imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:
ОТСТУПЛЕНИЕ №5. «MONSANTO»

«Монсанто» не должна беспокоить безопасность биотехнологических
продуктов питания. Наша задача — продавать этих
продуктов как можно больше»
Фил Энджелл директор «Монсанто» по корпоративным коммуникациям

В 2001 DuPont переуступила фармацевтический бизнес British Myers Squibb[33]. Название этой компании случайно сильно созвучна с названием другой корпорации, послужившей прародительницей знаменитой «Monsanto», из Сент-Луиса, штат Миссури. В 1901 году Джон Куини до этого тридцать лет проработавший в фармацевтической конторе братьев Меиров (Meyer Brothers Drug Company) наладил производство сахарина, чью формулу, поговаривают то ли заимствовал у бывшего работодателя, то ли изобрел самостоятельно. Так родилась компания, носящая благозвучное родовое имя супруги Джона — Ольги Мендес Монсанто. Уже через четыре года к сахарину добавились кофеин с ванилином, а в 1917–м — аспирин. К этому времени годовой оборот «Monsanto» перевалил за миллион долларов, что позволило захватить доминирующее положение в выпуске самого модного лекарства XX века. Компания оставалась крупнейшим в США изготовителем аспирина до самой середины 80-х годов. То, что Джон Куини позаимствовал формулу у бывшего работодателя весьма сомнительно – Меиры совсем не то семейство, у которой можно так легко что-то позаимствовать, кстати, в тридцатые годы с первых полос сионистской газеты "Давар" не сходили статьи о прелестях евгеники, написанные уроженцем Вены - д-ром Йозефом Меиром. В изданный в 50-х годах полный сборник его трудов эти монографии не вошли, так как издатели обнаружили ряд неприятных параллелей между идеями д-р Меира и недавними их воплощениями на практике д-ром Менгеле[43]. Основным потребителем искусственного подсластителя являются производители прохладительных напитков, например, такие как Coca-Cola. Какая связь между доктором Меиром, Менгеле, Coca-Cola и евгеникой? Coca-Cola в своё время весьма симпатизировала тем, под чьим крылом работал Менгеле, а в 1985 году на свет появился отчет Конгресса США описывающий химическую нестабильность заменителя сахара - аспартама. До 30 градусов по Цельсию аспартам прекрасно разогревается непосредственно в желудке после употребления, а будучи нагретым до 30 градусов основное количество аспартама в газированной воде распадается на формальдегид, метанол и фенилаланин, проглоченный метанол снова преобразуется в

формальдегид. Фенилаланин же становится токсичным в сочетании с другими аминокислотами и белками. При беременности аспартам может воздействовать непосредственно на плод, даже при употреблении в очень малых дозах. Процитирую уже упомянутую Г.П. Червонскую: «Формальдегид … , входящий в состав многих инактивированных вакцин. Доказано, что он является одним из наиболее известных мутагенов, аллергенов, обладает эмбриотическим действием. При обследовании беременных работниц в возрасте 18-30 лет..., работающих в контакте с формальдегидом более 3-х лет, выявлена патология беременности. Самопроизвольные аборты-выкидыши и преждевременные роды наблюдались чаще у первородящих...». Такая вот своего рода евгеника. Поэтому и по многому другому история о том, как сорокалетний аптекарь позаимствовал у своего работодателя многомиллионную формулу, на мой взгляд, неправдоподобны. Скорее Мееры просто отмежевались от сомнительной славы и ответственности за последствия от употребления весьма сомнительного препарата. Уже в 1917 году из-за повсеместных слухов о канцерогенности сахарозаменителя правительство США обратилось в суд с требованием провести расследования безопасности сахарина для здоровья человека. «Дело о сахарине» было закрыто в 1925 году за отсутствием доказательств, но борьба с искусственным подсластителем, также известным как аспартам с переменным успехом продолжалась до наших дней. В 1977 году вновь возобновлённое дело о недобросовестности при проведении тестов искусственного подсластителя снова "умерло" за истечением срока давности. В 1980 году Общественный совет по расследованиям проголосовал за отказ от использования аспартама до тех пор, пока не будут проведены дополнительные исследования его способности вызывать опухоль мозга. Однако в июле 1981 года назначенный Рональдом Рейганом новый глава FDA Артур Хэйс принудил свой новый Совет по расследованиям одобрить аспартам для использования в сухой пище. Наконец, в июне 1996 года сотрудник FDA доктор Кеслер без уведомления общественности убрал все ограничения на использование аспартама и разрешил его применение во всех продуктах, в том числе подлежащих нагреванию и запеканию. Вслед за чем Клинтон отменяет Федеральный закон 1958 года, запрещающий введение известных канцерогенов в пищевые продукты, против которого так долго выступала Monsanto. Сейчас этот "чудо"- подсластитель содержится в более чем 6000 видах пищевых продуктов, таких как детские витамины, лекарства, диетические напитки выпускаемых во всем мире. И это несмотря на то, что FDA получает более 10000 жалоб на аспартам от потребителей, что составляет 80% всех жалоб на пищевые добавки. Генетически модифицированный нейротоксин – аспартам (E-951), распространяемый и используемый на рынке как пищевая добавка, выпускаемая под различными торговыми марками (например, Nutrasweet, Equal, Spoonful) объявлена альтернативой сахару, позволяющей не набирать вес и не являющейся канцерогеном, как используемый ранее искусственный подсластитель - сахарин. FDA молчит, общественность в основном ничего не подозревает, полагая, что раз продукт так широко разрекламирован, он должен быть безопасен.
 
«И тогда я осознал обе стороны своей души: идеалиста-крестоносца и хладнокровного апологета закона джунглей».
Эдгар Куини, председатель правления «Монсанто» (1943–1963 годы)
 
Следующим после сахарозаменителя продуктом, освоенным в начале 30-х компанией перешедшей в руки Эдгара Куини, сына основателя, стало производство полихлорированных бифенилов (PCB), которые широко применялись для изготовления смазочных материалов, гидравлических жидкостей, водостойких покрытий и герметиков. Вот уж канцероген так канцероген, отягощенный к тому же, КАК ОБЫЧНО, разрушительным действием на иммунную систему, умственное развитие и РЕПРОДУКТИВНУЮ функцию человеческого организма. «Монсанто» отважно производила PCB почти до самого объявления этой заразы вне закона (в 1979 году), успев перетравить миллионы жителей не только Иллинойса, где располагался крупнейший в мире завод по изготовлению PCB, но и сопредельных штатов. В 1982 году экологические замеры в поселке Таймз Бич, штат Миссури, продемонстрировали столь высокий уровень отравления диоксином, побочным продуктом производства PCB, что власти штата распорядились об экстренной эвакуации населения[43]. В 40-е «Монсанто», уже входившая к тому времени в десятку крупнейших химических производителей Америки, активно подключилась к работам по изготовлению атомной бомбы. Компании доверили ведение «Дейтоновского проекта», а сотрудник «Монсанто» Чарльз Аллен Томас непосредственно возглавил лабораторию по созданию нейтронного генератора. Помимо этого, «Монсанто» получила в управление правительственную «Лабораторию Маунд», в которой вплоть до 1989 года занималась секретными разработками в области ядерных компонентов. 16 апреля 1947 года в порту Техас Сити произошла крупнейшая в истории США экологическая катастрофа, которую экзальтированные американцы любят сравнивать с Нагасаки. Хотя испорченным европейцам трудно понять логику, по которой 74 тысячи убиенных японцев приравниваются к 581 американцу, расставшемуся с жизнью в результате взрыва корабля, напичканного нитратом аммония, который предназначался для отправки во Францию. Очевидцы рассказывали, что взрывной волной отрывало крылья у самолетиков, на которых туристы облетали достопримечательности города, в соседнем Галвестоне, расположенном в 16 километрах от Техас Сити, прохожих сбивало с ног, а в столице штата Хьюстоне (60 км от эпицентра) в окнах повылетали стекла, по сведениям федерального агентства по охране окружающей среды, компания является «потенциально ответственной стороной» в загрязнении как минимум 93 объектов на территории Соединенных Штатов. А в начале 2007 года британские исследователи рассекретили внутренние британские меморандумы и свидетельства того, что «Монсанто» незаконно захоронила приблизительно 67 сортов химикатов, включая производные «Агента Оранж», диоксины и полихлорированные бифенилы, которые производились только «Монсанто», в неположенном месте в Южном Уэльсе, которое не было предназначено для хранения химических отходов, загрязняя подземное водоснабжение и атмосферу и спустя 30 лет. «Гардиан» сообщила: «Выяснилось, что химическая компания „Монсанто" заплатила подрядчикам, чтобы свалить тысячи тонн очень токсических отходов на британских мусорных свалках, зная, что их химикаты в состоянии загрязнить дикую природу и людей». Диоксин — один из самых ядовитых химикатов, известных человеку. Он опасен для жизни в микроскопических количествах, допустимые уровни измеряются в единицах на триллион, идеальный уровень — ноль. По мнению экспертов, был связан с эндометриозом, ухудшением иммунной системы, диабетом, нейротоксичностью, врожденными дефектами, ПОНИЖЕННОЙ ПЛОДОВИТОСТЬЮ, атрофией яичек, РЕПРОДУКТИВНОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ и раком. Согласно одному из научных докладов, диоксин может затронуть уровень инсулина, щитовидную железу и стероидные гормоны, УГРОЖАЯ РАЗВИТИЮ НОВОРОЖДЁННЫХ. Причастность «Монсанто» к производству диоксина, загрязненного 2,4,5-Т, относится — еще к концу 1940-х. Почти немедленно рабочие начали жаловаться на сыпь на коже, необъяснимые боли в членах, суставах и других частях тела, слабость, раздражительность, нервозность и ПО-ТЕРЮ ПОЛОВОГО ВЛЕЧЕНИЯ. Внутренние записки „Монсанто" показывают, что „Монсанто" знала о проблемах, но скрывала их». „Агент Оранж", произведенный „Монсанто", содержал 2,3,7,8-тетрахлорид бензопарадиоксин (ТСОО), чрезвычайно смертельный даже по сравнению с другими диоксинами. Уровни, найденные во внутреннем 2,4,5-Т, были приблизительно 0,05 промилле, в тех, которые отправлялись во Вьетнам, достигали максимума в 50 промилле, то есть, в 1 000 раз выше нормы. Кейт Паркинс описывал доклад «Монсанто» во Вьетнаме: «широкий диапазон продуктов, произведенных «Монсанто», был загрязнен диоксинами, включая широко используемый домашний дезинфектор «Лисол». Попытки «Монсанто» скрыть это стали явными, когда суд присудил «Монсанто» штрафные санкции на 16 миллионов долларов США. Было доказано, что «Монсанто» запугивала служащих, чтобы сохранить все в тайне, вмешивалась в свидетельства, предоставляла Агентству по охране окружающей среды ложные данные и образцы. Расследование Кэйт Дженкинс из отдела нормативной документации Агентства зафиксировало сведения о систематическом преступном мошенничестве». По данным Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, из трех миллионов вьетнамцев — жертв химиката — к настоящему времени свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями. Приблизительно 50 тысяч вьетнамских детей появились на свет с «ужасающими уродствами» в районах, обработанных «Агентом Оранж», — практика, которая была прекращена только в 1971 году. Это была чрезвычайно прибыльная для подразделения продаж химикатов «Монсанто» операция. В 1990 году адмирал в отставке Эльмо Р. Цумвальт получил задание провести расследование о том, знало ли правительство о токсичном воздествии «Агента Оранж» на своих собственных солдат и гражданских лиц. Доклад Цумвальта гласил: «С 1962 по 1970 год американские вооруженные силы распылили во Вьетнаме 72 миллиона литров гербицидов, главным образом, „Агент Оранж". Более миллиона вьетнамцев попали под это распыление вместе с более чем 100 тысячами американцев и солдат союзников». Как уже упоминалось выше, доктор Джеймс Клэри признал, что в «военной» формуле концентрация диоксина была очень высокой, но это считалось нормой, так как смесь применялась к «врагу».
Славу по части отравлений экологии и людоедства «Монсанто» заслужено делит с другим гигантом агробизнеса „Доу Кемикал" (Dou Chemical). «Доу Кемикал» был изобретателем напалма, используемого против гражданских лиц во Вьетнаме. Этот желеобразный химикат, попадая на кожу людей, сжигал ее. В результате более 70% пострадавших от напалма погибают вследствие болевого шока. Позорная фотография 1972 года голого ребенка, бегущего по улице во Вьетнаме и кричащего от боли, выхватила для мира его воздействие [2]. Впервые действие напалма испытали на Японии, и мало кто знает, что еще до Хиросимы и Нагасаки американцы с 1942 года регулярно полировали её территорию напалмом.

8 июня 1972 г. Транбанг южный Вьетнам.Пан Ти Ким Пук в центре
спасается бегством от напалма, сброшенного по ошибке

В марте 1945 года американцами были сброшены 2 килотонны зажигательных бомб на Токио, уничтожив 15,8 квадратных миль земли и 100 000 людей, всего число пострадавших оценивается миллионом. По свидетельству очевидца: "Американцы бросали зажигательные бомбы по особой системе, создавая кольца пожаров. Куда бы японцы не убегали, всюду их встречала стена огня. Чтобы проложить путь бегущим толпам, были посланы танки. Они стали проламывать дорогу среди горящих домиков, но тоже были захвачены пожаром. Закипала вода в водоемах, и люди задыхались..." [45]. В начале 2001 года новозеландский журнала «Инвестигейт» сообщил о тревожном открытии. В статье, озаглавленной «Мерзкий маленький секрет «Доу Кемикал» — свалка „Агента Оранж" найдена в окрестностях новозеландского города», бывший высокий чин на химической фабрике «Айвон Уоткинс Доу» в Нью-Плимуте подтвердил худшие опасения местных жителей: часть города стояла на секретной свалке токсичных отходов, содержащей смертельный вьетнамский военный дефолиант «Агент Оранж». «Мы захоронили его под Нью-Плимутом», — подтвердил он. Статья добавляла: «И если необходимы еще дальнейшие доказательства того, что излишки „Агента Оранж" были свалены в Нью-Плимуте, то местные жители нашли тару от химиката на берегу ручья Вайрека». «Доу Кемикал» держал это в секрете 20 лет. Фабрики «Доу» при ее штабквартире в Мидленде, штат Мичиган, загрязнили все окрестности до заоблачных уровней содержания диоксина. Тесты, проведенные Мичиганским Отделом экологического качества, обнаружили, что в 29 (из 34) образцах почвы, взятых в Мидленде, уровни диоксина были выше установленной государством нормы. В некоторых образцах концентрация диоксина почти в 100 раз превышала норму. Государство попросило жителей Мидленда «не позволять детям играть в земле. Мыть руки и любые другие открытые участки тела после любого контакта с почвой»[2]. Одна из самых крупных за всю историю экологических катастроф также связана с «Доу Кемикал», точнее с её подразделением «Юнион Карбайд» из хранилища которой в Бхопале 3 декабря 1984 года произошла утечка около 40 тонн крайне ядовитого метилисоцианида. Только в ночь утечки газа унесли жизни почти 3 тысяч человек, а всего от выброса 40 тонн ядовитого газа погибли около 15 тысяч. Сегодня сотни тысяч выживших страдают от болезней дыхательных органов, глаз, повреждений иммунной системы, нервной системы, потери памяти, рака, ВЫКИДЫШЕЙ, гинекологических болезней[46]. В 1997 году, когда «Доу Кемикал» купила долю производителя лекарств «Эли Лилли» у «Доу Эланко», был сформирован «Доу АгроСайенсис». Компания-учредитель «Доу Кемикал» в результате стала второй крупнейшей химической компанией в мире с годовыми доходами, в целом, свыше 24 миллиардов долларов и операциями в 168 странах мира[2]. Примечательно, что все четверо крупных главных поставщиков генетически спроектированных сельскохозяйственных семян («Монсанто», «Дюпон», «Доу», «Сингента») начинали свою деятельность как крупные химические компании (которыми, впрочем, являются и сейчас). Причиной было одно и то же в каждом случае - они все прежде, чем окунулись в генную инженерию семян, производили пестициды и гербициды. Возвращаясь к биографии «Монсанто» - 50-е годы прошли без скандалов. Компания продолжила энергичные эксперименты с ядохимикатами, которые успешно превращала в гербициды («2,4,5-T»), расширяла рынок пластиков и учредила совместно с одним из будущих владельцев патентов на ГМ-семяна, немецким химгигантом «Байер» компанию «Мобэй». В середине 70-х годов «Монсанто» приступила к реализации грандиозной программы, направленной на кардинальное изменение пищевой цепи планеты. В основе программы лежит концепция глобального перехода от органической пищевой продукции к генетически модифицированным ее формам, который, в свою очередь, достигается повсеместным внедрением Roundup Ready System, системы многоуровневой адаптации зерновых культур к «Раундапу» — гербициду, используемому для борьбы с многолетними сорняками. Распространение Roundup Ready System по планете лучше всего проиллюстрировать на примере Индии, в которой экспансия «Монсанто» обрела монументальные масштабы. В 1998 году наш добрый старый знакомый — Международный валютный фонд — навязал Индии SAP (программу структурных преобразований), которая среди прочих прелестей содержала требование об открытии для транснациональных корпораций зернового рынка страны. «Монсанто» пришла в Индию первой, провела массированную рекламную кампанию, и десятки тысяч индийских фермеров доверчиво засеяли свои поля ГМ-зерном, адаптированным для Roundup Ready System. Последствия обернулись эпической катастрофой, поскольку экономия на нулевой обработке почвы быстро компенсировалась расходами на орошение и закупку дополнительных гербицидов: сорняки, как и предсказывали скептики от экологии, адаптировались к «Раундапу» и требовали либо повышения концентрации обработки, либо применения более эффективных и (разумеется!) еще более токсичных химикатов (типа Atrazine, Paraquat и Metsulphuron Methyl)[28]. К 2005 году три американских лидера в распространении генетически спроектированных сельскохозяйственных семян и гербицидов выстраивали свои аргументы против любого правительственного регулирования их исследований или безопасности их генетически спроектированных семян, утверждая, что самым надежным и эффективным путем обеспечения безопасности ГМО было бы простое доверие им[2], несмотря на то, что массированная рекламная ложь сопровождала наступление «Монсанто» всегда и повсеместно. В целом Monsanto вложила миллион фунтов в рекламу в Великобритании и полтора миллиона во Франции. Компания сделала следующие заявления:
 
"Одно лишь беспокойство о голодающих поколениях в будущем не сможет накормить их, а биотехнологии смогут". Monsanto

Однако, по мнению организации «Христианская помощь» (Великобритания) Генная инженерия не на-кормит и не спасет голодающие массы - как раз наоборот: "ГМ-культуры создают классические предпосылки для возникновения голода. Пищевой рацион, основу которого составляют несколько патентованных растений, создает серьезнейшую угрозу продовольственной безопасности. Перед беднейшими слоями населения маячит перспектива усиления зависимости и ускорения процессов маргинализации". В результате латиноамериканской "зеленой революции", как указывает организация «Христианская помощь», производство продуктов питания на человека увеличилось на 8%, однако количество голодающих при этом возросло на 19%[38].
 
«В течение 20 лет внедрения биотехнологии компанией Monsanto проводились серьезные исследования, подтверждающие большую безопасность и питательность наших продуктов по сравнению с их стандартными аналогами. Они (в отношении генетически измененного картофеля) были одобрены правительственными агентствами более чем в 20 странах» Monsanto

Эти заявления были оспорены Британским агентством по рекламным стандартам (ASA), которое выступило против некоторых положений в рекламе корпорации, выпущенной в сентябре 1999. В отчете ASA написано, что корпорация неверно заявила в рекламе, что генетически измененный картофель и помидоры были проверены и одобрены для продажи в Великобритании.
 
«Биотехнологии и продукты питания - все дело во мнении. Monsanto считает, что у вас есть право знать все мнения по этому вопросу». Monsanto
 
Конечно во мнении: особенно когда та же Европейская комиссия теперь вкладывает средства в новые школьные программы, поддерживающие биотехнологии, и в учебные семинары для ученых, когда в США предпринимаются предупредительные шаги еще до того, как "грянет возможный кризис" и возникнет спор. "Производители Америки" (GMA), включающие в себя 132 фирмы, среди которых такие гиганты, как Heinz, Craft и Procter & Gamble, уже приготовили образовательную программу в защиту генетически измененных продуктов питания (кукуруза, помидоры, картофель и рапс), в такой ситуации двух мнений быть, просто, не сможет.
 
«Соевые зерна с нулевой обработкой почвы, засеваемые узкими рядами, позволяют получать с каждого акра на 16 долларов дохода больше, чем при использовании обычных соевых зерен. На 1000-акровом поле вы экономите 450 часов затратного времени и 3 500 галлонов дизельного топлива ежегодно». Monsanto

Ассоциация почвоведения в Великобритании выпустила в 2002 году доклад, озаглавленный «Семена сомнения», основанный на обширном исследовании материала фермеров США, которые использовали генетически модифицированные семена. Этот доклад — одна из немногих доступных независимых оценок — пришел к выводу, что вместо того, чтобы повысить урожаи, «ГМО-соя и кукуруза ухудшили ситуацию». Исследование сообщило об анализе университетского экономиста из Университета Айовы Майкла Даффи, который обнаружил, что, принимая во внимание все факторы производства, «устойчивая к гербициду ГМО-соя требует больше денег на акр, чем не генномодифицированная». Результаты для генетически модифицированной bt-кукурузы, высеянной в Соединенных Штатах, были немногим лучше. Доктор Чарльз Бенбрук из Северо-Западного Центра науки и политики окружающей среды в Айдахо, используя правительственные данные Министерства сельского хозяйства США при подробном анализе экономики Bt-кукурузы, обнаружил, что «в 1996-2001 годах американские фермеры заплатили по крайней мере 659 миллионов долларов ценовых премий, чтобы высаживать Вt-кукурузу, повысив свои урожаи только на 276 миллионов бушелей и выручив на 567 миллионов долларов больше. Практический результат от выращивания Bt-кукурузы для фермеров — чистый убыток в 92 миллиона долларов (около 1,31 доллара за акр)». Затраты на семена, как правило, составляли 10 % нормальных издержек производства зерна. Семена ГМО были значительно более дороги из-за добавленной платы за технологии. Исследование пришло к выводу, что с платой за технологии «семена ГМО стоят на 25-40 % дороже не генномодифицированных семян. В ноябре 2004 года доклад Сети обеспокоенных фермеров в Австралии пришел к выводу, что в случае посевов генномодифицированной канолы «не очевидно, что ГМО канола плодоносит больше, но есть свидетельства, что меньше. Хотя „Монсанто" говорит в рекламе о сорокапроцентном увеличении урожая устойчивой к „Раундап" канолы, ее наилучшие результаты, указанные на их веб-сайте для австралийских тестовых урожаев показывают, что урожаи на 17 % меньше, чем наш средний национальный показатель. Даже американское Министерство сельского хозяйства признало, что заявленные свойства ГМО не имели отношения к действительности. «Применение биотехнологиий в настоящее время … не увеличивает максимальные урожаи. Нужны более фундаментальные научные прорывы, если мы хотим наращивать урожаи». Все более и более становилось очевидным, что аргументация в пользу широко распространенного коммерческого использования генетически спроектированных семян в сельском хозяйстве была основана на фундаменте научного мошенничества и корпоративной лжи. Аналогичная история с одним из наиболее широко разрекламированных деяний «Монсанто», когда компания пожертвовала генетически спроектированный вирусоустойчивый картофель — батат Африке в Кенийский сельскохозяйственный научно-исследовательский институт (КСХ НИИ) — институт, финансово поддерживаемый среди прочих Всемирным банком и «Монсанто». Доктор Флоранс Вамбугу из КСХ НИИ была направлена «Монсанто» и ЮСАИД в мировое турне с докладами, в которых она заявляла, что ГМО -батат от «Монсанто» разрешил проблему голода в Африке. Вамбугу работала над проектированием ГМО-батата в течение своего пребывания в «Монсанто», в проекте, поддержанном ЮСАИД, Международной службой оценки применения агробиотехнологий и Всемирным банком. Вамбугу утверждала, что он поднимет урожаи с четырех до десяти тонн с гектара. В 2001 году ЮСАИД оказал проекту солидную поддержку на высоком уровне, чтобы распространить зерновые культуры ГМО среди скептически настроенного африканского населения. Американский финансовый журнал «Форбс» назвал Вамбугу в числе 15 человек со всего мира, которые «преобразуют будущее». Единственная проблема состояла в том, что этот проект стал катастрофической неудачей. ГМО-бататы оказались восприимчивыми к вирусным заболеваниям. Их урожаи были очевидно меньше, чем урожаи обычных местных бататов, а не на 250 % больше, как предсказывала Вамбугу. КСХ НИИ и его корпоративные покровители попытались поддержать мошенничество, но доктор Аарон ДеГрасси из Института исследований развития Суссекского университета выставил на всеобщее обозрение статистические трюки, используемые Вамбугу и «Монсанто». ДеГрасси заявил, что «расчет урожайности трансгенного батата использовал заниженные цифры средних урожаев в Кении, чтобы нарисовать картину застоя». Одна из первых статей заявила о 6 тоннах с гектара (не упоминая источник данных), который был затем воспроизведен в последующих исследованиях. Однако ДеГрасси заметил, что «статистические данные ФАО указывают цифру 9,7 тонн, а официальная статистика сообщает о 10,4 тоннах. Всемирный банк и «Монсанто» проигнорировали эти критические находки и продолжали финансирование исследований Вамбугу более 12 лет. Она должна была оставаться их африканским «лицом с обложки» для продвижения генетически спроектированных зерновых культур. В 1998 году американская биотехнологическая компания «Дельта эн Пайн Ланд Сид Компани» из города Скотт, штат Миссисипи, являлась крупнейшим владельцем коммерческих семян хлопчатника. При финансовой поддержке Министерства сельского хозяйства США она получила совместный с правительством США патент на свою технологию ГУРТ или «терминатор». Их совместный патент (патент США номер 5723765 под названием «Контроль генной экспрессии в растениях») позволял его владельцам и покупателям лицензии создавать стерильные семена, выборочно программируя ДНК растения на уничтожение своих собственных зародышей. Патент распространялся на растения и семена всех видов. «Терминатор» казался ответом на мечту агро-бизнеса контролировать мировое производство продовольствия. ... (продолжение)

Tags: sein kampf
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments