imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Про Эйфелеву башню

… башня была возведена инженером Густавом Эйфелем в 1889 году. А самые первые опыты, доказывающие саму возможность существования радиоволн, на основе чего и было позднее создано радио, были предъявлены общественности итальянцем Маркони и русским Поповым только лишь в 1894—1895 годах. Но тогда для чего же она была воздвигнута?... она была возведена всего лишь как обычная причальная мачта для огромных воздушных судов — дирижаблей, эра которых как раз и начиналась в начале 80-х годов XIX века. Именно с помощью тех воздушных судов человек как раз и хотел осуществить свои давнишние мечты — раздвинуть границы видимого им мира, чтобы увидеть его как на картинке. И одним из самых первых таких судов стал 50 метровый гигант «La France».
Создатели того дирижабля — французские инженеры Шарль Ренар и Артур Кребс — как раз и собирались представить его общественности на всемирной выставке в Париже в 1889 году, к открытию которой как раз так спешно и возводилась упомянутая тобой Эйфелева башня. Тот воздушный гигант был создан французами под впечатлением от прочтения мирового бестселлера ещё одного очень знаменитого француза тех времён — писателя Жюля Верна. Ведь именно Жюль Берн в своём приключенческом романе «Пять недель на воздушном шаре», который был опубликован в 1863 году, впервые предложил удлинённую — сигарообразную форму для воздушного шара, а также принцип изменения его объёма и соответственно силы подъёмной тяги без уменьшения или потери закаченного в него газа. Именно на таком воздушном судне главные герои того романа — доктор Самуель Фергюссон и его друг Дик Кеннеди и намеревались впервые в мире осуществить перелёт с восточного побережья Африки на западное.
А в своём последующем романе — «Робур-завоеватель» Жюль Верн точно также впервые предложил и принципиально новый способ управления и перемещения таких воздушных судов. Он впервые предложил использовать для этого пропеллеры, вращаемые от электрических двигателей. В тех художественных произведениях Жюль Верн настолько увлекательно описал полёты на придуманных им воздушных судах, настолько живописно изобразил картины, открывающиеся путешественнику с высоты их полётов, что после их прочтения уже сотни изобретателей, инженеров и механиков по всему свету принялись реализовывать его фантазии на практике. В результате чего и был создан этот самый первый в мире, перемещаемый в воздухе с помощью электрических пропеллеров дирижабль «La France», который его создатели и решили продемонстрировать на всемирной выставке в Париже в 1889 году. И именно для причаливания того воздушного гиганта и была возведена на территории Всемирной выставки в Париже та мачта, которую ты называешь — Эйфелевой башней…
Оказывается, что расширение границ познанного человеком мира происходило во все времена и происходит сегодня ТОЛЬКО лишь благодаря писателям-фантастам, произведения которых ты так любишь читать! Ведь все самые важные и самые фундаментальные «открытия» в этом мире всегда происходили ТОЛЬКО ЛИШЬ вслед за описанием их в произведениях писателей, которые их просто ПРИДУМЫВАЛИ! А уж вслед за ними следующие «придумщики», так называемые — «учёные», с помощью точно таких же ПРИДУМАННЫХ ими формул, законов и аксиом обосновывали и доказывали саму возможность осуществления тех сказок. Для того чтобы уже следующие «придумщики», так называемые — «инженеры», с помощью также ПРИДУМАННЫХ ими инструментов и приспособлений и материализовывали те сказки во что-то уже реальное и материальное! И ты, как бы ни старалась, никогда не сможешь назвать мне ни одного из «величайших» научных изобретений или открытий мира, которые до этого уже ранее не были бы описаны в произведении какого-нибудь писателя-фантаста.
А если уж возвращаться к упомянутым мною дирижаблям, то, как и предсказывал Жюль Берн, одной из главнейших проблем для них оказалась проблема их безопасной посадки. Ведь они же не могли опускаться вертикально вниз, как вертолёты. А к тому же необходимо было учитывать и их размеры. Ведь даже «La France», не смотря на то, что был ВСЕГО (!!!) лишь 50 метров в длину, просто не смог бы опуститься и «припарковаться» на узких улочках Парижа конца XIX века. А ведь последующие дирижабли превосходили даже и его уже в разы своими размерам. Ведь знаменитый немецкий дирижабль «Нindenburg» был в длину более 250 метров!!! Да это же два с половиной футбольных поля!
Вот именно поэтому и начали в то время возводиться во всех наиболее развитых странах мира мачты для причаливания тех дирижаблей. И одной из таких мачт и была в то время упомянутая тобой Эйфелевая башня в Париже. Просто она была среди всех прочих самой высокой и элегантной. Однако точно такие же башни, но меньшего размера в то время были возведены практически в каждой технически развитой стране. И в Бельгии, и в Голландии, и в Германии, и в Норвегии, и в Италии, и в Швейцарии, и в Великобритании, и в Соединённых Штатах Америки, и в Канаде, и в Бразилии, и в Индии, и на Цейлоне, и в Австралии, и в Новой Зеландии, и в Южной Африке. На вершине каждой из тех мачт устанавливался мощный электрический прожектор, выполнявший функцию маяка, луч света от которого можно было увидеть с летящего дирижабля на расстоянии многих километров. Приблизившись к такой мачте, дирижабль причаливал к ней с подветренной стороны, закреплялся гайдропами — причальными канатами — к стыковочному узлу на самой её вершине и механической лебёдкой опускался вдоль плавно изгибающегося металлического рельса до уровня, на котором размещалась пассажирская платформа для высадки и посадки пассажиров. Откуда уже лифтами их спускали на землю или поднимали с земли. Именно поэтому все причальные мачты и имели такую характерно-элегантную, как у Эйфелевой башни, конструкцию с плавно изгибающимися и возносящимися в высь рёбрами жёсткости. И именно этим же объясняется наличие на их среднем уровне обширных платформ для высадки и посадки пассажиров. Тех самых площадок, которые в настоящее время используется в качестве смотровых площадок, как и на упомянутой тобой Эйфелевой башне… Ведь инженер Густав Эйфель был самым знаменитым специалистом по возведению гигантских акведуков, мостов и причалов для морских судов! И именно поэтому правительство Франции и предложило ему воздвигнуть в Париже ещё один гигантский причал, только уже для воздушных судов!... Ведь помимо функции причалов те вышки осуществляли в то время и ещё очень важную функцию. Ведь в то время ещё не существовало никаких других способов ориентации в полёте, как только с помощью визуальною наблюдения. Но не наблюдения за городами, посёлками, дорогами, лесами, полями, озёрами и реками, которые сверху представлялись просто каким-то хаосом, как и для тебя сегодня с высоты всего лишь 337 метров над землёй, а именно за мощными электрическими маяками, расположенными на самых макушках тех причальных мачт. И именно с помощью разветвлённой сети тех маяков и была создана обширная сеть искусственных ориентиров, по которой капитаны воздушных судов могли в то время ориентироваться в воздушном пространстве. Именно по ним и осуществлялась в то время воздушная навигация дирижаблей в любое время дня и ночи и любое время года…
например, на крыше знаменитейшего Нью-Йоркского небоскрёба—Эмпайр-стэйт-билдинг — до сих пор находится одна из тех гигантских причально-навигационных мачт. А на 86 этаже того небоскрёба до сих пор сохранилось окошечко с табличкой, информирующей о продаже в нём билетов на рейсы дирижаблей. Рядом с ним находится помещение для прохождения таможенного контроля перед выходом на посадку. А весь последний — 102 этаж того небоскрёба, который соединён с 86 этажом отдельным лифтом, вообще является обычной причальной платформой со сходнями для подъёма на дирижабль и спуска с него. И точно такие же причальные мачты находятся и на других знаменитых Нью-Йоркских небоскрёбах — и на Вулворт-билдинге, и на Трамп-билдинге (бывшем — Уолл-стрит, 40), и на Крайслер-билдинге. И не только в Нью-Йорке, но и в Чикаго, Филадельфии и Буффало. А в норвежском городе Вадсё до сих пор сохранена причально-навигационная мачта, к которой причаливал знаменитый полярный исследователь Умберто Нобиле во время своих знаменитейших полярных полётов на дирижабле. Также сохранилась до сегодняшнего времени и причальная мачта в самом северном населённом пункте на Шпицбергене — Ню-Олесунде, откуда до 1916 года происходила доставка в Европу на дирижаблях компании «Кings Bay Kull Company» добываемого на Шпицбергене угля. И которая позднее использовалась для принятия дирижабля «Норвегия» всё того же Умберто Нобиле и Руаля Амундсена во время их знаменитых совместных полётов к Северному полюсу. Также сохранилась до сегодняшнего времени и причальная мачта в бразильском городе Ресифи — столице штата Периамбуку — к которой причаливал ещё один знаменитейший дирижабль тех времён—германский гигант «Граф Цеппелин» во время своего трансатлантического перелёта из испанской Севильи в Бразилию… руководство Советского Союза в то время тоже рассчитывало с помощью дирижаблей решить большинство транспортных проблем нашей огромной страны, которые особенно остро проявились при освоении и развитии её северных и восточных территорий. И поэтому и у нас возводилось в то время очень много подобных причальных мачт, большинство из которых и до сих пор сохранились в целости и сохранности на своих местах…Вот вспомни, пожалуйста, что является самым характерным и самым знаковым элементом всех самых известных памятников сталинской архитектуры 30-х — 40-х годов прошлого века, и что так поразительно напоминает Эйфелевуго башню?... конечно же, их высоченные и величественные шпили! Именно для причаливания к ним целой флотилии дирижаблей, которые как раз в это самое время массово создавались в СССР, советские архитекторы и инженеры и возводили те шпили на самых высоких зданиях нашей страны! Точно также как это делалось и в Америке! В качестве таких воздушных причалов в то время готовились стать шпили всех сталинских высоток в Москве, шпиль на здании Политехнического института в Челябинске, который был основан на базе эвакуированного из Сталинграда Сталинградского механического института, шпиль на здании гостиницы «Украина» в Киеве, шпиль на здании Академии наук в Риге, именуемым в то время «Домом колхозника», шпиль на здании Северного речного вокзала в Москве, а также и шпили на всех других речных вокзалов на всем протяжении Волги и всех прорытых к тому времени каналов, связавших Балтийское, Белое, Каспийское, Азовское и Чёрное моря в единую транспортную систему. А также и многие-многие другие. И что интересно — многие из них даже и до сегодняшнего дня сохранили свои подъёмные механизмы, с помощью которых в то время опускались и поднимались причаливаемые к ним дирижабли. Как, например, знаменитый механизм шпиля Северного речного вокзала в Москве. Все эти вышки и должны были создать ту разветвлённую сеть воздушных причалов, которые могли бы принимать самые большие советские дирижабли того периода — и «СССР — Б5», и «СССР —Б6», и «СССР — Б7», и «СССР — Б9», и «СССР — Б10, Б11 и Б12», а также дирижабли серии «ОСОАВИАХИМ-1, 2, 3, 4». Впрочем, как и самые известные иностранные дирижабли — «Граф Цеппелин», «Гинденбург» и «Норвегия», которые также нередко залетали к нам в то время.
Конечно же, не все из тех воздушных причалов сохранились до наших дней. Однако и тех, что остались, вполне достаточно, чтобы заметить одну очень интересную деталь. Ведь все они, как у нас, так и за рубежом, сегодня являются главными ориентирами, к которым привязаны все геодезические и топографические карты тех районов. А на некоторые из них даже укреплены таблички, информирующие о том, что они являются главными геодезическими или тригонометрическими пунктами тех мест. Однако и эта деталь не будет нам казаться такой уж странной, если мы вспомним, что все сегодняшние геодезические, тригонометрические и топографические карты были созданы как раз в то самое время — в конце XIX начале XX века — одновременно с возведением тех причально-навигационных башен. А также вспомним и о том, что именно в то время с целью создания точнейших географических карт Земли осуществлялось повсеместное зонирования земной поверхности на прямоугольные координатные системы. Основные положения теории такого зонирования были разработаны известнейшим немецким математиком Карлом Гауссом ещё в 40-х—50-х годах XIX века, который почерпнул эту идею из трудов Птолемея и Деккарта. А в 20-х годах XX века та теория была усовершенствована и развита другим немцем — Фридрихом Крюгером, который и предложил использовать причальные мачты с их сигнальными маяками в качестве базовых ориентиров тех прямоугольных координатных систем. И эта усовершенствованная им теория вплоть до сегодняшнего дня совершенно не потеряла своей актуальности и называется сегодня именами обоих немцев— картографической системой Гаусса-Крюгера. Ключевые положения той теории сегодня взяты за основу всех существующих координатных систем, с помощью которых и осуществляется позиционирование на земной поверхности — ив системе GPS, и в системе WAAS, и в системе EGNOS, и в системе MSAS, и в системе ГЛОНАСС. Но, что намного важнее, с помощью той теории удалось также создать и универсальную систему определения и позиционирования любого объекта и в ВОЗДУХЕ!!!
.

Эйфелева башня 1909 год

Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments