imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

ОБЩЕСТВО ПОЛЯРНЫХ II

Часть I
Монумент Битвы Наций в Лейпциге. 18 апреля 1945 г.
Строки, извлеченные из переписки Лахнера с личным штабом рейхсфюрера СС, могут удивить многих. «От фрейлейн Шларб стало известно, что де Менгель с радостью принял бы несколько письменных строк благодарности от рейхсфюрера СС, в которых он благодарит его (де Менгеля) за предоставленные в распоряжение СС письменные работы, а также выражает надежду, что де Менгель покинет Германию с убеждением — наша страна намерена и в дальнейшем способствовать укреплению европейской культуры и общеевропейского мира. Само собой разумеется, любые слова благодарности могут быть написаны на усмотрение рейхсфюрера СС». Это предложение де Менгеля выглядело по меньшей мере странным. Зачем ученому и мистику какие-то пошлые письменные благодарности и заверения об укреплении европейской культуры? Если эти слова были бы адресованы конкретному лицу, то это было бы пустой формальностью. Однако если де Менгель действовал в интересах какой-то группы людей, то это письмо могло стать подтверждением налаживания связи лично с рейхсфюрером СС. Более того, строки, о которых просил де Менгель, очень сильно напоминали призывы «Западной группы по изучению эзотерики». Настало время поближе познакомиться с Жоржем Монти, который вместе с де Менгелем создал эту организацию.
Найти в литературе сведения об этом персонаже оказалось делом не из легких. Известно было, что Монти нередко называл себя графом, а иногда даже представлялся графом Израэлом Монти. Носил он и инициатическое имя — Маркус Фелла. Сведения, по большому счету ничего не говорящие. А вот уже более интересные факты. Накануне первой и второй мировых войн Монти работал на немецкую разведку! Вращаясь среди высокопоставленных особ, он мог доставать ценные сведения. Но немцев, судя по всему, интересовало не это. Иначе как объяснить, что Монти сначала стал масоном, смею заметить, достигнув очень высокого градуса шотландского обряда, а затем принял иудаизм и стал членом еврейского ордена «Бнай Брит
»? М
ожно предположить, что Монти был разоблачен. На это указывает его внезапная кончина 21 октября 1936 года. Вскрытие показало, что он был отравлен.
Граф Монти родился в Тулузе в 1880 году. После рождения он был усыновлен итальянской парой. Приемные родители отдали его на воспитание в иезуитскую школу. Со временем Монти завел множество знакомств. В 24 года он активно вращается в оккультной среде, что не мешает ему преподавать каноническое право в Парижском университете. Со временем и его окружении появляются очень известные мистики: ренонатор мартинизма — Папюс, основательница каббалистического розенкрейцерства — Пеладин, один из основателей теософии — Эдуард Шюре. Кроме этого его видят в компании Леона Доде, сына Альфонса Доде, человека, который вместе с Шарлем Моррасом создал ультранационалистическое движение «Аксьон францез». В 1906 году Жорж Монти вступает в орден мартинистов и очень быстро поднимается вверх по его иерархической лестнице. В 1908 году он по заданию Папюса едет в Египет. В 1909 году он примыкает к баварским розен-крейцерам. Но это еще не все. Он лично знакомится с губернатором Алжира и попадает в его окружение. Теперь он часто колесит по Европе: Рим, Париж, Берлин. В столице Германии он пробует себя в роли актера и зарабатывает небольшое состояние. Это одна версия жизни Жоржа Монти.
Но во французской оккультной литературе встречается и другая версия. Так, например, в своих мемуарах Анне Осмон писала следующее: «Мое последнее приключение было намного серьезнее. Это произошло в 1922 году. Как-то я получила письмо на желтой блестящей бумаге, такие обычно мне посылал а Пеладин. Оно начиналось со слов: Моя возлюбленная сестра во Христе. Под этим письмом стояла незнакомая мне подпись — Маркус Велла. Во время чтения письма я пришла к выводу, что Маркус Велла — это псевдоним Жоржа Монти, бывшего секретаря Пеладин. Он хотел встретиться со мной... Он говорил, что нуждается в моей поддержке во имя обновления ордена тамплиеров. Что он уполномочен тремя очень влиятельными немецкими ложами и пользуется большой поддержкой в Великобритании ... пока он говорил, у меня складывалось совершенно новое впечатление о масонстве. До этого я знала лишь вольных каменщиков невысокого уровня, и они казались смешными. Они встречались в храмах, символики которых не понимали. Но теперь я поняла, что речь шла о грандиозном плане разрушения всего, что мне было дорого, и формирования новой структуры, которая должна была вызвать катастрофы и апокалипсис. Чтобы наглядно продемонстрировать мне влияние новой структуры, которую он называл О.Т.О., он называл мне имена тех, кто руководил этим орденом в прошлом и кто руководил в тот момент. Но больше всего он восторгался знаниями гроссмейстера ордена — Алистера Кроули. Он говорил, что по сравнению с Кроули Жиль де Ре (французский серийный убийца) был просто агнцем. Кроули был практикующим сатанистом, а точнее говоря, дьяволом в человеческом обличье». И тут возникает мысль, зачем Монти создавать вместе с де Менгелем «Западную группу», если он был активным сторонником О.Т.О. (Ордена восточных тамплиеров)? И сам собой напрашивается другой вопрос: нет ли связи между скоропостижной смертью Монти и последовавшим за этим визитом де Менгеля в Берлин? Кто расправился с Монти, наверное, так и останется неразгаданной загадкой. Но кому во Франции де Менгель собирался продемонстрировать благодарность Гиммлера? Для ответа на этот вопрос нам придется еще раз обратиться к биографии де Менгеля. […]
Гастон де Менгель, труды которого одно время изучал отдел Вилигута, был частным исследователем, постигавшим мистические практики на основании разнообразных дохристианских, индийских, персидских и китайских манускриптов. Его перу принадлежала статья «Символизм триединства», которую в 1932 году опубликовал бюллетень «Поляриса», той самой организации, с которой Отто Ран столкнулся в Южной Франции во время поисков в тех краях Святого Грааля. После того как Менгель лично познакомился с Вилигутом, тот направил Гиммлеру отчет под грифом «Секретно». В нем говорилось: «В высшей степени таинственном письме, отправленном мне 23 июня 1937 года из Хельсинки, Гастон де Менгель сделал мне странное уведомление. Например, он пишет следующее: "Ось, которая лежит северо-восточнее Парижа, оказывает очень сильное влияние. Однако эта ось не проходит ни мимо Берлина, ни мимо Хельсинки. Из сечения данной оси я смог определить исходный пункт Силы. Он находится в Мурме (Лапландия), около 35 градусов восточной долготы, 68 градусов северной широты в окрестностях российского Ловозеро. Я также определил место большого Черного Центра. Он лежит в пределах большого треугольника, который образовывается Кобдо, Урумтши и Бакулом в Западной Монголии". Я привожу отрывки из этого письма, так как Гастон де Менгель спрашивает меня, что я знаю об этом. Я счел эту информацию достойной особого внимания. По моей версии, после того как русские договорятся с Францией и Англией, там могут соз-даваться летные базы. Если это соображение покажется ценным, то его изучением может заняться СД». Таинственные уведомления Менгеля были переданы в «Наследие предков». Но сохранившиеся документы свидетельствовали, что в «Аненэрбэ» не придали этому письму никакого значения. Еще более спорным кажется факт, что подобными «прозрениями» стала бы заниматься эсэсовская служба безопасности — СД. Гора копий документов, доставшихся от Менгеля, была отправлена в Вевельсбург. […]
В 1929 году де Менгель опубликовал в одном парижском издательстве свою работу «Эзотерика музыки». Там нередко печатались многочисленные мистические изыскания, а их авторы нередко могли познакомиться друг с другом. Подобная ситуация наблюдалась в многочисленных эзотерических журналах. В одном из таких журналов «Покрывала Изиды» де Менгель знакомится с автором статьи «Символизм триединства» маркизом Жаном Риверой. Сразу же заметим, что позже Ривера вступил добровольцем в одно из эсэсовских формирований. Но еще больше связей де Менгель завел в журнале, издаваемом «Институтом прикладной психофизики» (И.П.А). Там он встретился с Луи Гастином и Марселем Виардом. Очень примечательные люди.
Луи Гастин был учредителем журнала «Сфинкс». На его страницах редакция пыталась провести синтез философии, науки и социологии. Корме этого Гастин был автором предисловий к книгам Палюса.
Его мало привлекала сухая наука. Гастин всегда тяготел к мистике. Он тяготел к мартинистам. Это не удивительно, ведь именно Папюс не просто оживил орден мартинистов, а фактически изобрел его. Марсель Виард был еще более колоритной личностью. Его всегда интересовала война, а точнее, причины возникновения войн. В своей книге «Натуризм войны» он приводил следующие аргументы, которые по его замыслу должны были оправдать войны всех времен. «Минералы поглощаются минералами, растения вытесняют другие растения, животные убивают животных. Так почему бы людям не уничтожать людей?» Война для него была совершенно нормальной естественной вещью. Он сравнивал войны с болезнями. Солдаты (лимфоциты общества) зажигали пожар, который сигнализировал, что государство не в порядке. Но для де Менгеля были важны отнюдь не философские выкройки этих людей. Они сыграли решающую роль в его жизни, так как познакомили с группой «Полярис». Той самой группой, которая опекала Отто Рана и помогала в его изысканиях. Кстати, его знаменитая статья «О символизме триединства» была изначально опубликована именно в вестнике «Поляриса». Вполне возможно, хотя и не факт, что в СС о де Менгеле узнали от Отто Рана. Но это всего лишь догадка.
«Полярис» или «Полярное братство» изначально был группой эзотериков, которая хотела установить духовную связь с Тибетом, дабы опробовать новый тип оракула. Оракул должен был выдавать пророчества благодаря математическим действиям, которые переводили цифры в буквенное значение. То есть это было некое подобие математической машины. Если верить легенде, то именно таким образом было сформулировано название одной из главных книг «Поляриса», изданной в 1929 году, — «Мистическая Азия». Эта книга составлялась несколькими людьми, но всем творческим процессом руководил итальянец Зам Ботива. Под его началом книгу создавали в том числе Морис Мегре, тот самый человек, который подсказал Отто Рану идею о поиске Грааля в замке Монсегюр, маркиз Жан Ривера, который позже занимал очень ответственные посты в оккупированной нацистами Франции и был консультантом у гестапо, которое занималось преследованием и ликвидацией тайных обществ.
Изложенные в «Мистической Азии» идеи были отнюдь не новы. Еще в 1886 году часть из них была изложена в работе Сэнт-Ива д'Альвейдра «Миссия Индии в Европе — Миссия Европы в Азии». В этой книге содержались высказывания о неком оккультном центре, Агарте, существовавшем в Азии. Но в ней друзья маркиза сообщали, что Сэнт-Ив д'Альвейдр не просто сообщал об Агарте, а нашел ее. Более того, он установил с ней астральную связь. По поводу «астральных прогулок» Джеймс Вебб сообщал буквально следующее: «Согласно некоторым оккультистам, астральной прогулкой назывался процесс, который позволял выйти из тела физического и путешествовать в теле астральном». Маркиз локализовал Агарту в Гималаях, естественно, добавляя при этом, что она «бесследно исчезла». Но исчезла не как факт, она продолжала существовать под землей, где почти 4 миллиона жителей возводили огромные города. Доступ туда имели «двенадцать мастеров высшего посвящения». Кроме этого понтифик Агарты имел па земле своих суверенов.
Далее Сэнт-Ив д'Альвейдр долго и путано переходил к сущности эфира: «Неописуемая субстанция, святой элемент, который ведет к вечности и ее божественным факультетам звучит на санскрите как акаса, а в наших языках называется эфиром. Я указываю здесь читателю на все то, что писал в "Миссии евреев". Эфир — живой элемент, который очаровывает неизъяснимым способом и ведет к священному опьянению (исключительно духовному), при котором интеллект еще в состоянии сохранять контроль над личным сознанием».
Но вернемся к «полярному» оракулу. Зам Ботивав «Мистической Азии» указывал, что идея оракула была ему открыта в небольшом городке, лежащем к северу от Рима, где жил таинственный отшельник, которого местные жители называли отец Жульен. Отец Жульен доверил Ботиве «оракул звездных сил». Из описания отшельника было ясно, что он сам не был чужд оккультных занятий. На грубой шерстяной одежде он носил изображение розы и креста. В 1909 году отец Жульен куда-то пропал. Зам Ботива утверждал, что он направился в монастырь, который располагался в Гималаях. Ботива якобы получил от него несколько посланий посредством оракула. Но некоторые послания были «подписаны» совсем незнакомыми ему людьми. Сам оракул стал для Зама Ботивы новой «полярной звездой», которая светила во мраке, указывая свет к истине. Возможно, именно из этого сравнения родилось название «Полярное братство» («Полярис»). В 1929 году, если верить преданию, «полярные» осознали тайну оракула, после чего и создали свое тайное общество.
Морис Мегре, парижский приятель Отто Рана, писал в своей главе в «Мистической Азии», что способ связи с «мастерами» мог показаться современнику абсурдным, несерьезным и даже легкомысленным. Он подчеркивал, что все новое, не имеющее четких доказательств, высмеивалось. И все равно настаивал на своей мысли. Предложенная коммуникация не имела никакого научного объяснения. Мегре вообще сообщал читателю, взявшему в руки «Мистическую Азию», что для се прочтения требовалось немножко стихийной веры. Ему и самому не казалось чем-то чрезвычайным и исключительным, что «полярным» удалось установить связь с людьми, живущими в Гималаях, откуда члены братства получали советы относительно познания мира, некоторые предсказания. Сами буквенно-цифровые пророчества не были для «полярных» чем-то особенным. Для них было само собой разумеющимся, что где-то в Тибете располагалась уединенная общность людей, находящихся на более высокой стадии эволюции. Впрочем, в это верили не только «полярные».
Мегре не ограничивал свою писательскую деятельность составлением «Мистической Азии». В 1935 году он издал книгу «Ключ к тайным вещам», которая вышла в свет в оккультном издательстве «Библиотека плотника». В этой работе он обобщал фактически все эзотерическое наследие последних десятилетий. В частности, о свастике он написал следующее: «Свастика стоит за силой времени и в качестве таковой является чисто буддийским символом, означающим круговорот жизни, в котором находится человек и от которого он может избавиться только благодаря очищению. В наши дни ее смысл достаточно сильно изменился, став символом поднимающих голову в Германии расовой ненависти и насилия». «Имеются различные интерпретации свастики. Бурноф видит в ней огненный символ. Макс Мюллер символ солнца. Д'Альвилла — луны. Мадам Блаватская считает ее знаком центра освященного мира. Рене Генон видит в свастике символ полюса». Упоминание «полярными» Рене Генона, классика традиционализма, далеко не случайно. В одной из самых известных своих работ «Царь мира» этот философ писал: «Мы хотим обратить особое внимание на следующий факт центр, о котором идет речь, представляет собой неподвижщ точку, которая во всех традициях символически обозначав как "Полюс", так как именно вокруг него происходит вращение мира, которое в основном представлено знаком колеса у кельтов, так и у халдеев и индусов. Таким является истинно значение свастики, знака, который распространен повсюду, как на Дальнем Востоке, так и на Дальнем Западе, и которого по сути своей является "знаком Полюса". Ее истинное значение фактически впервые представлено современной Европе».
Но вернемся к книге Мегре, в которой он описывал центр посвящения: «Самой невероятной гипотезой является та, которая пытается подтвердить божественное происхождение мудрости. Некоторые оккультисты утверждают, что мудрецы ушли далеко от нас в развитии и населяют Венеру, откуда были присланы на Землю, чтобы дать людям знания. Эти посланники дали указания своим ученикам, а те в свою очередь передают их остальным. Весь мир узнал от Оссендовского об Агарте... Сэнт-Ив д'Альвейдр подтвердил, что Агарта реально существует и, даже находясь под землей, является активной... Рене Генон стремится доказать, что Агарта -"земля бессмертия" — не всегда будет невидимой. Агарту нельзя узреть (до поры до времени), так как мы живем в эпоху тьмы — Кали Юги. Однако придет время и Посвященные вновь явятся миру».
Традиция, которая говорила об Агарте, на самом деле являлась историей Атлантиды, острова, поглощенного пучиной после великой космической катастрофы. Но далеко не все атланты погибли. Часть из них спаслась на вершинах Гималаев, дабы хранить моральное наследие человечества. Оттуда они иногда возвращались в варварский мир. Маги халдеев, греческие сторонники культа Орфея, ессеи Палестины, пифагорейцы, египетские терапевты, галльские друиды — все они были проявлениями одного и того же Ордена. Согласно этим представлениям друиды пришли на самом деле не из центра Ирландии, а из Азии. В качестве подтверждения этого тезиса указывалось на сходство построения организаций друидов и лам. Впрочем, Ирландия тоже сыграла свою роль. Еще в 1220 году на этом острове существовал тайный центр, в котором горел «вечный огонь». Его существование поддерживали молодые девушки, которых называли «дочерьми огня». Угасание этого огня совпало по времени с крестовыми походами против катаров. Очевидно, что «полярные» увязывали воедино и традицию друидов, и представления альбигойцев. Более того, они утверждали тесную взаимосвязь европейских еретических учений с Гималаями. В орфической поэзии можно было найти стихи, которые почти слово в слово повторяли гимны Вед. В XI—XII веках биография Будды имела хождение в Европе в виде христианизированного романа о Варлааме. Буддистские и манихейские идеи попали в Европу через Византию. По крайней мере так считал Мегре. То есть он говорил о косвенном восприятии катаризмом буддизма. Определенные пассажи действительно могли навести на подобную мысль. Например, постулат о бессмертии души, которая множество раз возрож-дается, совершая некий жизненный круговорот.
В главе, посвященной Святому Граалю, Мегре не постеснялся упомянуть о своем знакомом Отто Ране — «молодом талантливом немецком писателе». Вместе с тем Мегре критически отзывался о нем, так как Ран не смог установить связи между буддизмом и катарами. Хотя о книге «Крестовый поход против Грааля» Мегре все равно отзывался с огромной симпатией, повторяя в своей работе даже некоторые отрывки из нее. Например, предположение Рана, что Грааль находится в одном из гротов Орнольяка.
В целом «полярные» оказали гигантское воздействие на оккультную среду Европы. Задать вопрос их оракулу приезжали очень многие люди, которые считали себе истинными посвященными. С оракулом общались и известные философы: традиционалист Рене Генон и Юлиус Эвола, воспевав-ший языческий империализм. В те дни в голосе «полярных» еще никто не слышал угрожающих ноток. Но у некоторых уже начал позвякивать металл. Маркиз Ривера описал в гвоем романе «В тени тибетского монастыря» буддиста, который попал в Париж тех дней. «По сравнению с ним во мне все было сомнительно, шатко и безнадежно. Я перепробовал все наши философии, все наши религиозные системы, все наши секты. Но нашел лишь профанизм и всеобщую незначительность... Наш Запад вообще профаничен... Я проникал в закрытые ложи, окунался в эзотерическую среду, знакомился с отцами оккультизма. Но все, что я слышал, было пустыми напыщенными фразами... Я не верю, что звезда инициации осветит небо Запада». Этот пессимизм с началом Второй мировой войны превратился в призыв к действию. Во время оккупации Франции «полярные» оказали еще большее влияние на оккультистов, когда пачками выдавали их в руки гестапо. На этом сюжете, пожалуй, стоит остановиться подробнее.
Главную роль в преследовании французских тайных обществ во время оккупации Франции сыграл Жан Маркиз Ривера. Если принять во внимание оценку, которую он давал тайным обществам Запада, то в его поведении не было ничего парадоксального. Он жаждал их искоренения, как организаций, которые порочили высокие идеи. После того как Третий рейх оккупировал север Франции, было создано специальное подразделение, которое должно было выявлять масонов и членов других тайных обществ. Оно начало свою деятельность 12 декабря 1941 года как на оккупированных территориях, так и во французских провинциях, контролируемых марионеточным режимом Виши. К 1944 году в штате этой службы, действовавшей на всей территории Франции, насчитывалось более 300 сотрудников. Сама эта организация называлась «Служба тайных обществ» и имела очень показательную аббревиатуру — ССС. Маркиз Жан Ривера охотно вызвался возглавить деятельность ССС на севере страны. Он как никто лучше подходил для организации поисков тайных обществ. По сути, ССС превратилась во вторую тайную полицию. Центр своего ведомства Маркиз Ривера расположил в очень символичном здании по адресу Париж, бульвар Рапп, 4 — там в свое время располагалась резиденция теософского общества. Деятельность ССС курировал СД, а именно оберштурмфюрер Мориц. Впрочем, это был чисто идеологический контроль. Непосредственная деятельность «Службы тайных обществ» была связана с гестапо. Иногда задания Маркизу Ривере приходили прямо из Берлина. Так было с поручения выявить и ликвидировать французские Ротари-клубы. Но больше всего немцев интересовали масонские архивы. Их вывозили из Франции вагонами и передавали СД. Кстати, в наших средствах массовой информации постоянно всплывают сведения о том, что масонские архивы реквизировало «Наследие предков». Это заблуждение. Все архивы попадали в руки специалистов эсэсовской службы безопасности, которые сидели в здании, ранее принадлежавшем Берлинской масонской ложе. За несколько лет своей деятельности ССС смогла составить гигантский список французских масонов, в который попало более 60 тысяч персон. Часть из них оказалась в концлагере, часть была депортирована, часть казнена на месте. Из всех тайных обществ мистики Маркиз Ривера более всего ненавидел и презирал именно масонов. После освобождения Франции союзниками большинство сотрудников ССС было схвачено. В 1946 году над ними состоялся суд. Жан Маркиз Ривера был приговорен к смерти. Остается только гадать, какие тайны он унес с собой в могилу.
Но вернемся из военной поры обратно в 1937 год, когда состоялась пресловутая встреча Гастона де Менгеля и Генриха Гиммлера. Изучая отдельные аспекты этого, казалось бы, незначительного эпизода в истории Европы, невольно задаешься вопросом: а собственно, кто на кого влиял? «Полярные» на руководство СС? Или руководство СС на «Полярис»? Обратимся еще раз к сведениям, которые мы вскользь упоми-нали в предыдущих главах. Как мы помним, в июле 1937 года бригадефюрер СС Карл Мария Вилигут получил письмо от Гастона де Менгеля, касавшееся «оси силы». Как видим, в СС уделяли большое внимание геомантическим исследованиям, хотя положивший начало им Гюнтер Кирхгофф никогда не пользовался авторитетом в «Наследии предков». Напомним, что Кирхгофф высказал мысль он существовании неких геодезических энерголиний, которые проходили сквозь все континенты. Сегодня это эзотерическое учение получило название — геомантика. Вилигут стал ярым приверженцем этой тайной науки. Как помним, за год до визита де Менгеля в Берлин он совершил геомантическую экспедицию в Шварцвальд. Кроме этого Вилигут был восхищен геомантическими выкладками Вильгельма Тойдта, который доказывал, что Экстернштайн являлся едва ли не главным «энергетическим» центром Европы. Таким образом, письмо де Менгеля уже не выглядит набором несвязанных слов, который написал, казалось бы, не совсем нормальный человек. Очевидно, что де Менгель активно практиковал геомантику.
2 июля 1937 года к Вилигуту пришло еще одно письмо от Гастона де Менгеля. Французский мистик писал в нем, что получил от своего старого русского друга документы, которые рассказывали о том, что происходит в так называемых Буддийских центрах, раскиданных по всему миру. Де Менгель пытался резюмировать суть этих документов, сделав для Вилигут некое подобие справки. В ней говорилось, что ранее тайными центрами всего буддийского мира являлись «Государство отшельников» и «Буддийский центр Чан Чен Коб». Но они оказались разгромленными в результате политических беспорядков. С этого момента «Государство отшельников» является «кочующим». В настоящее время оно пребывает в Тибете. За разгромом тайного центра стоит глава «Черного центра» Оунг Монг, известный также как Хульктуку Ц Ши, Черенский. Он выдавал себя за новое воплощение Будды, «нового наставника мира». Его учение охотно поддержано многими тайными обществами Европы и эзотерическими кругами. Более того, адепты «Черного центра» выдают себя за посланников «Великого центра Света» (Агарты).
Даже пролив свет на странные письма де Менгеля, читателю вряд ли станет понятным, что это за Оунг Монг и «Черный центр»? Как ни странно, но речь шла о нашем соотечественнике А. Керенском. Вряд ли стоит пересказывать его биографию. По мнению европейских мистиков, именно Керенский был «серым кардиналом» еврейской ложи «Бнай Брит».
В 1926 году антисемитский писатель Карл Хайзе выпустил книгу «Оккультная логика», в которой подробно развил эти мысли. Гиммлер не без удовольствия прочитал ее, отметив в дневнике: «Очень серьезная работа, которая многое объясняет и позволяет прогнозировать события. Принцип добра и зла, который распространяется и на человеческое общество». Сознание рейхсфюрера СС было мифологизировано еще задолго до прихода нацистов к власти. В любом событии он видел результаты борьбы белых и черных магов, которые сражались за обладание этим миром.
Как в СС прореагировали на откровения де Менгеля? Унтерштурмфюрер Курт Руппман, служивший в личном штабе рейхсфюрера СС, сказал Гертраут Шларб, секретарше Грёнхагена, следующее: «Мое частное мнение, но это написал напыщенный воображала. Видимо, он считает рейхсфюрера круглым идиотом, сбивая его с толку подобными глупостями. Де Менгель чересчур склонен к мистицизму, наверняка его факты перемешаны с личными фантазиями. Кроме того, у него может быть маразм — ему ведь 60 лет. Да и, кстати...
Если поверить, что организация хочет действовать втайне, как это описано здесь, то почему она засвечивается на каждом собрании и конгрессе, где ее могут заметить сотни детективов?.. Для СД его сведения не имеют никакой ценности, в них не за что зацепиться». Но придворный маг Гиммлера не разделял такого скептицизма. Не исключено, что это еще больше сгустило тучи, которые собирались над его головой. В СС очень многие были недовольны тем, что вокруг рейхсфюрера вьются странные люди. Эсэсовских технократов вовсе не прельщало соседство с безумными мистиками. В любом случае закат звезды Вилигута начался приблизительно после того, как де Менгель уехал обратно в Париж
.

Андрей Васильченко «Придворный маг Гиммлера»
Tags: drittes reich, КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments