imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

NEW FARBEN ORDER ч.13

1. Farben I.G почти не виден 9. Флешбек. По ту сторону «дымовой завесы»
2.Национализм Второго Рейха и социализм Вальтера Ратенау 10. Интернациональный нацизм
3. Партийная касса 11. Вrittanes Reich
4. Скрытые планы плановой экономики 12. Флешбек. Поклонники баварского пива в учении и труде
5. Долг красный платежом 13
6. Кому война … 14
7. Флешбек. Ordine Nuovo ad Italia 15
8. Флешбек. «Wir unser Unglück» 16


Farben Reich ч.I

«п. 3. Немецкая революция … хочет не больше не меньше чем достаточного жизненного пространства для молодой немецкой нации, в значительной мере признавая, что глубочайшие противоречия между несправедливостью одних и правами других народов и наций могут решаться только посредством войны, которая является волею судьбы»[322].
Отто Штрассер, «14 тезисов Немецкой Революции»;
«Nationalsozialistische Briefe», 1 августа 1929 г.

«Персонально и строго конфиденциально

«Национальная революция в Германии, которая представляет собой естественную реакцию на путаницу в делах последних лет и в не меньшей степени на марксистско-коммунистическую агитацию развивается как противопоставляемый миропорядок…[356]»

Вильгельм Манн, глава Отдела продаж фармакологических препаратов
«IG Farbenindustrie Aktiengesellschaft»
из письма главам подразделений «IG Farben» 29 марта 1933
г.

Если пристально всматриваться в историю, то в ней можно разглядеть то, что не бросается в глаза с первого взгляда. Советская идеология рассматривала революцию как поступательный шаг на пути линейного социального развития, но на самом деле термин `революция` изначально алхимический и астрологический, означающий возвращение планеты при движении по орбите. И, возможно для тех, кто посредством революций объявлял в Германии `новый мировой порядок` он как раз не был новым.
Не каждый в грёзах о баварском пиве упомнит, что уже было время, когда определённую категорию населения поили пивом, даже бесплатно. В клинописных таблицах, относящихся к III шумерской династии Ура описывается содержание военнопленных, именуемых «люди-вещи», которыми владели «люди-лица», регулярно выдававшие «вещам» пиво, о чем повествуют переводы таблиц, изданных в 1922 году шумерологом Женульяком[225].
Сравните это с жизнью современного человека, добавьте к этому тот факт, что каждый день он сам запирает себя на ночь им же установленной железной дверью и резонно приходит мысль, что многие уже живут при `новом мировом порядке` в глобальных масштабах. Порядок этот по-голливудски улыбчив и словоохотлив на рассказы о правах человека, но не менее тоталитарен. «Люди-вещи» и «люди-лица» - это и есть двухэтажное человечество «баранины» и «производителей баранины», о котором мечтал Нобелевский лауреат Бертран Рассел. Согласно таблицам Женульяка треть «вещей» умерло от условий содержания, но возможно, что набирающий обороты современный мировой кризис ре-волюционирует, т.е. пере-вернёт современные условия содержания «вещей».

«Речь вовсе не идет об уничтожении неравенства между людьми, наоборот, его необходимо усилить, поставив непреодолимые барьеры. Каким будет грядущий социальный порядок? Друзья мои, я скажу вам это: будет класс господ и толпа различных членов партии, разделенных строго иерархически. Под ними – огромная безликая масса, коллектив служителей, низших навсегда. Еще ниже – класс побежденных иностранцев, современные рабы. И надо всем этим встанет новая аристократия, о которой я пока не могу говорить… Но эти планы не должны быть известны рядовым членам партии»[272].
Адольф Гитлер

Современное информационное поле настолько сосредоточено смотрит на проблему концлагерей через судьбы пострадавших в них евреев, что начисто лишает проблему попытки непредвзятого осмысления, которое нужно начать с того, что концентрационные лагеря это, можно сказать, неотъемлемое «достижение» западной цивилизации Нового времени.
Как элемент содержания военнопленных они существовали во время гражданской войны в США, условия пребывания с обеих сторон уже тогда были крайне ужасными: в концентрационных лагерях у Конфедерации оказалось 194 тысячи северян, из которых умерло 30, а с другой стороны захваченными оказались 216 тысяч южан, не выжили из которых 26 тысяч. Тогда же генерал Шерман познакомил южан с тактикой «выжженной земли». Во время «похода к морю» его армии шли двумя мощными колоннами, охватывая полосу в шестьдесят миль, а всё, что попадало в её границы, подвергалось тотальному уничтожению, оставляя позади только «часовых Шермана» - печные трубы домов и «галстуки Шермана» - закрученные вокруг деревьев рельсы[227]. После победы в «освобождённых» от рабства штатах, как и по всей Америке, была введена система «сдачи заключенных в аренду», когда отпущенных на свободу рабов обвиняли в неисполнении обязательств по «дольщине» и «сдавали аренду» для сбора хлопка, работ на шахтах и строительства железных дорог. С 1870 до 1910 года в Джорджии 88% «сданных в аренду» заключенных составляли негры, в Алабаме – 93%. В Миссисипи подобная тюремная ферма просуществовала до 1972 года[345], рабство в этом штате формально отменили только в этом году. Случилось это благодаря фильму С. Спилберга «Линкольн», после просмотра которого профессор Ранжан Батра решил проверить, когда каждый из штатов ратифицировал 13-ю поправку и только благодаря его запросу 7 февраля 2013 года директор Федерального реестра США Чарльз Барт объявил о том, что поправка официально ратифицирована[365].
Английский концлагерь времён Англо-бурской войны
Уничтожение тыловой основы как фактора сопротивления была подхвачена и применена членом тайного совета Ея Величества, а также основателем ряда масонских лож лордом Китченером во время Англо-Бурской войны по отношению к бурскому населению, перешедшему к партизанским методам сопротивления. Лорд Китченер сжег все фермы буров, после чего тысячи забитых коров и овец остались гнить под палящим солнцем Республики Трансвааль. В результате масштабной операции женщины и дети в количестве 118 тысяч человек были согнаны в английские концлагеря. Получившая в январе 1901 года от лорда Китченера разрешение на их посещение Эмили Хобхауз (Emily Hobhouse) назвала «всю эту систему лагерей оптовой жестокостью». В Трансвааль направилась специальная государственная комиссия Миллисента Фосета, подтвердив, что санитарно-гигиенические условия в лагерях просто отсутствовали, например, в Блумфонтейне на 3500 заключённых было 13 туалетов, о водных процедурах и речи быть не могло, потому что воды не хватало даже для питья, одежду стирали в лужах, при этом заключенные в принципе не получали мыла. На весь Блумфонтейнский лагерь из медперсонала поначалу имелась одна медсестра. Подобные условия, в сочетании с африканской жарой вызвали эпидемии кори, дизентерии и тифа, в результате 23,7% заключённых скончались[226]. Среди оставшихся в живых женщин множество впоследствии оказались недетоспособными, а среди детей было зафиксированы случаи инвалидности[233].
Принудительный же труд в самой цивилизованной Британии существовал по закону 1834 года, по которому безработные городские жители и безземельные крестьяне загонялись насильно на фабрики, где они жили в рабочих казармах в условиях армейской дисциплины. Мужей разлучали с женами, матерей — с детьми. Их неоплачиваемым трудом выполнялись самые тяжёлые работы[224][349]. Работающих детей надсмотрщики погоняли нагайками. Потому как «капиталистическая демократия», выпестованная идеологами Просвещения, устами своего ведущего адепта Сен-Симона давно определилась: «Только те, кто работает и полезен для общества, должны жить, остальных следует уничтожить» - лозунг, достойный «общества эффективников» Герберта Уэллса.

«Вождям же промышленности следовало жестко привязать персонал к предприятию. В конце концов, ведь и лошади, если бы их эмансипировали и отдали бы им обратно их собственность — пастбища, — не стали бы добровольно тянуть плуги и оставили бы своих повелителей без хлеба»[291].
британский (шотландский) философ Томас Карлейль (1795—1881),
выпускник Эдинбургского Университета


Приведшую к английским концентрационным лагерям англо-бурскую войну в 1899 году инициировал лорд Альфред Милнер – партнёр Сесиля Родса[333], оставивший другу Альфреду фонд имени себя, на средства которого Милнер совместно с Ротшильдами создаст тайную организацию «Круглый стол», которая по плану должна будет включать в себя «две или три тысячи человек в самом расцвете сил, рассеянных по всему миру»[291]. Но деньги фонда вряд ли когда-либо вообще принадлежали Родсу: в своё время миллион фунтов стерлингов для создания в будущем исправно поставляющей Третьему Рейху алмазы «De Beers Group» Сесиль взял у Натаниэля Ротшильда, и представитель семейства с самого начала входил в руководство компании[334]. Родс, мечтавший установить мировое господство нордической расы и «работать во имя распространения в мире власти британцев» был весьма фанатичным человеком: «Я поднял глаза к небу и опустил их к земле. И сказал себе: то и другое должно стать британским. И мне открылось... что британцы — лучшая раса, достойная мирового господства», но еще он был другом первого комиссара Юго-Западной Африки – официального отца Германа Геринга. В 1904 году произошла решающая битва с восставшими племенами, около 10 тысяч негров было убито, около 50 тысяч вытеснено в пустыню Калахари, где бόльшая их часть погибла без воды. Попавшие в плен 30 тысяч были помещены в концентрационные лагеря и использованы для строительства железных дорог[242][291], в результате к 1905 году численность народа гереро сократилась с 90 до 15 тысяч, а из общей площади 322 тыс. кв. миль для проживания им оставили 4000[233].
Казнь заключенных в австрийском концлагере Талергоф. 1915 г.
Вкусивши бесплатной рабочей силы, Германия продолжит использовать её во время Первой Мировой, благодаря Карлу Дуйсбергу – будущему директору американского «Bayer» и руководителю «Farbenindustrie I.G.»[142]. Тогда на конфискованных бельгийских предприятиях немецкая оккупационная администрация, где руководителем банковской секции трудился Ялмар Шахт, воспользовалась принудительной рабочей силой[135], в качестве контрибуции. Трудовая повинность, была предусмотрена 52 статьёй 4-й Гаагской конвенции о сухопутной войне от 18 октября 1907 года[158]. По решению Макса Бауэра в ноябре 1916 года началась насильственная депортация бельгийских рабочих. Католический прелат Бельгии описывал процесс так: немецкие солдаты врывались в дома, силой грузили необходимый контингент в машины и отправляли для пересадки на поезд. Гёббельс еще не занимал свой пост, а немецкая газета «Koelner Volkszeitung» уже тогда описала процесс депортации как проявление «истинного гуманизма, защищающего тысячи трудоспособных рабочих от безработицы». К середине ноября в немецких шахтах уже трудилось 40 000 бельгийцев. Представители немецкой оккупационной администрации прочёсывали рынки, театры, прочие общественные места, доведя число депортированных до 66 000 человек[97], - и никто из бельгийцев не заикается о компенсациях и `дне бельгийского холокоста`.

«… германские власти, не довольствуясь военнопленными, насильственно увозили бель¬гийцев и трудящихся других оккупированных территорий на при¬нудительные работы в Германию. В 1918 г, в Германии находилось около 150 тыс. одних бельгийцев. Голодом, угрозами и насилием немцы старались заставить бельгийцев подписывать контракт о «добровольной» работе в Германии. Положение бельгийцев в германских лагерях было настолько тяжёлым, что они тысячами умирали там от голода».
Е. Варга «Истощение экономических ресурсов фашистской Германии» 1943 г.

При этом сами бельгийцы не всегда были жертвами: за первые тридцать лет колониальной политики в бельгийском Конго из-за жестких условий принудительного труда по производству каучука местное население сократилось вдвое, а к моменту окончания бельгийского господства из 30 млн. чел осталось 13 млн.[366]. В первую Мировую Германия широко использовала военнопленных, главным образом на тяжелых работах: в промышленности, на шахтах, в сельском хозяйстве. В 1916 году у немецких землевладельцев находилось 700 тыс. военнопленных, в 1917 г. — 800 тыс., в 1918 г. — 900 тыс[348].

«В конце 1916 года, к примеру, сотни русских военнопленных были использованы для работ на заводах BASF в Опау (Oppau), Людвигсгафене (Ludwigshafen) и Лойне (Leuna), новых фабриках компании на реке Заале (Saale) и еще тысячи были привлечены в процессе войны. Менеджеры Людвигсгафене были настолько рассержены яростными протестами против бедственного содержания и несъедобного питания, что для возвращения дисциплины перевели военнопленных на «строгий режим». Остаётся только догадываться, что это означало для несчастных русских»
Джеффри Даймунд
«Синдикат дьявола. IG Farben и создание гитлеровской военной машины
»


В то же время Австро-Венгрия через концентрационный лагерь «Талергоф» исключительно по этническому признаку прогнала 20 тысяч русских людей, как написал в своём рескрипте 7 мая 1917 г. её последний император Карл I: "Все арестованные русские невиновны, но были арестованы, чтобы не стать ими"[338]. Так же славянам досталось от правительства Канады, которое при вступлении Великобритании в Первую Мировую Войну согласно War Measures Act (1914 г.) интернировала неблагонадёжных граждан в компании с японцами в такие места, как Спирит Лайк, Квебек; Касттл Маунтин, Альберта и Оттер-Крик, Британская Колумбия на расчистку леса и строительство дорог[335]
В 1916 году первооткрыватель современных концентрационных лагерей для мирного населения лорд Гораций Китченер отбыл в Россию, но потонул вместе с крейсером «Хэмпшир», поэтому англо-американские концентрационные лагеря устраивали уже без него. По соглашению с Мурманским советом, несмотря на протесты Народного комиссариата иностранных дел на севере России высадились 29 тысяч англичан, 7,5 тысячи американцев, а также около тысячи канадцев, к которым примкнули отряды чехов, словаков, сербов и поляков. Один из руководителей — генерал Пуль от имени союзников торжественно обещал северянам обеспечить на захваченной территории “торжество права и справедливости”. Для начала интервенты подписали с Мурманским краевым Советом соглашение, по которому приказы военного командования Великобритании, Соединенных Штатов Америки и Франции “должны беспрекословно выполняться всеми”. После чего каждому шестому жителю или пятидесяти двум тысячам человек оккупированной территории было приказано отправиться в концентрационные лагеря, которые теперь появились на территории России вместе с представителями стран, несущих “торжество права и справедливости”. 4000 тысяч заключённых расстреляли, остальные работали с 5 часов утра до 11 часов ночи. Жесточайшая эксплуатация, скупное питание и отсутствие медицинского обслуживания обусловили высокую смертность. Параллельно «торжество права и справедливости» подразумевало тотальное ограбление и вывоз всей экспортной продукции: кость, меха, шкуры. В 1919 году Управляющий канцелярией Отдела иностранных дел правительства Чайковского жаловался, что иностранцами почти безвалютно вывезено товаров примерно на сумму 4 000 000 фунтов стерлингов, из которых по подсчётам советского историка А.В. Березкина одного льна только американцами вывезено 304 575 пудов[358][359]. Вообще вся эта история – большой привет «борцам за независимость поморского края», не трудно уже догадаться, что если «история повторяется, то это уже социология» (Станислав Ежи Лец)[370].
Кстати, это не единственные лагеря для русских на севере: после того как сейм в конце 1917 года провозгласил Финляндию независимым государством, новое правительство скупая зерно по завышенным ценам, искусственно спровоцировало рост цен на него, и как следствие голод. Голод спровоцировал гражданскую войну, которая не дала образоваться паритетной советско-финляндской комиссии по отделению Финляндии. В результате в апреле 1918 г. 17,5 млрд. золотых руб. в ценах 1913 г. русского государственного имущества было захвачено буржуазным крылом, во главе которого стоял барон Маннергейм. К слову сказать, в этом же году по его приказу национальным символом Финляндии стала свастика, разместившаяся на военной технике. После окончания гражданской войны весной 1918 года было казнено 8400 «красных финнов», среди которых были 364 малолетние девочки. Еще около 70 тысяч получили приговоры и были заключены в концентрационные лагеря, где погибло 12,5 тысяч[360].
Во время оккупации Советской Карелии финнами в
Петрозаводске было создано шесть концлагерей для
содержания местных русскоязычных жителей. Лагерь №6
размещался в районе Перевалочной биржи, в нем 7000 чел.
Снимок сделан военным корреспондентом – Галиной Санько,
в освобождённом Петрозаводске, в июне 1944 года.
Когда во время Второй мировой войны финская армия оккупировала российскую Карелию, приказ главнокомандующего армии Финляндии Маннергейма определил, что «с гражданским карельским населением надо было обращаться дружелюбно, но с осторожностью. Русское население, напротив, следовало отправлять в концентрационные лагеря»[361], при том, что евреев финское правительство выдать Германии как раз отказалось[362]. Через финские трудовые лагеря прошло более 20 тыс., условия от германских не отличались ничем, также наносились цифровые татуировки и применялись телесные наказания. Около трети заключенных погибло[363] - при этом в российскую школьную программу оказалось гораздо важнее включить изучение Холокоста.
Придя к власти фашистский режим Германии взялся передать опыт соседней Польше, куда частым гостем стал Герман Геринг. Тогда точной копией немецкого концлагеря Ориенбург возник польский Береза-Картузская. Лагерь был заполнен попавшими под действия распоряжения «по вопросу о лицах, угрожающих безопасности, покою и общественному порядку» президента речи Посполитой Игнация Мосьцицкого от 17 июня 1934 г. Кроме него документ, согласно которому без суда и следствия в «лагеря изоляции» (польск. «obóz odosobnienia») мог быть брошен любой житель речи Посполитой, заверили еще 11 министров польского правительства, включая Юзефа Пилсудского. Больше всего общественному порядку Польши «угрожали» белорусские и украинские националисты, а также коммунисты, среди которых были, понятное дело и евреи. Остриженные наголо заключенные носили специальную форму с лагерными номерами, все приказания выполнялись только бегом, приём пищи и отправление естественных надобностей производились по свистку и по команде «раз, два, три», то есть на все уделялись буквально считанные секунды. Днём заключенные доводились до истощения физическими упражнениями, которые впоследствии были дополнены ночными. В выходные был «отдых»: в эти дни все узники должны были стоять лицом к стене, вследствие чего некоторые от истощения падали без сил. Подобному же обхождению подвергались и женщины[336][337] – однако никто из украинцев не заикается о компенсациях, ибо голова занята `голодомором`.
В это время на американском континенте США, в качестве борьбы с кризисом в течении десяти лет депортировало в Мехико 1,2 млн. своих граждан, определив их ненужность исключительно по этническому признаку[230]. После 25 июля 1941 года, еще до Пёрл-Харбора приказом Ф.Д.Рузвельта будут заморожены все японские активы в США. На следующий месяц конгрессмен от штата Мичиган Джон Дингелл (John Dingell) направит президенту письмо с предложением взять в заложники и заключить под стражу американцев японского происхождения, чтобы гарантировать «примерное поведение» Японии. 19 февраля 1942 года Ф.Д. Рузвельт подпишет указ № 9066, позволяющий перемещать любую группу лиц с любой территории без судебных разбирательств на основании «военной необходимости». С апреля 1942 сто двадцать тысяч, половину из которых составят дети окажутся вначале на стадионах, а затем в быстро построенных в глубине страны специальных «лагерях для врагов» (enemy alien internment camps), наиболее известными из которых были Manzanar (Калифорния) и Amache (Колородо), Minidoka (Айдахо), Topaz (Юта), Heart Mountain (Вайоминг), Rohwer и Jerome (Арканзас), Gila River и Poston (Аризона), а также Ньюэлль, Ханте, Аркадия, Салинас. Никакой «стивенспилдберг» не будет снимать кино про то, как заключённые калифорнийского лагеря Тьюл Лэйк (Tule Lake) подняли восстание с требованиями соблюдения конституционных прав.

«Не имеет никакого значения являются ли они американскими гражданами — они всё равно японцы. Американское гражданство не говорит о лояльности. Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стёрты с лица Земли»…
ответственный за программу интернирования генерал Джон Л. ДеУитт,
из выступления в конгрессе


Американские лагеря для японцев
Известный в то время журналист Г. Маклемор бился в истерике: «Я за немедленную высылку всех японцев с западного побережья вглубь страны. Причём отнюдь не в привлекательную местность. Давайте погоним их туда и скучим на самых скверных землях. Зажмём их в тисках нужды, пусть им будет плохо, пусть они голодают и подыхают там … » - осталось ему только добавить: «японцы - наше несчастье» и сходство будет очевидным. Кроме того, в 1943 году около пяти тысяч немцев из стран Латинской Америки были депортированы в лагеря на территории США, три из которых располагались на территории Техаса: Кристал Сити (Crystal City), Сиговилль (Seagoville), Кэмп Кеннеди (Camp Kenedy), два на территории Северной Дакоты: Форт Линкольн (Fort Lincoln), Бисмарк (Bismarck) и один - Эллис Айлэнд (Ellis Island) в штате Нью-Йорк. Заключенных этих лагерей, несмотря на то, что они были гражданами своих стран, американское правительство планировало их к обмену на американских военнопленных [231][232][341][342]. На следующий год, в 1942 году американское правительство устроило еще один этнический геноцид: американцы-алеуты были выселены из своих домов и помещены в правительственные концлагеря, а их дома и церкви на Алеутских островах и островах Прибылова были разграблены. Смертность в правительственных концентрационных лагерях, таких как «Burnett Inlet Duration Camp» составила десять процентов от численности алеутских семей вывезенных за две с половиной тысячи километров. Мужчины под страхом запрета на возврат в родные места вынуждены были принудительно отрабатывать в качестве охотников на морских котиков[339].

«Не объяви Германия войну всему цивилизованному миру, уничтожение групп населения, мешающих концентрации власти и установление абсолютного и нескрываемого контроля над жизнью всех слоев общества, прошло бы более или менее незамеченным – капиталистический мир, с его приоритетом материалистических ценностей, примирился бы с эксцессами своего экономического и торгового партнера ... фашизм лишь грубая, примитивная форма капиталистической демократии».
Теодор Адорно,
немецкий философ-неофрейдист

Таким образом история западной цивилизации шла рука об руку с историей концентрационных лагерей, использование которых во время Второй Мировой было лишь логическим продолжением политики ВПК Германии времён Первой Мировой, красиво оформленных положениями Гаагской конвенции. Гитлер всё еще носил скромное звание ефрейтора, а использование концентрационных лагерей продолжилось в Веймарской республике. Указ об их создании основывался на ст. 48, п. 2 Веймарской конституции о чрезвычайной ситуации, он был подписан рейхспрезидентом Гинденбургом 28 февраля 1933 г. В тоже время уже был принят закон о превентивном аресте, в Австрии, где носил название «Anhaltehaft», по нему в тюрьмы были заключены тысячи самих национал-социалистов[158]. А 21 июня 1940 года первая партия из пятиста бельгийцев прибыла в рейнскую область Людвигсгафен. В течении шести недель они растворились среди тысячи итальянцев и словаков, которые прибыли сюда ранее, поддавшись рекламе высоких заработков. А в течении года их контингент будет дополнен тысячами французов и голландцев, присланных уже вопреки их желания. Все они содержались в специальных плохо отапливаемых лагерных бараках и скудно питались[356], из группы французских женщин в 230 человек, насильно угнанных из Компьена в Освенцим в январе 1943 года, 180 умерло от истощения через 4 месяца[264].
Современная теория Холокоста акцентирует внимание исключительно на еврейских узниках, что как минимум несправедливо, кроме того искажает истинную суть концентрационного лагеря. В построенном в 1937 году Эттерсбергe, впоследствии Бухенвальдe содержались представители восемнадцати национальностей. Всего от стал местом пребывания для 239 тыс. чел, при этом для 56 тыс., включая коммуниста Эрнста Тельмана, убитого 18 августа 1944 года местом последним[155].
Годонин-у-Кунштату (Zigeunerlager Hodonín) в Моравии.
Концентрационный лагерь для цыган
Английский журналист BBC Джеффри Даймунд в своей книге задаётся вопросом: «…было бы логично для режима оставлять евреев живыми и работающими, чем убивать их и подыскивать замену». Дело в том, что подача информации о концентрационных лагерях под определённым углом может существенно исказить смысл исторического процесса, приведшего к их возникновению. В качестве примера можно привести судьбы влиятельных еврейских промышленников Артура и Карла фон Вайнбергов, один из которых бежал от нацистского режима в Италию, а другой не успел и сгинул в концлагере Терезиенштадт. Это абсолютная правда, но только открыв детали можно понять перипетии судьбы именитых братьев. Не только именитых, но и титулованных: Карлу фон Вейнбергу (Carl von Weinberg) титул был пожалован кайзером Вильгельмом II за вклад в германскую индустрию, он также являлся владельцем фирмы «Casella», составлявшей существенную часть «IG Farben» еще со времен Первой Мировой. Именно он в июле 1933 года убедил представителей компании «DuPont», прибывших во Франкфурт реинвестировать свои средства в фашистскую Германию, заявив, что нацистское движение получило его полную поддержку и одобрение.

После введения расовых законов Карл Вайнберг перебрался в Италию, с ежегодным содержанием в 80 000 рейхсмарок. Артуру фон Вейнбергу (Arthur von Weinberg) проживание в нейтральной стране Карл Шмиц и Карл Краух оформить не успели, поэтому старший брат закончил свою жизнь в лагере[356], который был «возрастным гетто» (нем. Altersghetto), куда с 1942 года, после Ванзейской конференции депортировались пожилые евреи, а Артуру фон Вейнбергу на момент смерти было более восьмидесяти двух лет. «Терезиенштадт отличался очень высоким образовательным и профессиональным уровнем заключенных, среди которых было немало ученых, литераторов, музыкантов, политиков с международной известностью. В нём действовали синагоги и христианские молитвенные дома. Были лекционные залы, выпускались журналы, проводились спектакли и выставки» - так о лагере рассказывает Википедия. Лагерь работал под наблюдением миссии Красного Креста, о нем снимались пропагандистские фильмы под лозунгом «Гитлер дарит евреям город».
Терезиенштадт во всех смыслах показательный концлагерь. Несмотря на то, что концентрационные лагеря плоть от плоти самой англиканской цивилизации, в Третьем Рейхе у них была одна отличительная особенность: они должны были стать образом жизни. Отсюда и разные типы концентрационных лагерей: исправи¬тельные, штрафные, трудовые, для военнопленных[144]. Германский исторический институт в Вашингтоне закончил исследование под руководством Джоффри Мегарги, начатое еще в 2000 году. Согласно исследованиям нацистами было организовано организованы 30 тыс. трудовых лагерей, 1150 еврейских гетто, 980 концлагерей, 1 тыс. лагерей для военнопленных, 500 борделей[371].
Строительство завода ИГ Фарбениндустри в концлагере
Аушвиц III Моновиц
Это элемент новой полицейской власти: в бараках показывали кино, по крайней мере, во Флоссенбурге, в котором летом 1943 года рейхсфюрер СС Гиммлер приказал открыть «специальный блок», находящийся в ведении больничного отделения и являющийся публичным домом[236]. В тот же год лагерный бордель был оборудован в лагере Аушвиц, который проработал практически до последних дней существования лагеря[237], посещение осуществлялось не чаще раза в неделю, после разрешения директора лагеря, подаваемого через надсмотрщиков из числа заключённых[356].Согласно утверждению Кальтенбруннера один из концентрационных лагерей Мацгау, находившийся недалеко от Данцига был лагерем для эсэсовцев, осуждённых за преступления[158]. Так, в концентрационном лагере закончил свою жизнь один из знаменитых «нацистских врачей» д-р К. Клауберг вместе с женой, официальной причиной казни считается обман Гиммлера.

Г. Гиммлер слушает представителя ИГ Фарбениндустри
инженера Фауста рассказывающего о строительстве завода
ИГ Фарбениндусти в концлагере Аушвиц III Моновиц.
Г. Гиммлер слушает представителя ИГ Фарбениндустри
инженера Фауста рассказывающего о строительстве завода
ИГ Фарбениндусти в концлагере Аушвиц III Моновиц.
«Нам нужно больше концлагерей... 30 дивизий "Мертвой головы" образуют ядро... более крупных сил, которые потребуются нам для гарантирования внутренней безопасности и полного контроля над народом»[291]
Генрих Гиммлер

Отнюдь не национальный признак был для них определяющим. Во-первых в определенный момент войны на бесплатную рабочую силу серьезным образом опиралась промышленная машина Третьего Рейха, например в подземных помещениях филиала Бухенвальда — "Дора" изготовлялись самолёты-снаряды "Фау"[155]. Во-вторых это неотъемлемый элемент «полицейского государства», в третьих это надежный источник дохода «эффективных менеджеров» той поры.

« … в фашизме было на самом деле два принципиальных начала и первое важнейшее было не национализм, первое важнейшее это было представление о корпоративном тоталитарном государстве, о государстве как о единой корпорации, в которой у каждого есть своё место, у каждого есть своя функция и это способ организации капитализма… самая страшная социально-политическая система, которую действительно создало человечество, она возникла именно на предельной эффективности корпоративного управления»[249]
Борис Кагарлицкий,
директор Института глобализации и социальных движений

Г. Гиммлер и представитель компании ИГ Фарбениндустри
в концлагере Аушвиц III Моновиц" Гиммлер и
представитель компании ИГ Фарбениндустри в концлагере
Аушвиц III Моновиц
Аушвиц, в том виде как он был запланирован, представлял собой результат длительных отношений между корпорациями «Standard Oil» и «IG Farben». Сланцевая альтернатива топливу не является современной разработкой, старт был дан еще в начале двадцатых, когда «Standard Oil» приобрела несколько тысяч акров фермерских земель в Колорадо для разработки сланцев. Альтернативу также искали и в «Farben IG», в 1925 году «BASF» приобрела патент получения жидкого углеводорода посредством воздействия водорода на древесный уголь под давлением у Фридриха Бергиуса, ассистента Вальтера Нернста и Фрица Хабера[368]. В 1923 году, работая над концепцией, Матиас Пьер (Matthias Pier), один из специалистов Карла Боша в Опау разработал жизнеспособный процесс синтезации метанола из угля. Возможность совместного использования патента Бергиуса началось в 1925 году, после соглашения Карла Боша со «Standard Oil of New Jersey» или «Esso» по которому группа под руководством производственного директора Опау Вильгельма Гауса (Wilhelm Gaus) посетила очистительный завод «Standard Oil». Через год глава Отдела Развития «Standard Oil» Франк Говард (Frank A. Hovard) посетил завод в Людвигсгафене (Ludwigshafen), где ему продемонстрировали пробное устройство производства топлива из угля. Этим же вечером он звонил президенту «Standard Oil» Уолтеру Тиглю (Walter C. Teagle): «Этот самый важный вопрос, стоящий перед компанией … [IG] способен производить высокооктановое топливо из бурого и других низкокачественных сортов угля с выходом половины используемого сырья. Это означает абсолютную независимость Европы в обеспечении себя нефтепродуктами. Все что остаётся – это ценовая конкуренция».
Продолжение …


Tags: sein kampf
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments