imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

ОБЩЕСТВО ПОЛЯРНЫХ I

Арно Бреер Молодая Европа
Это событие не было зафиксировано в нацистских хрониках. О нем не писали в газетах. Произошло оно летом 1937 года. Именно тогда в небольшом берлинском уличном кафе встретились двое людей. Одного звали Генрих Гиммлер, который к этому моменту стал одним из могущественнейших людей Третьего рейха. Ему подчинялась не только полиция, но и собственная армия — СС. По мановению пальца он мог уничтожить любого недовольного или неугодного. Кроме того, рейхсфюрер СС к тому же был назначен Имперским комиссаром по укреплению немецкой народности. Эта должность должна была помочь ему после начала новой мировой войны установить новый расовый порядок в Европе. Вторым человеком оказался 60-летний частный исследователь, прибывший в Берлин прямо из Парижа. Его звали Гастон де Менгель. Тот самый де Менгель, который курировал французскую группу «Полярис» и к деятельности которого проявляли повышенный интерес Отто Ран и Карл Мария Вилигут. Эта встреча была отнюдь не визитом вежливости. На ней рассматривались очень серьезные мистические вопросы. Поскольку Гастон де Менгель оказал огромное влияние на формирование эсэсовской религии, познакомимся с ним поближе.
В 1913 году Гастон де Менгель публикует свою первую статью. Это был небольшой библиографический обзор, посвященный проблеме трансмутации (слово, которое традиционно употребляют для обозначения превращения обычных металлов в благородные — золото или серебро). Этот материал был опубликован в журнале Лондонского алхимического общества. Интересно, что в 20-е годы Гастон де Менгель подписывал статьи то фамилией «де Менгель», то слитно «Деменгель». А в 1931 году, опубликовав статью об Атлантиде и индуистском понятии «шакти», он подписал ее вовсе «де Мангель». Впрочем, это всего лишь забавное наблюдение, не более того. В 1935 году де Менгель публикует в «Меркурии Франции» материал о «вероломстве масонов», где выступил под псевдонимом Интурбидис, что с латинского переводилось как «спо-койный». В целом же литературное и научное наследие де Менгел я оказалось невелико: всего лишь дюжина статей по крайне актуальным и даже взрывоопасным темам. Но речь в них шла вовсе не о тайных организациях французских офицеров, не о новых вооружениях. Их тематика, казалось, была страшно далека от политики. Де Менгель рассказывал читателю об индийских способах врачевания, вопросах эзотерики в музыкальных произведениях (Не исключено, что именно под влиянием Гастона де Менгеля Гиммлер решил создать в «Наследии предков» отдел, который бы занимался изучением индогерманской музыки.), о тамплиерах.
Но вернемся в Берлин. Точно неизвестно, о чем беседовали французский мистик и рейхсфюрер СС. Судя по всему, оба остались довольны этой встречей. Об этом говорил хотя бы один факт. После этой беседы с де Менгелем связались подчиненные Гиммлера. Они скопировали все материалы француза, после чего эти бумаги стали храниться в особом бронированном сейфе! О чем же говорилось в этих бумагах?
Де Менгель подобно многим эсэсовским исследователям проявлял повышенный интерес к гностицизму. Его статья «Элементы традиционного гностицизма» получила высокую оценку и руководства СС. Аналогично многим нацистам де Менгель разделял антиеврейское восприятие гностических школ. Он не раз подчеркивал, что гностики размещали творца сущего, Демурга, в самом низу космической иерархии. Вне всякого сомнения, де Менгель питал глубокое отвращение к иудаизму и ветхозаветному богу евреев. В Ветхом Завете он находил лишь подтверждения его мстительности, недальновидности и кровожадности. Хотя вместе с тем он подчеркивал, что тайное учение евреев, каббала, очень сильно повлияло на складывание гностических систем, прежде всего подразумевая учение Маркуса.
Чтобы лучше понять внутренний мир этого французского эзотерика, нет необходимости анализировать все его работы. Достаточно обратить внимание на три из них, самые важные. Первая статья де Менгеля была посвящена вопросу бессмертия человека. Вторая вращалась вокруг специфического индуистского понятия «шакти». В третьей статье он обращался к проблеме масонства. Но обо всем по порядку.
В 1933 году де Менгель опубликовал в одном международном религиоведческом вестнике статью, которая называлась «Мудрость и бессмертие» («Кnowledge and Immortally»). В этой небольшой работе автор рассматривал проблему связи между реальностью, которая доступна сознанию, и реальностью, которая уклонилась от чувственного восприятия. Вывод делался весьма неожиданный: ссылаясь на учение Платона и гностические школы, де Менгель провозглашал возможность бессмертия человека.
Чтобы осознать эту возможность, требовалось подключить сверхчеловеческие знания. Вслед за Кантом и Декартом де Менгель указывал на то, что мы, люди, создаем абстрактные схемы на основании визуальных наблюдений за теми или иными объектами. Наше зрение превращается в какую-то идею. То есть, казалось бы, восприятие контролирует сознание. Но что делать, если тот или иной предмет не имеет физической формы или вовсе является духовным понятием? Физиология начала XX века оказывалась в тупике. Электрохимические процессы в глазу происходили благодаря сигналам из внешнего мира, но эти сигналы передавались в некий центр, где превращались в «мыслительное впечатление», некий умственный отпечаток увиденного. Но это было допущением, за рамки которого физиология не решалась шагнуть. И уж подавно не могла дать точного ответа, что происходило в этом «центре». Разочарованный наукой де Менгель решил обратиться к классическим аристотелевским схемам. Он позаимствовал у этого философа мысль, что все сущее является смешением двух основополагающих принципов: субстанции (материи) и эссенции (сущности), нередко называемой формой. Чтобы сделать свою мысль более наглядной, де Менгель сравнивал влияние формы на материю с воздействием магнитного поля. Если бы форму воспринимаемого объекта можно было увидеть при помощи какого-то аппарата, то она обязательно отпечаталась бы в мозгу. Форма — это душа предмета. Но человек в состоянии воспринимать формы без какого-либо соприкосновения с материей. В качестве иллюстрации приводился другой пример: при помощи воска можно получить отпечаток любой монеты, хотя при этом он не будет иметь никакого отношения ни золоту, ни к серебру. Де Менгель тут же указывал на одну из школ йоги, адепты которой утверждали, что объекты познания, даже не активные, могли как магнит притягивать к себе души и модифицировать их форму. Но, несмотря на ссылки на индуизм, де Менгель все-таки взял за основу аристотелевскую модель. Об этом говорит хотя бы его четверичное деление принципов Вселенной:

1) саusa materialis. Все возникает из какой-то материи.
2) саusa formalis. Все возникает в какой-то форме. Например, стакан (по форме) состоит из кварцевого песка (материя).
3) саusa finalis. Все возникает с какой-то определенной целью. В данной ситуации из стакана надо пить.
4) саusa movens. Все возникает в результате какого-то процесса. Для возникновения стакана надо обработать кварцевый песок.

Видимый мир состоит в любом случае из материи, Форма, не облаченная в материю, является Божеством. Но, в отличие от Аристотеля, де Менгель наряду с материей и формой вводил еще третий принцип — лишение (Рrivation). Когда думаешь о свете, нельзя не вспомнить темноту. Следовательно, в начале процесса возникновения наряду с материей и формой существует некое отрицание настоящей формы — ее относительное несуществование.
Активно используя мысли античных философов: Платона, Аристотеля, Дионисия Псевдо-Ареопагита, — де Менгель приходит к выводу, что сверхчеловеческое знание не может достигаться при помощи каких-то интеллектуальных усилий, этого можно достигнуть лишь при помощи интуиции. Именно развитие внутренних возможностей позволяет стать подобным ангелам. В этом отношении очень показательной оказалась роль концентрации в йоге. Магическая сила находится в самом человеке, ее надо лишь разбудить (тезис традиционный для гностицизма). Именно эта разбуженная сила позволит людям избежать смерти. Де Менгель указывает на историческое развитие церковной теории относительно телесного бессмертия, которое вовсе не имело никакого отношения к природе бессмертной души, а было лишь божьей милостью. Сам же французский мистик смотрел на этот вопрос с гностической точки зрения, а потому ему виделись совершенно другие перспективы. Он считал, ссылаясь на азиатскую традицию, что ангелы имели вполне человеческое происхождение. Начав с природы материи, де Менгель заканчивал свою статью выводом, что бессмертие — вопрос личного духовного познания. В случае если человек осуществляет это познание, то он превращается в сверхчеловеческое существо — ангела.
Если говорить об индуистском понятии «шакти», то де Менгель осветил этот вопрос в статье, опубликованной в 1931 году во французском эзотерическом журнале «Покрывала Изиды». В этой работе он поставил знак равенства между индуистским «шакти» и иудейским «шекинах». Эти понятия неизменно употреблялись в сочетании с «сияющим блаженством» Анананда (индуизм), «бинах» (иудаизм), «высшей матерью» (каббализм), «Нашей дамой от Святого Духа» (гностицизм). Подобные следы можно было отыскать даже в тантризме. Здесь вновь звучит знакомая тема формы и материи. Но в этот раз де Менгель проводил некое половое их разделение, указывая, что соединение начал имело определенное половое значение, что четко видно в идеях о сексуальной энергии в тантрической йоге. Вообще в этой статье де Менгель пытался найти внешние схожие признаки и различных религий. Или, говоря другими словами, он занялся поисками элементов изначальной проторелигии.
Накануне своей встречи с Гиммлером де Менгель опубликовал в «Меркурии Франции» статью «Вероломство масонов». Не исключено, что Гиммлер не без интереса изучил ее. Рейхсфюрер СС всегда проявлял интерес к масонской тематике. Этот интерес вряд ли можно было объяснить чисто служебной деятельностью полиции и СС, которые преследовали масонов сначала на территории Германии, а затем и оккупированной Европы. Стоит хотя бы вспомнить десятки тысяч томов, рек-визированных из масонских библиотек. Все они оказались собраны в специальном эсэсовском хранилище. Но вернемся обратно к де Менгелю.
Де Менгель несколько дистанцировался от традиционных обвинений в адрес масонов. По большому счету его статья была посвящена проблеме инициации в тайных обществах. «Очевидно, что в понятие инициации (посвящения) мы вкладываем другое значение, нежели это общепринято сегодня на Западе. Относительно смысла, в котором мы его употребляем, в котором этот термин употреблялся в древние времена в Европе и до сих пор бытует на Востоке, мы не нашли лучшего определения, чем приведенное мадам Александрой Дэвид-Ниль в своей книге "Инициация ламаизма". "Принципиальная идея, — говорит она, — которую мы связываем с понятием инициации, состоит в открытии тайного учения, допущения до участия в тайных мистериях, во время которых происходит передача силы... Человек, проводящий посвящение, не обязательно должен быть "посвященным" или святым, в определенных условиях он может быть даже слабоумным или мошенником"». По мнению же де Менгеля, масонство сошло с правильного пути. В качестве лекарства от этой болезни он предлагал изгнание из лож 80 % ее членов, в том числе обладающих высоким градусом посвящения, после чего надлежало сформировать новую герметичную организацию, куда бы вошли оставшиеся «вольные каменщики». Но где гарантия, что новая организация пойдет по «правильному пути»? На этот вопрос ответить оказалось непросто. Традиция каменщиков была закреплена веками. Ее уничтожение было, по мнению де Менгеля, неосуществимой задачей. Но приговор масонам был вынесен. Ложи состояли из людей, которые только играли в тайные общества. На самом деле за их спиной находились те, кто уводил масонство с «правильного пути». В этом отношении каменщики, подобно иудаизму, не были самостоятельной силой, а всего лишь слепыми инструментами. Затронув болезненный вопрос о взаимопроникновении масонства и еврейства, де Менгель опять давал отнюдь не привычный ответ. «Многие полагают, что масонство — творение рук евреев. В действительности все по-другому. Использование еврейских терминов во время масонских ритуалов вовсе не указывает на еврейское происхождение. С таким же успехом можно говорить, что христианские службы, во время которых зачитываются отрывки из Ветхого Завета, являются еврейским порождением. Спекулятивное масонство, возникшее в 1717 году, бесспорно, было вдохновлено протестантизмом. Если оно и пересекалось с евреями, то это произошло гораздо раньше, как это сделали розенкрейцеры, либо состоялось при посредничестве особых оккультных групп. О существовании подобных групп известно очень небольшому количеству людей. Среди них можно выделить Рене Генона, который больше известен благодаря своим работам, посвященным учению индуизма. В своей работе "Теософия — история псевдорелигии" он рассказывает о нескольких подобных закрытых группах, когда перечисляет "лжепророков". Он пишет: "Различия (между этими эзотерическими группами) очень незначительны и поверхностны, во всех случаях у них общий фундамент и тенденции развития, что позволяет говорить о реализации какого-то неповторимого плана. Не верится, что теософы, оккультисты и спиритуалисты обладают достаточными силами, чтобы успешно осуществить такое начинание. Однако не скрывается ли за всеми этими движениями какая-то ужасная вещь, о которой не подозревают и сами руководители? Не являются ли эти организации всего лишь чьими-то слепыми орудиями?Де Менгель делал интересный вывод: инструментами невидимой зловещей силы являлись едва ли не все организации: масоны, евреи, теософы, политические движения различного масштаба. Ими манипулируют во имя осуществления тайного замысла.
Что же могло привлечь Гиммлера в этой статье? Только одно — намерение создать новую организацию, которая пойдет по «правильному пути» утраченной традиции. Естественно, рейхсфюрер даже не сомневался, что такой организаций станут его «охранные отряды», «черный орден» СС.
Как же удалось организовать встречу могущественного нацистского бонзы и французского мистика, чьи работы были известны лишь узкому кругу специалистов? Впервые в Германию его пригласил сотрудник «Наследия предков» Ирье фон Грёнхаген. 19 февраля 1937 года Карл Мария Вилигут написал в персональный штаб рейхсфюрера СС письмо, адресованное лично Карлу Вольфу. В нем он сообщал следующее: «Хотел бы рапортовать о беседах (с господами де Менгелем и фон Грёнхагеном), которые состоялись 16 и 18 февраля 1937 года. Рейхсфюреру СС стало известно от господина фон Грёнхагена, что де Менгель в настоящее время задерживается в Берлине. Инициатива и предложения об организации этих двух встреч исходили от господина фон Грёнхагена, причем он имел краткий обзор работ, исследований и дальнейших перспектив (де Менгеля). По сообщению того же фон Грёнхагена, он обладает обширной выборкой литературы, которая является в своем роде редкостью. Господин де Менгель ознакомил меня с частью этих работ. Его исследования касаются дохристианских, индийских, персидских и частично китайских манускриптов, посвященных различным вопросам религии и духовной истории; среди прочего он уделяет повышенное внимание Эдде, Каббале и Ведам. Особо тщательно он занимается математическими расчетами структуры пирамид, выявлением тайного смысла средневековых зданий... По моему приглашению в одной из этих бесед принял участие оберштурмфюрер СС Отто Ран, так как он не только свободно говорит по-французски, но и занимается схожей проблематикой. Во время своих ранних поездок Отто Ран смог сделать собственные наблюдения относительно выводов, сделанных господином де Менгелем, и убедился с их истинности».
Затем Вилигут предлагал поручить переводы работ де Менгеля Отто Рану и Ирье фон Грёнхагену. А для перевода математической части произведений прикрепить к ним людей, обладающих астрономическими и астрологическими знаниями, В качестве таковых Карл Мария Вилигут называл штурмбаннфюрера СС Френцольфа Шмидта и специалиста по музыке доктора Безе. О Френцольфе Шмидте мы уже упоминала в начале этой главы. Имеет смысл сказать пару слов о Безе. Коренной берлинец Фриц Безе был сотрудником «Наследия предков», где занимался изучением проблем нордической музыки, изготавливая точные копии старинных инструментов.
9 марта 1937 года из штаба рейхсфюрера СС поступил ответ. На де Менгеля обратили внимание. «Рейхсфюрер СС ознакомился с Вашим письмом от 19 февраля 1937 года. Желательно сначала сделать фотокопию с работ господина де Менгеля, а уж затем их переводить. Рейхсфюрер не возражает против бесед с господином де Менгелем. Возможно, в ближайшее время он сам присоединится к ним». 21 марта 1937 года в штаб Гиммлера было прислано заключение, сделанное Шмидтом относительно математической части работ де Менгеля. В этом документе говорилось, что «магические расчеты господина де Менгеля, основанные на древних данных, выполнены безукоризненно. Но, к сожалению, их постижение недоступно современной науке». В свете этого он предлагал «создать академическую кафедру арийской мудрости, которая должна была вести духовную борьбу против либеральной науки». В этом отношении работы де Менгеля осознанно или неосознанно способствовали объединению всех арийских народов.
26 апреля 1937 года Гиммлер получает от секретаря отдела «Аненэрбэ», занимающегося индогерманскими и финскими культурными связями, краткий обзор всех работ де Менгеля, где в том числе приводились оглавления его увидевших свет работ. О произведении де Менгеля «Традиционный дух Европы в его прошлом и будущем», например, говорилось следующее: «Автор указывает на превосходство Средневековья и дегенеративное воздействие эпохи Возрождения. Он рассматривает фазы традиционной европейской цивилизации: бардов, миннезингеров, трубадуров, рыцарских орденов, тамплиеров и их наследников, розенкрейцеров. Он указывает на истинные причины проклятия руководителей тамплиеров, которое прозвучало похоронным колоколом для западной цивилизации».
4 мая 1937 года Карлу Вольфу пришло сообщение, что де Менгель остался без наличных средств. Предлагалось выделить ему небольшую сумму, достаточную для возвращения из Берлина в Париж, после того как он вернется из Хельсинки, где он гостил у господина фон Грёнхагена, финна по национальности. В то же время какой-то из эсэсовских чинов сообщал Вольфу: «Я заявил ему (де Менгелю), что рейхсфюрер СС ознакомился с его работами и заинтересовался ими, выразив желание дачно побеседовать с господином де Менгелем». Из путешествия по Финляндии де Менгель вернулся 22 мая 1937 года. Примечательно, что эта поездка оплачивалась из средств «Наследия предков». Но еще более интересен тот факт, что визит в Финляндию был не просто поездкой, а научно-исследовательской экспедицией «Аненэрбэ»! Сам Грёнхаген занимался в рамках «Наследия предков» тем, что пытался обнаружить общие корни немцев и финнов. Более того, по заданию Гиммлера он должен был доказать, что финны, имевшие монголоидную внешность, также были германцами по происхождению! Вовлечение финнов в научную сферу деятельности «Наследия предков» было дипломатическим шагом, который мог позволить найти еще одних союзников в предстоящей борьбе с «семитами».
Визит де Менгеля в Финляндию вдвойне интересен тем, что француз до своего появления в Берлине никогда не занимался проблемами этой скандинавской страны. Вне всякого сомнения, подобный интерес проснулся в нем (или был навязан) лишь во время пребывания в Германии. Но все-таки мы так и не ответили на вопрос: что побудило де Менгеля приехать в Берлин? Приоткрыть завесу над этой тайной могут служебные документы «Наследия предков». 25 мая 1937 года секретарь отдела Индогерманских и финских культурных связей, фрейлейн Гертраут Шларб, направила письмо оберштурмфюреру СС Лахнеру, служившему в Главном управлении СС по вопросам расы и поселений и являвшемуся адъютантом Карла Марии Вилигута. В этом послании были такие строки: «Глубокоуважаемый господин Лахнер! Согласно Вашей просьбе я пересылаю Вам сообщение о различных тайных организациях. Господин де Менгель сделал лишь несколько замечаний. Однако обещал связать со своим другом, который знает гораздо больше. После того, как эти сообщения попадут ко мне, я переправлю Вам копию». Очень интересное письмо. Что же получается? Работы де Менгеля финансировались Гиммлером, этот француз участвует в экспедициях «Наследия предков», а самое главное — информирует СС о французских тайных организациях. Не исключено, что информация касалась не только Франции, но и относилась к Англии. У де Менгеля были неплохие связи с Великобританией. Как мы помним, он еще в 1913 году завязал контакты с Лондонским алхимическим обществом. Вывод можно сделать только один. Де Менгель действовал как агент СС. Но куда как интереснее, о каких организациях он сообщал руководству «черного ордена». В конце 80-х годов во Франции вышла книга Жерара де Седее, в которой упоминался Гастон де Менгель. Само же это произведение было посвящено легендам, витавшим вокруг деревушки Ренн-ле-Шато. Спектр легенд был самый разнообразный, начиная от тамплиеров и заканчивая явлением Богоматери в Фатиме. Сама эта деревушка располагалась в Южной Франции, в 40 километрах от города Каркассона. Но самое большое внимание в этой книге было уделено внезапному обогащению местного сельского священника. Де Менгель же упоминался один раз. «В 1924 году Жорж Монти вместе с Гастоном де Менгелем основал "Западную группу по изучению эзотерики", которая располагалась в Париже на Авеню Вилерс, 16». Об этой организации было также известно, что она имела женское отделение, которое называлось «Ложей Изис», а ее члены назывались «дамами», «феями» и «волшебницами».
Группа, созданная Монти и де Менгелем, приняла своего рода манифест, в котором призывала примириться все церкви II «центры посвящения». Сделать это было необходимо для того, чтобы новое братство было известно по всему земному тару, но оно не насчитывало и 80 человек. Цель новой организации — религиозное обновление Европы и длительный мир во всем западном обществе. Монти писал: «Нашей действия всегда будут дискретными по своей природе, наши ложи будут закрыты для непосвященных, наше учение будет недоступно для любопытных и пустомель, наши церемонии будут сокрыты. Осуществление синтеза смутного прогресса может произойти только в духе иерархии. Вследствие этого необходимо охватить все элитарные сущности, дабы остановить процессы декаданса и цивилизации». Итак, новая организация должна была дать новый миропорядок Европе. Новый миропорядок собирались установить и СС
. Часть II


Tags: drittes reich, КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments