imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Кто стоит за "реформами" по ликвидации всеобщей грамотности в стране

Ярослава Кузьминова называют "крёстным отцом" модернизации, главным её идеологом и разработчиком. Готовились реформы тихо, если не сказать – келейно. Ни "широкую общественность", ни профессиональное сообщество, ни даже Министерство образования к ней постарались не подпустить. В результате были определены первоочередные меры – проведение экспериментов по ЕГЭ, по реструктуризации малокомплектных сельских школ, по переходу на финансирование высшей школы с использованием "образовательных ваучеров" – ГИФО (государственных именных финансовых обязательств) – последний из экспериментов денег стоил немалых, но, к счастью, был признан несостоятельным.
В 2001 году по инициативе Ярослава Кузьминова создается Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО), признанный одной из самых авторитетных дискуссионных площадок. Главные функции РОСРО – определять приоритеты развития образования и "выбивать" на них из бюджета дополнительные средства, задавая финансовым потокам нужные направления.
В его докладе говорилось ни больше ни меньше – о необходимости реструктуризации всей системы российского образования. Три важнейших принципа образования – всеобщность, бесплатность и фундаментальность – подвергались полному пересмотру как нерентабельные.
По мнению г-на Кузьминова выходило, что страна у нас слишком образованная. Где это видано – "в нищей России учится 98,6% подростков в возрасте 16 лет, на среднее образование тратится больше, чем на высшее"! Специалистов с высшим образованием – также переизбыток… А сколько средств оседает на программах ПТУ?..
Деньги государства, по мнению г-на Кузьминова, уходят сквозь пальцы: содержание и питание детей в детских садах, содержание воспитанников профтехучилищ, поддержание малокомплектных сельских школ… Отдельный возмутительный факт – стандарт не позволяет школам России предоставить платные образовательные услуги за пределами учебного плана. Всё это следует в корне переменить.
Куда же стоило бы направлять бюджетные средства, по мнению членов РОСРО и г-на Кузьминова? Например, на информатизацию российского образования.
Напомним, еще в 2001 году родилась федеральная целевая программа "Развитие единой образовательной информационной среды (2001-2005 годы)": Интернет – в каждую деревню… Дело благое. Однако деньги в бюджете на его реализацию предусмотрены не были. Какой там Интернет, если школы разваливаются и мела не хватает. Ситуация вызвала взрыв возмущения в РОСРО: опять "капремонты" – кто тут против модернизации? В результате средства в размере 1748,9 млн руб, предназначенные на насущные нужды российского образования, были перераспределены на "Прочие нужды", то бишь на "развитие информационной среды".
Министерством образования РФ был объявлен открытый конкурс на поставку компьютерной техники в сельские школы (приказ от 11 января 2001 года № 89). Контроль за проведением конкурса осуществляло Министерство экономического развития и торговли, руководимое в то время Германом Грефом, 1-м замом которого, как мы помним, являлась Эльвира Набиуллина. А заключения по конкурсу давал "Институт госзакупок" Высшей школы экономики, руководимой ее супругом Ярославом Кузьминовым.
Чем закончилась эта история? В ходе Международного исследования SITES-2006 на тему "Готова ли система общего образования в России к всеобщей информатизации?" были обнаружены ошеломляющие факты: 70% из 4000 опрошенных российскими экспертами представителей 800 российских школ, расположенных в 45 регионах России, в 2006 году были все также не обеспечены компьютерами. Техника ржавела на складах либо не была заполнена необходимыми программами. Только 15% учителей смогли похвастаться: Интернет оказывает существенное влияние на учебный процесс….
9 октября 1997 года между Правительством РФ и Международным банком реконструкции и развития (МБРР, входит в группу Всемирного банка) было подписано соглашение о займе №4183-RU на финансирование "Инновационного проекта развития образования" на общую сумму 68 млн долларов (сроки реализации – 1998 – 2004 гг.). В рамках Инновационного проекта реализуются два блока программ – "Высшее образование", "Учебное книгоиздание".
19 июля 2002 года вступило в силу Соглашение о займе №4605-RU между Российской Федерацией и МБРР для финансирования проекта "Реформа системы образования" на сумму 49,85 млн долларов (сроки реализации 2002-2006 гг.).
28 февраля 2005 года вступило в силу Соглашение о займе №4726-RU между Российской Федерацией и МБРР для финансирования проекта "Информатизация системы образования" на сумму 100 млн долларов (сроки реализации 2005-2008 гг.).
По решению Правительства РФ создается Национальный фонд подготовки финансовых и управляющих кадров (НФПК) – "для реализации масштабных проектов в сфере образования". Как объяснял в интервью журналу "Человек и труд" (№6, 2002 г.) президент НФПК, бывший министр образования РФ Александр Тихонов, "роль НФПК сводится к тому, что он выступает как операционно-бухгалтерская дирекция по управлению полученными от МБРР средствами. Если Мировой банк прекратит выдачу займов, НФПК перестанет существовать".
Итак, бухгалтерия – есть, в роли исполнительной дирекции выступило Минобразования (кстати, ответственность за общую координацию работ по реализации проектов была возложена на Александра Михайловича Кондакова, разработчика сегодняшних стандартов).
А роль Высшей школы экономики была, можно сказать, наиболее ответственной – это роль "транслятора идей". Не зря же руководителем образовательных проектов в Московском представительстве Всемирного банка оказывается научный руководитель Института развития образования ГУ-ВШЭ Исак Фрумин.
Именно в этот период закладываются основные понятия модернизации образования (как выясняется, вовсе не плод воображения г-на Кондакова – "компетенции" появляются уже в аналитических записках г-на Фрумина). И стратегия развития образования в нашей стране начинает удивительным образом совпадать с пожеланиями Всемирного банка – как в целом, так и в деталях.

Казалось бы, чем плохо, что такая известная финансовая организация помогает умственно отсталой стране выстраивать её образовательную политику? Дело в том, что репутация у Всемирного банка не слишком хороша. "Единственное, что остается после них [МБРР и ВМФ] – это огромный долг", – утверждают члены Инициативной группы против экономической глобализации "Прага-2000". Кредиты выдаются на вполне определенных условиях: государство-заемщик должно выполнить некие нормативы и провести некие реформы.
Общие слова, конспирология? Если бы – во множественных докладах Всемирного банка поступали вполне конкретные указания, разумеется, в виде "рекомендаций".
С одним из документов ("Россия: образование в переходный период" с грифом "Конфиденциально. Документ Всемирного банка. Только для служебного пользования") нас знакомит доктор философских наук, ректор Московского гуманитарного университета Игорь Михайлович Ильинский.
Главная задача реформы российского образования в докладе ставится так, как позже нам транслировал её г-н Кузьминов: "реструктуризировать эту, добившуюся больших достижений в прошлом, систему…, чтобы она могла удовлетворить новые потребности непланового рынка и открытого общества".
Вот некоторые из пунктов:

• "закрыть педагогические институты и привлекать учителей из числа выпускников университетов";
• "закрыть профессиональные училища, которые не могут провести структурную перестройку" (там же: 49);
• установить "минимальные стандарты гражданственности", которые сводились авторами доклада к "способности правильного чтения карт, объяснению на иностранном языке, правильному заполнению налоговых деклараций… этот список может также включать способность воспринимать русское искусство и литературу, а также терпимость к другим социальным группам" (там же: 51);
• ввести "подушевое финансирование школ, исходя из уровня расходов на одного ученика" (там же: 57);
• "не повышать долю расходов на высшее или среднее профессионально-техническое образование в общем объеме ВВП, если они до этого не будут серьёзно реструктуризированы" (там же: 58);
• "передать ответственность за выбор учебных материалов из министерства самим школам" (там же: 74).
• Устранить "несправедливость и неэффективность экзаменационной системы" (там же: 41).

Посмотрим, какие из рекомендаций оказались выполненными?
Сегодня в стране идёт массовое сокращение педагогических институтов (закрыто уже около 40 (г-н Кузьминов убеждает нас в том, что действующая система подготовки кадров устарела).
Система профтехучилищ фактически разрушена, а к 2013 году они будут окончательно ликвидированы как тип учебного заведения (г-н Кузьминов называет их "изжившими себя" и "ущербными")
К "минимальным стандартам гражданственности" наша школа уже идёт ("ключевая компетенция", которой должна учить сегодня школа, по мнению г-на Кузьминова, – "умение жить в гражданском обществе").
"Несправедливая" экзаменационная система заменена на ЕГЭ – "справедливую" (несмотря на полный провал ЕГЭ, г-н Кузьминов "видит за ним будущее" и сравнивает его по масштабу с гайдаровскими реформами – разумеется, исключительно в позитивном ключе)...

Заслуживает особого внимания упомянутая в докладе Всемирного банка система подушевого финансирования – серьёзнейшее нововведение последних лет, споры о котором не стихают (г-н Кузьминов, разумеется, ярый его сторонник). Оно принципиально меняет ситуацию на образовательном рынке: учебные заведения теряют гарантированность сметного финансирования, получая теперь конкретную сумму на каждого учащегося, а посему вынуждены вступать в опасную за него "борьбу".
Как внедрялась в России эта система? Рассмотрим ещё один из директивных документов по модернизации школ – аналитическую записку Всемирного банка №29943 "Механизмы финансирования школьного образования в Российской Федерации: опыт и проблемы" (2004 г.) Документ подготовлен сотрудником ГУ-ВШЭ и Всемирного банка Исаком Фруминым вместе с другими специалистами.
Анализируя опыт внедрения системы подушевого финансирования в Самаре, Чувашии и Ярославле за период с 1997 по 2003 гг., авторы свидетельствуют о "неоднозначности" попыток введения подушевых нормативов – фактически констатируют, что эксперимент оказался несостоятельным. Выделяют и "побочный эффект": переход на новую схему финансирования неизбежно приведёт к банкротству и закрытию ряда школ.
Тем не менее авторы тут же предлагают "разработать план реализации, чтобы обеспечить гладкое внедрение системы в Российской Федерации". Это будет трудно – потребуется внести изменения в Бюджетный кодекс РФ. Однако "разработка таких национальных рекомендаций, – настаивают специалисты Всемирного банка, – должна стать неотложной задачей. Без них будет значительно труднее сдвинуть с мертвой точки систему подушевого финансирования"…
Сегодня, как это ни печально, мы можем констатировать, что все рекомендации Всемирного банка выполнялись очень последовательно. Разумеется, не сразу – для всего нужно время. Не просто разрушить мощную систему – нужно подготовить к этому общество, и роль Высшей школы экономики, как и РОСРО, в этом является определяющей.
В одном из интервью замечательный филолог Галина Андреевна Белая недоумевала:
"…от нас Всемирный банк требует (я читала подготовленный им доклад о проблемах образования в России), чтобы мы отказались от спецшкол, гимназий и лицеев, так как это, якобы, недемократично, и свернули преподавание гуманитарных и фундаментальных наук, потому что для такой нищей страны, как Россия, это непозволительная роскошь. И, представьте себе, наше Министерство образования и науки идёт на поводу у этих советчиков".
Цена эксперимента
В 2003 году Счётная палата РФ начинает проводить проверки эффективности государственных расходов при реализации проектов Всемирного банка (Бюллетени СП РФ №3 (75), 2004 г., №5 (125) за 2008 г., материалы с официального сайта СП). Оказывается, мы немногое можем сказать о том, что хорошего принесли эти миллионы российской школе. Как явствует из Бюллетеня СП РФ за 2008 г., "за весь период использования заёмных средств в сфере образования российской стороной оценка эффективности ни одного из проектов МБРР не проводилась". Особого внимания заслуживает тот факт, что погашение и обслуживание займов осуществлялось за счёт средств федерального бюджета.
Кстати, по признанию президента Высшей школы экономики Александра Шохина, до 2/3 сумм, получаемых Россией от Всемирного банка, уходили на оплату самой же дающей в долг стороны (её консультантов, советников и пр.). Оставшаяся треть пошла на эксперименты, там и сям оседая в широких карманах.
Конечно, этих денег было недостаточно: ещё в 2004 году г-н Кузьминов объяснил корреспонденту "Коммерсанта", что один только ЕГЭ обходится государству порядка 800 млн рублей в год. (В 2006 году, как мы видим в бюллетенях СП, эта сумма составляет 1,4 млрд рублей – аппетиты выросли вдвое).
Поэтому с 2001 года Минобразования "пришлось", забыв о Федеральной программе развития образования, бросить все средства на проведение экспериментов (ЕГЭ, ГИФО, реструктуризации сельских школ и т. д.). При этом, как свидетельствуют материалы Счётной палаты, РАО от разработки основных направлений развития образования фактически отстраняется: "разработка научных проектов поручалась организациям… не имеющим необходимого для такого уровня разработок научного потенциала".
Каким именно? По крайней мере, Высшая школа экономики фигурирует в материалах отчета с завидным постоянством. Идеолог модернизации г-н Кузьминов, разумеется, не забывает о себе. Только по одному эпизоду относительно малозатратного проекта ГИФО, конечный результат которого квалифицируется Счётной палатой как "отвлечение бюджетных средств", Высшей школе экономики было направлено 9,5 млн рублей. А сколько их было, этих проектов…
Главное понять: согласно материалам Счётной палаты, все указанные образовательные эксперименты проводились с многочисленными законодательными нарушениями – в нарушение Федеральных законов, Гражданского кодекса, Налогового кодекса, Бюджетного кодекса. Получается, обсуждение мер по модернизации российского образования из области общественных дискуссий должно было бы перейти в область соответствующих ведомств – например, Генеральной прокуратуры…
Именно от этого факта всё время пытаются отвести российские реформаторы: вся модернизация российского образования – это один большой рискованный и абсолютно незаконный эксперимент, за который никто, по сути, ответственности не несёт. Эксперимент, ведущий к понижению общего уровня обучения, его научных основ, фундаментальности; разрушению единства и общедоступности образовательного процесса; окончательному разрушению традиционных духовно-нравственных основ школы.
И пусть сравнительно не так велики суммы, заложенные Всемирным банком в российское образование, зато направлены были метко и попали в нужные руки.
Но вернемся, наконец, к теме Федерального государственного образовательного стандарта. "Давайте перестанем врать и позаботимся о реальном изменении образования в старшей школе!" – раздался на январском круглом столе революционный призыв председателя Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Ярослава Кузьминова, неравнодушного к дальнейшей судьбе проекта. И все начали заботиться.
По предложению разработчика стандарта Александра Кондакова и Ярослава Кузьминова сформирована Группа мониторинга доработки проекта стандарта. Как объяснил Александр Кондаков ведущему программы "Угол зрения" Александру Привалову, вместе с разработчиками эта группа отслеживает все высказывания по стандарту, учитывая пожелания. Что захотят – учтут и к середине мая представят итоги на окончательное утверждение общественности. С поистине космической скоростью принимаются очередные меры по всеобщей ликвидации грамотности в стране.
А пока в дело вступили многочисленные клакеры (так называют в театральных кругах группу лиц, способствующих искусственному успеху или провалу постановок).
"Новые стандарты соответствуют чаяниям современных старшеклассников и современной науки. Единственные, кто этого не понимает, – это учителя и ряд других взрослых людей", – убеждает нас член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Ефим Рачевский. "Стандарт… отвечает реальному запросу современного общества", вторит ему член той же комиссии Любовь Духанина.
Работа клакеров – аплодировать, не забывая упоминать о некоторых недоработках. Внимание "зрителей" рассеивается – вопрос о необходимости принципиальных изменений заминается и сводится к обсуждению уступок. "Назвать это дискуссией уже не получается: идёт игра в одни ворота" – так характеризует сегодняшнее обсуждение стандарта член-кор. РАО Александр Абрамов:
Новому стандарту – быть. "Модернизаторы" стараются – как мы помним, эта работа хорошо оплачивается. Ведь только по займам Всемирного банка на реформы было направлено более 200 млн долларов.
Подминающая под себя всех и вся лавина преобразований, за которыми сегодня трудно уследить даже более или менее компетентному человеку, уничтожает массовое высшее образование, всеобщее среднее образование, в принципе лишает основную массу населения России права на образование, что уж говорить о его качестве.
Сегодня государство развивает два взаимоисключающих проекта: "модернизацию" образования и "Сколково". Интересно, какие цели на самом деле ставит перед собой Ярослав Кузьминов, успешно завершивший первый проект и возглавивший разработку Стратегии инновационного развития России до 2020 года?

Виктория СОКОЛОВА, "Совершенно секретно", #4, апрель 2011 г."


Итоги модернизации образования:
- По данным швейцарского центра Medelle коммерциализация уже превратила российское высшее образование в одно из самых дорогих в мире. При этом её былые позиции в рейтингах лучших мировых вузов стремительно падают.
- По данным ЮНЕСКО за период реформ Россия, занимавшая 3-е место в мире
по интеллектуальному потенциалу молодёжи, переместилась на 40-е.
- 18 тысяч российских школ нуждаются в капремонте; более тысячи школ
находятся в аварийном состоянии.
- Более 65% школ России находятся в сельской местности. Принятый в 2001 году закон «О реструктуризации малокомплектных школ» уже уничтожил более 14 тыс. сельских школ. Ежегодно их закрывается более 700, что ведёт к умиранию сёл. В одном Алтайском крае к закрытию намечено около 500 школ при общем количестве около 2000. ©
Tags: global world order
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments