imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Самодержавие часть I

Сразу же оговоримся, термин Самодержавие, впрочем, как и империя, не связан с понятием монархического способа управления. Он лишь выражает полную независимость государства от кого бы то ни было. В нашем понимании Самодержавие - это форма социально-государственного устройства характеризующаяся наличием: сильной центральной власти, узаконенной преемственности власти, признанного народом сильного лидера.
Необходимость Самодержавия для России обусловлена рядом факторов, коренящихся в особенностях национального характера. Наш народ традиционно слаб в вопросах самоорганизации, многочисленными свидетельствами чему являются как события российской истории при любом ослаблении центральной власти, так и многие современные социальные явления в различных регионах России. Русский народ обладает выраженной склонностью к анархии, внутренним конфликтам. Эти качества являются скрытыми до того времени, пока какие-нибудь антиобщественные силы не выпустят «джина» народного бунта «из бутылки». Так было при Разине и Пугачеве, так было в годы социалистической революции и гражданской войны. Так может быть и в недалеком будущем!...

Самодержавие и типы власти

В истории существовали различные формы правления. Одной из первых работ в истории человечества суммирующей знания по политологии является работа Аристотеля «Политика». В принципе различные формы власти были известны и до этой работы. Однако систематике первый их подверг Аристотель. В его «Политике» описаны три основные формы власти: монархия, аристократия, демократия, а также показано, что каждая из этих трех форм власти имеет соответствующие искажение. Для монархии таким искажением является тирания, для аристократии - олигархия, для демократии — охлократия. Человечество прожило многие века с этими тремя формами и соответствующими им искажениями и не смогло найти какую-то иную форму. Ее, видимо, просто не существует, а эти шесть варьировались в различных комбинациях.
Монархия характеризуется властью одного человека, аристократия — дословно власть «лучших» — это власть группы людей, а демократия -- это власть всех граждан данного государства. В своих искажениях эти виды власти вырождаются по мнению Аристотеля, либо во власть одного себялюбца, руководствующегося только собственными интересами; либо во власти богатых, или вообще во власти какой-нибудь «шайки»; либо во власть толпы, во власть всего населения, ничем не ограниченную.
Аристотель не только создал классификацию власти, но и дал оценки. Идеальной властью он считал монархию, правда «особую», идеальную, когда монархом является самый лучший член общества, направляющий все свою силы на благо народа. Примечательно, что с этим тезисом согласен и убежденный демократ г-н Явлинский, конечно, при условии, что на троне окажется честный, порядочный, умный, великодушный и т.д. человек, но такого, по его мнению, нет, а посему и о монархии говорить не стоит. Здесь не в качестве полемики, а скорее для справки, хотелось бы внести некоторое уточнение. По убеждению некоторых теоретиков-монархистов, оптимальным вариантом как раз является средний человек на троне. От великих, вроде Иоанна Грозного или Петра Великого еще неизвестно кто было больше: вреда или пользы. А средний человек, привлечет умных людей на ключевые должности и не допустит резких кренов государственного корабля. В.О. Ключевский писал, правда, по другому поводу, но его мысль верна и в нашем случае: «Люди, которые, не имея своего ума, умеют ценить чужой, часто поступают умнее умных, лишенных этого умения».
Затем шла аристократия, а замыкала этот ряд демократия. Однако искажениям форм власти он давал противоположные оценки. Охлократия, по его мнению, не далеко ушла от демократии. Олигархия значительно хуже аристократии. И уже совсем негодной формой он считает тиранию.
Однако в истории все эти формы в чистом виде практически никогда не существовали. В основном были, так называемые, двухсоставные политии, т.е. сочетание двух позитивных форм: или монархии с аристократией, или монархии с демократией, или аристократии с демократией. Такие двухсоставные политии сочетают в себе достоинства обеих форм и являются более устойчивыми, чем формы в чистом виде. Правда, иногда можно наблюдать и двухсоставные политии в которые, в качестве составных элементов, входят «искажения» как таковые, в частности, охлократию вместе и с олигархией, а иногда охлократию с монархией, но действующую за спиной монарха тайно и довольно успешно.
Однако возможна и полития трехсоставная - политическая система, в которую входят составными элементами монархия, аристократия и демократии. Теоретическое обоснование этой формы правления дал последователь Аристотеля античный историк Полибий, который жил во II веке до Р.Х
Полибий утверждал, что трехсоставная по лития есть система совершенная. Существует универсальный культурный исторический тезис, который впервые сформулировал Константин Леонтьев. Он гласит: «Всякое упрощение есть деградация». Перефразировав его, можно утверждать, что всякое усложнение, в том числе и формы власти, есть развитие. Совокупность всех трех видов власти, с одной стороны, позволяет просуммировать их достоинства, а с другой нивелировать присущие каждой из форм недостатки.
Полибиева схема власти была свойственна и для России. Ее вообще можно считать исконной для нашей страны. С самого начала, с самого момента рождения русского государства мы можем видеть сочетание трех основных Аристотелевых форм управления.
В эпоху Киевской Руси, в каждом отдельном княжестве, было сочетание трех элементов: князь, боярин, вече. В отдельных княжествах некоторые их этих элементов могли быть усилены, а некоторые — ослаблены. Так, например, в Северо-Восточной Руси более сильным был монархический элемент. В Галицко-Волынском княжестве преобладал аристократический элемент, в Новгородской земле демократический элемент. Практически же по всей территории Руси присутствовали все три эти элемента. Их сочетание позволяло быстро преодолевать возникающие искажения, а их было в то время немало не только на Руси. Быстрое преодоление возникающих коллизий и говорит об устойчивости такого формирования власти. Да и культурный расцвет, которого достигла Киевская Русь к середине XIII века объясняется, в определенной степени, такой организации власти. Интересно, что прообраз будущих Земских соборов был создан еще 1211 году, когда великий князь Всеволод III созвал первое сословное представительство. Отметим, что произошло это более чем на полвека раньше, чем был созван первый английский парламент.
В Московской Руси к моменту падения монгольского ига восстанавливаются все три, выше названные элемента власти. Конечно, в период борьбы Москвы за освобождение наибольшее усиление получил монархический элемент, но это было вызвано жизненной необходимостью. Вообще, наличие диктатуры свойственно всем странам в тяжелое для них время. При Иване III была сформирована Боярская Дума, которая является уже общенациональной палатой, хотя и состоит из потомков удельных князей. Демократическая же традиция на низовом уровне никогда не пресекалась: в сельской местности сохранились волостные сходы, а в городах - сотни и слободы. На общенациональном уровне демократические традиции были восстановлены к середине XVI века в виде Земского Собора. Таким образом, преодолев татаро-монгольское иго и создав единое централизованное государство Русское Царство вернулось к своей исконной форме правления сочетающей в себе три вида власти.
Такая форма правления позволила преодолеть и страшное Смутное время. Именно наличие института Земского Собора и широко развитого местного самоуправления позволило выдвинуть диктатора К. Минина. Расцвет этой схемы управления пришелся на XVI-XVII века, когда постоянно работала не только Боярская Дума, но и Земской Собор созывался регулярно, а временами работал постоянно по несколько лет. Но мало кто знает, что Земский собор заседал в Москве в течение 8 лет практически непрерывно в первые годы правления Михаила Федоровича.
Именно в это время и происходили наибольшие темпы роста территории страны. С начала воцарения Ивана Грозного до Петра I, за сто с небольшим лет, территория России выросла в 7 раз, с 2 до 15 миллионов кв. км. Причем для российского государства это столетие было одним из самых трудных: страна вела постоянную войну (подчас на трех фронтах сразу: Востоке, Юге и Западе), пережила Смуту и иностранную интервенцию.
Но в тот период было несколько иное понимание привычного сейчас разделения властей. Земской собор не был законодательным органом власти в современном толковании этого термина. Скорее его можно считать совещательным органом при государе, по чьей инициативе он и созывался для решения важнейших вопросов жизни страны. Хотя институт Земского собора и не имел законодательного оформления, но он обладал огромным авторитетом и для Царя и для всего населения.
Одной из функций Земского собора было избрание государя. В этот период, ХVI-ХVII века, из семи законных царей на Московском престоле, трое (Борис Годунов, Василий Шуйский и Михаил Романов) получили власть не по наследству, а были избраны именно на Земских соборах. Причем процедуру избрания на трон или, точнее, утверждения, Земским собором прошел и наследственный царь Федор, сын Ивана Грозного.
Необходимо не забывать, что в русской истории власть всегда содержала в себе самодержавие и самоуправление. На первый взгляд подобное утверждение кажется противоречивым. Однако, как писал И.Л. Солоневич, «самодержавие может противоречить самоуправлению в том случае, если самоуправление превращается в партию, а самодержавие — в диктатуру».
Законодательным органом была аристократическая Боярская Дума, которая состояла из назначаемых государем людей. Часть из них, в звании бояр и окольничьих, была представителями знатнейших фамилий, а другая, в которую входили думные дворяне и думные дьяки, напротив, состояла из людей незнатных. Они получали назначение исключительно за личные качества и заслуги. Но при этом функции членов Боярской Думы не ограничивались только их сиденьем в Думе. Все они, практически без исключения, являлись членами исполнительной власти. И бояре, и окольничие, и думные дворяне, и думные дьяки в то же время руководили приказами (министерствами того времени), командовали воинскими соединениями, были наместниками государя в различных областях страны. Конечно, воеводы, наместники, командиры полков не могли регулярно присутствовать на заседании Думы. Постоянно там заседали только руководители приказов, судьи, как они назывались. Таким образом Боярская Дума непосредственно руководила работой министерств и имела прямое влияние на управление на местах, а также решала множество судебных дел. Но, по словам В. Ключевского, «собственно это было законодательное учреждение».
Таким образом, видно, что все управление страной осуществлялось из единого центра государем и аристократической Боярской Думой, причем, известно, что в Думе нередки бывали прения и возражения государю, так называемые «встречи». Но оба эти элемента власти - монархия и аристократия широко дополнялись развитым демократическим местным самоуправлением, чему благоприятствовали и сам государь, и «демократический» Земский Собор. Власть в Московском государстве была организована в точном соответствии с полибиевой схемой.
Однако во время правления Петра I эта схема была разрушена. Он оказался разрушителем этой сложившейся и доказавшей свою жизнеспособность системы власти. В первую очередь это касается практически полного уничтожения демократического элемента власти института Земского собора и местного самоуправления. На низовом уровне, в городах и селах, земство было превращено в магистраты и бурмистерские избы. Земское самоуправление было вытеснено бюрократией. Была разрушена и аристократическая составляющая власти.
Сложнейшее общество, окончательно сложившееся к концу XVII века Петр I разрушил его упрощением. Еще раз напомним универсальный тезис К. Леонтьева: «Всякое упрощение есть деградация», который подходит здесь как нельзя лучше. Результатом петровских реформ государственной власти стала, так называемая, эпоха императриц, эпоха государственных пере-воротов. Если воспользоваться аристотелевой терминологией, то страна постоянно балансировала на границе между тиранией и олигархией.
Только начиная с XIX века Россия постепенно возвращается с своей исторической традиции в государственном управлении. В XVIII веке идея земщины не умерла. В ходе великих реформ Александра II была предпринята попытка восстановить некоторые ее институты. В 1864 году земства были вновь учреждены как всесословные органы местного самоуправления. Они постепенно распространились более чем на половину населения империи. Их не было лишь в западных губерниях, где преобладали польско-католические настроения, в ряде редко населенных губерниях, таких как Архангельская и Астраханская, также в области войска Донского и в Оренбургской губернии с их казачьими учреждениями. Да, к концу правления династии Романовых можно видеть восстановление полибиевой схемы в государственном управлении России. Присутствуют все три ее элемента: монархический — Император, аристократический - - Государственный Совет и демократический - Государственная Дума. Но это была уже далеко не та схема, которая существовала на Руси в начале династии Романовых. Большая часть населения, крестьяне, получили лини, формальный характер участия в земской жизни. Бюрократические тенденции в управлении государством не были изжиты. К минимуму был сведен учет этнических, бытовых, географических особенностей входящих в Империю народов.

Самодержавие и психология власти

В схеме древних греков есть один существенный недостаток. Грань между плохой и хорошей властью подчас неотличима. Согласно древним, если власть заботится о народе, она хорошая, если заботится лишь о самой себе - плохая. Но всякая власть вынуждена в какой-то мере заботиться о народе, иначе она не будет иметь поддержки снизу и рухнет, так что ее забота о подданных есть в то же время и забота о себе. С другой стороны, ее стремление усилиться и укрепиться трудно отделить от стремления получить больше возможностей заботиться о гражданах, так как слабая власть не сможет сделать ничего общеполезного. И когда власть твердо берет в свои руки бразды правления, кто нам разъяснит, сколько здесь эгоизма, а сколько желания выполнить свой долг перед нацией?
На более объективный качественный фактор указал Л.А. Тихомиров, прошедший долгий путь от бомбиста до идеолога монархизма. Он поставил вопрос следующим образом: как вообще может существовать государственная власть, почему люди ей подчиняются? Раньше это казалось само собой разумеющимся: на то и власть, чтобы ей подчиняться, но Тихомиров стал рассуждать дальше и пришел к выводу, что должны иметься какие-то психологические причины подчинения, и их необходимо осмыслить. Ключом к осмыслению он считал особое чувство, присущее человеку, которое можно назвать желанием иметь над собой кого-то высшего, чем он сам, и подчиняться ему. Сославшись на К.П. Победоносцева, назвавшего это чувство «силой нравственного тяготения», Л. Тихомиров продолжает:
«Это очень глубоко подмеченная черта нашей психологии, черта, которую можно назвать женственной, но которая обща всему роду человеческому. Она вовсе не есть выражение слабости, по крайней мере по существу, но выражает поэтическое созерцание идеала, искомого нами и чарующего нас в частных воплощениях своих, вызывающего наше преклонение и подчинение, ибо идеалом нельзя владеть, а ему можно только подчиняться, как высшему нас началу. Эта черта, особенно яркая у женщин, выражает, однако, целую серию общечеловеческих добродетелей: смирения, скромности, искренней радости при отыскании идеального, без зависти к тому, что оно выше нас, а с одной чистой готовностью поставить это высшее в образец себе и руководство. Подобно тому как стремление к независимости может порождаться не только могучей силой, но также грубой необузданностью натуры, демоническим тщеславием, так и стремление к подчинению не всегда является результатом слабости, но и лучших, тончайших свойств природы нашей».
К сожалению, сегодня имя обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева смешано с грязью. Наши дети, которые историю познают больше по бульварным роман и телефильмам, смогли узнать о нем как о весьма дурном человеке, из одного из творений Акунина, изданного многотысячным тиражом, да вдобавок и экранизированным. В свое время, историки обвиняли Пикуля в вольном трактовании некоторых событий нашего прошлого и предостерегали воспринимать его романы как пособие по отечественной истории. Однако, по сравнению с творениями Акунина его произведения можно считать эталоном строгого следования историческим фактам.
Это наблюдение очень верно, и оно ставит всё на свои места. Мы должны рассматривать качество не власти, а механизма подчинения. Во-первых, тут больше определенности, а во-вторых, так оказываются представленными оба взаимно дополняющие друг друга аспекта государственной жизни.
Мотивация повиновения может быть не только той высокой мотивацией, какая раскрыта в приведенной цитате из Тихомирова, но также низкой и промежуточной между низкой и высокой, то есть средней. Во всех случаях человек подчиняется власти как чему-то его превосходящему, но важно, в чем он видит ее превосходство над собой. Если он признает лишь ее физическое, силовое превосходство, он будет подчиняться ей из страха, а это самый низкий вид мотивации. Если власть имеет очевидные заслуги перед народом -- например, успешно развивает хозяйство, хорошо обороняет страну от внешних врагов, наводит в стране порядок, - подданные признают ее превосходство над собой в сфере таких чисто человеческих достоинств, как интеллект, воля, способность к практическим делам, умение предвидеть ход событий и т.п., и подчиняются ей из уважения. Это более высокая мотивация, чем страх, но не самая высокая.
Высочайшим побуждением иметь над собой власть служит то чувство, о котором писали Победоносцев и Тихомиров, желание человека обрести над собой нравственный идеал, который подтягивал бы его к себе и совершенствовал бы его как духовное существо. В этом случае акт подчинения не только не имеет никакой примеси отрицательных эмоций, но доставляет радость и наслаждение. Ощущение своей греховности, подспудно живущее в каждом нормальном человеке, перестает свербить душу и заменяется чувствами, что кто-то великий и мудрый ведет тебя к спасению. Эти три рода повиновения власти в точности соответствуют трем ступеням христианского послушания, о которых единодушно говорят святые отцы -- рабской, наемнической и сыновней, - что, конечно, является дополнительным аргументом в пользу того, чтобы использовать этот признак в качестве классификационного.
Итак, мы имеем три значения количественного параметра, относящегося к самой власти, и три значения качественного параметра, относящегося к тем, кто ей подчиняется. Каждое из трех значений первого параметра может сочетаться с каждым из трех значений второго параметра, и так, по крайней мере в теории, получаются девять различных форм власти. Рассмотрим их по порядку.

1. Властвует один, и ему повинуются из страха. Эта форма власти хорошо известна и имеет ряд названий -- тирания, деспотия.
2. Власть принадлежит небольшой группе, мотив повиновения — все тот же страх. Исторические примеры такой власти столь же многочисленны, как и примеры диктатуры. Особенно регулярно она возникает в Латинской Америке, где ее именуют хунтой. В России были Семибоярщина и бироновщина. Недалеко ушла и «семибанкирщина».
3. Властвует большинство, мотивом подчинения по-прежнему является страх. В этом варианте большинство лучше назвать массой или толпой. Это в чистом виде аристотелевская «охлократия», неожиданно снова воплотившаяся в политическую реальность в двадцатом столетии. Как это может быть, чтобы бал правила масса, то есть большинство, и в то же время в обществе царил страх? Психологический механизм здесь очень прост: каждый боится остальных, опасается, что они не признают его своим, возьмут его под подозрение, начнут косо на него смотреть, а то и донесут на него «куда следует». Художественно его изобразил Оруелл в романе «1984».
4. Власть в руках одного лица, и этому лицу повинуются из уважения к его заслугам перед народом. Такую форму можно назвать правлением национального лидера, которое легко может выродиться в диктатуру. Примеры таких лидеров: Симон Боливар, Фидель Кастро, Дэн Сяопин.
5. Власть в руках небольшой группы, и оправданием этой власти являются ее заслуги перед страной. Это типичный случай господства служилой аристократии, какое имело место во всех странах феодальной Европы, в частности у нас в России до Ивана III.
6. Власть принадлежит большинству, повинуются ему из уважения. Политической реальностью эта форма была разве лишь в некоторых городах-государствах Древней Греции, но как идеал, как желаемое, выдаваемое за действительное, необычайно популярна сегодня. Это так называемое гражданское общество.
7. Власть принадлежит одному лицу, а повинуются этому лицу по той причине, что видят в нем особое существо, отмеченное Божественной печатью. Это религиозно освященная монархия.
8. Правит группа людей, в которых народ видит Божиих избранников. Это очень распространенное в старину жреческое правление или, например, ветхозаветная эпоха Судей.
9. Все вопросы решаются большинством, каждый подчиняется принятому решению из благоговения перед теми, кто его принял. Странная ситуация, не правда ли? Но теоретически она возможна: она возникла бы в обществе святых.

Горбачев, Ельцин, Путин — все это звенья одной цепи, продолжение советской власти. Система стремительно разлагается, но она еще существует. Когда преемственность исчезнет — она развалится. Страна превратится в город, отданный на разграбление. То, что мы видим, - еще цветочки. Ягодки впереди, когда порвется великая цепь преемственности.
Там, где Западу удалось разрушить преемственность власти - на Украине, в Грузии, в Киргизии, начался период активного распада. «Правители», вытащенные из ниоткуда, скоро уйдут в никуда. Их сменят другие такие же, пока Запад не решит, что нужная кондиция достигнута. Когда черновая работа будет завершена, новые земли включат в чужую систему. В новой системе нет места ни украинцам, ни грузинам, ни киргизам.
Рядовому человеку совершенно безразлично, кто сидит в Кремле... Но дело в том, что игра против России ведется не ради власти и доступа к ресурсам. Все это промежуточная цель. Согласно идеологии противника нам нет места на земле. Нас должен кто-то защищать. Но защитить некому.
Вы можете представить себе семью, где глава меняется каждые четыре года? Абсурдно. Но менять каждые четыре года власть в гигантском государстве еще абсурднее. Если наше тело начнет жить не по монархическому принципу, где царь — всему голова, а по демократическому, где каждый член сам себе режиссер, - наступит паралич. Если каждый член нашего тела получит право биться за власть, победить может не обязательно голова. Выиграть могут, например, седалищные мышцы... Народ всегда осознавал ситуацию лучше ученых. Поэтому он до последнего держался за царя. Инстинкт и житейский опыт ему подсказывали, что пока есть лицо, незаинтересованное его грабить, пока есть Отец, человек, к которому можно обратиться по-человечески II который будет смотреть на вещи с позиции ответственности перед Богом, а не с позиции приближающихся выборов, у народа будет защитник и представитель его интересов.
Монархия есть власть двух институтов: светского и лице царя и духовного в лице патриарха. Они уравновешивают друг друга.
Чтобы сохранить эту систему, нужно удерживать две фундаментальные и системообразующие точки -трон и алтарь, так называемую симфонию властей. Самая основная идея русской монархии ярче и короче всего выражена А.С. Пушкиным -- уже почти перед концом его жизни: «Должен быть один человек, стоящий выше всего, выше даже закона». Эта формулировка совершенно неприемлема для римско-европейского склада мышления, для которого закон есть все: dura lex, sed lех (суров закон, но закон). Русский склад мышления ставит человека, человечность и душу выше закона. И когда закон входит в противоречие с человечностью, русское сознание отказывает ему в повиновении.
Монархия ориентирует человека на сердце; демократия--на желудок... Английская королева одним фактом своего существования дает ощущение связи времен. Одно слово кукольной королевы перевесило экономические соображения, и национальная валюта Англии — фунт -- переборола евро. Кто будет монархом — решать Богу и народу. Наша задача -- создать условия для возрождения самодержавия. Сначала на Руси, потом во всем мире»….
.ПРОДОЛЖЕНИЕ
Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА, РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments