imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Сундиев И.Ю., Смирнов А.А. Теория и технологии социальной деструкции на примере "цветных революций"

2.2. Роль средств массовой информации в «цветных революциях»

Следует отметить, что рост коммуникационных возможностей всегда сопровождал развитие человечества. Современному состоянию информационной сферы предшествовали четыре коммуникационные революции

1) появление в Европе печатного станка Гуттенберга (середина XV века);
2) появление радио (конец XIX века);
3) появление телевидения (середина XX века);
4) развитие спутниковых и кабельных телекоммуникаций, компьютерных сетей (конец XX века)…

Как отмечал в своей книге «Общественное мнение» один из основоположников коммуникативистики У. Липпман, «СМИ являются основным связующим звеном между событиями в мире и людьми, и они определяют, как эти события будут отражены в умах общественности». В глобальном информационном обществе СМИ завоевали роль основного субъекта массовой коммуникации и наиболее влиятельного источника информационно-психологического воздействия на социум. Это обусловлено следующими факторами:

а) высоким уровнем развития самих СМИ и качества распространяемой ими информационной продукции;
б) высоким уровнем проникновения СМИ в домохозяйства;
в) значительным количеством времени, отводимого гражданами на потребление информационной продукции массмедиа…

По мнению А.А. Шараповой, на рубеже XX-XXI веков телевидение превратилось не в просто средство передачи информации, но и в инструмент производства субъективной реальности — виртуальной и символической, находящейся в сложных, а порой и противоречивых отношениях с объективной реальностью социальной жизни. Тезис об автономии формируемой телевидением символической (виртуальной) реальности, в значительной степени симулирующей социальную жизнь, наиболее полно обоснован в постмодернистских теориях. В них проводится мысль о том, что современных условиях происходит замена реального знаками реального («симулякрами»), при котором формируемая посредством симулякров «гиперреальность» абсорбирует, поглощает, упраздняет реальность. Один из наиболее ярких представителей постмодернизма Ж. Бодрийяр отмечал следующее: «Порождение моделей реального в отсутствии реальности — это гиперреальность. Местность больше не предшествует карте. Это... карта предваряет местность». Схожую мысль высказывает Н. Больц с большим акцентом на роль массмедиа: «Масс-медиа — это индустрия реальности современных обществ, и нередко изображение в массмедиа само и есть то событие, о котором сообщают массмедиа... поскольку совершенно очевидно, что у современного человека мировосприятие заняло восприятие информации (выделено нами. — Авт.), он уже не может самолично сравнивать предлагаемую информацию с «действительностью». Ибо где она, эта действительность, стоящая за медиа?». «Формирование средствами массовой коммуникации нереалистичных образов, знаков и сообщений по сути означает конструирование социальной реальности, выраженной в инсценированных, часто мифологизированных смысловых концептах и картинах мира», — довершает эту мысль Д.И. Чистяков.
Представители постмодернистской философии очень четко обозначили тезис о возможном несовпадении наличной реальности и ее виртуального образа. Виртуальный образ может не только не соответствовать реальности, но и полностью утрачивать соотнесенность с какой бы то ни было реальностью. Процесс симуляции происходит вследствие тотальной семиотизации бытия, когда изобилие знаков ведет к утрате ими своего значения и превращения в симулякры.
По мнению автора, тезисы философов-постмодернистов об устранении реальности ее медиаобразом скорее отражают актуальную тенденцию социокультурной динамики, нежели социальную действительность. Для большинства людей «настоящая» реальность вовсе не исчезла и сохраняет свой онтологический статус и значение. Как справедливо замечает Э. Гидденс, «в целом в современных условиях средства массовой коммуникации не отражают реальность, а в некоторой степени формируют ее. Однако из этого не следует делать вывод, что средства массовой коммуникации образуют автономную сферу «гиперреальности», где знак или образ являются всем». Схожую критику высказывает М.А. Пронин, относя постмодернистскую концепцию симуляции к вульгарному идеализму.
Несмотря на справедливость критических аргументов, сама подмеченная постмодернистами тенденция, на наш взгляд, действительно имеет место. Причем она еще более усилилась в связи с развитием в конце 1990-х годов так называемых новых медиа (new media). К ним относятся интернет-сайты, виртуальная реальность, мультимедиа, компьютерные игры, интерактивные инсталляции в искусстве, компьютерная анимация, цифровое видео, кино и интерфейсы «человек — компьютер». Важной характеристикой новых медиа является цифровая конвергенция — взаимодействие и объединение различных каналов и средств связи в условиях развития мультимедийных процессов и информационных супермагистралей.
Новые медиа благодаря используемым в них цифровым технологиям получили беспрецедентные возможности манипуляций с аудиовизуальной информацией, закладывающей основу той символической реальности, которая формируется благодаря СМИ. Они включают в себя не только простые инструменты модификации изображений и звуков (наложения, исключения части, включая вставки и т.п.), но также системы их искусственного синтеза и даже строительства целых моделей виртуальной реальности («виртуальных миров»). По словам Н. Болвца, фальсификации были всегда, но цифровая техника представляет собой царство фальсификаций, не оставляющих следа. «Водяных знаков подлинности больше нет», — подчеркивает германский ученый. Это в еще большей степени способствовало усилению автономии и социального влияния конструируемой СМИ символической (виртуальной) реальности.
Одним из следствий усиления влияния СМИ на мировое общественное мнение стало существенное возрастание значения фактора международного имиджа страны. Как считает К.С. Гаджиев, имидж страны представляет собой важнейший капитал, способствующий укреплению геополитического статуса государства на мировой арене, обеспечению его безопасности, защите и продвижению национальных интересов. Соответственно, активная информационно-пропагандистская работа становится важнейшим способом внешнеполитического влияния и формирования престижа страны на мировой арене.
Наряду с классическими методами пропаганды, для решения этих задач используется публичная дипломатия, представляющая собой доведение до международной общественности и разъяснение зарубежной аудитории достоверной информации об основных направлениях государственной политики государства, его официальной позиции по значимым событиям внутриполитической и международной жизни. Целью публичной дипломатии является создание благоприятных условий и обеспечение поддержки общественного мнения зарубежных стран конкретным акциям данного государства на международной арене. В современном мире государства создают и развивают массмедиа и интернет-ресурсы, осуществляющие трансляцию информации в самые различные уголки земного шара в целях формирования позитивного имиджа своей страны, распространения культурного влияния, а в необходимых случаях — ведения информационно-пропагандистских операций.
Благодаря приоритетной роли массмедиа в формировании символической картины мира повышается степень их влияния на национальную и мировую политику. В политологии введен специальный термин — «эффект СNN», означающий давление, оказываемое СМИ на государства, международные организации и т.д., чтобы побудить их предпринять те или иные шаги. В Отчете ЕС о выполнении Европейской стратегии безопасности прямо говорится о том, что в современных демократиях «средства информации и общественное мнение играют решающую роль в формировании политики»….

На наш взгляд, можно выделить следующие основные направления использования потенциала СМИ для организации «цветных революций».

1. Генерирование протестных настроений в обществе. Данная фаза начинается задолго до непосредственного начала самих протестных акций. Роль СМИ в данном процессе состоит в формировании негативной картины окружающей действительности, отрицательного отношения к политике руководства страны, убеждений в необходимости смены правящего режима любой ценой. Поскольку проблем в политической, экономической, социальной, культурной и иных сферах общественной жизни достаточно много в любой стране, архитекторами «цветных революций» ставится задача аффилированным СМИ по максимальной актуализации данных проблем в общественном сознании, их удержанию в фокусе внимания («информационной повестке дня»), преувеличению и «раздуванию». Одновременно минимизируется освещение позитивных событий в жизни страны, достигнутых успехов на международной арене, в развитии народного хозяйства, культуре, спорте и т.д. Таким образом конструируется образ катастрофического положения дел в стране. На следующем этапе СМИ осуществляют возложение всей полноты вины за создавшееся положение на правящие элиты либо их определенную часть, которую необходимо «вывести из игры», обосновывают их общую недееспособность и потребность их скорейшей замены. Для усиления контрастности образа «прогнившего режима» осуществляется персональная дискредитация государственных деятелей, для чего используются обвинения в реальных или вымышленных проявлениях коррупции крупных чиновников, совершенных преступлениях или антиобщественных действиях, «неблаговидном» поведении и даже в нетрадиционной сексуальной ориентации.
Создав общий негативный информационный фон, СМИ резко активизируются в нужные моменты. Таковыми могут выступать проведение каких-либо значимых общественно-политических мероприятий (выборов, массовых публичных мероприятий), резонансные происшествия (теракты, аварии, стихийные бедствия и т.п.), политические заявления руководства страны или известных оппозиционных деятелей. В эти периоды острая критика в адрес правящего режима значительно усиливается, формируются предпосылки для выхода людей на массовые акции протеста.

2. Распространение информации о планируемых протестных акциях и призывов к участию в них. С началом работы по подготовке протестных акций их организаторами обеспечивается их информационная поддержка в СМИ. Последние распространяют информацию об их целях и лозунгах, дате и времени проведения, предполагаемом составе и количестве участников. Наряду с этим осуществляется «накачка» в медийном пространстве предстоящих протестов, которые вначале могут не вызывать общественного интереса. Для этого в СМИ организуется серия выступлений и комментариев высокопоставленных должностных лиц иностранных государств и международных организаций, известных политиков и общественных деятелей, «звезд» шоу-бизнеса, а также «простых людей» в поддержку данных акций. Также распространяются раз-личные информационные материалы, обосновывающие необходимость участия населения в протестных акциях и призывающие к этому. Любые ответные действия властей в отношении их организаторов (разъяснительные беседы, меры силового реагирования и т.п.) преподносятся как попытки «задушить нарождающийся народный протест» и используются для нагнетания общественного недовольства.

3. Поддержка действий и требований протестующих при одновременной дискредитации ответных действий властей. Важнейшая роль отводится СМИ в обеспечении поддержки протестных акций. Используя свою способность выделять определенные события и акцентировать на них внимание, СМИ будут стараться преподнести начавшиеся протестные акции как чрезвычайно важное общественно-политическое событие, обеспечивая общественный интерес к ним и приток новых участников. Однако основной их задачей на данном этапе будет выступать легитимация целей и действий протестующих при одновременной дискредитации ответных действий руководства страны и государственных органов. Для этого СМИ задействуют стандартный арсенал пропаганды: определенный отбор информационных поводов, их тенденциозное освещение и интерпретацию, осуществление ложных информационных вбросов и т.д.
Одним из проверенных приемов, используемых СМИ на данном этапе, является демонизация государственных деятелей и правоохранительных органов при одновременном «обелении» и героизации самих участников протеста. СМИ могут в деталях описывать факты любого применения силы правительственными войсками, но при этом замалчивать либо искажать самые чудовищные проявления насилия со стороны повстанцев. Именно такую ситуацию на протяжении нескольких лет мы наблюдали применительно к сирийскому конфликту, где западные СМИ настойчиво «рисовали» образ благородных инсургентов, противостоящих «кровавому режиму Башара Асада, убивающему свой народ», тогда как массовые жестокие казни военнослужащих и лиц из числа гражданского населения членами «сирийской оппозиции» зачастую оставались за границами объективов телекамер. Ситуация изменилась в последние годы преимущественно благодаря информационной активности террористической группировки ИГИЛ, которая весьма активно освещает проводимые ими расправы и акции устрашения.
Весьма эффективным приемом воздействия на общественное сознание выступает технология «сакральной жертвы», когда осуществляется максимальная драматизация гибели или ранения участников протестных акций, которые преподносятся как тяжкое преступление «кровавого режима», хотя причастность властей к данным событиям может быть не доказана. Образы пострадавших демонстрантов в дальнейшем используются как «иконы революции», обеспечивающие радикализацию протестных акций на основе мотивов «отмщения режиму за невинно убиенных». Одним из примеров такого рода выступает так называемая Небесная сотня Евромайдана на Украине, которую составили жертвы среди участников массовых беспорядков в центре Киева. Большая часть из них погибла из-за стрельбы неустановленных снайперов, но это не помешало обвинить отряды «Беркута» в их гибели.
Помимо необъективного освещения протестных акций, СМИ допускают и откровенную фальсификацию событий. Так, во время событий «Арабской весны» выяснилось, что катарский телеканал «Аль-Джазира» при освещении революций в Тунисе и Египте, а также войны в Ливии и волнений в Сирии откровенно лжет, выдавая в эфир недостоверную, а порой и просто надуманную информацию в интересах определенных сил. Так, оказалось, что видеоматериалы захвата повстанцами ливийской столицы Триполи в большей своей части были срежиссированы, отсняты и смонтированы в специально созданных для этого декорациях на телестанции в Катаре. Эти обстоятельства, а также обнародованные порталом WikiLeaks документы, свидетельствующие о тесном сотрудничестве «Аль-Джазиры» с военной разведкой США, вынудили Генерального директора данного телеканала Ваддаха Ханфара подать в отставку в сентябре 2011 года.

4. Оказание информационного давления на правящий режим и поддержка альтернативных властных структур. В ходе проведения «цветных революций» СМИ осуществляют массированное информационное давление на правящий режим в целях сдерживания силового воздействия в отношении участников протестных акций, усиления раскола в политической элите и склонения главы государства к отставке.
При «пропротестной» ориентации СМИ они, наряду с самими участниками протестов, стараются четко фиксировать и широко освещать любые факты применения силы со стороны органов правопорядка для создания негативного резонанса в обществе. Следствием этого выступает эффект «связывания рук» правительству, когда оно, боясь попасть под шквальный огонь критики, медлит с отдачей приказов о применении мер государственного принуждения. Его четко описывает А.И. Чернобай на примере египетских событий: «способность управлять техническими средствами и Интернетом позволила египетской молодежи не только мобилизовать протест и распространять информацию внутри страны и по всему миру, но и поставило правительство и особенно армию Египта в ситуацию, когда они «почувствовали на себе пристальные взгляды миллионов глаз по всему миру», что в конечном итоге принудило власти к более осторожному обращению с народом и предотвратило массовое насилие».
Другой целью информационного давления СМИ выступает склонение главы государства к принятию требований протестующих и отставке. Делается это различными способами: трансляцией заявлений политических деятелей иностранных государств и международных организаций о необходимости «прислушаться к мнению народа» и уйти в отставку, распространением через СМИ прямых ультиматумов главе государства со стороны лидеров протеста, публикацией аналитических материалов, обосновывающих «неизбежность» свержения режима, вбросом компрометирующих сведений и т.п. В случае создания организаторами «цветной революции» параллельной властной структуры («народного правительства» и т.п.) СМИ начинают активно «раскручивать» его в медийном пространстве: осуществляют постоянное освещение его деятельности, публикацию заявлений его лидеров, результатов опросов общественного мнения о поддержке его деятельности и т.п.

2.3. Информационно-телекоммуникационная сеть Интернет в механизме «цветных революций»

По данным Internet World Stats в июне 2015 года количество интернет-пользователей в мире превысило 3,2 млрд человек, что составляет 45% мирового населения. Рост числа пользователей Интернета за 15 лет составил 806%.
В России также отмечается постоянное увеличение числа пользователей Интернета. По данным ФОМ на весну 2015 года, доля активной аудитории — это выходящие в Сеть хотя бы раз за сут-ки — составила 53% (61,5 млн. человек). 65% российских интернет-пользователей выходит в Сеть хотя бы раз в месяц, за год этот показатель вырос на 5%...
В механизме «цветных революций» данная особенность Интернета находит проявление в прямом участии интернет-пользователей и виртуальных сообществ в разжигании протестных настроений. Эту мысль в поощрительном ключе развивают руководители компании Сооglе Э. Шмидт и Дж. Коэн: «Больше не нужно терпеть несправедливость в изоляции и одиночестве, и возможность получить глобальную обратную связь, то есть комментарии и реакцию людей со всего мира, позволит жителям многих стран встать во весь рост и заявить о том, что они чувствуют. Как показала «Арабская весна», стоит только людям преодолеть так называемый барьер страха и понять несправедливость правительства, как к революции без колебаний присоединяются даже прежде тихие и лояльные граждане».
Еще одним следствием фактора размещения пользовательского контента в «цветных революциях» выступает постоянное медийное освещение участниками протестов своих акций и ответных действий силовых структур в социальных сетях. При этом основным техническим средством фиксации информации выступают смартфоны и планшеты, которыми ведется фото- и видеосъемка событий. Кроме того, могут применяться специальные портативные камеры типа «GоРrо», которые обеспечивают высококачественную видеосъемку в движении (на бегу, при стрельбе и т.п.). Помимо размещения фото- и видеоматериалов, участники массовых акций постоянно размещают текстовую информацию (пишут посты) с описанием происходящих событий и своими комментариями по этому поводу. Описанный фактор, с одной стороны, устраняет зависимость активистов от СМИ б освещении протестных акций, а с другой — обуславливает высокую значимость для них «гаджетов» и поддержания их в рабочем состоянии.
Эффект воздействия информации, распространяемой самими участниками протеста, усиливается вследствие вирусного типа механизма распространения информации в Интернете. Вследствие огромной пользовательской аудитории Интернета, мгновенной скорости передачи данных в ней, накручивания показателями посещаемости рейтинга определенной новости, а также обусловленными технологиями №Ь 2.0 пользовательскими ссылками («лайками», «перепостами» и т.п.) любая новость может за короткий период набрать огромную популярность в Сети и получить широкое распространение (в этих случаях говорят, что информация «взорвала Интернет»). В контексте изучаемой проблематики данный фактор может проявлять себя в быстром нагнетании определенных массовых настроений в обществе (паники, гнева, протеста и т.д.). В качестве примера можно привести события «Арабской весны», где именно быстрое вирусное распространение информации о жертвах режима за короткий срок спровоцировали гражданские протесты, закончившиеся революциями в Тунисе, Египте, Ливии.
Следует отметить, что «цветным революциям» в странах Ближнего Востока и Северной Африки предшествовала длительная кропотливая работа США в 2006-2011 годах по подготовке протестного движения в указанном регионе с использованием новых интернет-технологий. Позволим себе привести пространную выдержку из работы авторов по публичной дипломатии США, описывающую данный процесс.

2.4. Социальные сети как ключевой информационный ресурс генерации и управления протестами

Ключевое значение для организации «цветных революций» имело появление социальных компьютерных сетей (social network). По словам Е. Пономаревой, сетевые технологии, будучи одним из важнейших ресурсов «мягкой власти», стали самым значимым инструментом «цветных революций». Не случайно революции, прошедшие в 2011 году в странах Ближнего Востока и Северной Африки, которые окрестили «твиттерными» из-за исключительно важной роли социальных сетей в механизме развития и управления ходом данных революций.
Социальные сети стали основой второго поколения интернет-технологий, которые принято обобщенно именовать термином «Web 2.0». Википедия определяет социальную сеть как платформу, онлайн-сервис или веб-сайт, предназначенные для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений, визуализацией которых являются социальные графы…
… отметим, что социальные сети стали ключевой площадкой для генерации политической протестной активности современной молодежи. Данный факт был признан на высшем уровне. 3 мая 2013 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в ходе выступления на заседании, посвященном Всемирному дню свободы прессы, заявил, что «новые медиа» сыграли центральную роль в падении авторитарных режимов, правивших в арабских государствах. Он отметил, что социальные сети, сотовые телефоны и спутниковое телевидение помогли миллионам людей получить свой первый шанс на демократию. «Конечно, социальные сети, — справедливо отмечает Е.Г. Пономарева, — сами по себе не продуцируют «вирус революции», но являются прекрасными каналами его распространения». В своей книге «Революция 2.0» один из организаторов революционных выступлений в Египте Ваэль Гоним описывает методику мобилизации общественной поддержки политического протеста через Facebook, включающую несколько стадий. «На первой стадии убеждаешь людей присоединиться к странице и читать записи. На второй подталкиваешь их взаимодействовать с контентом, ставя «лайки» и комментируя. На третьей — принимать участие в онлайновых кампаниях страницы и самим поставлять контент. На четвертой и последней стадии люди выходят на улицы».
Указанная методика была успешно реализована им на практике. Созданный им в Фейсбуке аккаунт «Куллена Халед Сайд» («Каждый из нас Халед Сайд») в память об убитом полицией Египта политическом активисте Халеде Сайде стал одним из ключевых ресурсов сбора и распространения информации, дискредитирующей режим Хосни Мубаррака, и организации политических протестных акций на улицах египетских городов, закончившихся в итоге революцией…
События «Арабской весны», равно как и протестные выступления в Москве в 2012 году, отчетливо показали, что для привлечения союзников протестующие использовали новые интернет-приложения и мобильные телефоны, перебрасывая ресурсы из киберпространства в городское пространство и обратно. Для посетителей социальных сетей создавалось впечатление, что в протестные действия включились миллионы людей. Однако в действительности число реально протестующих и протестующих в Сети отличалось многократно. Достигалось это с помощью специальных программ. Так, в 2010 году правительство США заключило договор с компанией НВСаrу Federal на разработку компьютерной программы, которая может создавать многочисленные фиктивные аккаунты в социальных сетях для манипулирования и влияния на общественное мнение по спорным вопросам, продвигая пропаганду. Она также может быть использована для наблюдения за общественным мнением, чтобы находить точки зрения, которые не нравятся власть имущим. Затем их «фиктивные» люди могут теоретически проводить грязные кампании против этих «реальных» людей. Годом раньше ВВС США заказали разработку Реrsona Маnagment Software (программы по управлению персонажами), которую можно использовать для создания и управления фиктивными аккаунтами на сайтах социальных сетей, чтобы искажать правду и создавать впечатление, будто существует общепринятое мнение по спорным вопросам. «Персонажи должны производить впечатление, что они происходят почти из любого места в мире и могут взаимодействовать посредством обычных онлайн-сервисов и платформ социальных сетей». Издание DailyKos сообщило, что Реrsona Маnagment Software позволит небольшому числу людей создавать «армию виртуалов» (фиктивных пользователей), которые могут искажать правду, в то же время создавая впечатление «настоящего онлайн-восстания», что активно используется сейчас для борьбы против правящего режима в Сирии и поддержки «Движения белых ленточек» в Москве.
Еще одним американским планом использования информационных технологий для целей противоборства является проект «Социальиые медиа в стратегической коммуникации» (Social Media in Strategic Соmmunication, SМSC), развиваемый под эгидой DАRРА. Его целью является использование социальных сетей, видеохостингов и микроблогов в целях разведки, контрразведки и ведения информационно-пропагандистской борьбы. Проект предполагает использование социальных сетей напрямую в военных целях. Достаточно изощренная с технологической точки зрения концепция предполагает разработку специальной программы, которая, будучи неким образом развернута в крупнейших сетевых сервисах (FасеBооk, Тwitter, YоuTube), позволит осуществлять широкий спектр задач, де-факто лежащих в плоскости военной разведки. В числе прочего программа должна позволять военным и спецслужбам «противодействовать враждебным кампаниям влияния с помощью контрсообщений, отслеживать враждебную по отношению к США пропаганду и помогать вести контрпропаганду». Запуск проекта запланирован на 2014 год. По сути, речь идет о новом технологическом инструменте ведения психологической войны в среде Web-2.0. Он может успешно использоваться США для дистанционного участия в организации социальных протестных движений.
Социальные сети выполняют роль не только площадки для общения, но и детонатора информационного взрыва: они способны распространять информацию по всему миру за считанные секунды, ускоряя тем самым ход той или иной операции. «Идеи распространяются как вирусы, — пишет Ваэль Гоним в своей книге. — Постинг может появиться на «стенах» пользователей, и со временем его увидят тысячи или даже миллионы». Это вовсе не обозначает, что телевидение и радио утратили свою популярность. В современных условиях происходит симбиоз крупнейших телевизионных гигантов с такими сетями, как WikiLeaks, FасеBооk, Тwitter, YоuTube…
.

Сундиев И.Ю., Смирнов А.А. «Теория и технологии социальной деструкции на примере «цветных революций»
Tags: SociУМ, brainstorming, КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Ясновидение Инго Свонна

    В годы холодной войны КГБ и военно-морская разведка СССР курировали серию экспериментов по телепатии и телекинезу. Перед сенситивами была…

  • Конус Колпакова: нерешённая загадка сибирской аномалии

    Летом 1949 года иркутский геолог Вадим Колпаков шел по горной тайге на севере Иркутской области. То, что он внезапно увидел, поразило его…

  • Фатимское явление

    В 1915 г. четыре девочки пасли овец в окрестностях Кабеко (Португалия) и увидели, если верить сообщениям, белую фигуру, парящую в воздухе. "Она…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments