imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Ларри Гринмейер «Профессиональный предсказатель»

Крупнейший в мире производитель микросхем имеет в своем штате футуролога, чья задача — прогнозировать, какими станут гаджеты и компьютеры к 2020 г. и в более отдаленном будущем.

Успех корпорации Intel в качестве изготовителя микропроцессоров за прошедшие четыре десятилетия в большой мере обусловлен ее способностью понимать и предвидеть будущее технологий. Один из ее учредителей, Гордон Мур (Соrdon Мооrе), в 1965 г. предрек, что число транзисторов, которые можно будет разместить в интегральной схеме, станет удваиваться каждые два года. Этот прогноз, получивший название закона Мура, оправдался. Вот чего можно добиться при щедрых вложениях в исследования и развитие, имея надежную дорожную карту.
Микропроцессоры Intеl становились все меньше и дешевле и работали все быстрее, что способствовало появлению персональных компьютеров и мобильных устройств, которые до этого существовали только в воображении писателей-фантастов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что научная фантастика— главный источник вдохновения Брайана Дэвида Джонсона.
(Вrian David Jonson) — официального «оракула» корпорации Intеl, человека, которому платят зато, чтобы он намечал перспективные технологии и направления развития всей компьютерной отрасли.
Одна из задач Джонсона в его необычной роли — пропаганда проекта «Завтра» (Тоmorrow Рroject) запущенного в прошлом году для вовлечения общественности в обсуждение направлений развития информатики и ее влияния на общество. В рамках этого проекта Intеl публикует антологии научной фантастики, содержащие короткие произведения (с предисловиями Джонсона), где упор делается на строгие научные предсказания, а не на выдумки авторов, противоречащие законам физики. Назначение этих сборников рассказов — донести до людей мысль о том, что человечество все еще контролирует свою судьбу.
Представитель редакции журнала Scientific American побеседовал с Джонсоном о том, что вызывает опасения у людей в отношении будущего технологии, чему нас может научить прошлое и что нужно, чтобы стать прогнозистом (природные данные, обучение или понемногу того и другого?). Ниже приводятся выдержки из этой беседы.

— Как мы будем использовать компьютеры в 2О20 г.?

— У меня есть как хорошие, так и плохие новости. Начнем с последних, которые на самом деле не так уж плохи— они просто отражают реалии. В 2020 г. человек будет использовать компьютеры практически так же, как сегодня, в 2011 г. Мы по-прежнему будем работать с клавиатурой, мышью, сенсорным экраном и речевыми командами. Мы все так же будем путешествовать по Всемирной паутине и беседовать с друзьями, а многим людям все так же будет приходить слишком много электронной почты. Я не думаю, что это плохо. Мне кажется, что все будет вполне комфортно, хотя выглядит не так эффектно, как ракетный ранец или гоночный автомобиль. Перейдем теперь к хорошим новостям.
В 2020 г. пользоваться компьютером станет очень интересно. Сенсорные сети, агрегирование данных и продолжающаяся миниатюризация устройств изменят наше взаимодействие с компьютером не менее радикально, чем появление мыши, сенсорного экрана и возможности речевых команд. Я не делаю предсказаний, но я могу сказать вам. что у нас будет все больше компьютеров, более мощных и быстрых, что добавит еще одну нить в ткань повседневной жизни. И то, как мы будем проектировать системы, писать программы, представлять новые приложения и услуги, будет в корне отличаться от того, как мы делали все это за последние десять лет.

— Расскажите нам о каком-нибудь новом направлении поисков, за которым вы следите.

— Я люблю проводить параллели между персональными компьютерами и синтетической биологией (использованием ДНК ферментов и других биологических объектов для создания новых систем). Смотрите: персональные компьютеры выросли отчасти из контркультурного движения, из движения хиппи, из работ корпорации Intel Стива Джобса и Стива Возняка. Вы увидите, как в сообществах программистов возникали маленькие группы энтузиастов и поймете, что в области синтетической биологии происходит сегодня нечто похожее.
Многое делается людьми, которым нет и 20 лет, энтузиастами, которые лишь совсем недавно встретились и начали говорить об этом. И тогда вы сможете сказать: если это так, давайте попробуем понять, действительно ли синтетическая биология и персональные компьютеры развиваются сходными путями. Это поможет предвидеть будущее различных технологий.

— А вы сами проводили какое-нибудь исследование в области синтетической биологии?

— Я проделал большую работу совместно со специалистом по синтетической биологии Эндрю Хесселом (Andrew Hassel), который сотрудничает с группой Pink Army Cooperative, пропагандирующей индивидуальное лечение рака легких. Он изучает строение вирусов и ДНК. Взгляните на ДНК как на ПО, а на организм — бактерию или вирус — как на аппаратную часть. Вы вводите внес ПО, и она становится вычислительным устройством.
Представьте себе: вы загружаете приложение СРS в свой сотовый телефон, и тот становится СРS-навигатором. Но по-настоящему удивляет в синтетической биологии то, что ложась спать, вы оставляете один организм, а проснувшись утром, обнаруживаете два, а затем и четыре. Они становятся самореплицирующимися вычислительными устройствами.

— Есть какие-то идеи?

— Один забавный пример, который мы с Эндрю долго обсуждали, это решение задачи «последней мили» при подключении к сети. Речь идет об участке от сетевого концентратора до вашего дома или квартиры. Представьте себе, что вы создали организм, который может служить прекрасным проводником сигнала Интернета, лучшим, чем кабели, которыми мы пользуемся сегодня. Тогда достаточно будет поместить такой организм между вашим домом и сетевым концентратором, и вы сможете день и ночь скачивать фильмы высокого разрешения.
Но как это сделать? Что если скрестить сверхпроводящий организм с травой, чтобы он рос и выглядел, как трава, и за ним можно было ухаживать, как за газоном? Вообразите, что трава, где бы вы ее ни увидели, может быть частью сверхпроводящей сети, доставляющей информацию из Интернета там, где она растет. И она живая!
Каждый, кто когда-либо ухаживал за газоном, знает, что если делать все правильно, то трава просто продолжает расти, иногда появляясь там, где она нежелательна. Уход за газоном и обслуживание сети становятся одним и тем же. Травяная разделительная полоса, существующая на многих автомагистралях мира, может в буквальном смысле стать информационной супермагистралью.

— Какое влияние оказывают произведения фантастов на научные исследования?

— Научная фантастика и научные факты сосуществуют давно — фантастика предвосхищает факты. Я читаю много лекций по искусственному интеллекту и робототехнике и говорю о наитии и о том, как можно использовать научную фантастику для обыгрывания таких идей. Каждый раз находится кто-то, кто отводит меня в сторону и говорит:
-Вы знаете, что я занялся робототехникой, из-за СЗРО (робот из кинофильма «Звездные войны». — Прим, пер.), правда?». Для некоторых людей я становлюсь исповедником, просто беру такого человека за руку и говорю: «Вы не один такой. Все в порядке».
Научная фантастика вдохновляет людей на свершения. Она пленяет их воображение, что невероятно важно для разработки более совершенных технологий.

— Как вы стали прогнозистом Intel?

— Обозначение контуров будущего, сочетание информатики и общественных наук составляли часть моей работы над проектами Intel. До того как стать прогнозистом, я был в корпорации архитектором потребительского восприятия. Это примерно тоже, что архитектор ПО или оборудования. Я проектировал, какое общее впечатление будут получать пользователи от работы с продукцией Intel. Архитектор потребительского восприятия — это отчасти инженер, отчасти дизайнер, который смотрит на пять или десять лет вперед, например, планируя конструкцию процессора типа «система на чипе» (system-on-a-chip, SОС) — нового типа микросхемы с меньшим форм-фактором (что означает меньшие размеры). Работа над наметками будущего помогает нам задавать себе трудные вопросы о будущем технологии и соображать, что именно нужно строить. В итоге главный технолог Intel Джастин Раттнер (Justin Rattner) сказал мне: «Мы считаем, что вы должны стать прогнозистом Intel. А я ответил: «Ни в коем случае». Это огромная ответственность, особенно в такой организации, как Intel.
В то время Джастин хотел, чтобы я начал говорить о будущем с людьми со стороны. Внутри корпорации мы уже обсуждали этот вопрос, но еще не выносили за пределы компании. Наследующей неделе (30.06.2010) мы выпустили книгу «Экранное будущее: будущее развлечений, информатики и наших любимых устройств», где речь шла о технологиях 2015 г. Я сел и пообщался с представителями прессы. И почти все говорили: «Итак, вы прогнозист Intel. И вдруг я понял, что это и есть моя работа.

— Как ваша роль прогнозиста Intel соответствует тому, что делает корпорация как производитель микропроцессоров?

— Я много работаю с конструкторами микросхем в Израиле и других местах. Каждый год они напоминают мне, что я должен думать, например, о 2020 г. Я создаю модели того, каким может быть восприятие, что будет чувствовать пользователь компьютера в 2020 г. Intel — техническая компания, поэтому я изучаю требования к нашим микросхемам и к их возможностям. Уже сейчас я работаю в 2019 г.

— Как вы добиваетесь того, чтобы ваши идеи относительно будущего Intel согласовывались с тем, какой хотят видеть продукцию корпорации компании (Арр1е, Dell и другие), использующие в своих ПК микросхемы Intel?

— Мы спрашиваем себя не только о том, как можно было бы уменьшить размеры микросхем, повысить их быстродействие и сделать более дешевыми. Сегодня мы спрашиваем: для чего нужно людям то или иное устройство? Какое они хотели бы получать впечатление от работы с ним? Что захватит воображение людей? В книге Sсrееn Future я писал о будущем, где множество вы-числительных устройств соединены между собой, и все они работают совместно, так что для пользователя нет разницы между его ПК, телевизором или смартфоном. Для людей главным будут разнообразные экраны, способные предоставлять доступ к развлечениям или общению с теми, кого мы любим.

— Помогают ли вам произведения художественной литературы в выполнении вашей повседневной работы?

— Написание научно-фантастических произведений уже не один год составляет неотъемлемую часть процесса составления прогнозов на будущее. Работая в Intel, я использовал свои литературные способности для исследования социальных, культурных и этических воздействий создаваемых нами технологий. Часто научно-фантастические рассказы становились одним из факторов при формулировании технического задания для производства конечного продукта, т.е. документа, объясняющего команде инженеров-разработчиков, что именно нужно создать. Свои творческие способности использовали как часть научного метода многие выдающиеся умы, в том числе Альберт Эйнштейн и Ричард Фейнман. Когда я писал фантастику, основываясь на научных фактах, это давало мне поистине мощное оружие для новаторства и создания технологий, лучше приспособленных для людей. Инженеры тоже любят научную фантастику, так что она служит мне важным инструментом создания прогнозов на 10-15 лет.

— Каково самое большое заблуждение людей в отношении будущего?

— Очень многие люди видят будущее как нечто статичное. Они говорят: «Вы прогнозист. Выдайте предсказание». Но все гораздо сложнее. Будущее — это непрерывное движение, а не фиксированная точка на шкале времени, к которой мы всеми способами стремимся и ничего не можем с этим поделать. Будущее каждый день создается поступками людей. Поэтому нам нужно активно участвовать в его создании. Самый верный способ воздействовать на будущее — это говорить о нем с членами своей семьи, с друзьями, с правительством, наконец
.

Перевод: И.Е. Сацевич
В мире науки июль 2012 г.
Tags: Наука и ЖестЪ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments