February 6th, 2020

мышь

Валентин Левин "Суть производственных отношений по Марксу"

Об Авторе: Валентин Николаевич Левин (род. 1952 г.), выпускник Новосибирского госуниверситета, факультеты математики и экономики.
Участвовал в программной реализации системы ПРО СССР. Изобрёл и применил сверхбыстрый программный код.
Руководил отраслевым отделом оборонного министерства при Институте Математики СО АН СССР, применял модели оптимального планирования Института для оптимизации перспективных планов отраслей оборонной промышленности СССР. В 2005-2008 гг. при антикризисном управлении предприятием создал и реализовал модель хозяйственного механизма, обеспечившую подавляющее экономическое превосходство над капиталистически организованными конкурентами. Обобщение идей данного механизма, а также выводы из многолетнего опыта наблюдений за системой планирования экономики в СССР положено в основу представленной книги
.

Эта глава самая сложная. Кто сумеет её освоить, может рассчитывать на большие достижения в познании экономики и мира вообще. Глава даст пытливому читателю прикоснуться к чуду удивительного предмета экономической науки, с которым мы имеем дело на каждом шагу, не догадываясь об этом.

5.1. Что есть предмет экономической науки?

Многие читатели, особенно марксисты, на вопрос о том, что есть предмет экономической науки, с ходу ответят: производственные отношения. Но будут испытывать затруднения в подборе примеров, иллюстрирующих суть этой категории. Их заминка с примерами знаменательна: в СССР уже при И. Сталине, не говоря о более позднем времени, выросло поколение экономистов и даже «марксистов», не ведающих основ марксизма и не понимающих сути марксистской категории производственных отношений. Это неудивительно: ведь марксизм – революционное учение, а к какой революции могли готовить студентов в стране «победившего социализма»?
Статьёй «Экономические проблемы социализма в СССР» И. Сталин обнажил факт отсутствия экономической науки в СССР и упрекнул в отсутствии знания производственных отношений не кого-нибудь, а ответственных специалистов Госплана СССР – органа, определявшего деятельность всех экономических институтов страны!
Его призыв заниматься исследованием реальных производственных отношений был равносилен приговору тем, кто по долгу службы должен был эти отношения определять и планировать.
Почему классики марксизма и большевики-ленинцы вместе со Сталиным были убеждены, что политическая экономия имеет научным предметом производственные отношения, и уверенно применяли эту категорию, а следующее поколение экономистов утратило это понимание (более того, доходило, как у Валентина Катасонова, даже до публичного отречения от предмета экономической науки)?
Кто и как мог откликнуться на призыв Сталина, если даже выпускники сформировавшихся при нём элитных советских вузов, таких как МГИМО, имеющие учёные степени доктора экономических наук, позже публично заявляли, что у экономической науки вообще нет предмета, мол, не наука она вовсе?
Они знали, что главным научным открытием марксизма считается категория производственных отношений, что Маркс гордился собою за введение в научный оборот именно этой категории. Тем не менее заявляли, что экономика – беспредметна, т.е. это не наука. С точки зрения теоретиков марксизма, это нелепое, но честное заявление. Большинство же экономистов, не зная сути производственных отношений как предмета науки, молча занимались и занимаются экономической «алхимией», водя за нос и себя, и своих заказчиков
. ПРОДОЛЖЕНИЕ