imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Александр Владимиров "СОВРЕМЕННАЯ ВОЙНА – КАК РАДИАЦИЯ"

Общая теория войны рассматривает «войну» – это социальный процесс, характеризующийся целенаправленной борьбой субъектов геополитики за их утверждение в новой роли и статусе (или за подтверждение старых) и за возможность формирования ими новой картины мира, последующего управления ею, и единоличного использования стратегических эффектов победы в войне.
Цель войны – не уничтожение противника, а силовое перераспределение ролевых функций государств. Собственно вооруженная борьба – только крайняя и открыто насильственная форма войны. Война всегда заканчивается не миром, а победой одной из сторон, в то время как военный конфликт может быть урегулирован, то есть «снят», так как победа в нем необязательна» (Владимиров А. И. «Концептуальные основы национальной стратегии России: политологический аспект». / А. И. Владимиров; Ин-т экономики РАН. - М.: Наука, 2007.).
Современная война – как радиация: о ней все знают, и все боятся ее; но ее никто не чувствует, она не видна и не осязаема, ее как бы практически нет; но война идет, так как люди гибнут, государства рушатся и народы исчезают. А человечества в первую очередь исчезают из истории именно те государства и народы, которые, даже погибая, упорно не замечают или не хотят замечать ведущейся против них войны. Именно так погиб СССР, именно такая угроза все еще нависает над Россией, и именно нежелание наших национальных элит видеть очевидное и делает Россию практически беззащитной перед совершающейся против ее существования агрессией наших геополитических соперников.
Но именно в этом суть тех самых современных «сетецентричных войн», которые успешно ведут против всего мира и России наши западные геополитические оппоненты. Другими словами и в этом новом документе наш Генеральный штаб в очередной раз побоялся дать трактовку самому базовому понятию «война», которое в нашей политической и военной практике до сих пор толкуется исключительно как вооруженная борьба. Это приводит к тому, что военная доктрина приобретает вид ведомственного документа, что не только обедняет ее значение и смысл, но и не дает стране возможности разумно решать стратегические проблемы военно-политической и национальной безопасности, вопросы выживания и развития державы.
Именно ведомственная зашоренность Генерального штаба, а также старые подходы к предназначению, форме, содержанию и структуре военной доктрины не позволили сделать ее современным и актуальным, концептуальным, стратегическим и дееспособным документом прямого исполнения, что самым негативным образом сказалось на качестве всей системы национальной обороны страны и «тяготах» нашей государственной военной реформы …
Тем не менее, сегодня народы России хотят не выживать, а жить достойной жизнью, что возможно лишь в состоянии безопасности, а именно этот стратегический продукт и вырабатывает военная организация государства. Следовательно, надлежит развитие национальной обороны страны сделать разумно необходимым, а ее национальную безопасность – безусловно достаточной, сохраняя при этом возможности как для развития страны, так и для наращивания военных возможностей государства и немедленного маневра ими. Россия обязана стать сильной.
Подобное радикальное изменение внешней геостратегической ситуации требует формирования новых целей и задач России во внешней и внутренней сферах, а также принципиально иного решения вопросов силового обеспечения ее внешнего суверенитета, геополитических и геоэкономических устремлений, разумеется, что все данные вопросы должны быть отражены в новой Военной доктрине России.
Военная доктрина должна рассматривать вопросы войны в широком понимании «войны», как социального явления, а не в смысле только вооруженной борьбы, которая сама является только формой войны или ее частью.
Военная доктрина Российской Федерации должна обнимать всю сферу национальной ее обороны, в не только ее вооруженную часть, и касаться системы национальной безопасности страны в целом.
Потребность государства в разработке новой Национальной стратегии и Военной доктрины актуализируется при смене господствующей парадигмы бытия и развития, связанной с достижением государством качественно нового состояния своего национального бытия.
Военная доктрина великой державы не может быть политкорректной, она должна отражать правду жизни и прямо говорить о наших национальных интересах и способах, которыми мы будем их достигать. Все, что действительно необязательно говорить открыто, должно содержаться в специальных приложениях, имеющих соответствующий гриф секретности. Военная доктрина России не должна иметь «ответный характер» на стратегии или аналогичные документы США и НАТО. Нам следует жить своим умом и решать задачи собственной безопасности и применительно к нашим условиям, но их подходы и опыт мы использовать обязаны.

Например, заслуживает внимания американская градация национальной, военно-политической и собственно военной безопасности:

• Стратегию национальной безопасности США утверждает президент;
• Национальную оборонную стратегию – министр обороны;
• Национальную военную стратегию подготавливает председатель Объединенного Комитета начальников штабов вооруженных сил;
• Основную часть работы, кроме соответствующих ведомств, производят аппараты Совета национальной безопасности и Государственного департамента США, а также – по их заказу – независимые и корпоративные научно-экспертные структуры страны, которые ведут эту работу в постоянном и плановом режиме, получая за нее огромные деньги.

К сожалению, в России эта огромная и важнейшая для судьбы нации работа по-прежнему является бесплатной, а значит, факультативной и безответственной. Военная доктрина не может быть продуктом межведомственных согласований, она должна быть итогом колоссальной работы и творчества талантливых и ответственных людей.

"Почему России необходима по-настоящему новая Военная доктрина"
генерал-майор кандидат политических наук Александр Владимиров, вице-президент Коллегии военных экспертов ©

О современном понимании войны

Анализ истории войн выявляет, а Общая теория войны подтверждает, что войны, как правило, начинают: во-первых, "слабеющие сильные", с целью сохранения и пролонгации своего владычества … Так было - в 1914, в 1934, в 1939, в 1990 годах, так есть и сегодня. …
Так, например, между главными действующими участниками войны Германией и СССР, последовательно и, даже на взаимной договорной основе, были ликвидированы "территориальные прокладки" - Чехословакия, Польша, Бессарабия, Прибалтика. Кроме того, Германия, в результате "Западной компании", ликвидировала саму возможность "второго фронта", то есть прямого военного противостояния со стороны Западной Европы, чем обеспечила свой стратегический тыл, в том числе и плане полного владения всей ее экономикой, практически создав Третий Рейх, который сегодня как-то очень совпадает с границами Евросоюза….
Главным здесь, на наш взгляд, является необходимость других подходов к проблеме, тематике, теории и практике фундаментальных понятий человеческой цивилизации, понятий "война" и "мир", а также понимания новых взаимоотношений между войной (и вооруженной борьбой, что не одно и то же) и быстро меняющимся человеческим обществом. Именно поэтому так важно предложить к использованию новую Общую теорию войны…
Таким главным наблюдением являются факты, говорящие о том и доказывающие тот факт, что - "война", это не тогда (не только тогда), когда "бомбят самолеты, стреляют танки, гремят взрывы, солдаты убивают друг друга, войска сторон, сея смерть и разрушение "двигают линию фронта" вплоть до победы одной стороны, и так далее, сегодня это все уже совсем не так. Современная война - как радиация: о ней все знают, и все боятся ее; но ее никто не чувствует, она не видна и не осязаема, и ее как бы практически нет; но война идет, так как - люди гибнут, государства рушатся и народы исчезают...
В политическом обиходе и современной политической мысли широко применяются термины "горячая война" и "холодная война", что отражает имеющее место обыденное понимание проблемы, при этом "горячая война" - понимается как война, ведущаяся собственно вооруженными средствами, а "холодная война", - как война, ведущаяся невоенными средствами, но это отражает специфику войны не полно. Общая теория войны рассматривает войну в ее единстве, в котором могут иметь место ее "горячая" и холодная" фазы….
Война - это социальный процесс, характеризующийся целенаправленной борьбой субъектов геополитики за утверждение их победившей части в новой роли и статусе (за подтверждение старых), и за возможность формирования ими новой структуры и картины мира и последующее управление им. … Собственно вооруженная борьба - только крайняя, предельно насильственная форма войны. Цель войны - не уничтожение противника, а силовое перераспределение ролевых функций субъектов социума (например, государств) в пользу сильного, способного сформировать собственную модель послевоенного управления социумом, а также полномасштабно пользоваться стратегическими эффектами своей победы. …
В современной войне ее объектом становится не столько собственно вооруженная или экономическая составляющие государства, сколько его национальные ценности, так как только они и делают нацию и государство тем, чем они есть в истории человечества, их изменение и есть главная задача войны.
Главным "призом" войны является расширение не столько геополитического и экономического "ресурсного поля", сколько расширение комплиментарного (дружественного) ценностного ареала победителя, так как только взаимная комплиментарность наций (то есть дружественная совместимость ценностных основ их бытия) дает тот благожелательный (благоприятный) внутренний и внешний климат их международного (взаимного) сосуществования, и является лучшей гарантией от взаимных агрессий, что, в свою очередь, улучшает шансы нации на историческое выживание, а в обратном случае - ухудшает их.
Другими словами, главный "приз" войны, это - насильственно измененный войною национальный менталитет побежденной стороны. Если этого не происходит, то есть побежденная нация не сдается, то первоначальный и явный успех победителя (кажимая победа) всегда настолько исторически временен и зыбок, что ответ (реванш побежденного) неизбежен.
Это означает, что война за изменение национальных ценностей (в том случае, если цели войны достигаются путем насильственного изменения национальных ценностей) всегда кончается окончательным (историческим) поражением агрессора-инициатора войны, и это есть один из законов войны. Таким образом, современная война, вне зависимости от ее масштабов и юридической определенности и статуса сторон, определяется набором совершенно точных определенностей.

Доклад на заседании Коллегии военных экспертов
генерал-майор кандидат политических наук Александр Владимиров, вице-президент Коллегии военных экспертов ©

Заражение нации жаждой наживы – технология уничтожения страны

Операция по принуждению к толерантности имеет целью разрушение национальной генетики и дезинтеграцию государства как основной и эффективной формы организации социума, обладающей социальной ответственностью. В ее задачи также входят: формирование нового качества нации, превращение ее в безответственный к национальной истории и культуре социум, «толерантный» к любым изменениям статуса и качества жизни; социум, представляющий собой сумму подготовленных потребителей, усваивающих то и так, как это необходимо субъектам внешнего влияния, проводящим эту операцию для достижения стратегических эффектов в собственных интересах, и совершенно беззащитный по существу и сути.
Кроме того, проведение такой операции подразумевает разделение нации на «объектов толерантности», «субъектов толерантности» и «жертв толерантности», что раскалывает нацию и общество, приводя их к состоянию взаимной нетерпимости, оправдывающей репрессии, подрывающей национальную идентичность и ослабляющей общество и государство.

Такая операция включает несколько обязательных задач, выполняемых практически одновременно:
– вброс идеи «толерантности» как базового фактора и критерия «демократии» и его внедрение в общественное мнение;
– завоевание информационного доминирования в национальной и культурной информационной сферах;
– массовое перерождение национального сознания;
– информационное, идеологическое, этическое, экономическое и вплоть до физического порабощение лидеров нации с «демократической» заменой (зачисткой) сопротивляющихся;
– формирование симбиоза порабощенных лидеров и трутней с последующим их сращиванием;
– оформление своей победы в национальном праве, носящем необходимый для них паразитарный характер.

А далее уже могут формироваться разного рода «цветные революции», перераспределяться собственность и национальное достояние, твориться «демократический» произвол, уничтожаться культура и силовые институты национальной безопасности и так далее, вплоть до частичной «передачи в концессию» иностранным структурам и государствам отдельных территорий и регионов национальных пространств.
Внешне же все это будет выглядеть как нормальное демократическое взаимодействие власти и гражданского общества, естественный отбор «лучших демократов и эффективных менеджеров» во власть, оптимизация управления государством и территориями страны, – и все это, разумеется, только «во имя благосостояния наших граждан».
На деле же это есть реальное паразитарное и смертельное отравление (заражение) нации. Представляется, что такое паразитарное заражение нации жадностью, жаждой наживы и власти во имя собственного потребления и является абсолютной технологией перерождения власти и уничтожения страны. Еще раз напомним, что все это начинается с принуждения к толерантности во имя победы политкорректности и демократии в одной отдельно взятой стране.

генерал-майор кандидат политических наук Александр Владимиров, вице-президент Коллегии военных экспертов ©
.
Tags: brainstorming
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments