August 17th, 2017

мышь

Борис Капустин МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ ОТКРЫВАЕТ ПУТЬ К НОВОМУ СОСТОЯНИЮ ЗНАНИЯ

В последнее время междисциплинарность (МД) стала академической модой, хотя скорее на Западе, чем у нас. В отличие от многих других явлений моды, МД, как представляется, имеет под собой рациональное основание. В самом деле, что еще может способствовать преодолению той постоянно сужающейся специализации современного знания и той его фрагментации, результатом которых грозит стать «профессиональный кретинизм» носителей знания?
Как писал Ортега-и-Гассет, «прежде люди попросту делились на сведущих и невежественных… Но специалиста нельзя причислить ни к тем, ни к другим. Нельзя считать его знающим, поскольку вне своей специальности он полный невежда. Нельзя счесть и невеждой, поскольку он ”человек науки“ и свою порцию мироздания знает назубок. Приходится признать его сведущим невеждой, а это тяжелый случай, и означает он, что такой господин к любому делу, в котором не смыслит, подойдет не как невежда, но с дерзкой самонадеянностью человека, знающего себе цену». И Ортега прав: «профессиональный кретинизм» — это не личная проблема тех, кого он называет «современными [учеными] дикарями», и даже не специфическая проблема развития науки. Это — огромная социальная проблема, за нерешенность которой обществу, положившемуся на своих «экспертов», подчас приходится платить непомерно высокую цену.
Но что есть «дисциплина», чрезмерную современную узость и «окукленность» которой МД призвана преодолевать? Этимология слова дает важную подсказку. Латинская disciplina — это семейство значений, корень которого — «наставление, данное ученику». То, на что «дисциплина» направлена в первую очередь,— это ее носитель, «ученик», находящееся в подчинении лицо, выдрессированное так, чтобы быть исполнителем сообщаемого ему правила. В случае, скажем, армейской дисциплины это самоочевидно. Но и в научном мире исполнение неких правил деятельности, позволяющих идентифицировать ее как «научную» и конституирующих ее как таковую, столь же необходимо, как необходима и дрессировка лиц, готовых внимать «наставлению». Далее, дисциплина есть иерархия и власть. Как минимум должен быть источник «наставления», формирующего «учеников». Эволюция дисциплины может привести к ниспровержению прежних кумиров
. ПРОДОЛЖЕНИЕ