imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Неоконсерваторы: почти заговор

Идеология неоконсерватизма стала в США доминирующей исключительно благодаря деятельности закрытого круга интеллектуалов. Неоконсервативный «think tank» представляет собой малоизученную и специфическую группу влияния в американской политической элите. Вектор направленности воззрений ее участников менялся в течение второй половины XX века на диаметрально противоположный, что не меняло сути идеологии. Благодаря этому существует множество споров и оценок, базирующихся на фактических действиях неоконов. Актуальность этой темы обусловлена значительным влиянием неоконсервативного движения на американскую политику, а, следовательно, и на мировую политику в целом.
Группа американских левых интеллектуалов, сформировавшая политическое течение, которое позднее стали называть «неоконсерватизмом», возникла в 1940-е годы в Нью-Йорке. Идейными основателями неоконсерватизма явились молодой троцкист Ирвинг Кристол и еще более юный на тот момент журналист левых взглядов Норман Подгорец. Они оба принадлежали к семьям еврейских переселенцев из Восточной Европы и имели хорошее образование. Одним из наиболее заметных представителей данного кружка того периода был троцкистский лидер Макс Шахтман. Основные дискуссии с самим основоположником троцкизма у Нью-Йоркских интеллектуалов были на тему того, как настоящий коммунист должен относиться к СССР: согласно Троцкому, СССР - это «испорченное, но рабочее государство», и долг рабочих - несмотря ни на что, всеми силами его защищать. Альтернативная точка зрения состояла в том, что Советский Союз полностью переродился, и это просто «агрессивная империя с имперской идеологией», никаких обязательств и сантиментов по отношению к которой не должно быть у рабочих.
Начав как последовательные и радикальные троцкисты, группа нью-йоркских леваков начала постепенно корректировать свои взгляды в более приемлемую для американской политической системы сторону. Разочаровавшись в контркультуре 1960-х и сделав выводы из растущего антиамериканизма во всем мире, они все больше и больше склоняли свой политический курс вправо.
Небольшая группа прочно обосновалась в Демократической партии и, действительно, повлияла на ее поведение. Программа десегрегации, проведенная Демократами в начале 60-х годов - в большой степени плод деятельности этого кружка. Но в какой-то момент наметилось новое разделения. Большинство левых были против войны во Вьетнаме, а сторонники Шахтмана, в соответствии со своей концепцией тоталитаризма - за противостояние коммунистам.
Некоторые авторы, особенно консервативные, считают, что критика неоконсерватизма часто является эвфемизмом для критики консервативных евреев и этот термин был принят левыми, чтобы заклеймить поддержку Израиля.
Взгляды Лео Штрауса стали не столько идейной, сколько методологической основой для неоконсерваторов. Штраус, основываясь на учении Сократа, Платона, Аристотеля, критике воззрений Макиавелли, Хайдеггера, развивая идеи своих современников Белла, Глезера, Хоува, создал методологический базис неоконсерватизма. Труды Штрауса переиздавались многократно, вплоть до конца 2000-х годов, что свидетельствует об их актуальности.
В основе философской позиции Штрауса лежит фундаментальное разделение общества на элиту и массы, из которого он выводит принцип «эзотеризма элит», то есть необходимости сокрытия подлинного знания от широкой публики, ограничение доступа к философским истинам. В практической плоскости этот тезис развивается в стратегию «бескровного захвата власти», смысл которой состоит в создании на базе университетских кафедр своеобразных закрытых клубов, участники которых (то есть будущие выпускники) помогают друг другу в карьерном росте, а наиболее приближенные помимо образовательной программы получают в устной форме знания о реальных взглядах и целях данного клуба (в полном соответствии с описанным выше принципом эзотеризма элит).
Кроме того, именно Штраусу современная философия обязана термином «благая ложь» («noble lies»), обосновывающим необходимость манипуляции массовым сознанием. В целом, философия Штрауса, несомненно, является последовательным развитием макиавеллизма.
Критик Штрауса Шадья Друри обвиняет его в элитарности, либеральности и антидемократизме учения. В своей работе «Leo Strauss and the American Right» (1999) она утверждает, что Штраус прививал элитарные деформации американским политическим лидерам, обращаясь к империализму и милитаризму, неоконсерватизму и христианскому фундаментализму. Согласно Друри, Штраус учит, что «вечный обман граждан, власть имущих имеет решающее значение, потому что они нуждаются в руководстве, и им нужны сильные правители, чтобы указать, что для них хорошо».
Николай Ксенокс аналогичным образом утверждает, что Штраус был «антидемократом в фундаментальном смысле, истинным реакционером; он был кем-то, кто хотел вернуться к прошлому, долиберальному, добуржуазной эпохе имперского господства авторитарного правления, чистого фашизма». Ноам Хомский утверждал, что теория Штрауса является одной из форм ленинизма, в которой общество должна возглавлять группа элиты, чья работа заключается в защите либерального общества от опасности чрезмерного индивидуализма, а также создание вдохновляющих мифов для укрепления веры масс в борьбе против антидемократической и антилиберальных сил.
В период президентства Рейгана взгляды неоконсерваторов переориентировалась вправо, они двинулись в сторону более агрессивного милитаризма. В конце 1970-х неоконсерваторы поддержали переход к Рональду Рейгану и республиканцам, которые обещали противостоять советской экспансии.

Павел Канищев
Tags: brainstorming, global world order
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments