направлена была против монархизма". Вскоре после написания цареборческой картины у Репина сначала начала уставать, а потом и вовсе сохнуть правая рука….

Настигла ли Репина Божья кара за тиражирование мифа плотно вошедшего в культурную традицию? Как писал председатель Археографической комиссии Российской Академии наук, академик С. О. Шмидт, в солидном издании, увидевшем свет в том же авторитетном издательстве: "...Иван [...] был убит Грозным в 1581 г., об этом напоминает знаменитая картина Репина". С тех пор о «жертве» царя, наслышаны все от мала до велика. Подробности «убийства Иваном Грозным своего сына» растиражированы в тысячах экземпляров произведений художников, писателей, поэтов и кинематографистов.

Нарочно я, с намерением, с волей,
Его убил! Иль из ума я выжил,
Что уж и сам не знал, куда колол?
Нет - я убил его нарочно! Навзнич
Упал он, кровью обливаясь; руки
Мне лобызал и, умирая, грех мой
Великий отпустил мне...
"Смерть Иоанна Грозного" гр. А. К. Толстой

Вот как описал это событие «гордость русской историографии» Н. М. Карамзин: «В старшем сыне своем, Иоанне, царь готовил России второго себя: вместе с ним занимаясь делами важными, присутствуя в Думе, объезжая государство, вместе с ним и сластолюбствовал, и губил людей, как бы для того, чтобы сын не мог стыдить отца и Россия не могла ждать ничего лучшего от наследника... Но, изъявляя страшное в юноше ожесточение сердца и необузданность в любострастии, оказывал ум в делах и чувствительность к славе или хотя к бесславию отечества. Во время переговоров о мире, страдая за Россию, читая горесть и на лицах бояр, — слыша, может быть и всеобщий ропот, царевич исполнился ревности благородной, пришел к отцу и требовал, чтобы он послал его с войском изгнать неприятеля, освободить Псков, восстановить честь России. Иоанн в волнении гнева закричал: «Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола!» и поднял руку. Борис Годунов хотел удержать ее, царь дал ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Сей несчастный упал, обливаясь кровию. Тут исчезла ярость Иоаннова. Побледнев от ужаса, в трепете, в исступлении он воскликнул: «Я убил сына!»
В Московском летописце под 7090 (01.09.1581—01.09.1582) годом читаем (летописи цитируются по Полному собранию русских летописей): «Преставися царевич Иван Иванович»; в Пискаревском летописце: «в 12 час нощи лета 7090 [1581] ноября в 17 день... преставление царевича Ивана Ивановича»; в Новгородской четвертой летописи: «Того же [7090] году преставися царевич Иван Ива¬нович на утрени в Слободе...»; в Морозовской летопи¬си: «не стало царевича Ивана Ивановича». Во всех приведенных летописях нет ни слова об убийстве. Причем, нельзя сказать, что летописцы боялись писать правду при жизни царя или еще не знали ее — многие летописи были написаны десятки лет спустя после событий, в них описанных, во время правления Бориса Годунова, который, кстати, проводил политику дискредитации царя Иоанна. На то, что ссора и смерть царевича разнесены во времени и не связаны друг с другом, указывает запись во Втором Архивском списке Псковской третьей летописи. Здесь под летом 708д-м (с 01.09.1580 по 01.09.1581) записано о ссоре (и то, как о слухе): «Глаголют нецыи, яко сына своего царевича Ивана того ради остием поколол, что ему учал говорити о выручении града Пскова». А под летом 7090-м (с 01.09.1581 по 01.09.1582) говорится о смерти царевича: «Того же году преставися царевич Иван Иванович в слободе декабря [ошибочно указан декабрь.— ВМ.] в 14 день».
Летописец никак не связывает два факта: ссору царя с царевичем в 7089 году и его смерть в 7090. Кстати, если следовать этому летописному сообщению, разница между ссорой и смертью царевича составляет не менее двух с лишним месяцев (с сентября по ноябрь: 7089 год, когда произошла ссора, закончился 31 августа 1581 года, а смерть царевича наступила в ноябре 7090 г., т.е. в ноябре 1581 г., так как новый год в допетровской Руси начинался с 1 сентября).
К сожале¬нию, о болезни царевича известно только то, что она длилась от 4 до 10 дней. Место смерти наследника — Александрова слобода, расположенная к северу от Москвы. Можно предположить, что, почувствовав себя плохо, царевич выехал в Кирилло-Белозерский монастырь, чтобы там, как видно из приведенного митрополитом Иоанном (Снычевым) документа, принять перед смертью монашеский постриг. Понятно, что если он решился отправиться в такой далекий путь, то не лежал без сознания с травмой черепа. В противном случае, царевича постригли бы на месте. Но в дороге наступило ухудшение состояния больного и, доехав до Александровской слободы, наследник окончательно слег и вскоре скончался от «горячки».
Умиляет и то, что для серьезных, владеющих темой ученых смерть царевича Иоанна является загадкой. Дескать, «умер от удара по голове, нанесенного отцом, но стоял на грани гибели от хронического отравления мышьяком и ртутью». Но загадка остается таковой только до тех пор, пока слепо следуешь навязанной клеветниками версии об убийстве царем своего сына. Версии, которая не подтверждена ничем: ни летописями, ни свидетельствами очевидцев, ни какими-либо вновь открывшимися научными фактами.
В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Ивана, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. Главной целью эксгумации 1963 года было выяснить причины смерти царя и его сыновей. При исследовании останков была проверена версия об отравлении Грозного, так как то, что обнаружили в саркофаге царевича Иоанна, ни в коей мере не подтверждает общепринятую версию о сыноубийстве. Череп царевича совершенно не сохранился. Как сказано в судебно-медицинской экспертизе останков, «соответственно месторасположению черепа в саркофаге обнаружены только части нижней челюсти, серо-белая порошкообразная масса, в которую превра-тились остальные кости черепа, мозг и мягкие ткани головы». Таким образом, самая главная улика, которая могла бы раз и навсегда пролить свет на дело об убийстве царевича, утрачена.
Однако исследователи обнаружили «копну хорошо сохранившихся волос ярко-желтого цвета длиной до 5—6 см... Признаков наличия крови на волосах не обнаружено». Это хотя и косвенное, но весьма серьезное подтверждение того, что никакой раны на голове царевича в момент смерти не было. Иначе кровь непременно сохранилась бы на волосах и была бы обнаружена впоследствии. Едва ли лежащему при смерти, раненому в висок человеку стали бы отмывать волосы до такой чистоты, что и современные криминалисты не могут найти на них следы крови. Да и покойников тогда обмывали далеко не так тщательно. К тому же в XVI веке еще не существовало средств гигиены, которые с легкостью могут отмыть пятна крови.
Зато следы отравления царевича Иоанна просто нельзя не заметить, в останках царя Иоанна Грозного и его сына Ивана показания естественного фона по ртути превышены в 32 раза! Естественное содержание ртути составляет в печени не более 0,02 мг, в почках — 0,04 мг, а мышьяка — до 0,07 мг и 0,08 мг соответствен¬но. В останках государя было обнаружено 1,33 мг ртути и о,15 мг мышьяка. Таким образом, по ртути превыше¬ние в 32 раза, а по мышьяку — в 1,8 раз. Длительный, многолетний период «болезненности» — общего ухудшения состояния здоровья — в конце 1581 года завершился кризисом, продлившимся около двух недель. Затем наступила смерть царевича. Наличие в его организме дозы ртути, в 32 раза превышающей норму, едва ли оставляет сомнение в причине этой загадочной «болезненности».
Казалось бы, все ясно — царя отравили! Но не тут-то было. Инерция мышления или страх пойти против могущественных сил, заинтересованных в клевете на царя, порождает у Пановой полные бессилия слова: «По поводу большого количества ртути и мышьяка (значительно выше фонового содержания!) можно строить только догадки.
Царь мог только подозревать об истинных причинах гибели наследника престола. Заслуживает внимания то, что вскоре он отдалил от себя Бориса Годунова. Летописец XVII века сообщал, что «царю дали отраву ближние люди». Дьяк Иван Тимофеев рассказал, что Борис Годунов и Богдан Вельский «преждевременно прекратили жизнь царя». Голландец Исаак Масса утверждал, что Вельский положил яд в царское лекарство. Горсей писал о тайных замыслах Годуновых против царя. Именно о Борисе Годунове писал в опубликованной в 1591 году в Лондоне книге английский посланник Флетчер: «Младший брат царя (Феодора Иоанновича. — В.М.) дитя лет шести или семи, содержится в отдаленном месте от Москвы (т.е. в Угличе. — 5.М.) под надзором матери и родственников из дома Нагих. Но как слышно, жизнь его находится в опасности от покушения тех, которые простирают свои виды на престол в случае бездетной смерти царя... Царский род в России, по-видимому, скоро пресечется со смертью особ, ныне живущих, и произойдет переворот в русском царстве». Царевич Иван также болел около десяти дней, ухудшение состояния его здоровья тоже наступило неожиданно, в пути, и в его скелете также обнаружено высокое содержание ртути. В безвременной кончине отца и сына чувствуется одна и та же безжалостная рука.
В следующем, 1582 году Антонио Поссевино заявляет Венецианской синьории о близкой смерти государя, и спустя полтора года царь Иоанн умирает. Такое утверждение тем более странно, что, по словам Карамзина, до зимы 1584 года, то есть еще полтора года после «пророчества» Поссевина у царя не было заметно ухудшения здоровья. Царю Иоанну Грозному было в то время всего 52 года! В январе 1584 года сам государь пророчески предсказал свою близкую — через три месяца — смерть. 20 февраля был отменен из-за плохого самочувствия государя прощальный прием английского посла, в марте был остановлен польский посол, так как «государь учинился болен». То есть о «внезапной смерти» говорить трудно. Кризис продолжался около двух недель. Столько же примерно длилась предсмертная болезнь его старшего сына, Иоанна.
Чем можно объяснить столь раннюю уверенность иезуита в скорой смерти царя? Причем, так же, как и в случае со старшим сыном, смерти царя предшествует длительный период «болезненности», с характерным для отравления ртутью выпадением волос, проблемами опорно-двигательного аппарата, а на последнем этапе — дисфункцией почек и других внутренних органов, что, вполне могло привести и к сердечному приступу, о котором писал М.М. Герасимов. Но первопричиной смерти все равно остается огромное — в 32 с лишним раза — превышение нормы по ртути. Причем надо иметь в виду, что Поссевино знал о смерти царя заранее и так был в ней уверен, что посмел сообщить о грядущем событии правительству Венеции. Этот иезуит находился в России во время смерти царевича Ивана, который был сторонником войны с Польшей «до победного конца» и мог помешать своей бескомпромиссностью планам Поссевино стать «миротворцем» (существуй тогда Нобелевская премия мира — иезуит получил бы ее наверняка) и привести Россию к подножию папского престола. Надо было принимать срочные меры, чтобы наследник не оказал «плохого» влияния на Иоанна и не уговорил царя продолжить войну. Для папского легата не составило труда договориться с оппозиционно настроенными боярами, и царевич замолчал навсегда. А затем Поссевино сочинил миф о сыноубийстве. Версия о том, что Грозный царь был отравлен, стала в народе одной из основных практически сразу после его смерти, о ней писали и русские, и иноземные современники царя. Только историки, как ни странно, окружили эту версию молчанием.


По материалам: Вячеслав Манягин «Правда Грозного Царя»
Сергей Фомин "Картина крови", или «Как Илья Репин царевича Ивана убивал»
Tags: GALLEREЯ, КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments