imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Ю.Белоус, И. Белоус «Аллен Гинзберг: проповедник педерастии, педофилии и наркомании» (сокр.)

Эта статья просто ужасна. Читать ее совершенно неприятно, она вызывает отвращение. Тем не менее, мы вынуждены были ее написать. Иногда правда бывает достаточно жестокой и без ее знания невозможно делать правильные выводы. Сегодня мы изучаем деятеля великой, но тихой мировой революции 70-х, Аллена Гинзберга. Нам важно понять, как так получилось, что мир стал таким, какой он есть сейчас.
Ирвин Аллен Гинзберг /на фото слева/ родился 3 июня 1926 года в городе Ньюарк (штат Нью-Джерси, США) в еврейской семье поэта Луиса Гинзберга, родом из Львова, и школьной учительницы, активистки Коммунистической партии США Наоми Леви Гинзберг. Аллен Гинзберг фактически является основателем движения битников в 60-е годы XX века и одним из самых известных американских поэтов второй половины XX века. Его поэма «Вопль» является самым известным произведением бит-поколения. Публикация поэмы считается поворотным пунктом в истории современной литературы, днём рождения новой американской поэзии со свободной экспрессией, сексуальным либерализмом и иными ценностями, которые десятилетие спустя станут краеугольным камнем контркультуры США .
Начинается история в 1948 году, когда Гинзберг жил в Беркли, недавно переехав из Нью-Йорка; к этому времени он был безработным, вылетел из университета, попробовал множество разнообразных наркотиков и был несколько раз арестован.
Гинзбергу было наркотическое явление У. Блейка — которое, вдобавок к произошедшему ранее, в сильной мере поспособствовало началу работы над «Воплем». В 1949 году Гинзберга арестовали за кражу автомобиля; по настоянию профессоров Аллена, первого, вместо тюремного заключения, направляют в Колумбийский Психиатрический Институт для прохождения лечения и сеансов психоанализа.
Казалось бы, какая связь между битниками, отбросами общества, и «повелителями судеб» в виде ЦРУ и Тайного Мирового Правительства? Оказывается, связь есть и самая прямая.
Именно для воспитания «контркультуры» в Рокфеллеровском центре был открыт «Музей современных искусств». В книге Билла Моргана «The Beat Generation in New York» приводится множество воспоминаний о первых годах движения битников.
(Начиная с 60-х, многие «битники» выступали здесь (в Музее современных искусств Рокфеллеровском центре) в непрерывных сериях поэтических чтений. В 1948-49 гг. Аллен Гинзберг работал копировальщиком в Ассошиэйтед Пресс, в Рокфеллеровском центре)
В 1954 году, приняв изрядную дозу пейотля в своей квартире, Гинзберг видит галлюцинацию, в ходе которой «Sir Francis Drake Hotel» предстаёт ему в виде лица чудовища, Молоха. Исследователь ацтекского прошлого испанец Бернардино де Саагун, живший в XVI в., описал действие пейотля следующим образом:
«Есть другая трава, подобная местной смоковнице, называющаяся пейотль. Она белая, растёт там, в области дротиков, на равнине, которая называется «путь мёртвых», в северной части. Те, кто её съедает или пьёт, видят ужасные или смешные видения, как после грибов. Длится этот дурман один день, два или три дня, а потом исчезает. Тем не менее, наносит вред сердцу; приводит в беспорядок, опьяняет, овладевает людьми. Это обычная пища народа чичимеков, потому что она поддерживает их и воодушевляет на битву и бесстрашие, и не чувствуется ни жажда, ни голод».
Работу над «Воплем» поэт начал летом 1955 года. Поэма «Вопль» впервые была представлена общественности на знаменитых поэтических чтениях уже в октябре 1955 года в «Галерее Шесть», поэма завоевала огромный успех и привлекла к начинающему поэту Гинзбергу общественное внимание. Отдельной книгой «Вопль» вышел только год спустя в издательстве известного общественного деятеля, бизнесмена и поэта Л. Ферлингетти, однако весь тираж был арестован полицией, Ферлингетти арестован, а поэма обвинена в непристойности. В дальнейшем девять свидетелей из сан-францисского литературного общества высказались в пользу поэмы, обозначив её социальную значимость. В ходе процесса 3 октября 1957 года судья Клейтон Р. Хорн заявил, что поэма вполне пристойна — «Вопль» постановлением суда было разрешено печатать, а с издателя были сняты все обвинения. Последовавший вслед за этим суд снял все обвинения с «Вопля» и поспособствовал популярности произведения, вскоре ставшего классикой американской литературы ХХ века. Если Аллен Гинзберг работал в Рокфеллеровском центре, где работал его издатель? Точно там же, он выходец из медиа-логова Рокфеллеров – журнала Time!

(Лоуренс Ферлингетти работал в журнале «Time» в 1946 г. Журналы «Time» и «Life» публиковали сенсационные истории о «дегенерирующих битниках»)

Так формировался образ битников, как бунтарей. Именно такой образ, как полагалось, вызовет массовые симпатии подростков. Заметим, что все судебные прецеденты и истерия в СМИ, которая якобы была нацелена исключительно на создание плохого образа битников, имели противоположный эффект и создавали грандиозную бесплатную рекламу. Вопль был очень скандальным произведением, пропагандирующим беспорядочный гомосексуальный секс, педофилию и наркотики. Битники открыто отрицали общество, в котором жили и которое было причиной их страданий. Отображение общества в поэме носит негативный окрас. Гинзберг обвиняет современное ему общество в том, что оно уничтожило его поколение — поколение, которое поэт считал святым. Автор характеризует общество как репрессивную систему, управляемую деньгами и насилием: «как кусали сыщиков в шеи и визжали от удовольствия в полицейских машинах, не повинные ни в каких преступлениях, кроме пьянства и воинствующей педофилии».


Аллен Гинзберг и его партнер Питер
Орловский. Гинзберг открыто демонстрировал
свою связь с Питером более 30 лет вплоть до
своей смерти в 1997 г.
А вот еще цитаты, отображающие ценности нового движения:
• «колесили в поисках бл*дей по Колорадо на мириадах угнанных тачек — Н. К., тайный герой этих стихов…»;
• «бродили всю ночь в наполненных кровью ботинках по сугробам в районе доков, ожидая, когда посреди Ист-Ривер откроется дверца, за которой — натопленная комнатушка опиумного притона…»;
• «удалялись в Мексику чтобы ширяться без страха или в Скалистые горы разжалобить Будду или в Танжер к мальчикам или на Саузерн Пасифик к чёрным топкам локомотива или в Гарвард к Нарциссу или на кладбище Вудлоун блудить на могилах»;
• «действовали под гипнозом радиоволн»;
• «ангелоподобных хипстеров, которые дают святым мотоциклистам вы**ать себя в ж**у, крича от радости, которые отсасывают и у которых отсасывают матросы, эти люди-серафимы...».

«Вопль» написан под воздействием галлюциногенных наркотиков в спонтанном стиле, в соответствии с кредо Гинзберга «первая мысль – лучшая мысль». Перепробовав множество наркотиков, Гинзберг особенно пристрастился к яге и LSD-25. «Кажется, что этот наркотик автоматически производит мистический опыт. Наука становится очень классной», - сообщил он своему отцу после экспериментирования с LSD в Институте психических исследований в Пало Алто под руководством Грегори Бэйтсона в 1959 году. 26 ноября 1960 года, впервые попробовав галлюциногенные грибы, Гинзберг провозгласил начало психоделической революции.
Наслушавшись Вагнера под воздействием 36 граммов силоцибина, он бегал голый по Гарварду, пытаясь разъяснить миру важность его открытия. Требуя от телефонистки немедленно соединить его с Никитой Хрущевым, Уильямом Карлосом Уильямсом и Норманом Мейлером, Гинзберг кричал в трубку: «Я - БОГ! Б-О-Г!» «Каждый, кто слышит мой голос, хотя бы однажды пробовал LSD! - заявил он позднее. - Каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребенок в добром здравии старше 14 лет!» (Интервью с Алленом Гинзбергом. http://www.mitin.com/people/mogutin/ginsberg.shtml).
Как видим, «Вопль» носит автобиографический характер. Он приоткрывает и историю нахождения Гинзберга в психиатрической лечебнице: «Я с тобой в Рокленде, где ты орешь в смирительной рубашке». К. Соломон, которому и была посвящена поэма, действительно подвергался шоковой терапии в психиатрическом центре Пилгрим.

В 1982 году Аллен Гинзберг просуммировал основные области влияния «разбитых»:

• Сексуальный либерализм, особенно в контексте движения за права сексуальных меньшинств. Множество битников были открытыми гомосексуалами, в том числе все три главных представителя (Берроуз, Гинзберг и Керуак) течения имели однополые связи. Их творчество наперекор эпохе репрессий маккартизма сделало гомосексуальность более видимой и слышимой, что в определённой степени повлияло на более толерантное отношение общества к геям. Контркультурное движение битников (а также хиппи) оказало значительное влияние на развитие гомосексуального сообщества, которое заимствовало у них культ молодости, эйджизм, гедонизм, экспериментирование в сексе и с наркотиками;

• Демократизация в срезе цензуры;

• Демистификация и\или декриминализация каннабиса и других наркотических средств;

• Эволюция ритм-н-блюза в рок-н-ролл при содействии Боба Дилана и The Beatles, которые, в свою очередь, испытали сильное влияние творчества бит-поколения на себе (здесь поэт в определённой степени прав — Дилан действительно отмечал некоторых бит-поэтов в качестве «революционных» для его собственного видения текста и ритма, а на Леннона и вправду оказали достаточное влияние бит-авторы 50-х).

Аллан Гинзберг известен своей поддержкой движения за «освобождение детей и педофилов». Организация NAMBLA проводит ежегодные собрания в Нью-Йорке, а также ежемесячные встречи в разных штатах США. В начале 80-х в организации NAMBLA состояло более 300 членов, и её поддерживали «такие заметные фигуры как Аллен Гинзберг». С тех пор организация не раскрывает данные о количестве своих членов, однако в ходе секретного расследования ФБР в 1995 году было обнаружено, что в списках организации значится 1100 членов. NAMBLA является самой многочисленной по количеству членов организацией среди прочих находящихся под эгидой IPCE, бывшей организации «Всемирного освобождения детей и педофилов» (International Pedophile and Child Emancipation).
История Аллена Гинзберга очень запутана. Кто он, этот бунтарь? Совершенно очевидно, что он в ходе своего лечения был подвергнут определенным опытам и подсел на LSD. До некоторого времени его дорога сходилась с теми, благодаря которым все это произошло. Несмотря на то, что он часто фигурировал, как участник мирных протестов, это ровным счетом ни о чем не говорит. Наличие такого участника лишь давало повод властям еще раз высмеять данные протесты. В то же время, Гинзберг (скорее осознанно, чем нет, как мы увидим далее) продолжал участвовать в программах спецслужб по рекламе и распространению наркотиков.
В 60-е годы совместно с Тимом Лири Гинзберг занимался пропагандой наркотиков и боролся за их легализацию. Лири в прессе называли «ЛСД-гуру». Он активно выступал с лекциями и написал ряд книг, посвящённых «расширению границ человеческого сознания». Знаменитая песня «Come Together» Битлз была написана специально для Лири, при этом был взят за основу его предвыборный лозунг на пост Губернатора Калифорнии. Кстати, Рональд Рейган, победивший на выборах был одной из основных причин злоключений Лири и его тюремных сроков. Удивительно, но Лири удалось бежать из тюрьмы в 1970 г., а в 1976 г. при общем сроке еще до побега в 38 лет – уже выйти из тюрьмы.
Но в 1972 г. что-то поменялось. Возможно, арест Лири, возможно – запрет LSD, заставили Аллена Гинзберга стать бунтарем настоящим. Еще до расследования программы МКУльтра Сенатом, Гинзберг начал «сдавать ЦРУ». Согласно официальной информации, через употребление наркотиков и своих друзей и соратников-наркоманов, Гинзберг стал все более и более озабочен отношением американского правительства к употреблению наркотиков в пределах и за пределами страны. Он работал в тесном сотрудничестве с Альфредом Маккоем, который написал книгу «Политика героина в Юго-Восточной Азии» и отслеживал историю американского правительства в участии в незаконном обороте опиума по всему миру.
Это подтвердило подозрения Гинзберга, что правительство и ЦРУ были задействованы в незаконном обороте наркотиков. В дополнение к работе с Маккоем, Гинзберг лично встретился с Ричардом Хелмсом, директором ЦРУ в 1970-х годах, но тот просто отмахнуться, назвав идеи Гинзберга «полными домыслов». Аллен написал множество эссе и статей, касающихся изучения и сбора доказательств причастности ЦРУ, но только спустя десять лет, и только после публикации книги Маккоя в 1972 году его начали принимать всерьез. В предыдущей статье мы указывали, что ЦРУ уничтожило все материалы по своей деятельности в этом направлении в 1973 году.
В 1978 году Аллен получил записку от главного редактора The New York Times c извинениями, что он не принял его обвинения серьезно так много лет назад. Позднее, в 1990 г. Аллен Гинзберг написал поэму «ЦРУ и наркотики» (CIA Dope Calypso). […]
Поэма заканчивается словами «Субсидировали траффик наркотиков, пока Колби был директором ЦРУ». Уильям Колби был директором ЦРУ с 1973 по 1976 гг. при Ричарде Никсоне. Reds – наркотик Secobarbital, он же «red devils». Как следует из поэмы, ЦРУ также обеспечивали организацию сбыта наркотиков через своих дилеров. […]
Вот такая культура под чутким присмотром спецслужб, распространяющих по всему миру новые известия о «битломании» и «роллингомании» заполняла мир. Мир подсаживался на наркотики также при непосредственном участии спецслужб. Все эти факты на сегодняшний день являются неопровержимыми историческими событиями[…].
СССР повезло – влияние наркотиков и разврата до страны практически не докатилось. Быть может еще не поздно – полагают некоторые?
Недавно нас привлекла фигура Владислава Суркова. Как выяснилось, Владислав, он же он же Асланбек Андарбекович Дудаев, сочиняет стихи для … группы Агата Кристи. Группа известна вполне себе наркоманским репертуаром. Чего только стоит песня «Опиум для никого» или название альбома «Майн Кайф».
И вот Владислав Сурков тоже принялся в 2003 г. помочь воспитывать молодое поколение. Посмотрим внимательно его стихи:

«Будем как все»

Наш Хозяин – Денница. Мы узнаём его стиль.
К Рождеству вместо снега он посылает нам пыль.
Мы плетемся в обозе его бесконечной орды.
Я буду – как ты.
Ты будешь – как он.
Мы будем – как все.
Он всегда впереди в алом шелке на бледном коне,
Мы за ним по колено в грязи и по горло в вине.
И вдоль нашей дороги пылают дома и мосты.
Я буду – как ты.
Ты будешь – как он.
Мы будем – как все.
Пусть тебя не смущает обещанный к завтраку суд.
Бог простит и себя, и его, и сто тысяч иуд.
Так до встречи в раю, где цветут ледяные цветы.
Я буду как ты,
Ты будешь как он,
Мы будем как все.

Денница (мифология) — утренняя заря, небесное прозвище (как и Люцифер) ангела Сатаниила или Самаэля до падения. Песня пропагандирует алкоголизм и потерю нравственности (по колено в грязи здесь – очевидная аллегория). Но пусть не смущает суд – ты будешь прощен, утверждает Сурков. Мир, где все равны в своем ничтожестве – вот идеал. Прямо новая мировая парадигма какая-то, новый миропорядок.
Но на этом Владислав Сурков не ограничился – он фактически публично признался в поклонении Аллену Гинзбергу. […]
. ©
Tags: brainstorming, global world order
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments