imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Гностицизм Иеронима Босха II

НАЧАЛО

Согласно Ансельму, эти люди


...исповедовали сатанинское учение манихеев и собирались на свои тайные мессы... они ошибочно утверждали, что Святой Дух передается посредством рукоположения... И упорствуя в своей ложной вере, заявляли, что Бог ниспослал Святой Дух пророку Мани, который есть не кто иной, как сам Святой Дух...

Это важное свидетельство доказывает, что в середине XI века "среди европейских ересей встречались верования, связанные с манихейством. Позднее, когда ересь широко распространилась и была подвергнута преследованиям, еретики стали осторожнее. В период активного гонения со стороны официальной церкви одно упоминание о Мани означало бы смертный приговор. Неудивительно, что в таких условиях павликиане, мессалиане, богомилы и катары называли себя христианами, а не манихеями.
Когда катары провозглашали себя христианами, они сознательно избегали некоторых доктрин катаризма, которые лежали вне христианства. Также и манихеи считали себя истинными христианами, признавая в то же время, что их христианство было гностическим. Доктрины катаризма прошли длинный путь и сформировались под влиянием разных источников. Они опирались не только на Новый Завет (особенно Евангелие от Иоанна), но и в значительной степени на гностические идеи Мани.
Противники катаризма, в отличие от самих еретиков, свидетельствовали более определенно о настоящих корнях этой ереси. Они описывали катаров как современных манихеев. Например, доминиканский монах Бернард Пои в 1323-1324 годах дал полное и точное описание вероисповедания катаров. Первая из его шести рукописей начинается со слов:

*
О современных манихеях и их ложном учении Еретики-манихеи и их сторонники утверждают, что есть два бога: бог добра и бог зла. Они учат, что весь видимый материальный мир сотворен не Богом Отцом Небесным, которого они называют богом добра, а дьяволом — богом зла... Таким образом, у них два создателя... и два мира: один — невидимый мир духа, и другой — видимый мир материи...

Ученые, придерживающиеся неманихейской теории происхождения катаризма, оспаривают свидетельства этого и других текстов, полагая, что духовенство православной греческой и Римской католической церквей использовало термин «манихейство» для обозначения любой дуалистической ереси. Утверждая это, они недооценивают деятельность агентов официальной церкви, которые располагали подробной информацией о манихействе и катаризме. Для успешной борьбы с дуализмом церковь должна была узнать как можно больше о своем противнике, чтобы впоследствии использовать полученные данные против еретиков.
Следует внимательно прислушаться к высказываниям средневековых священников о манихействе и катаризме. Имеется целый ряд достоверных источников. Лучшим из них считается писание святого Августина (конец IV века), который сам исповедовал манихейство в течение девяти лет. В настоящее время выявлено, что он писал о манихействе, опираясь на два источника оригинальных текстов, обнаруженных совсем недавно. Они были найдены в первой половине XX века: один в Турфанском оазисе в Китае, а другой в Фаюмском оазисе в Египте. Тексты содержат обширные сведения о манихействе и доказывают точность описаний святого Августина.
Святой Августин излагает свои основные идеи в работе «О ересях» и развивает их в некоторых других текстах, где он однозначно утверждает, что у катаризма было много общего с манихейством. Он передает не только их доктрины, но и описывает церковные обряды и структуры. Его писания, несомненно, были хорошо известны священникам, преследовавшим катаров.
Другим важным источником информации о манихейской ереси считается полемический трактат «Деяния Архелая». Виденгрен говорит, что трактат полон ненависти, искажающей суть учения Мани... Христианские нападки на Мани, однако, содержат много подлинной информации о нем. Протоколы, написанные в 325 году, являются самым ранним антиманихейским сводом. Весьма интересна история их многочисленных воспроизведений. Большое число копий было сделано во Франции начиная с IX века. Официальная церковь изучала протоколы наряду с писаниями святого Августина, что заставляет сделать вывод о преследовании ею еретиков-дуалистов. Мы не располагаем неоспоримыми фактами, но не исключаем вероятности того, что в IХ-Х веках дуалистические ереси проникли в Европу. Таким образом, можно предположить, что дуалистическая ересь была всплеском манихейства. Это наиболее вероятный вывод, поскольку манихейство было единственной дуалистической ересью, когда-либо широко распространенной на западе Европы.
Скорее всего, в VI веке религия Мани ушла в подполье и снова появилась только в IX веке. В XI веке европейское манихейство, вероятно, объединилось с христианской версией дуалистической религии, которая была принесена на Запад балканскими богомилами.
В XII веке новая манихейская религия завоевала в Западной Европе твердые позиции. В этот исторический период учение Мани все еще сохраняло свой принцип открытости для всех, который всегда способствовал его быстрому распространению. Однако именно открытость манихейства позволила официальной церкви получить о нем исчерпывающую информацию. К 1230 году, когда инквизиция приобрела официальный статус, священники уже долго боролись с манихеями и собрали о них много информации. Церковь часто превратно судила о катарах: трактат Гун, к примеру, называют «Кондуит инквизиции о развращенности еретиков». Сведения о еретиках, изложенные Гуи, достоверны и точны. Сегодня общеизвестно, что инквизиция давала правильные трактовки. Церковь отвергала ересь, но не искажала ее догмы.
Наиболее ценная информация о катаризме изложена инквизиторами, которые ранее сами принадлежали к катарам. Таким примером является известный доминиканский священник XIII века Райнериус Саккони из Пьяченцы. Новообращенные христиане становились самыми фанатичными преследователями катаров, сообщая о тайных доктринах еретиков. Их важная информация считалась ценным вкладом в святое дело борьбы с ересью. Протоколы инквизиции сохранили эти сведения до сегодняшнего дня.
Инквизиторы могли узнать о доктринах катаризма и непосредственно из катарских писаний. Известно, что в Средние века они были общедоступны. Оригинальные тексты катаров оставались в обращении до XIV века, но к XV веку в результате гонений со стороны западноевропейской церкви эти книги исчезли. Многие из них были сожжены, оставшиеся надежно скрыты катарами от преследователей. Так, сокровищница разрушенного в 1244 году замка Монсегюр, скорее всего, представляет собой тайник ценных книг. Когда-нибудь тайник будет обнаружен, и сохранившиеся книги снова увидят свет. В настоящее время учеными XX века найдено в европейских библиотеках несколько тайных катарских писаний.
Наряду с этими писаниями и протоколами инквизиции, мы также располагаем непосредственными признаниями еретиков. За двести лет постоянных гонений было арестовано огромное число катаров, которые в ходе следствия отреклись от своей веры. Допросы были записаны, и их протоколы сохранились. Полученные признания, которые так скрупулезно регистрировались, интересны для нас, но наверняка не представляли собой ничего нового для инквизиторов. Вопросы задавались лишь с целью идентификации ереси и должны были подтвердить обвинения в катаризме, который и без того был хорошо известен инквизиции. Средневековая христианская церковь, прекрасно осведомленная и образованная, утверждала, что катаризм был основан на доктринах манихейства. Нам остается лишь уважать ее знание вопроса, даже если, на наш взгляд, она была чрезмерно жестока и безжалостна в гонении еретиков.

Религия тьмы и света

Некоторым современным исследователям, не учитывающим манихейские корни катаризма, представляется, что это еретическое учение не было крайне дуалистичным. При сравнении контрастных описаний тьмы и света манихейского апокалипсиса и Страшного суда с образами одного из немногих сохранившихся катарских текстов их общность становится очевидна. Эта книга катаров, которую часто называют «Тайная книга», известна также как Евангелие от Иоанна или «Тайная вечеря». В ней приводятся ответы Иисуса на вопросы, которые задает Ему Иоанн Евангелист во время Тайной вечери, в том числе описывается христианизированная версия создания мира Сатаной, Крещение Христа и Его миссия, а также апокалипсические картины конца света. Тайная книга была создана балканскими умеренными дуалистами в XI веке и достигла Западной Европы в конце ХII-го. Она получила широкое распространение среди европейских катаров и стала одним из наиболее важных катарских текстов.
В последующих главах мы будем часто обращаться к Тайной книге, а на данной стадии нашего исследования приведем цитату о конце света и судьбах спасенных и погибших душ. Катары так описывают эти события:

...По попустительству Бога Отца мрак опустится на Землю, и адский огонь сожжет все от самых низких глубин до свода небесного... И тогда Сатана, Князь мира сего, будет попран и брошен в океан огня. И Сын Божий сойдете небес, чтобы судить, и закроет навсегда врата ада и запрет дьявола с грешниками, плачущими и стенающими в напрасных мольбах из чрева Земли...

Манихейство дает аналогичное описание конца света в огне:

...Ангел небесный сойдет на Землю. И твердь поднебесная будет опрокинута, и пламень охватит все земли и гореть будет, пока не истребит все, что подвержено тлену, и пока не освободит весь мир от власти тьмы...

Другие манихейские тексты, которые приводятся Джексоном в его статье 1930 года, описывают события, наступающие после всеобщей гибели в огне:

...И тогда избранные взойдут на третьи небеса, расположенные над Землей и под Твердью поднебесной. И воссоединятся с богами, живущими там, и будут взирать свысока на злодеев, корчащихся в адском огне...

Мы видим, что манихейские и катарские тексты дают схожие картины гибели Земли и поднебесья. Подобные описания встречаются и в других ересях. Все гностические религии говорят об огне, который в конце света сожжет Землю и уничтожит материю во Вселенной. В то же время описание избранных, которые присоединятся к богам (или Спасителю) над небесным сводом и будут с презрением смотреть на грешников, страдающих в адском пламени, нигде больше не встречается. Такая аналогия манихейских и катарских текстов не может быть простым совпадением. Явные манихейские заимствования в катарской Тайной книге могли появиться только в результате непосредственной взаимосвязи двух религий.
Описания конца света, весьма жуткие, на наш взгляд, вполне соответствуют современным трактовкам дуалистичности манихейства, но несколько расходятся с нашими представлениями о христианизированном катаризме. Нельзя отрицать, что катары следовали идеям Нового Завета и относились к простым мирянам с сочувствием и пониманием. Они считали, что души обычных людей остаются духовно живыми и подлежат просвещению и спасению. Проблема была лишь в том, что не все души могли быть отнесены к этой категории. Как ранее манихеи, катары полагали, что некоторые души были изначально отданы бесам. Такие души считались духовно мертвыми, и для них не было никакой надежды на спасение. Логически развивая эту мысль, они пришли к выводу, что некоторые люди были демонами в человеческом обличье. Именно они становились самыми богатыми и влиятельными членами общества и церкви, и, разумеется, инквизиторы были отнесены к их числу.
Демоны в облике людей всегда служили Сатане и не могли рассчитывать на спасение. Обычные человеческие души, по мнению манихеев и умеренных катаров, тоже могли разделить печальную участь бесовского мира, гибнущего в огне. Согласно писанию святого Августина, манихеи считали, что в том случае, если хорошие по своей природе души оказались не в состоянии за время земной жизни очиститься от зла, то после Страшного суда им уже не спастись. Так, в Тайной книге Иисус говорит: «Отойдите от меня, грешники, гореть вам в вечном огне вместе с Сатаной и слугами его...». В Евангелии от Матфея (25:41) нераскаявшиеся грешники осуждаются на муки адские. Умеренные катары называли падшими те души, которые настолько погрязли в материальном мире, что не смогли разорвать с ним связь. Позднее мы рассмотрим, как Босх в своих произведениях изображает судьбу обычных непросвещенных душ, не сумевших вырваться из пут Сатаны.
Катары знали, что этим миром правит Сатана и, значит, его слуги (инквизиторы) одержат победу над теми, кто исповедует религию света. Так и случилось. Инквизиция полностью их уничтожила. К XV веку о катаризме забыли почти во всей Европе, оставались лишь малочисленные тайные общества. В XVI веке еще встречались небольшие катарские общины, а в XVII веке они окончательно исчезли.
Немногим дольше катаризм продержался в Боснии. В конце XV века Боснию завоевали турки, которые хоть и не преследовали катаров, но создали условия, в которых предпочтительнее было принять ислам. К XVII веку боснийские города, некогда населенные катарами, стали мусульманскими, а в отдельных случаях католическими или православными. Вероятно, где-то еще оставались преданные приверженцы катаризма, но мы не располагаем достоверными сведениями об их присутствии в Боснии XVIII и XIX веков...

Искусство и религия во времена Босха

Босх родился в 1453 году во времена турецкого вторжения в Боснию. Ни одна из его картин не датирована, но стилистические и другие признаки указывают, что произведения в характерной для автора творческой манере были выполнены в период с 1500 по 1516 год (год смерти художника). Мы вернемся к рассмотрению вопроса о датировке его произведений в главе 13.
В 1477 году, когда Босх был еще очень молод, к власти в Нидерландах пришли Габсбургские правители, заменившие герцогов Бургундских. 8 этот период искусство находится под постоянным патронажем Римской церкви, которая вкладывает в него большие средства, однако не делает почти ничего, чтобы провести столь необходимые церковные реформы. Большое внимание развитию искусства уделяли: Сикст IV (папа римский с 1471 по 1484 год), в годы понтификата которого была построена Сикстинская капелла; Александр VI (папа римский с 1492 по 1503 год}, печально известный отец Лукреции Борджиа; Юлий II (папа римский с 1503 по 1513 год), покровитель Микеланджело; Медичи Лев X (папа римский с 1513 по 1521 год), чьим любимым художником был Рафаэль. Спустя приблизительно пятнадцать месяцев после смерти Босха, Мартин Лютер инициировал Реформацию, вывесив свои 95 тезисов на дверях церкви Всех Святых в Виттенберге.Как мы можем видеть, годы жизни Босха пришлись на исторический период, непосредственно предшествующий Реформации, а его творческая деятельность совпала по времени с итальянским Высоким Возрождением. Однако стилистика его произведений остается в русле готического искусства Северной Европы. Ренессанс (направление в искусстве, вдохновленное античными образцами, методами и приемами) достиг Нидерландов примерно к 1516 году, то есть году смерти Босха. В XV веке творчество художников севера Европы развивалось вне итальянского влияния, находя собственные пластические приемы и средства выразительности для создания образов средневекового христианства.
Картины Босха выполнены в голландском стиле, и на первый взгляд их иконография соответствует традиционным канонам. Символика его произведений говорит о доскональном знании художником североевропейской культурной традиции, еще не испытавшей на себе влияния Ренессанса. Его вероятная поездка в Венецию (приблизительно в 1500 году) была обусловлена особыми причинами, которые мы рассмотрим в главе 2. В Венеции он встречался с великими художниками Возрождения Леонардо и Джорджоне, можно заметить взаимовлияние их творческих стилей. Но это не сделало Босха художником Высокого Возрождения. Его творческое кредо и менталитет сформировались в условиях поздней нидерландской готики, и путешествие в Италию не могло этого изменить.
Готическая основа творчества Босха исследована в книге Й.Хейзинги «Осень Средневековья», где автор однозначно дает понять, что Босх жил в чрезвычайно тревожные времена. Эпидемия чумы, поразившая Европу в 1345 году, продолжала возвращаться кратковременными вспышками в течение всего пятнадцатого столетия. Чума была особенно страшна, но она была лишь одной из многочисленных неизлечимых болезней того времени. Людей подстерегали и другие опасности. На путешественников нападали разбойники, а тех, кто оставался дома, могли убить, искалечить и ограбить бродяги-солдаты. Войны, казалось, велись постоянно. Князья безнаказанно издевались над крестьянами. Церковь, как известно, была развращена, духовенство, отпускавшее грехи, оказалось таким же жадным и жестоким, как и знать, а простой люд — необразованным, покоренным и распущенным не менее других. Такое положение, разумеется, не было чем-то новым, но в ХIV-ХV веках оно стало даже хуже, чем в XI, XII и XIII веках.
Неудивительно, что люди, жившие в то тяжелое время, пытались объяснить зло, царствующее в мире, происками демонов, ведьм и властью Сатаны. Характер средневековой народной культуры постепенно проникал в церковную жизнь. В период позднего Средневековья негативные настроения становятся доминирующими. И чем большую силу они набирали, тем больше противоречили церковным догмам. Священники признавали, что в результате грехопадения миром стал править Сатана, однако что Бог есть создатель всего сущего и на все воля Его. Именно по промыслу Божьему Христос был распят, и принял смерть, и спустился в ад, и воскрес и дьявола посрамил. Как отмечает Эмиль Мале в своей книге «Образы готики». Церковь однозначно утверждает, что весь материальный мир есть отражение великого замысла Бога Отца. Эта идея была сформулирована в XIII веке доминиканским монахом Винсентом из Бове, который трактовал каждый аспект мира как зеркальное отражение Бога. В XV веке эти представления все еще оставались в силе. Даже в самые тяжелые времена церковь твердо заявляла, что человек и природа — творения Божьи и вся Земля во власти Его. Согласно церковной доктрине, происхождение материального мира не имеет с дьяволом ничего общего. Земля — священное место, изначально единое со своим духовным прообразом.
Как и следовало ожидать, противоречия между учением официальной церкви и реальностью повседневной жизни вызывали определенное недоумение. Церковная догма утверждала, что все во благо, однако священники предупреждали о происках дьявола. В конце Средневековья христиане пришли к мысли, что миром правит все-таки Сатана, но оставался невыясненным его статус. Неясно было, действует ли он по собственной воле или исполняет волю Божью, наказывая человечество за его грехи. Кроме того, сохранялось уважение к Церкви и ее доктринам, направленным на искупление грехов. Таким образом, обычные христиане не разделяли позиции еретиков о дьяволе и о сотворении им мира. Их дуализм был поверхностным в отличие от определенного и бескомпромиссного дуализма катаров и манихеев. В ряде областей Франции (Бретань, Овернь и Пиренеи) среди верующих возникали дуалистические настроения, но они носили компромиссный характер: дьявол, мол, пытался сравниться с Богом, но ему этого не удалось. По их мнению, Бог создал солнце и дождь, а Сатана сумел создать только луну и град.
Также имелись разночтения в определении происхождения зла и участия Бога в судьбах несправедливого, жестокого и опасного мира. На такие вопросы всегда трудно дать ответ, тем более в исторические периоды, подобные концу Средневековья, когда тяготы повседневной жизни откровенно противоречат установленным церковным догмам. Церковь приступила к пересмотру своих позиций на соборе в Тренте в 1545-1563 годах. Реформы были продолжены I Ватиканским собором в 1869-1870 годах. В эпоху Босха главенствовала идея официальной церкви о святости мироздания, что находило отражение в искусстве. Как отмечает Лотте Бранд Филип:

...если голландские живописцы (пятнадцатого века) и разделяют мир небесный и мир земной, то по тем же признакам, что и мы их разделяем, а вовсе не так, как это делали их предшественники. Другими словами, для средневековых взглядов характерно понимание единства этих двух сфер в отличие от представлений о том, что мир небесный и мир земной являются двумя отдельными категориями...

Современники Босха иногда писали образы святых, искушаемых дьяволом, или сцены наказания в аду, но эти изображения не противоречили церковной догме о главенстве Бога на земле. Другая фольклорная традиция, воспринятая церковью, также существовала наряду с этим традиционным искусством. Примеры тому встречаются на полях манускриптов рукописей или среди архитектурного орнамента готических соборов. Эти произведения были своего рода буффонадой по отношению к более серьезному религиозному искусству. Их шуты, черти и сценки повседневной жизни дразнили духовенство и нарушали согласие церкви и общества, но они никогда не заходили настолько далеко, чтобы стать агрессивными. В творчестве Босха, несомненно, есть что-то общее с фольклорной традицией, однако, как мы увидим в последующих главах, его произведения гораздо более непокорные и гневные, чем народное искусство. Стиль Босха очень своеобразен. Он прибегал к традиции, но также создавал оригинальные образы, абсолютно новые для западноевропейского искусства. Подтекст этих образов говорит об их антиклерикальной направленности и о бескомпромиссном дуализме художника.
Живописная манера Босха оказала огромное влияние на развитие нидерландского искусства. Примерно в 1560 году знаток творчества Босха дон Фелипе де Гевара, продавший Филиппу II несколько картин из своей коллекции, написал в комментарии, что странным произведениям Босха часто подражали и что некоторые художники даже подписывались его именем. В XX веке историки искусства обнаружили ряд подделок, проведя определение авторства в рентгеновских лучах. Вопрос о том, какие картины можно считать оригинальными, будет рассмотрен далее.
У Босха было много последователей, но не следует думать, что все они были лишь подражателями. Он оказал значительное влияние на живопись шестнадцатого столетия, особенно в Нидерландах. Языки пламени, чудовища и маленькие фигурки людей, которые часто встречаются в картинах Босха, были восприняты с большим интересом. Эти изображения использовались представителями стиля маньеризма. Питер Брейгель Старший считается самым известным последователем Босха, но есть и многие другие. Они обращались к символике Босха, не понимая ее значения. Вместе с тем живопись Босха хранит в себе закодированные послания тайной ереси, К XVI веку об этой ереси уже забыли, и ни церковь, ни широкая публика ею не интересовались. Настроения в Европе изменились, и даже без усилий инквизиции учение катаров потеряло свою популярность. Интерес к гностицизму возродится лишь к концу XIX век
.

Из книги Линды Харрис «Тайная ересь Иеронима Босха»

Tags: II мир, ЭКСПО, язык птиц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments