imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Продолжение темы теории относительности

Теория относительности, как средняя по возрасту, занимает в моем рейтинге почетное третье место. В отличие от предыдущих гипотез дата рождения этой известна довольно точно. В 1624 в «Письмах к Инголи» Галилей объявил: «Для предметов, захваченных равномерным движением, это последнее как бы не существует и проявляет своё действие только на вещах, не принимающих в нём участия».
Это была эпоха открытий, физика развивалась семимильными шагами и к концу XIX века решила абсолютно все вопросы мироздания, раскрыла все самые сокровенные тайны природы, кроме двух мелких, можно сказать крохотных и малозначащих пустяков, незначительных нестыковок в формулах. Так, при оценке энергии, которое может накопить при облучении черное тело, эта энергия оказывалась бесконечной. Что, может быть, и безразлично в теории — но являлось явным абсурдом для реального мира. А кроме того, чудесные уравнения Максвелла, которые описывали собранные опытным путем данные по электромагнетизму, никак не стыковались с не менее замечательными формулами Ньютона, по которым Вселенная успешно существовала уже двести лет. Скорости источников излучения и самого излучения, судя по результатам измерений — не складывались.
С одним из вопросов в 1900 году весьма успешно справился Макс Карл Эрнст Людвиг Планк, который хохмы ради предложил считать, что излучение поглощается не просто так, а отдельными порциями. Бред, конечно — но формулы неожиданно начали работать, успешно стыкуя величины теоретические с результатами опытов из реального мира. Говорят, Макс Планк до конца жизни так и не смог понять — почему все физики мира так серьезно относятся к его безалаберной шутке.
Говорят, есть люди, которые не верят в Бога. Но Бог есть, ибо ничем иным, кроме его юмора, невозможно объяснить тот факт, что в 1905 году Альберт Эйнштейн практически одновременно и дал физическое объяснение «постоянной Планка», и предложил способ скрестить формулы Максвелла и Ньютона. «Минимальной порцией энергии», по его мнению, была энергия одной частицы, увязанная с одинарной длиной электромагнитной волны, а потому не способная оказаться ни больше, ни меньше. Что до уравнений — то Эйнштейн предложил считать правильными и те, и другие, плюнуть на здравый смысл и мысленно изменить саму Вселенную таким образом, чтобы результаты совпадали.
В качестве основы была взята теория относительности Галилея: в каждой замкнутой системе законы работают так, словно прочей Вселенной просто нет. При этом, если мы начинаем сравнивать результаты из разных систем — то подгоняем параметры времени и длины таким макаром, чтобы Ньютоновские формулы совпали с наблюдаемым результатом. Ну, а скорость света в вакууме — следуя результатам опытов Максвелла — Эйнштейн предложил считать константой и предельной скоростью распространения информации. Сиречь — всего на свете.
Тут следует сделать небольшое отступление и обратить внимание на то, что Теории Относительности как теории не существует в принципе. Существует набор формул, выведенный по результатам наблюдений — и этот набор Альберт Эйнштейн предложил использовать как единое целое, игнорируя привычный образ мысли. По принципу изложения ТО неотличима от «Начал натуральной философии» Исаака Ньютона. Ведь тот тоже не стал объяснять, почему притягиваются предметы или накапливается энергия? Он просто изложил формулы, по которым эти явления описываются. И, кстати, огреб свою порцию критики по данному поводу: Лейбниц, Гюйгенс, Якоб Бернулли, Кассини отвергли его способ изложения принципов тяготения и пытались объяснить движение планет декартовскими вихрями или иными способом. Ну, все равно как современники Эйнштейна ломали головы над парадоксами «близнецов» и «амбаров». Совершенно напрасно: умом ТО не понять. В ней главное, что формулы совпадают с результатами до сорокового знака после запятой!
Пока часть физиков радовалась цифиркам и переменным, выпадающим из многоэтажного матанализа непостижимой Теории Относительности, и норовила выкачать энергию из покоящихся тел, другая часть занималась матанализом цифирок, основанных на здравом смысле — сиречь, «квантовала» все подряд, на что только падал взгляд. Оказалось, что на «постоянной Планка» держится весь мир: из нее выводится понятие электронной волновой функции, описывающей распределение заряда и углового момента (спина) электрона в пространстве и времени; принцип Паули, организующий электроны по энергетическим и спиновым состояниям, «рассаживающий» их по атомным и молекулярным орбиталям (волновым функциям); уравнение Шрёдингера описывающее химические явления как физический процесс. Квантовая физика позволила чисто математически вычислять типы и размеры катализаторов для химических установок, процессы атомных реакций, поведение сверхтекучих жидкостей и сверхпроводников... Вычисления, проводимые по формулам квантовой механики, давали точность результатов, совпадающие с наблюдаемыми до восьмидесятого знака после запятой.
Польза от квантовой физики оказалась столь очевидна, что в 1921 году Альберт Эйнштейн получил Нобелевскую премию. Многие люди считают, что он получил премию за Теорию Относительности.
Как бы не так!
Альберт Эйнштейн получил премию за опровержение Теории Относительности!
Шутка Бога состоит в том, что базовая константа ТО — световой барьер — абсолютно противоречит основам Квантовой механики. По ТО, у любого объекта, который приближается к скорости света, масса стремится к бесконечности, а его длина — к нулю. Квантовая механика накладывает на этот процесс категорический запрет, поскольку длина имеет планковское ограничение на минимальный размер, сильно отличный от нуля. И автор этому ограничению — ха-ха три раза — нобелевский лауреат А. Эйнштейн!
Гром аплодисментов и охапки цветов великому ученому. Итак, в этом мире осталось место только для одной из теорий.
Место для дуэли определилось в 1964 году, когда Джон Стюарт Белл вывел неравенство Белла, опровергающее всю квантовую механику, ибо ставило под сомнение принцип неопределенности. Но самое главное — его можно было проверить экспериментально. В 1972 году в Калифорнийском университете был проведен опыт, и неравенство Белла оказалось опровергнуто! Квантовая механика победила — Теория Относительности рухнула.
Рухнула — да не совсем, ибо могла взять реванш, если ее саму тоже проверить экспериментально.
Вот тут-то физики и вспомнили опять про старикашку Исаака Ньютона. При взгляде на его успешно применяемые формулы для расчета орбит небесных тел легко заметить, что скорость гравитации никак не учитывается. Она априори предполагается распространяемой мгновенно. Между тем, по Теории Относительности ничто не может двигаться быстрее скорости света. В том числе этого предела не должна превышать и скорость распространения силы тяжести. Ученые взвыли от ужаса и кинулись к приборам.

Американский астроном Том Ван Фландерн, 20 лет проработавший в обсерватории US Navy, выдал результаты первым: в своей работе «The Speed of Gravity What the Experiments Say» он привел три доказательства того, что скорость распространения гравитации превышает скорость света.
1. Отсутствие эффекта аберрации орбиты.
Согласно Тому Ван Фландерну, если бы гравитация распространялась со скоростью света 300000 км/с, то тогда на Землю действовала бы тангенциальная сила порядка 0.0001 радиальной силы гравитации Солнца. При такой тангенциальной силе расстояние от Земли до Солнца удваивалось бы каждые 1200 лет. Однако подобное не происходит.
Данный факт, кстати, был осознан еще Лапласом, который дал оценку нижнему пределу скорости распространения гравитации как 10^8 c , где с — скорость света.
2. Свет и гравитация действуют не в параллельных направлениях. Согласно данным US Naval Observatory, разница направлений составила 20 угловых секунд. Это соответствует тому, что мы видим Солнце там, где оно на самом деле было 8.3 минут назад.
3. Наблюдения солнечного затмения.
Согласно Тому Ван Фландерну, при солнечном затмении было проведено точное измерение гравитации. Разница между максимумом видимого затмения и максимума гравитации составила 38+1.9 секунд времени. Это дало грубую оценку скорости распространения гравитации в 20 световых.
Поклонники Альберта Эйнштейна схватились за голову и стали ставить опыты, основанные на других измерениях. «Эксперимент Фомалонта – Копейкина», 8 сентября 2002 года — проверка скорости отклонения света от квазара при приближении Юпитера.
Результат — отрицательный. Скорость света превышена.
Определение прецессии гироскопа вблизи полюса Земли на спутнике Gravity Prob в 2004-2005 гг. — результат отрицательный.
Эксперимент Копейкина и Фомалона в 2007 году — результат отрицательный.
Это была катастрофа. Основная константа ТО испытания измерением не выдержала. Финиш.
Вот так научные открытия XXI века напрочь убили теорию, просуществовавшую три с половиной столетия и все еще не убранную со страниц учебников.
Так и хочется сказать, что современные школяры совершенно напрасно тратят учебные часы на зубрежку парадоксов Эйнштейна — ан нет, тут приходится наступить на горло собственной песне и сказать, что делать это придется поколение за поколением все новым и новым ученикам. Ведь если вернуться к началу, то мы вспомним, что ТО — это не теория, это сборник формул. И точно так же, как законы термодинамики сохранились, несмотря на опровержение мифа о теплороде, а законы Ньютона не исчезли после появления ТО — точно так же и формулы из Теории Относительности продолжат свою работу на благо человека даже после ее кончины. Мы всего лишь определили границу их применимости.
Но тем не менее...
Теории Относительности А. Эйнштейна больше не существует!
. ©
Tags: Наука и ЖестЪ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments