imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

90 лет назад умер В.И. Ленин (окончание)

НАЧАЛО


Мавзолей Начало строительства
«Принять к сведению»

Параллельно с ликвидацией династии Романовых на Урале происходили и другие события. 15 января 1918 года якобы при попытке к бегству был убит кадет Виктор Ардашёв, двоюродный брат Ленина из Перми. Документ о смерти Ардашёва подписал областной комиссар юстиции Филипп Голощёкин, а расследовал это «темное дело» председатель следственной комиссии и по совместительству глава революционного Трибунала Екатеринбурга Яков Юровский. …Кто-то сообщил Владимиру Ильичу об этом инциденте. Ленин немедленно телеграфировал: «Прошу расследовать и сообщить мне причины обыска и ареста Ардашёвых, особенно детей в Перми. Предсовнаркома Ленин». По этому поводу Пётр Мультатули пишет: «Лишь чудом Ленину удалось вырвать семью Ардашёвых из лап Юровского. Убийство родственников Ленина проводилось теми же людьми, которые убили Царскую Семью. Это были люди Свердлова. Они действовали явно вопреки Ленину и втайне от Ленина». Владимир Ильич случайно узнал об опасностях, грозящих семье его родственников. Из этого следует, что в то время он находился в определенной информационной блокаде и не был всемогущим правителем, как нам долго внушали толмачи от истории и создатели мифологизированного культа Ленина. Вот еще одна выдержка из замечательной работы П. Мультатули «Екатеринбургское злодеяние 1918 года»: «Интересно, что если на своем заседании ВЦИК «решение» Уральского Совета (о расстреле Царской Семьи) одобрил, то Совнарком — только «принял к сведению». Это еще одно косвенное подтверждение страха и сомнений Ленина в целесообразности истребления Царской Семьи.

Строительство
деревянного мавзолея
Напрашивается вывод: не Ленин играл в организации убийства Царской Семьи решающую и главенствующую роль. Наоборот, он до последнего стремился выполнить возложенное на него германскими правящими кругами поручение вывезти Царскую Семью из Екатеринбурга. Но для подлинных организаторов Екатеринбургского злодеяния было очень выгодно свалить всю ответственность на Ленина.
Во-первых, Ленин считался «русским», а значит, нити, ведущие к зарубежным организаторам, скрывались в тени. Во-вторых, роль таких изуверов, как Свердлов и Троцкий, сводилась как бы к второстепенной, малозначительной роли «Яшки-хулигана» и «Пламенного Льва», слепо выполнявших приказы «всесильного» вождя мировой революции.
Также напрашивается вывод, что истребление на Урале родственников Ленина, убийство Мирбаха, цареубийство, мятеж левых эсеров и покушение на Ленина — стоят в одной цепочке и подготавливались и осуществлялись одной и той же силой». Итак, в июле-августе 1918 года, резче, чем когда-либо, проступила угроза личной власти Ленина. На политическом горизонте вырисовывалась фигура нового партийного руководителя: не оратора и идеолога, каким был Троцкий, и не авторитетного вождя, каким был Ленин, а незаметного партаппаратчика, функционера, известного лишь в узких кругах партии — Свердлова.

Покушение на Вождя

Первое покушение на «вождя пролетариата» было совершено 1 января 1918 года. Тогда был ранен Фриц Платтен, Ленин не пострадал. Организовал акцию князь И. Д. Шаховской. Утром 30 августа 1918 года в Петрограде был убит Урицкий, а вечером того же дня стреляли в Ленина на заводе Михельсона: четыре выстрела якобы произвела эсерка Фанни Каплан. Существует несколько версий того, кто стоял за этим покушением. Самая же убедительная из них — Свердлов, который использовал этот акт для узурпации власти и разжигания Гражданской войны. Прежде чем перейти к изложению этой версии, озвучу один любопытный факт: Фанни Каплан была хорошей подругой родной сестры Свердлова — Сары, работавшей в секретариате Ленина. Также небезынтересно, что изначально отрицавшая свою вину Каплан после допроса Петерса и очной ставки с Брюсом Локкартом будто бы что-то признала. Через три дня ее расстрелял комендант Кремля, бывший матрос Балтийского флота Мальков по приказу Свердлова, а ее тело сожгли в бочке. При этом присутствовал революционный поэт Демьян Бедный. Новый «вождь» убрал опасную свидетельницу еще до начала серьезного расследования.
«30 августа 1918 года будет убит Моисей Урицкий, и на завтра, в один день, — 31 августа, в Москве будет ранен Ленин, а в Петрограде 31 августа во время обыска чекистов в английском посольстве, во время оказания сопротивления будет убит английский капитан Кромми. Чекисты, верные Ленину, несомненно знали точно, где искать, и они нашли то что искали, иначе бы из архивов ОГПУ не пропали бы все документы, связанные с этим периодом. Трудно поверить, что это не связанные между собой события. Неужели были такие вопиющие факты вовлечённости англичан в подготовку левоэсеровского мятежа? Все документы ВЧК, относящиеся к этому периоду, от 20 мая 1918 года до 1 октября 1918 года, уничтожены», — сообщает бывший начальник ЦОС ФСБ генерал Александр Зданович в работе «Четыре попытки Дзержинского».

Кто это мог сделать?

Только сами чекисты, но естественно, лояльные Троцкому, а не Сталину. А на этот период попадает и расстрел Царской Семьи, и левоэсеровский мятеж, и покушение на Ленина, и убийство Мирбаха, и обыск в английском посольстве, и смерть капитана Кромми, и начало Красного террора, и расстрелы заложников.
В статье Николая Мордикова «Так кто же стрелял в Ленина?» все разложено по полочкам, даны краткие и четкие ответы на вопрос, вынесенный в заголовок. Фанни Каплан не имеет к этому преступлению никакого отношения, в Ленина стреляли чекисты-провокаторы Александр Протопопов и Лидия Канаплёва, общепринятая версия — миф.
Автор спокойно и достаточно аргументированно подводит к выводу, что непосредственный виновник тех событий — Свердлов, который имел связь с Сиднеем Рейли через брата Зиновия (Пешкова). Мордиков приводит несколько «странных» фактов в подтверждении своей версии: «Напомню, что в те дни протекал так называемый «Августовский кризис власти», и, естественно, были люди заинтересованные в замене Ленина любым путем. Одним из «заинтересованных» лиц мог быть и Свердлов. У этой, на первый взгляд невероятной версии, есть свои подтверждения. Бонч-Бруевич видел, как в день покушения Свердлов открыл кабинет Ленина и рылся в его бумагах, несмотря на строжайший запрет. Строжайший! Верный Бонч сам слышал, как Свердлов говорил: «Ну вот, Ильич болен, а мы и без него отлично справляемся».
И далее: «Не менее странен и тот факт, что сразу после покушения на Ленина тот же Свердлов подписывает сообщение «О злодейском покушении на тов. Ленина», в котором сообщается, что в вождя стреляли правые эсеры. Значит, Каплан уже допросили? Нет. Сообщение подписано в 22 часа 40 минут — 30 августа. Допрос же Каплан на Лубянке начался часом позже — в 23 часа 30 минут. Выходит, Свердлов знал о готовящемся покушении? Разумеется, знал. Об этом ему неоднократно докладывалось». Так же интересен факт из разряда «случайных совпадений», которых в природе не бывает. В уголовном деле Фанни Каплан имеются уникальные фотографии следственного эксперимента, проводимого следователем по особо важным делам Виктором Кингисеппом на третий день после покушения. На снимках отчетливо видны все участники следственных действий: это сам Кингисепп, водитель Ленина — Гиль, другие участники эксперимента. Совершенно неожиданно выяснилось, что упомянутые фотографии делал Яков Юровский, чекист из Екатеринбурга, принимавший активнейшее участие в расстреле Царской Семьи. Но и это еще не все. Доподлинно известно, что прибыл он в Москву вместе с другим цареубийцей Филиппом Голощёкиным — Военным комиссаром Урала, по личному вызову Председателя ВЦИКа Якова Свердлова. Интересно знать, зачем понадобились в Москве эти люди? Да затем же, что и всегда — для решения «щепетильных вопросов». Правда, теперь эти «друзья» понадобились «нашему Якову» еще и в качестве личной гвардии.

Неудавшийся переворот


Деревянный мавзолей 1927 г.

Что же произошло потом, когда Ленин был отстранен от дел из-за ранения? По внешним признакам, — государственный переворот, затеянный Свердловым и Троцким, удался. 2 сентября 1918 года ВЦИК передал всю полноту власти в стране срочно примчавшемуся из Казани Троцкому, назначив его председателем вновь созданного Реввоенсовета республики. 5 сентября Совнарком принял свое знаменитое кровавое «Постановление о красном терроре», обрекшее на смерть сотни тысяч невинных людей. И к концу 1918 года на всех границах России и внутри нее уже полыхала гражданская война.
Организатор переворота Свердлов, председательствуя в Совете народных комиссаров вместо Ленина и сохранив за собой руководящие посты во ВЦИКе и ЦК РКП (б), сосредоточил в своих руках всю полноту власти в партии и стране. Но что-то сработало не так, как планировалось. По редчайшему стечению обстоятельств нанесенные раны не оказались смертельными. Они даже не вывели Ленина надолго из строя, и он, похоже, прекрасно понял, что его сподвижники едва не осуществили против него заговор. Во всяком случае, уже 8 октября в состав Реввоенсовета, в котором Троцкий собрал своих приверженцев, было введено семь новых членов — противников Троцкого, включая И. В. Сталина.
16 марта 1919 года от загадочной простуды, якобы подхваченной в железнодорожных мастерских Орла, скончался сам Свердлов, а через полгода от бомбы террориста, брошенной в окно здания МК партии, в числе других погибает свердловский приятель и протеже В. Загорский. Причина смерти Свердлова до сих пор не выяснена. Не то от «испанки» загнулся Яков Михайлович, не то от побоев рабочих…, а может, траванули…
Юрий Москаленко пишет: «Так умер ли Свердлов собственной смертью или был, например, отравлен? Скорее всего, Якову Михайловичу все-таки «помогли». Не стоит забывать, что на 18 марта 1919 года был назначен судьбоносный VIII съезд РСДРП (б), на котором должна была разгореться острая борьба. Ленин после ранения был уже не такой энергичный и мог встать вопрос о его замене. Вероятнее всего, в руках Свердлова и сосредоточилась бы вся полнота власти.
А за полтора дня до начала съезда, 16 мая, в 16.45, Свердлов неожиданно умирает, хотя до этого отличался неплохим здоровьем. Ну не верю я в такие совпадения…». И я в такие совпадения не верю! Кто же «помог» Свердлову перейти в мир иной? Николай Мордиков утверждает, что: «…за полчаса до смерти Свердлова посетил Ленин. О чем они говорили — неизвестно. Но тот же Бонч пишет, что Свердлов пытался что-то сказать Ленину. Потом затих, сжал руку и умер». Гримаса судьбы? Чтобы дополнить складывающийся образ и закончить первую часть нашего исследования о «вожде вождей», приведу отрывки из двух книг.
«Кто бы, как бы ни относился к Ленину и большевикам, нужно все же признать, что они помешали антирусским мировым силам реализовать план раздробления России и ликвидации ее как великой державы. Восстановив территориальную целостность России и вернув таким образом, к жизни великую державу, самодостаточную по своим внутренним ресурсам и возможностям, самобытную по своему традиционному укладу, державу, подобную целому миру, большевики неизбежно должны были оказаться перед перспективой «национализации» Октябрьской революции, или строительства социализма в одной стране» (И. Фроянов, «Уроки Красного Октября»). Что большевики-ленинцы и сделали, тотчас став для перманентных революционеров «контрой». Знаменитый английский писатель-фантаст, масон Герберт Уэллс по результатам своей поездки в Советскую республику написал книгу «Россия во мгле». Глава, посвященная Ленину, называется «Кремлевский мечтатель». Так что же Ленин — утопист, фантазер? «Я ожидал встретить марксистского начетчика, — писал Г. Уэллс, — с которым мне придется вступить в схватку, но ничего подобного не произошло». Вообще, Ленин оказался совершенно иным человеком, не таким, каким рисовался при прочтении его статей. «Дело в том, что Ленин, который, как подлинный марксист, отвергает всех «утопистов», в конце концов, сам впал в утопию, утопию электрификации. <…> Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии. В какое бы я волшебное зеркало я ни глядел, не могу увидеть эту Россию будущего, но невысокий человек в Кремле обладает таким даром. <…> Он безгранично верит в свое дело».
Уэллс очень живо рисует Ленина, восторгается его умом и верой в идею, решимостью ее воплотить. Поэтому он и называет Ленина не фантазером, а «мечтателем». Но мне думается, что Уэллс вкладывает в этот термин и другой смысл. Какой же? Чтобы это понять, прочтем цитату из И. Фроянова: «Ф. М. Достоевский как-то высказал мысль, замечательную по глубине проникновения в суть явления. Он говорил, что «движением демоса» управляют мечтатели, а «мечтателями — всевозможные спекулянты».
Иными словами, в революционном движении существуют видимые, легальные вожди и руководители невидимые, теневые, неизвестные порою тем, кого Ф. М. Достоевский называет «мечтателями»».
Если даже и не узнал «кремлёвский мечтатель» имена этих «спекулянтов», но на практике вел борьбу с их представителями за освобождение от такой «опеки», особенно в последние годы жизни, в отдельно взятой социалистической державе…

Ленин и Церковь

21 января 1924 года Ленин умер, и сразу началась такая суета вокруг похорон и «увековечивания» памяти вождя, которая наводит на мысль о том, что этой смерти ждали и к ней готовились заранее. Далее мы вернемся к этому, а пока предварим наши рассуждения разговором о Ленине и вере, Ленине и Церкви. Отношения, конечно, были непростыми, но не такими, как описывают историографы. Мы разделяем мнение, что большевики были лишь Орудием Божьего Промысла, гонения же были попущенны, «иначе бы Церковь не спаслась». Это — наказание за теплохладность, обновленчество, непоминание Царя (с 1905 года), измену Помазаннику Божьему в феврале 1917 года и благословение Временного Правительства, т. е. фактически признание Священным Синодом революции. Показательно и то, что после расстрела без суда и следствия Царской Семьи, пожалуй, один только патриарх Тихон открыто осудил это зверство…
«В предреволюционное время, — написал князь Н. Д. Живахов, — натиск на Царскую Россию вели не только пиджаки и мундиры, но и смиренные рясы, а этим последним Патриарх был нужен лишь для опоры их революционных замыслов и вожделений» («Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода»).
Санкцию на восстановление Патриаршества, к сведению, дал Ленин 18 ноября 1917 года. При этом Церкви предлагалось сосредоточиться на духовных делах и не вмешиваться в дела светской власти, т. е. политику. Кстати, Церковь была отделена от государства еще правительством Керенского.
В книге «Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти» Олег Губкин, давая взвешенную оценку событий, делает вывод: «Однако Церковь сумела приспособиться к новым условиям. Количественное уменьшение привело к резкому росту качества. <…>Как бы парадоксально это ни звучало, но объективно гонения были на пользу духовному состоянию членов Церкви»… …Владимир Ульянов родился в семье верующих, был крещён, но в возрасте пятнадцати лет, по рассказу Г. Кржижановского, «резко покончил со всяческими вопросами религии». Ленин отпал от Веры, стал атеистом и, в дальнейшем, требовал «бороться с религиозным туманом». Но это борьба была не столь беспощадной, как нам внушается, и первую скрипку в ней играл вовсе не Ленин, а группа товарищей, действовавших под его эгидой. Главными «заводилами» были Троцкий и Луначарский. О роли последнего поговорим далее, что же касается «перманентного русофоба» Троцкого, приведем выдержку из статьи Сергея Фирсова «Атеист Лев Троцкий»: «В то время, в начале 1920-х гг., постановления Политбюро ЦК, регламентировавшие антицерковную политику большевиков, фактически писались или инициировались Троцким».
Как пишут современные исследователи, и идейная разработка, и кадровые назначения, так же как сама инициатива, и бешеная энергия в ее осуществлении вместе со стратегией и тактикой, — все исходило от Льва Давидовича, поистине одержимого желанием отнять золото, расстрелять попов, ограбить даже и самые бедные храмы. Итак, Ленин был атеистом, то есть безбожником, но не язычником или сатанистом (это принципиально!). По Н. Бердяеву, атеизм — вера с черного входа.
Словарь дает такое разъяснение этого термина: «Атеизм (франц. atheisme, от греческого «а» — отрицательная частица, и «theos» — Бог; буквально — безбожие), отрицание существования Бога, каких-либо сверхъестественных существ и сил, и связанное с этим отрицание религии». От себя добавим: атеист — жертва заблуждений грубого материализма или «вульгарного марксизма». Ленин, по определению Герберта Уэллса, как раз и являлся «вульгарным марксистом», то есть не понимал самой сути, которую изложил А. Луначарский, написав о Карле Марксе: «Он стал на сторону сатаны…». Иное дело — космополитизм, это «идеология так называемого «мирового гражданства», реакционная буржуазная идеология, проповедующая отказ от национальных традиций и культуры, патриотизма». Так было записано в словаре советской эпохи. Однако космополитизм — это не столько идеология или мировоззрение, сколько вера; вера в антибога: космос, ноосферу, высший Разум и тому подобное, а по сути — в Люцифера, то есть Сатану. Человек, именующий себя космополитом, либо легковерный превозносящийся дурак, либо раб сатанизма, прикрывающий свой оккультизм рассуждениями о неких общемировых ценностях, «прогрессе» и «просвещении». Космополиты всегда за «Новый Вавилон» — всесмешение, «общечеловека», глобальный унифицированный порядок. Апологет космополитизма фантаст Г. Уэллс в 1939 году сделал доклад «Яд, именуемый историей», в котором есть такие строки: «Если нам выпало установить Всеобщий мир, то прежде всего необходимо отказаться от разделения содержания истории по национальным вывескам <…> Давайте устроим всесожжение учебников старой истории в качестве нашего вклада в создание Космополиса — естественного, а сейчас просто необходимого Всеобщего братства людей». Очень похоже мыслил и масон Луначарский.
К несчастью, Ленин был окружен такими соратниками, которые сначала использовали риторику марксизма, а затем и ленинизма для прикрытия своих истинных целей. Не случайно первым директором института его имени стал масон. К концу жизни Ленин, судя по всему, понял, что ошибался, опирался на пустоту и потому испытывал душевные терзания. К этому времени относится и его просьба — «позовите мне попа!» И такая встреча состоялась: с Лениным наедине беседовал митрополит Трифон (Туркестанов).
Интересные мысли высказал в свое время христианский социалист А. Краснов-Левитин: «…Прежде всего, никогда Ленин не претендовал на непогрешимость, с ним и спорили, и дискутировали, и никого за это он не убивал и не карал, а лишь опровергал (рабочая оппозиция Шляпникова, Коллонтай, Рязанова, еще раньше Зиновьев и Каменев, да и его ближайший соратник Троцкий). И в то же время он глубоко ошибался. Ленин — трагическая личность, который к концу жизни многое понял. И отсюда мрачные, окутанные тайной последние дни Ленина. Прежде всего, он понял, что материалистическая философия, которую он с таким жаром отстаивал всю жизнь, не может быть опорой в тяжелые минуты. И отсюда его отчаяние, просьба дать яд, судорожные попытки уцепиться за что-то, тайная беседа с Епископом Трифоном.
И наконец, ирония судьбы — самый лютый враг государства, давший в «Государстве и революции» сокрушительный анализ самой идеи государства, стал основателем самой ужасной государственной машины. Он это понял, но уже ничего не мог сделать, подобно волшебнику, вызвавшему дух из бутылки, он не мог с ним справиться. И умер пленником созданного им чудовища, от которого он не мог защитить даже свою жену». Через несколько дней после смерти вождя Патриарх Тихон, человек, которому удалось в лихие годы сохранить Церковь, заявил следующее: «По канонам… возбраняется служить панихиду и поминать в церковном служении умершего, который был при жизни отлучен от Церкви… Но Владимир Ильич Ленин не отлучен от Православной Церкви высшей церковной властью, и потому всякий верующий имеет право и возможность поминать его» («Вечерняя Москва», 25 января 1924 г.).
А вот какими «подвигами» на ниве борьбы с религией хвастался «верный ленинец», христоненавистник Н. Бухарин в письме поэту Британу в том же 1924 году: «Вот вы все бормотали мне своим исступленным шепотком о церкви да о религии, а мы ободрали церковь, как липку и на ее «святые ценности» ведем свою мировую пропаганду, не дав из них ни шиша голодающим. При Г. П. У. мы воздвигли свою «церковь» при помощи православных попов, и уж доподлинно врата ада не одолеют ее. Мы заменили требуху филаретовского катехизиса любезной моему сердцу «Азбукой коммунизма», закон божий — политграмотой, посрывали с детей крестики да ладанки, вместо икон повесили «вождей» и постараемся для Пахома и «низов» (mundus vult decipi — ergo decipiatur) открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом…»
Согласно документам, Владимир Ильич Ленин скончался в Горках в 18 часов 50 минут 21 января 1924 года. Уже в 22 часа в Кремле с участием Дзержинского, Куйбышева, Аванесова, Енукидзе, Ярославского и других состоялось совещание, на котором рассматривался вопрос об организации похорон.

«Я такой же, как и все…»

Экстренный пленум ЦК утвердил первые мероприятия. В 3 часа 30 минут ночи состоялось заседание ЦИК Союза ССР, на котором была избрана Комиссия по организации похорон В. И. Ленина. Председателем назначили Феликса Дзержинского. В 4 часа утра скульптор Меркуров снял гипсовую копию с лица и рук Ленина. В полдень профессор патологической анатомии Абрикосов произвел бальзамирование тела. 26 января открылся II Всесоюзный съезд Советов, на котором в числе прочих было принято постановление о сооружении склепа для помещения тела Ленина. Под склепом понималось место для захоронения, но никак не будущий мавзолей в самом сердце Москвы. Решено было использовать временное бальзамирование тела лишь для организации похорон. В постановлении Президиума ЦИК Союза ССР от 25 января говорилось о склепе, доступном для посещения.
Большинство исследователей ленинской темы пришли к выводу, что мысль об увековечивании памяти Ленина возникла у очень узкой группы лиц еще до смерти вождя, а общественности она была подана задним числом — как инициатива самой общественности. По крайней мере, 27 января, когда тело Ленина опускали в могилу (наспех выстроенный склеп), то в официальных сообщениях не говорилось об его увековечивании именно в мавзолее.
Секретарь Президиума ВЦИК Авель Енукидзе официально заявил, что из тела Ленина не собираются делать «мощи». Надежда Крупская и Климент Ворошилов также говорили о недопустимости подобного. Профессора медицины убеждали в бессмысленности затеи сохранения тела на длительный срок, потому что наука того времени не обладала такими методами.
Сам Ленин был категорически против возвеличивания своей личности. Его помощник В. Д. Бонч-Бруевич вспоминал, как его срочно вызвали к Ленину, который воскликнул: «Это что такое? Как же Вы могли допустить?.. Смотрите, что пишут в газетах?.. Читать стыдно. Пишут обо мне, что я такой, сякой, все преувеличивают, называют меня гением, каким-то особым человеком, а вот здесь какая-то мистика… Коллективно хотят, требуют, желают, чтобы я был здоров… Так, чего доброго, пожалуй, доберутся до молебнов за мое здоровье… Ведь это ужасно!.. И откуда это? Всю жизнь мы идейно боролись против возвеличивания личности, отдельного человека, давно порешили с вопросом героев, а тут вдруг опять возвеличивание личности! Это никуда не годится. Я такой же, как и все…»
Но группа лиц, которые причисляли себя к эзотерическому Ордену большевиков, рассуждала иначе. Непосредственное отношение к созданию культа Ленина имели двое из них: Красин и Дзержинский. Также к этому процессу приложил свою руку и вездесущий Луначарский.
Красин выдвинул идею сохранения тела Ленина в мавзолее в условиях низких температур достаточно долго, но у Дзержинского была другая идея: вечное сохранение с использованием достижений современной науки в области биологии. Идеологическое обоснование этого проекта он взял у парабиолога Пауля Каммерера, а технологией пригласил заняться патологоанатома В. Воробьёва и биохимика Б. Збарского.
Именно по решению Дзержинского 24 марта 1924 года началось бальзамирование тела Ленина, которое закончилось в конце июле. Технология этого процесса достаточно подробно рассмотрена в работе «Болезнь, смерть и бальзамирование В. И. Ленина».
Если Леонид Красин, как последователь «русских космистов», еще при жизни Ленина предложил законсервировать тело вождя после смерти в надежде на будущие достижения науки, которая сможет оживлять покойников, то Дзержинский преследовал иную цель. Ему, видимо, был нужен идол Красной веры, то есть «нетленные» останки вождя вождей.

Серафим наоборот

Чтобы поддерживать мумию («Ленин жил, Ленин жив, Лени будет жить»), предстояло открыть доступ к ней широким массам. Что и было сделано и явилось, по мнению Авдеева, источником деградации народа (за годы существования мавзолея через него прошло порядка 70 млн. человек). При этом мумия Ленина стала не только объектом поклонения в гробнице, но и Терафимом, то есть «заклятым предметом, противоположным Серафиму», собирателем магической психологической энергии.
Троцкий и Сталин изначально были против «бальзамирования». Сталин предлагал «похоронить Ленина как русского человека». Бухарин вначале был тоже против превращения Ленина в «красного фараона», а позже бегал уговаривать Крупскую согласиться на это.
К врачам с благодарственной речью обратился А. Енукидзе. «Ни мы, ни наши товарищи, — сказал он в заключительном слове, — не хотели создать из останков Владимира Ильича какие-то «мощи», посредством которых мы могли бы популяризировать или сохранять память о Владимире Ильиче. Своим гениальным учением и революционными действиями… он достаточно увековечил себя…»
С точки зрения инспираторов «писем рабочих», тело Ленина нужно было сохранить с целью исцеления от «ересей» при приобщении к чудотворным «мощам». «Надо сохранить тело Ильича. Ударишься в оппозицию, пойдешь к телу Ильича и станешь опять на правильный путь…»
У христиан иное толкование всей этой некрофильской фантасмагории и свистопляски. Вот отрывок из воспоминаний протоиерея Михаила Ардова. Он воспроизводит разговор с известным историком искусства А. Г. Габричевским о январской Москве 1924 года.
«Я помню, — говорит мне Александр Георгиевич, — я вышел из дома в январе двадцать четвертого года… Стояла длинная очередь к гробу Ленина, люди жгли костры и грелись… А вот тут, на Манеже, висел загадочный лозунг: «Могила Ленина — колыбель человечества»… Это я не понимаю, что такое…
— Это не так уж трудно расшифровать, — отвечаю я.
— Ты так думаешь?
— Я надеюсь, вы не станете мне возражать, — говорю я, — если я скажу, что партия большевиков — сатанинская пародия на Церковь, съезды — это соборы, парады, демонстрации и митинги — ритуальные действа, чучело Ленина пародирует святые мощи и так далее…
— Это справедливо, — отзывается Александр Георгиевич.
— Так вот, — продолжаю я, — лозунг «могила Ленина — колыбель человечества» — это такая же точно сатанинская пародия на слова молитвы, обращенной ко Христу: «Гроб Твой — источник нашего воскресения».

Зиккурат


Сначала хотели соорудить лишь склеп для временного сохранения умершего вождя, потом — мавзолей, но в итоге получился зиккурат. Зиккурат (от вавилонского слова sigguratu — «вершина», в том числе «вершина горы») — многоступенчатое культовое сооружение в древнем Междуречье, типичное для шумерской, ассирийской, вавилонской и эламской архитектуры.
Причем вершину этой «пирамиды» венчал небольшой храм. То же самое мы видим и на мавзолее Ленина — стилизованной версии зиккурата.
Как же получилось так, что на выходе мы имеем не то, что «заказывали»? Есть ли в этом злой умысел? Давайте разбираться. «Изобретателем» мавзолея принято считать Л. Красина.
Рассмотрим историю вопроса.
«В З ч. 30 м. 22 января Президиум ЦИК Союза ССР избрал Комиссию по организации похорон Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР и РСФСР Владимира Ильича Ленина в составе Председателя Комиссии Ф. Э. Дзержинского, членов: тт. Ворошилова, Енукидзе, Зеленского, Молотова, Муралова, Лашевича и Бонч-Бруевича. На первом же заседании, в 4 ч. утра 22-го января, Комиссия пополнила свой состав тт. Сапроновым и Аванесовым; 29 января постановлением Президиума ЦИК Союза ССР в Комиссию был введен тов. Красин».
По-видимому, решающими голосами в комиссии обладали Бонч-Бруевич, Енукидзе (в ту пору ближайший друг Сталина) и Красин. Последнего, наверное, не случайно ввели в комиссию на третий день после похорон Ленина (они состоялись 27 января). Он и объявил публичную дискуссию и конкурс проектов, касающихся постройки второго, тоже деревянного Мавзолея (первый был воздвигнут перед похоронами и назывался «склепом»).
Константин Мельников, архитектор, который проектировал саркофаг Ленина, однажды сказал, что генеральная идея «постоянного сохранения и демонстрации тела Ленина исходила от Леонида Красина».
Этот авантюрист, в начале века увлекавшийся «богостроительством» — вместе с Горьким, Богдановым, Луначарским (последний был непосредственно причастен к конкурсу проектов гранитного Мавзолея), видимо, разделял и идеи космиста Н. Ф. Фёдорова.
В феврале по этому поводу началась дискуссия, открытая тем же Красиным. «Первой задачей является сооружение постоянной гробницы на том месте, где сейчас покоится тело Владимира Ильича. Трудность задачи поистине необыкновенна. Ведь это будет место, которое по своему значению для человечества превзойдет Мекку и Иерусалим. Сооружение должно быть задумано и выполнено в расчете на столетия, на целую вечность».
Сотрудник Народного комиссариата иностранных дел Б. Орлов утверждал: «Памятник Вл. Ильичу должен олицетворять не человека, а идею, которую он проводил. Для этого я предложил бы на месте могилы тов. Ленина устроить громадную башню, наподобие Эйфелевой, и даже выше ее. Наверху должен вращаться земной шар, а внизу — огромные маховые колеса, воспроизводящие шум и стук фабрик и заводов. На верху этой башни установить радиотелеграф, способный держать связь со всем миром. В башне можно отобразить постепенный ход революции, или даже исторический путь человечества, от первобытного коммунизма к марксизму…»
17 мая 1926 года на заседании методической комиссии «художественного отдела Главнауки при Наркомпросе» обсуждались проекты постоянного Мавзолея, в частности и тов. Л. Когана, который предлагал «воздвигнуть здание в 15-20 этажей, изображающее собой фигуру В. И. Ленина. Внутри этой фигуры кроме гробницы устраиваются помещения для высших государственных и общественных учреждений». И так далее, и тому подобное.
В общем, дискуссия по мавзолею растянулась почти на шесть лет, пока Сталин в 1929 году не вмешался в этот «творческий» процесс и не утвердил проект Щусева. А в ноябре 1930 года был открыт третий — каменный мавзолей, — в сущности, ступенчатая пирамида, похожая одновременно и на зиккурат Вавилона, и на пирамиду для жертвоприношений ацтеков и майя. Да еще инициалы Ленина — ВИЛ совпали с именем божества (ВИЛ — ВААЛ), которому приносились человеческие жертвы.

«Центр Мира»


Причастны ли к проекту на Красной площади тайные наследники жрецов Халдеи или все более прозаично? Несомненно, здесь есть некая тайна, мистическая составляющая, можно даже сказать — дьявольская шутка. Не отрицая воздействия на этот процесс «Ордена космополитов», попробуем найти более простое объяснение, опустив патетическое восклицание Д. Тукмакова о том, что на Щусева сошло некое озарение. Проектировать «зиккурат» в соответствии с пропорциями древности архитектору Щусеву помогал «консультант» — археолог, специалист по архитектуре Месопотамии Ф. Поульсен.
А как возникла идея авангардных кубических форм у традиционалиста Щусева?
Говорят, что на это его сподвиг основоположник супрематизма, каббалист, автор «Черного квадрата» Казимир Малевич (изобретатель знаков различия для воинов Красной Армии и ГПУ). Вот как излагает свои взгляды этот нигилист, разрушитель Божьего порядка: «Видя в футуризме бунт, мы больше ничего не видим, и приветствуем его как бунт, приветствуем как революцию, и тем самым требуем уничтожения всего и всех основ старого мира, чтобы из пепла не возникли вещи и государство».
И еще: «Мое творчество — кощунство над его (Бенуа) искусством». Мнение Бенуа о Малевиче: «Это не грядущий Хам, а уже пришедший».
В подтверждение правоты такого диагноза, приведем отрывок из Малевича: «Старый мир уложил свое бремя на десятине кладбища. В новом же мире тесно на земле, мы летим в пространство, роем в его упругом теле новые проходы, и орлы остаются в низинах нашего совершенства. Мы побеждаем того, кому приписано творение, и мы доказываем полетами крыльев, что мы все пересоздадим, себя и мир, и так без конца будут разломаны скорлупы времени, и новые преображения будут бежать. Мы, супрематисты, заявляем о своем первенстве, ибо признали себя источником творения мира, мы нормальны, ибо живы».
Для современных марксистов-ленинцев мавзолей по-прежнему очень дорог. Чтобы понять почему, дадим слово Д. Тукмакову: «МАВЗОЛЕЙ. В нем Щусев реализовал идею супрематизма в чистом виде. В брусках. Это единственная в мире осуществленная в натуре супрематическая архитектура. Это единственный объект на планете, к которому невозможно ничего ни добавить, ни убавить, потому что изменяемы лишь внешние декоративные моменты, а здесь мы имеем дело с оголенными, чистыми вечными формами без всякой изменчивости, суеты. И так мог выглядеть только Мавзолей с вечным Лениным.
Это тоже асимметричная вещь, как супрематические блоки у Малевича, и у Мавзолея тоже есть свой центр притяжения. Эта пустота, а в ней — саркофаг. В центре Москвы, в центре одной шестой части мирового пространства на планетарном коммуникационном коромысле Лиссабон — Париж — Москва — Берингов пролив — Чикаго — Нью-Йорк, к которому подвешиваются на юг спуски, — находится космический объект Мавзолей Ленина, с громадной силой притягивающий к себе окружающее пространство. Он — центр мира…» Все предельно четко сказано
.
©
Tags: РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments