imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

ДЕЛО «ТАБАК» Чем никотин не угодил мировому сообществу II

НАЧАЛО

Еще раз Бернейс пересечётся с Ласкерами по время в избирательной компании Эдлая Стивенсона (Adlai Stevenson) в 1952 году, когда в его команде встретятся Мэри Ласкер (Mary Lasker) и Элеонора Рузвельт.
Мэри Ласкер, как и её муж Альберт Ласкер, была выходцем из банкирской семьи, а её мать Сара Джонсон (Sara Johnson) еще при жизни решила «начать крестовый поход», чтобы «обуздать дым». Муж её, на тот момент еще будущий, работая в администрации президента подружился с Льюисом Штроссом (Lewis L. Strauss). Работая в еврейском комитете «American Jewish Joint Distribution Committee» Штросс попался на глаза Феликсу Варбургу (Felix M. Warburg), который в 1929 году ввёл его в качестве партнёра в банк «Kuhn, Loeb & Co», что сделало его весьма богатым человеком и позволило основать фонд исследований лучевой терапии для больных раком, так как родители Льюиса Штросса от него умерли, как и Гарри Ласкер (Harry M. Lasker) в честь которого семейство Ласкеров в 1921 году пожертвовало на исследования 50 тыс. долларов, вскоре увеличив сумму до 75 тысяч. В 1933 году появился Международный союз онкологического контроля (Union for the Control of Cancer) – международный вариант Американского онкологического общества.
В 1941 году согласно завещания Ласкера часть доходов семьи в размере более 60 тыс. долларов стали перечисляться на образовательные проекты, что и послужило основой возникшего через год фонда «Albert & Mary Lasker Foundation», где роль ведущего манипулятора будет играть Эдвард Бернейс еще до того как синдикат объявил войну табаку. В это время у фонда уже появились лоббистские возможности, потому что Альберт Ласкер занял должность секретаря Военно-морского флота администрации Рузвельта.
Бернейс начинал свой трудовой путь как импресарио, в частности в 1914 году оперного певца Энрико Карузо, в этой группе участвовал и Гарри Гопкинс, ставший «правой рукой» Рузвельта, и согласно Д. Рида имевший решающее влияние на принятие решений президента, а будучи госсекретарём США, также являлся советником ФБР, несмотря на членство в Коммунистической Партии США, и по протекции Рокфеллера возглавлял Нью-Йоркскую ассоциацию по вопросам туберкулёза и здравоохранения.
Варбурги финансировали фонд Рокфеллера, а Рокфеллеры институт кайзера Вильгельма через различные структуры, к примеру через фонд возглавляемый А. Феглером. Председателем общества Кайзера Вильгельма, будет знаменитый химик Карл Бош, глава печально знаменитого немецкого концерна «IG Farben», которому по большей части обязан своим возникновением и могуществом Третий Рейх, ставший во многом экспериментальной социальной лабораторией того, что впоследствии станут называть «новым мировым порядком».
До того как сигареты превратили в современный вариант химического оружия, расфасованного в красивые пачки, именно в Третьем рейхе табак впервые оказался под запретом. Антитабачная компания появилась в нацистской Германии, сначала в виде административных запретов на курение в 1938 году для Люфтваффе и почтовой службы, потом в 1939-ом для членов NSDAP. С 1941 по 1944 гг. постепенно ужесточались правила курения на транспорте, от запрета курения в автомашинах до аналогичных запретов для поездов и автобусов. В 1941 году был на 80-95% повышен налог на продажу табака. Именно в лабораториях Третьего рейха впервые связали курение с опасностью рака, в частности от так называемого «пассивного курения» (passivraucher), понятия, введённого в оборот немецким радиологом профессором Хансом Холфелдером (Hans Holfelder). Работы были опубликованы в конце 30-х, но вновь к ним обратились лишь в середине 1950-х, когда стартовали активные мероприятия по борьбе с привычкой и были инициированы активные работы по разработке препаратов для лечения рака легких.
Третий рейх также известен евгеническими программами, при этом не часто говорят, что первой страной, начавшей стерилизовать умственно неполноценных и запрещать браки между ними стала Англия усилиями Черчилля, когда в ней на деньги фонда Рокфеллера трудился член Королевского общества, заведующий кафедрой анатомии в Университетском колледже Лондона (University College London) сэр Графтон Эллиот Смит, крупнейший специалист по мозгу и сторонник социального применения в евгенике. В фабианских кругах Лондона окончательно сформировалась Маргарет Зангер (Margaret Sanger) – основательница «Лиги контроля над рождаемостью», отсидевшая в тюрьме месяц за распространение опасных для здоровья медикаментов и совершение нелегальных медицинских операций. Финансирование первых её первых проектов осуществлялось Английским Обществом Евгеников, а с 1925 года фондом Рокфеллера. У Маргарет Зангер набирался опыта основатель программ эвтаназии в Третьем рейхе Эрнст Рудин. В 1929 году Институт мозга получил от фонда Рокфеллера 317 000 долларов, что позволило Эрнсту Рудину построить большое здание и занять ведущее место германской расовой биологии.
Социальная деятельность Мэри Ласкер с 1939 по 1962 годы напрямую связана с Маргарет Зангер и движением по контролю над рождаемостью, где она была директором различных объединений. Эта деятельность объединила её с активистом евгенического движения Кларенсом Кук Литтлом (Clarence Cook Little), которое в США существует по сей день под названием «Общество биодемографии и Социальной биологии» (Society for Biodemography and Social Biology). С 1929 года он одновременно занимал должность управляющего Американского Онкологического Общества и Американского евгенического Общества (American Eugenics Society), в то же время по 1969 год руководил исследованиями табака в Совете по табачным исследованиям (Council for Tobacco Research), кстати, успев заявить что «не существует причинно-следственной связи между курением и какими-либо болезнями».
Усилиями Мэри Ласкер в 1943 году Американское Онкологическое Общество изготовило девять миллионов «просветительских» единиц, но основные средства уходили на гранты учёных-исследователей, в 1947 году эта сумма составила более четырёх миллионов долларов собранных пожертвований. Значительные суммы удавалось собирать потому что Мэри Ласкер подключила к сборам «Radio Corporation of America», уговорив её основателя почетного доктора Колумбийского Университета и бригадного генерала Дэвида Сарнова, выходца из Белоруссии.
В 1945 году «Albert & Mary Lasker Foundation» также имел уже немалый бюджет в 2,4 млн. долларов, вскоре его возглавит близкий друг Ласкеров, глава американского Управления Специальных Операций (OSS) Уильям Донован (William J. Donovan). Донован связан с фондом Рокфеллера с момента, когда тот учреждает Комиссию военной помощи (War Relief Commission) в Женеве, которую возглавил Варвик Грин (Warwick Greene), а одним из его ассистентов становится Уильям Донован. В начале 50-х Донован также входит в Онкологический Комитет Нью-Йорка (New York City Cancer Committee), где казначеем состоит Слоан Кольт (S. Sloan Colt), президент банковской корпорации «Trust Company», другим банкиром в комитете был партнёр банка «Lazard Freres» Джеймс С. Адамс, также в него входили председатель правления «General Foods Corporation» и «General Motors» Альфред П. Слоан, не покидавший своего поста с 1913 года.
Спецслужбы кроме Донована в этой цепочке будет представлять Джеймс Рассел Форган (J. Russell Forgan), чей дядя Джеймс Форган (James Berwick Forgan) являлся первым президентом Федерального Экспертного Совета (Federal Advisory Council) во время основания Федеральной Резервной Системы США. Племянник же создавал ЦРУ, точнее отвечал за реорганизацию ЦРУ из различных переходных структур, включая OSS Ульяма Донована. Управление Специальных Операций станет военизированным компонентом ЦРУ. В то же время Джеймс Форган обеспечивал экспансию «Philip Morris» с 1940 по 1960 гг. на европейские рынки, в рамках «сигаретной интервенции» США на рынки Европы, активно используя для этого «план Маршалла», условиями которого американцы выкручивали разорённым европейцам руки по любому поводу.
Примечательно, что в это же время в ЦРУ запускается программа «MKULTRA», рассказ о которой обычно сводится к изучению метолов контроля над поведением человека, упуская как расшифровывается назване самой программы. MK – это кассета доставки бактериологического оружия, а ULTRA – разработка различных нетривиальных методов доставки смертоносных компонентов биологического свойства. Согласно исследованию Петра Мостового «к началу 60-х вся Европа, а за ней и весь мир уже курили сигареты «американского образца». С этим и был связан обнаруженный нами эффект «внезапного возникновения» заболеваемости, связанной с курением сигарет».
Итак две крупные фигуры в разведструктурах США Джеймс Форган и Уильям Донован имеют отношение и к распространению сигарет и к контролю над комитетами по онкологии и фондам Ласкеров и Рокфеллеров, которые в свою очередь объединяет то, что и один и второй по составу попечителей и основателей являются активными сторонниками «контроля над рождаемостью», как обычно политкорректно называют программы незаметного сокращения населения. Насколько вероятно, что одни и те же персоны одновременно борясь с ростом численности населения одной рукой, другой направляли усилия на его сохранение?

ДЕЛО «ТАБАК» часть III
Чем никотин не угодил мировому сообществу

Никто доподлинно не исследовал реальных причин возникновения онкологических заболеваний, а также числа их роста в мире со скоростью эпидемии. Медицинcкие исследования а США практически формировалась двумя фондами Ласкеров и Рокфеллеров, которые несмотря на свой прямой интерес в сфере табачной промышленности неожиданно стали её сворачивать, используя прежде всего медицинскую тему, где у них были наибольшие лоббистские возможности.
В 1945-ом Мэри Ласкер поддерживала систему медицинского страхования Гарри Трумэна, в администрации Эйзенхауэра заместителем министра здравоохранения, образования и благосостояния был Нельсон Рокфеллер, в 1965-ом медицинское страхование Линдона Джонсона снова поддерживала Мэри Ласкер. При Кеннеди главой USAID трудилась обладательница премии Альберта Ласкера Леона Баумгартнер (Leona Baumgartner). При Джонсоне она боролась за то чтобы включить в систему здравоохранения контроль над рождаемостью. Чтобы перечислить какие направления курировала дочь эмигрантов из Швейцарии Ольги и Уильяма Баумгартнеров нужна отдельная статья, это в основном детское здоровье и образование, из примечательного можно отметить лоббирование всеобщего фторирование воды для борьбы с кариесом. Закончила она свою трудовую деятельность в должности директора Фонда Медицинского Обслуживания и Образования (Medical Care and Education Foundation), а начинала её, что самое примечательное как стипендиат по программе Рокфеллера в Мюнхенском институте Кайзера Вильгельма в конце 20-х годов.
Согласно судебного расследования Роз Даяна Ласкер (Roz Diane Lasker), племянница Мэри Ласкер фактически стояла за программой здравоохранения Хиллари Клинтон (Hillary Clinton's healthcare plan). Помимо того что Мэри Ласкер продолжала оставаться бессменной главой Американского Онкологического общества (American Cancer Society), она же имела решающее влияние на Американскую сердечную Ассоциацию (American Heart Association), Американскую легочную ассоциацию (American Lung Association) и Американскую ассоциацию общественного здоровья (American Public Health Association), используя контакты в Государственном Департаменте и Департаменте Здравоохранения и Социальных услуг (Department of Health and Human Services). Финансовые возможности «Albert & Mary Lasker Foundation» постоянно нарастали, к 2000 году достигнув суммы в 5,5 млрд. долларов, став фактической монополией, контролирующей медицинские программы США. Кстати, упомянутый партнёр банка «Lazard Freres» и вице-президент совета директоров Американского онкологического общества Джемс Адамс (James S. Adams) был также главой по Исследованию предотвращения слепоты (Research to Prevent Blindness) и ряда других институтов.
В 1975 году место в Совете директоров Фонда Альберта и Мэри Ласкер занял внук Альберта Ласкера – Кристофер Броди (Christopher Brody) являющийся партнёром «EM Warburg Pincus & Co» с 1971 по 1998 гг. Его трудовая карьера включала заседание в ООН, членство в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations), в совете директоров Медицинского центра на Синае (Mount Sinai Medical Center) и принадлежащей центру школы медицины, Университета Клермонта (Claremont University). Несмотря на то, что с 1960 года сын Альберта Ласкера и пасынок главы «American Cancer Society» Мэри Ласкер - Эдвард Ласкер (Edward Lasker) возглавляет тот самый «Philip Morris», что Джеймс Форган распространял в Европе, лоббистский вектор объявляет никотин «вне закона».
В 1960 году фонд Рокфеллера (Rockefeller Foundation), Онкологическое общество штата Нью-Йорк (New York State Cancer Society) и Онкологический Комитет города Нью-Йорк (New York City Cancer Committee), профинансировали наступление на табак усилиями Академии Превентивной Медицины штата Нью-Йорк (New York State Academy of Preventive Medicine) и Нью-Йоркской Академией Медицины (New York Academy of Medicine). Расходы на борьбу с табакокурением будут постоянно нарастать, если в 1960 году Фонд Рокфеллера потратит 5000 долларов на проведение Нью-Йоркской академией медицины (New York Academy of Medicine) симпозиума о табаке, то в 1991 году Университет Эмори (Emory Umversity) на разработку программ, направленных на снижение потребления табака получит уже 50 000. В 1972 году появляется Национальный Онкологический Экспертный Заседательный Совет (National Cancer Advisory Board Appointments) места в котором разделят Мэри Ласкер (Mary Lasker) и Лоуренс Рокфеллер (Laurance Rockefeller), а также Дональд Джонсон (Donald E. Johnson) наследник фармацевтической фирмы «Upjohn» и пожизненный член «American Cancer Society».
Под их наблюдением для запрета курения вырабатывались специальные тактики и стратегии, в 1981 году прошла «The National Conference on Smoking or Health» на которой Управляющий Медициной Окружающей среды (Manager of Environmental Medicine) корпорации «IBM» Кент Петерсон (Kent Peterson) под руководством Лестера Бреслоу (Lester Breslow) разрабатывал одну из концепций по контролю над курением. Директор по персоналу «IBM» Роберт Бек (Robert Beck) возглавлял группу, работавшую над системой контроля курения на рабочих местах, в его группе принимали участие топ-менеджеры «Johnson & Johnson» Ллойд Арнольд (Lloyd C. Arnold) и Дж. Барки (James E. Burke), в частности сотрудник «Xerox Corporation» Джордж Дж Пфайффер (George J. Pfeiffer) разрабатывал систему мотиваций для самоконтроля персонала по вопросам курения. Старший вице-президент по медицинским и научным разработкам Дэвид Сенсер (David J. Sencer) компании «Becton Dickinson» разрабатывал приоритетные направления инициатив для Федерального правительства. Выработанные рекомендации позднее лягут в основу рекомендаций для внесения изменения законодательства различных стран.
Несмотря на снижение потребления никотина, на всём протяжении борьбы с ним, количество онкологических заболеваний только увеличивалось. Надо заметить, что в 1954 году партнёр банка «Lazard Freres» и вице-президент совета директоров Американского онкологического общества (American Cancer Society) Джемс Адамс (James S. Adams) заметил, что «новые данные о курении предполагают, что инициируемые им проблемы со здоровьем сердца и артерий насущнее, чем разрекламированные результаты исследований о связи курения и рака лёгких». Согласно утверждениям Петра Мостового «именно с начала 60-х отмечается абсолютный рост числа онкологических заболеваний», но заболеваемость именно раком лёгких растёт синхронно с ростом онкологии вообще, что «означает, что рост заболеваемости заведомо вызван другими причинами, одинаково действующими как на курящих, так и на некурящих».
Это действительно так, в прошлом главный санитарный врач России, академик РАМН Геннадий Онищенко утверждает, что «новые данные свидетельствуют о том, что …доказана вирусная природа онкологических заболеваний. По данным ВОЗ, более 80 процентов некоторых форм рака вызваны инфекционными агентами». Гипотезу вирусной природы рака высказал еще русский учёный Илья Мечников, а теорию согласно которой онкогенные вирусы интегрируются в хромосому клетки и создают раковый фенотип, в результате чего рак есть результат последовательных мутаций ряда генов, разработал и обосновал уже советский учёный Лев Зильбер в 40-е годы. В 1974 году появилась теория Ф. Бернета, считающего что раковая опухоль происходит от одной исходной соматической клетки, мутации в которой вызываются химическими, физическими агентами и вирусами, повреждающими ДНК. В начале 60-х в США уже были данные о вирусной природе рака, обнаруженной в экспериментах над животными, но они были проигнорирована в отчёте Главного врача (Surgeon General Report) 1964 года, основанном на данных, любезно предоставленных лоббистской группой Ласкер, которая финансировала Национальный Институт здоровья (National Institutes of Health) и прочие университеты. Наконец в середине двухтысячных на ежегодной конференции Американского общества клинической онкологии в Сан-Франциско было объявлено, что в тканях больных раком простаты был обнаружен вирус, причем лишь у больных с определённым генетическим дефектом. Мутация представляет собой удвоение гена, кодирующего производство ферментов, которые уничтожают вторгшиеся в организм вирусы.
То есть более полувека общественности подавались искажённые данные о природе рака, отличные от реальных причин среди которых неспособность человеческого организма на клеточном уровне усваивать химию в предлагаемых ему масштабах. Предположу, что с проблемой угрозы для человека со стороны химической отрасли столкнулись еще на заре истории немецкого концерна «Farbenindustrie», когда во время Первой Мировой предложили естественные компоненты химических веществ в качестве оружия: так фосген начал свою жизнь в качестве компонента искусственных красителей и продолжил как ингредиент современных сигарет. Осознав опасное влияние на экологию человека, владельцы концерна естественно приняли не решение о самоликвидации, а о дальнейшем изучении проблематики в рамках закрытых институтов Кайзера Вильгельма, что после Второй Мировой стало достоянием США. Использовать влияние химии на фертильность стало удобным, а главное незаметным решением для якобы по мнению части мирового истеблишмента перенаселённой планеты.
Чтобы проиллюстрировать рассуждения необходимо обратить внимание на еще один факт: в 1973 году в США был учреждён Комитет по курению и здоровью (Committee on Smoking and Health), занимающийся снижением разрешённого содержания никотина, хотя в СССР табак считался тем хуже, чем меньше в нём было никотина. Никотина как раз нет ни в официальном списке канцерогенов, ни в списке наркотиков, более того необходимая суточная доза никотиновой кислоты составляет 25 мг, она необходима организму для образования гемоглобина, участвует в регуляции функции надпочечников и щитовидки.
Кроме того, никотин и даже водный экстракт сигаретной смолы предотвращают развитие рака, вызываемого канцерогенами табачного дыма, расщепляет и выводит из организма ЛСД, марихуану и другие наркотики. Также никотин улучшает перистальтику кишечника и стимулирует образование в нём защитного слоя слизи, а гидразин изоникотиновой кислоты является противотуберкулезным препаратом. Тем не менее Всемирная организация здравоохранения еще в 2008 году настоятельно рекомендовала превентивно запретить употребление табака бездымным способом, то есть никотиновые жвачки, тогда же в России официально была запрещена никотиновая кислота как пищевая добавка Е-375, она же витамин В-3.
Стоит также отметить, что не наблюдается подобного обычным преследования электронных сигарет, хотя исследование Министерства здравоохранения Японии обнаружило в их парах два вида канцерогенов — формальдегид и альдегид уксусной кислоты, при чём содержание формальдегида оказалось выше чем в обычных сигаретах в 10 раз. Также не наблюдается преследования марихуаны, которую последовательно легализуют, сердобольные власти калифорнийского городка Беркли будут даже раздавать её бесплатно малоимущим. С марихуаной, кстати экспериментировали в рамках «Манхэттенского проекта», давшего в качестве подопытных своих сотрудников. Случайно ли, но его глава Лесли Гровс (Leslie R. Groves) был связан с Советом по табачным Исследованиям (Council for Tobacco Research). Существует и еще одна связь: в мае 1974 года профессор физики и физиологии медицины Калифорнийского Университета и помощник Директора Университетских Лабораторий «Donner» в Беркли доктор Хардин Б. Джонс свидетельствовал перед сенатской подкомиссией по внутренней безопасности: «В качестве эксперта по воздействию радиации на человека... я могу заявить, что даже в организме тех, кто использует гашиш "умеренно", наблюдается примерно та же степень повреждения, как и в тех людях, которые пережили атомную бомбежку и подверглись тяжелому лучевому воздействию, приблизительно в количестве 150 рентгенов». Официально же марихуану настойчиво легализуют как абсолютно проверенный препарат якобы в медицинских целях. В 1997 году профессор социологии Королевского Колледжа Городского Университета в Нью-Йорке Линн Зиммер и его коллега по университету нейрофизиолог Джон Морган выпустили книгу, сообщающую что «нет доказательств того, что марихуана является причиной бесплодия у мужчин или женщин …Не существует научных доказательств того, что марихуана задерживает раннее половое развитие, оказывает омужествляющее воздействие на женщин или делает мужчин женственными». Возникает вопрос: что вызывало подозрения, которые заставили оправдываться двух учёных?
Вопрос этот актуален, потому как существует только одна непротиворечивая версия, объясняющая по какой причине сторонники контроля над рождаемостью взялись прикончить табачный бизнес, в котором имели прямой интерес и связана она с мощным антиэстрогенным действием никотина. В конце прошлого века во Франции появилась книга "Our stolen future" (Наше украденное будущее), автором предисловия к которой был вице-президент США Альберт Гор. Авторы - доктора зоологии Джон Майерс и Тео Колборн, а также журналист при Массачусетском технологическом институте Диана Думановска констатируют что сокращение популяций млекопитающих вызвано гормональными и генетическими нарушениями, которым в особенности подвержены самцы, у которых наблюдается тенденция к феминизации и утрата способности к воспроизводству. Многочисленные исследования показывают, что с 1938 г. до наших дней количество сперматозоидов уменьшилось со 110 млн. до 55 млн. в одном миллилитре спермы. Аналогичные данные по человеку привели к тому, что в 2004 году были снижены требования по количественным показателям спермы для соответствующих банков, иначе пришлось бы выбраковывать до 90% кандидатов. Тео Колборн объясняет такую тенденцию вынужденными контактами особей с субстанциями с эстрогенными свойствами, которые воздействуют даже в самой ничтожной дозе. К ним относятся пестициды, фталаты, блокирующие рецепторы тестостерона и бисфенол А, открытый русским химиком. Бисфенол-А cлужит отвердителем пластмасс, компонентом многих пластиковых материалов, например компакт-дисков или тары, в которую стало принято разливать воду.
Воздействие бисфенола деформирует ДНК в сперматозоидах, в целом не только негативно воздействует на репродуктивную систему, но и служит для неё причиной онкологических заболеваний. Тем не менее, когда в 2010 году FDA контрольный орган по питанию и лекарствам США признал бифенол вредным для здоровья, ВОЗ признала бисфенол безопасным. В 1936 году было установлено, что бисфенол А является синтетическим аналогом женского гормона эстрогена, однако действие его в организме нейтрализуется никотином, основным источником которого был до определённого времени табак.
Чтобы задаться вопросом естественная ли это химизация или целенаправленная, приведу цитату из книги Н. Хаггера «Синдикат»: «Соединения фтора, присутствующие в водопроводной воде на Западе, сокращают количество сперматозоидов, а следовательно, ведут к снижению рождаемости». В свете такого утверждения внедрение фторирования «для профилактики кариеса» основательницей здравоохранения США в современном виде - Леоны Баумгартнер может быть расценено иначе, ровно как и её связь с Рокфеллерами.
Естественная потеря способности к воспроизводству компенсируется программами искусственного оплодотворения, к примеру исследователи в Кембридже создали ранние половые клетки путем культивирования человеческих эмбриональных стволовых клеток и заговорили о перспективе искусственной спермы и яйцеклеток. В целом тенденция ведёт к тому, что контроль над рождаемостью перейдет в руки обладателей технологии искусственного оплодотворения. В целом это отдельная большая тема, в которой никотин является лишь пунктом целой системы, как предупреждает Николас Хаггер:

«самая большая угроза для нас - это олигархия, маскирующаяся под демократию, манипулирующая ею и скрывающаяся за ней самым тоталитарным образом»
.
©
Tags: sein kampf, М
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments