imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Про "сменяемость" политичекой элиты

Пропагандистская обслуга мировой системы хочет уязвить нас, коммунистов, недопустимостью, мол, «партийного престолонаследия». Сей буржуазной кумушке не худо бы на себя оборотиться. Глобальное политическое зеркало за последние десятилетия демонстрирует нелицеприятные формы капиталистической семейственности.
Приятный междусобойчик состоялся в США, где после президента-отца в Белом доме два срока подряд обретался президент-сын. (Семейство Бушей.) То же самое произошло на Тайване, где диктатора Чан Кайши после четвертьтвекового правления сменил его сыночек Цзян Цзинго. Ещё один диктатор по прозвищу Папа Док, терзавший Гаити с 57-го по 71-й год, вручил власть своему отпрыску Бэби Доку. (Семейство Дювалье). В Азербайджане после смерти в 2003 году Алиева-старшего воссел на президентство Алиев-младший, да к тому же протащил в конституцию изменения, позволяющие ему баллотироваться на любимый пост бесконечное число раз. Один из президентов Швейцарии рулил всего год. Так устроено специфическое законодательство этой страны: ежегодно избирается новый президент. Ничего особенного здесь не было бы, если не считать, что у экс-президента подросла дочка, которая с милой непринуждённостью заняла бывший служебный кабинет своего фатера. (Семейство Шлумпфов.) В Аргентине дважды садились в кресло мужей-президентов их жёны: в 1974 г. Мария Эстела Перон, известная больше под именем Исабель, в 2007 г. - Кристина Киршнер. Аналогичное имело место в Шри-Ланке. (Семейство Бандаранаике.)
Весьма характерно и симптоматично то, что сложилось в верхах государственной жизни на полуострове Индостан. Чай, помнят господа «демократы», что Индией поочерёдно правили отец, его дочь и его внук. (Семейство Неру-Ганди.) Конечно, помнят, но помалкивают. А тем временем эта фамильная традиция имеет склонность к продолжению. Независимо от позитивности/негативности сего явления, укажем, что вдова последнего высшего руководителя из состава управленческой династии активно включилась в политическую жизнь. Параллельно приступила к решению «сверхдемократической» задачи: во всю мочь готовит своего сына к занятию в будущем поста главы правительства, в чём ей помогают влиятельные политические спонсоры.
Индийский образец смены лидеров, хотя и с некоторыми расхождениями, воспроизвела пакистанская действительность, где у кормила исполнительной власти тоже побывало близкородственное трио: дед, отец и дочка. (Семейство Бхутто.) Вместо справки. Предвижу удивление некоторых читателей, вызванное моей ссылкой на последний пример. Откуда взялось трио, ведь, кажется, был дуэт? Верно, большинство осведомлено лишь о таких трагических фигурах, как Зульфикар Али Бхутто и его дочь Беназир. Первый сначала попрезидентствовал, потом возглавил правительство, после чего был смещён, обвинён в тяжких преступлениях и казнён в 1979 году. Жертвой внутрипакистанских разборок стала и Беназир Бхутто, успевшая дважды побывать на премьерском посту. Собиралась занять его в третий раз, но была убита во время покушения на неё в 2007-м.
Интересно, что незадолго до этого она, как лидер Пакистанской Народной Партии, открыто объявила своим преемником 19-летнего сына Билавала. Естественно, тоже прочила его на должность главы правительства в будущем. Муссировались слухи о других кандидатах на партийное лидерство с дальним прицелом на премьерство: о муже покойной, её сестре и даже о племяннице. Любить родственников, естественно, не грех. Но путать семейный очаг с кабинетом министров - всё равно, что перепутать мужа в собственной постели с погонщиком верблюдов из соседнего караван-сарая… Завершая эту небольшую справку, укажу, что участию сего клана в большой политике положил начало Шах Наваз Бхутто — отец Зульфикара и дед Беназир. До раздела британской колонии в 1947 г. на две части - Индию и Пакистан - он являлся премьер-министром в одном из княжеств. Стоял у истоков пакистанской государственности, представлял собой главную фигуру в Мусульманской лиге и влиятельнейшего политика, чьё мнение имело вес и у президента, и у членов правительства …
Ну и наконец, самое-самое. В феврале 2013-го в должность президента Южной Кореи вступила шестидесятилетняя Пак Кын Хе - дочь диктатора Пак Чжон Хи, правившего с 1961 по 1979 гг. Пришедший к власти путём заговора и военного переворота, диктатор пал от руки заговорщиков же. Но успел утопить страну в крови чудовищных физических репрессий против народа и прозападного надругательства над корейскими традициями и культурой.
Пак Кын Хе - до мозга костей плод западной цивилизации, впитавшая всю идеологическую мерзость последней. Это отражено даже в её личной жизни, полной сучьих поступков, как бытового, так и общественного характера. Ещё в 1970-х годах, т.е. в довольно юном возрасте она по протекции папаши стала одним из руководителей южнокорейских спецслужбистов, перед жестокостью которых меркнут деяния гестаповцев. Другими словами, южнолакейская президентша начала орудовать в политике ещё при живом Пак Чжон Хи - бешеном кобеле на поводке у Соединённых Штатов. Само собой, плотно сотрудничала с североамериканским ЦРУ, чьими ставленниками были почти все главы южнокорейского режима. Включая тех, кто насильственно, как отработанный материал, были убраны с должности или из жизни…
.

из книги Лаврентия Гурджиева «Телеграмма. Сталин и Корея»
Tags: SociУМ, global world order, КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments