imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Тьерри Мейсан ТАЙНА ГУАНТАНАМО


Так выглядит «лагерь свободы» Гуантанамо

ВСЕ помнят фотографии пыток, активно распространявшиеся в Интернете. Но крупные СМИ, не имея возможности проверить подлинность фотографий, не решались их публиковать. А в 2004 году телеканал Си-би-эс посвятил этим снимкам целый репортаж об обращении с иракскими заключенными, который и послужил началом крупных разоблачений. Быт тюрьмы Абу Грейб показал, что так называемая война с диктатурой Саддама Хусейна является обычной оккупацией, сопровождавшейся целой вереницей преступлений. Вашингтон, как водится, уверял, что речь идет об отдельных бесчинствах, совершенных отщепенцами без ведома командования. Нескольких солдат даже арестовали и судили, чтобы другим неповадно было. После чего дело закрыли до следующих разоблачений.
А ЦРУ и Пентагон тем временем начали готовить общественное мнение (как в самих Соединенных Штатах, так и в странах- союзниках) к восприятию «новых» моральных ценностей. С этой целью ЦРУ назначило полковника Чейза Брендона, кузена актера Томми Ли Джонса, агентом по связям с Голливудом и наняло знаменитых писателей (например, Тома Клэмси) и сценаристов для создания новых фильмов и телесериалов. Перед авторами поставили задачу заклеймить мусульманскую культуру и обезличить ее, а попутно представить пытки чем- то само собой разумеющимся, неизбежной составляющей борьбы с терроризмом.
В качестве примера подобного рода продукции можно привести приключения агента Джека Бауэра в сериале «24», съемки которого щедро финансировались ЦРУ. С каждым новым сезоном авторы все больше расширяли границы дозволенного. И если в первых сериях герои просто запугивали подозреваемых, чтобы получить от них необходимые сведения, то в дальнейшем перешли уже к истязаниям, все меньше мучаясь угрызениями совести и все больше уверяясь в правоте своего дела. Так в коллективном сознании были бесследно стерты несколько веков гуманизма, и наступила новая эпоха варварства. Хроникер газеты «Вашингтон Пост» Чарльз Краутаммер (по совместительству врач-психиатр) и вовсе трактовал применение пыток в эпоху войны с терроризмом как «моральный императив» (!). Фактам нашлось подтверждение в расследовании швейцарского сенатора из Совета Европы Дика Марти. Выяснилось, что ЦРУ похищало людей тысячами, причем даже на территории Европейского союза. Спустя некоторое время на широкую общественность обрушилась целая лавина свидетельств о преступлениях, совершенных в тюрьмах Гуантанамо на Караибах и Баграм в Афганистане.
Но обработанное общественное мнение стран — членов НАТО удовлетворилось подсунутым им объяснением, которое так хорошо сочеталось с романическими интригами. Для спасения невинных душ Вашингтон прибегал к методам подпольной работы: подозреваемых похищали и заставляли говорить, применяя действенные, хоть и осуждаемые общественной моралью методы. Именно от этой наивной позиции отталкивался кандидат в президенты Барак Обама, выступая против действующей администрации Джорджа Буша. Запрет на применение пыток и закрытие секретных тюрем Обама поставил во главу угла своей предвыборной программы.
Во время переходного периода, после своего избрания на пост президента, он окружил себя юристами очень высокого уровня и поручил им разработать стратегию, которая помогла бы покончить с этим зловещим эпизодом в истории страны. Поселившись в Белом доме, Обама посвятил свои первые президентские указы исполнению взятых на себя обязательств. Рвение нового президента покорило международную общественность, вызвало к нему огромную симпатию и позволило улучшить имидж Соединенных Штатов в мире.
Однако прошел уже год после избрания Обамы президентом, а воз и ныне там. Были рассмотрены несколько сотен индивидуальных случаев, но, по сути, положение не изменилось. Тюрьма Гуантанамо как функционировала, так и функционирует и в ближайшее время закрыта не будет. А ассоциации по защите прав человека продолжают заявлять, что применяемые насильственные действия только ухудшили положение заключенных.
Поначалу вице-президент Джо Биден, отвечая на вопросы, касающиеся данной ситуации, заявлял, что чем больше он вникает в тему, тем больше открывает неизвестных фактов. Но затем с ним произошла загадочная перемена: он предостерег прессу от открытия ящика Пандоры.
Со своей стороны Грег Крейг, советник по юридическим вопросам Белого дома, подал в отставку, но не потому, что не справился с задачей закрыть центр, а потому, что ему поручили невыполнимую, с его точки зрения, миссию.
Так почему же президенту Соединенных Штатов не удается решить задачу? Если о бесчинствах эпохи Буша было уже все рассказано, то зачем упоминать о ящике Пандоры и чего следует опасаться? Просто в действительности все гораздо масштабнее. Дело не ограничивается несколькими похищениями и одной тюрьмой. Работает система, и ее истинные цели и задачи разительно отличаются от того, в чем нас пытаются уверить ЦРУ и Пентагон. И чтобы начать наш спуск в ад, осталось устранить одну неясность.

КОНТРВОССТАНИЕ

То, что творили — по крайней мере вначале — военнослужащие сухопутных войск в Абу Грейб, не имело ничего общего с экспериментами ВМС и морской пехоты в Гуантанамо и других секретных тюрьмах. Там произошло закономерное превращение обычных солдат в полицейских, вынужденных противостоять враждебно настроенному местному населению. Лишь политика террора могла позволить им управлять «аборигенами». Силы Коалиции решили не следовать примеру российских внутренних войск в Чечне, а повторить тактику репрессий, применявшуюся французами во время войны в Алжире против алжирцев, которых они тогда еще называли своими «соотечественниками». С этой целью Пентагон пригласил
французского генерала в отставке Поля Осареса — специалиста по контрвосстаниям, чтобы он подучил американских офицеров. За свою долгую карьеру Осарес сопровождал Соединенные Штаты везде, где они вели «войны низкой интенсивности», в основном в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке.
В конце Второй мировой войны Соединенные Штаты создали два центра подготовки специалистов по репрессивным техникам: Военно-политическую академию на Тайване и Школу Америк в Панаме. Лекции о применении пыток читались руководителям операций подавления, которые работали в Азии и Латинской Америке. В 1960—1970 годы деятельность репрессивных сил координировалась из штаб-квартиры Всемирной антикоммунистической лиги, объединившей руководителей соответствующих стран. Политика подавления получила широкое распространение во время операций «Феникс» во Вьетнаме (по нейтрализации 80 000 человек, подозревавшихся в принадлежности к Вьетконгу) и «Кондор» в Латинской Америке (по преследованию и уничтожению политической оппозиции в масштабе континента). Метод зачисток эскадронами смерти охваченных восстаниями территорий был в точности воспроизведен в Ираке во время операции «Железный молот».
Единственным новшеством иракского варианта стала раздача американским солдатам книги классика колониальной литературы, антрополога Рафаэля Патаи «Арабская ментальность» с предисловием полковника Норвела Б. Де Аткина, директора Специальной военной школы Джона Ф. Кеннеди, в которую была переименована зловещая Школа Америк после переезда в Форт Брэгг, штат Северная Каролина. В этой книге, в которой научным тоном описываются общеизвестные глупые предрассудки об арабах, есть знаменитая глава о сексуальных табу, которая и вдохновила американских солдат на постановку мизансцен в Абу Грейб.
Применявшиеся в Ираке пытки не единичные случаи (как пытается представить их администрация Буша), это просто часть стратегии подавления. И моральное осуждение тут не поможет: с издевательствами можно покончить, только разрешив политическую ситуацию. Поэтому Барак Обама все откладывает и откладывает вывод иностранных войск из Ирака.

ОПЫТЫ ПРОФЕССОРА БИДЕРМАНА

Совсем под другим углом зрения психиатр ВВС профессор Альберт Д. Бидерман изучал психологическое воздействие на американских военнопленных в Северной Корее.
Задолго до правления Мао и коммунистов китайцы разработали изощренные методы ломки воли заключенного и выбивания из него признаний. Они использовали эти методы во время войны в Корее и добились определенных результатов: американские военнопленные убежденно рассказывали журналистам о своих преступлениях, которых, возможно, даже и не совершали. Первые результаты своих наблюдений профессор Бидерман представил во время слушаний в сенате 19 июня 1956 года, а затем год спустя в Медицинской академии в Нью-Йорке. Он выделил пять стадий, через которые проходят «субъекты».

1. Заключенный отказывается сотрудничать и замыкается в себе.
2. Кнут и пряник могут заставить заключенного перейти во вторую стадию. Заключенный начинает защищаться от выдвигаемых против него обвинений.
3. Затем заключенный начинает сотрудничать. Он продолжает кричать о своей невиновности, но уже старается угодить следователям, признавая, что он, возможно, мог совершить ошибку, не осознавая того: случайно или по оплошности.
4. Когда заключенный переходит в четвертую стадию, он уже полностью деморализован. Он продолжает отрицать то, в чем его обвиняют, но уже признает свою преступную природу.
5. В конце процесса обработки заключенный признается, что совершил преступления, в которых его обвиняют. Он даже выдумывает дополнительные детали, чтобы обвинить себя еще больше и требует наказания.

Бидерман тщательно изучил техники, использовавшиеся китайскими тюремщиками в целях манипулирования заключенными, а именно: изоляция, монополизация сенсорного восприятия, усталость, угрозы, поощрения, демонстрация власти тюремщиков, ухудшение жизненных условий, ограничения. Физическое насилие вторично, а психологическое насилие всеобъемлюще и постоянно.
Работы Бидермана по «промыванию мозгов» тщательно изучались. Американские военные боялись, что их солдаты могут превратиться во врагов, «обработанных», готовых признаться в чем угодно и совершить все что угодно. Поэтому военные разработали специальную программу выживания для летчиков-истребителей. Программу, которая сделала бы их устойчивыми к пыткам и не позволила бы их перевербовать, если те попадут к врагу в плен. Эта программа получила название ВИСС — акроним четырех слов «Выживание — Избежание — Сопротивление — Спасение». Поначалу обучение по этой программе проходило в специальной Школе Америк. Но затем получило распространение и на другие рода войск — теперь курсы проходят уже на нескольких американских базах. Кроме того, подобные курсы обучения теперь введены во всех армиях стран — членов НАТО.
После вторжения в Афганистан администрация Буша решила использовать эти методики для выбивания признаний из военнопленных. Нужны были показания, которые постфактум подтвердили бы причастность Афганистана к терактам 11 сентября и узаконили бы официальную версию.
С этой целью на базе ВВС в Гуантанамо были оборудованы новые помещения, и опыты начались. Теория Альберта Бидермана была дополнена гражданским психологом профессором Мартином Селигманом. Селигман — личность известная: он, в частности, является президентом Американской психологической ассоциации.
Именно Селигман обозначил границы теории условных рефлексов Ивана Павлова. Для этого он помещал собаку в клетку, пол которой был поделен на две части. То под одной, то под другой частью пола в случайной последовательности включали электрический ток. Животное в целях самозащиты прыгало с одного места на другое, в чем не было ничего неожиданного. Но когда процесс убыстряли, периодически пропуская электрический ток под всей клеткой, собака приходила к выводу, что спасения нет и ее усилия тщетны. Тогда животное отказывалось от борьбы, ложилось на пол и переходило во вторую стадию, которая позволяла ему пассивно переносить страдание. Неожиданность ждала исследователей в конце: когда клетку открывали, собака не убегала. Она уже не могла сопротивляться и продолжала лежать и терпеть боль.
Вдохновленные подобными экспериментами руководители военно-морских сил США создали особую медицинскую команду. Они привезли в Гуантанамо профессора Селигмана — не просто практикующего врача, но настоящую звезду, известную своими работами по нервной депрессии. Его труды, посвященные оптимизму и вере в себя, являются мировыми бестселлерами. Именно он руководил экспериментами над человеческими «подопытными кроликами». Некоторые заключенные в конце концов погружались в вышеописанное психическое состояние, которое позволяло им переносить боль, но лишало способности к сопротивлению. Манипуляции подобного рода быстро переводили заключенных в стадию три по теории Бидермана.
Опираясь на работы Бидермана, американские тюремщики под руководством профессора Селигмана проверили на практике и улучшили технику принуждения. Вскоре была разработана научная методика, основанная на использовании гормональных колебаний. В Гуантанамо даже была открыта медицинская лаборатория, где у «подопытных кроликов» регулярно брали анализы слюны и крови для определения их реакции на те или иные пытки. Военным удалось усовершенствовать свои преступления. Например, в программе ВИСС описаны методы воздействия на сенсорное восприятие. Были проведены соответствующие опыты: заключенному мешали спать — включали громкую музыку, вызывающую стрессовое состояние. Но воистину впечатляющие результаты давало воспроизведение крика безутешного младенца, когда этими звуками заключенных обрабатывали в течение нескольких дней подряд. А самая полная власть демонстрировалась тюремщиками во время избиений заключенных. В Гуантанамо были созданы специальные силы немедленного реагирования, которые должны были наказывать заключенных. Для этого военных одевали в защитные шлемы а-ля Робокоп. Заключенного выволакивали из клетки и помещали в комнату с обитыми клееной фанерой стенами. «Подопытного кролика» швыряли на стены, но фанера частично смягчала удары. Цель: сломить волю заключенного, не сломав ему при этом костей.
Но лучший результат дала пытка водой. Некогда святая инквизиция погружала голову заключенного в чан с водой и извлекала за мгновение до утопления. Ощущение неминуемой гибели порождает острое чувство страха. Но тот прием был примитивным и часто приводил к смерти. Поэтому теперь пленного держат связанным в пустой ванне, а воду льют ему на голову. Несчастные случаи при таком методе происходят реже. «Это не имеет ничего общего с тем, что делала инквизиция, общее разве что вода…» (!), — так резюмировал рассказ об этих опытах заместитель директора ЦРУ, выступая перед Парламентской комиссией.
Американские врачи, в отличие от доктора Йозефа Менгеле, из концлагеря Аушвиц, не скрывали свои эксперименты — они вели их под непосредственным и исключительным контролем Белого дома. Все решения принимались группой из шести человек: Диком Чейни, Кондолизой Райс, Дональдом Рамсфельдом, Колином Пауэлом, Джоном Эшкрофтом и Джорджем Тенетом, последний даже под- твердил, что участвовал в десятке рабочих заседаний группы. Тем не менее эти опыты дали неудовлетворительный результат. Лишь немногие «испытуемые» оказались восприимчивы к разработанным методикам. Из таких заключенных удавалось выбить признательные показания, но состояние их оставалось нестабильным, и показывать таких людей публике было опасно. Самый известный случай «прокола» — дело мнимого Халида Шейха Мохаммеда. Имеется в виду арестованный в Пакистане мужчина, которого обвинили в том, что он является кувейтским исламистом. После продолжительных пыток (только в течение марта 2003 его 183 раза подвергли пытке водой), мужчина признал, что он является Халидом Шейхом Мохаммедом и виновен в организации 31 теракта, в том числе теракта во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке в 1993 году. Он так же взял на себя взрыв ночной дискотеки на Бали и убийство с отсечением головы журналиста Даниэля Перла. Признал он себя и участником терактов 11 сентября 2001 года. Проблема была в том, что мнимый Шейх Мохаммед подтвердил свои признания лишь перед военным комиссаром, но адвокатам и военным судьям не удалось допросить его на публике, потому что тюремщики опасались, что за пределами клетки заключенный откажется от своих признаний.

ОФШОРНЫЕ ТЮРЬМЫ ВМС США

В конечном счете администрация Буша посчитала, что лишь единицы способны сыграть роль авторов терактов 11 сентября. Поэтому был сделан вывод, что необходимо осмотреть очень большое число заключенных с целью отобрать наиболее восприимчивых. Учитывая полемику, развернувшуюся вокруг Гуантанамо, ВМС создали другие секретные тюрьмы вне всякой юрисдикции — в международных водах. Они решили оградить себя от возможного судебного преследования.С этой целью 17 плоскодонных кораблей, которые обычно используются для высадки десанта, были приспособлены под плавучие тюрьмы с клетками, как в Гуантанамо. Имена трех из этих кораблей были установлены британской правозащитной организацией «Реприв»: военные американские корабли «Эшлэнд», «Батан» и «Пелелиу».
Если сосчитать всех тех, кого взяли в плен или похитили в зонах конфликтов по всему миру за последние восемь лет, то получится порядка 80 000 человек. Всех их пропустили через систему обработки. Из них не менее тысячи были доведены до последней стадии психологической деградации, согласно теории Бидермана. Поэтому перед администрацией Обамы стоит тяжелая дилемма: закрыть тюрьму в Гуантанамо невозможно, не раскрывая содеянного. А признаться в совершенных преступлениях нельзя, не подтвердив, что все собранные показания ложны и сознательно выбивались под пытками, со всеми вытекающими из этого политическими последствиями. В конце Второй мировой войны Нюрнбергским военным трибуналом были вынесены приговоры по двенадцати делам. В одном из них фигурировали 23 нацистских врача, из которых семь были оправданы, девять были приговорены к тюремному заключению и семь — к смертной казни. С тех пор врачебная практика регулируется на международном уровне Этическим кодексом, по которому запрещается как раз все то, что делали американские врачи в Гуантанамо и других секретных тюрьмах
.
©
Tags: global world order
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments