imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Л.Л. Васильев "Таинственные явления человеческой психики"

«Мы с вами три века занимались тем, что по крайней мере активно исследовали рациональную сферу, мы почти ничего не понимаем в эмоциональной сфере с точки зрения науки и ничего не понимаем в интуитивной. Здесь показано что если существует сообщество которое понимает друг друга на интуитивном уровне, то оно обладает совершенно другими возможностями»
Доклад Малинецкого Г.Г. «Управление безопасностью России в контексте Второй холодной войны» ©

Во времена повсеместной веры в существование демонов патологические галлюцинации часто принимали характер полового общения с так называемыми инкубами и суккубами. Вот одна из многочисленных старинных историй такого рода: «В Нанте (французском городе. - Л. В.) жила одна несчастная женщина, которую преследовал дьявол, исполненный наглости. Он явился к ней в образе духа прекрасной наружности. Скрывая своп преступные намерения, он хитростью, при помощи льстивых речей добился того, что душа несчастной стала благосклонно относиться к его страсти. Получив ее согласие, он взял ноги несчастной в одну руку и, положив другую руку ей на голову, так сказать, обвенчался с нею посредством этих символов близких отношений. Муж несчастной, благородный дворянин, ничего не подозревал об этой преступной связи. Нечистый, всегда остававшийся незримым любовником, поддерживал с нею связь... и изнурял ее своим невероятным распутством и т. д.» (см. М. Симон. Мир грез. Спб., 1890, стр. 63).
Ныне подобные случаи встречаются крайне редко, причем роль демона теперь играет галлюцинаторный образ умершего мужа или любовника. В 20-х годах я знавал молодую, пышущую здоровьем женщину, домработницу, малограмотную, которая призналась мне в том, что по ночам к ней является убитый на войне муж, что она его видит, осязает и «продолжает с ним жить как жена с мужем». Такие галлюцинации, окрашенные сильным половым чувством, бывали не редкостью в женских и мужских монастырях и опять-таки поддерживали веру в посмертное существование человеческой личности.
Французский психиатр Симон выделяет категорию «физиологических галлюцинаций», проявляющихся у здоровых, даже выдающихся люден. Бальзак, описывая аустерлицкую битву, слышал крики раненых, пушечные выстрелы, ружейные залпы; Флобер, когда писал сцену отравления госпожи Бовари. ощущал во рту вкус мышьяка, вызывавший у него рвоту. Гете был тоже подвержен галлюцинациям: однажды среди бела дня он увидел самого себя, в своем обычном наряде и верхом на лошади. Гете мог по желанию вызывать у себя тот или другой зрительный галлюцинаторный образ, который затем видоизменялся уже непроизвольно. Такая удивительная способность изредка встречается и у «простых смертных». Моя мать в молодые годы также обладала способностью вызывать у себя галлюцинаторные видения. Летом она ложилась навзничь на землю, запрокидывала голову и прищуренными глазами смотрела на небо; на этом фоне постепенно отчетливо вырисовывались пейзажи каких-то стран, городов, замки и хижины, группы людей, иногда целые сцены,- по-видимому, отрывочные отображения того, что когда-либо было прочитано или видано в книгах.
Первый международный конгресс по экспериментальной психологии, состоявшийся в 1889 г. в Париже, разослал большое число опросных листов с целью получить точный материал о том. какое значение имеют галлюцинации в возникновении разного рода суеверий. Было получено свыше 27 тысяч ответов, из них свыше 3 тысяч (около 12%) утвердительных, то есть сообщающих, что данное лицо имело галлюцинации один или несколько раз. находясь в нормальном состоянии здоровья. В большинстве случаев галлюцинации имели зрительный характер, реже - слуховой и еще реже - осязательный. Половина всех случаев слуховых галлюцинаций состояла в том, что люди слышали свое имя. Эта разновидность галлюцинаций породила одно из народных поверий: кому послышится, что его кто-то позвал, особенно если это случится весной («веснянка зовет»), тот жди скорой смерти.
По своему происхождению галлюцинации близки к сновидениям. Это своего рода сновидения наяву. Сумеречное состояние сознания, в котором мы пребываем перед засыпанием или тотчас же после пробуждения, особенно способствует появлению так называемых гипногогических галлюцинаций. Если днем мы долго и с увлечением собираем грибы или удим рыбу, то нередко перед тем, как заснуть, нам в ярких образах и в большом количестве представляются те же грибы, те же трепещущие в воздухе рыбки. В таком «просоночном» состоянии даже вполне здоровые люди могут увидеть и настоящие, порой пугающие галлюцинации.
Известны случаи непосредственного перехода сновидений в галлюцинации. Так, Льебо рассказывает, что однажды он видел во сне пожар и продолжал его видеть некоторое время после пробуждения. «Когда вам снится. - пишет Симон.- что в вас стреляют из пистолета, много оснований ожидать, что за этим сновидением немедленно последует пробуждение. Субъективное ощущение бывает иногда так сильно, что в ушах проснувшегося звучит еще грезившийся ему звук - он его еще слышит» (М. Симон. Мир грез. стр. 6).
Все это показывает, что галлюцинации, наводящие такой страх на суеверных людей, не более таинственны, чем сновидения, и, так же как сновидения, могут быть вызваны различными искусственными приемами. На этих приемах, известных еще древним народам, основаны многие способы гадания. Так, зрительные галлюцинации вызывались, когда гадающий упорно смотрел в кристалл (кристалломантика) пли в «магическую жидкость» - воду (гидромантика), которая впоследствии была заменена зеркалом; прислушивание к шуму морских раковин пробуждало слуховые галлюцинации и т. п. Очевидно, что такими приемами гадальщики вызывали у себя слабую степень гипнотического состояния, при котором повышается внушаемость, а следовательно, и склонность к галлюцинациям. Необычайно яркие и разнообразные галлюцинаторные образы могут быть вызваны употреблением некоторых ядовитых веществ - гашиша, опиума, мескалина и пр. Средневековый «полет на шабаш» - это тоже цепь зрительных галлюцинаций, вызывавшихся втиранием в кожу смеси ядовитых веществ - «мази ведьм».
У мексиканских индейцев до сего времени сохранился обычай принимать внутрь сок местного кактуса, называемого ими «пейотль» (Есhinocactus Wiliamsii). Этот сок якобы пробуждает дар пророчества и ясновидения. Французский фармаколог Руйе (Rоushiег) в 1925 г. вывез этот кактус в Европу и испытал его действие на себе и на других европейцах. При этом наблюдалось необычайно сильное и длительное возбуждение зрительной области мозговой коры: при закрывании глаз в поле зрения самопроизвольно возникали и калейдоскопически сменяли друг друга чрезвычайно яркие и красочные образы, доставляющие эстетическое наслаждение. Это явление обусловлено тем, что в вытяжке из названного кактуса присутствует мескалин. Наряду с ним в пейотле содержатся и другие алкалоиды, действие которых вызывает еще и побочные психофизиологические нарушения.
Мы имели возможность поставить несколько опытов с вытяжкой пейотля на двух здоровых испытуемых, студентках 20 и 24 лет. После приема вытяжки пейотля у них наступало резкое усиление слуховых ощущений и представлений наряду со зрительными: окружающие предметы стали казаться более ярко окрашенными, звуки - более звонкими. Студентки закрывали глаза, и при этом восприятия предметов длительное время сохранялись в виде зрительных образов, которые казались не менее реальными, чем сами предметы. В то же время можно было наблюдать редкий феномен синэстезии: взятые на рояле аккорды различной тональности казались оглушительными и всякий раз при закрытых глазах вызывали ощущение вспышки света, окрашенной в тот пли иной цвет.
По мере развития отравления нарастало двигательное и эмоциональное возбуждение. Контроль сознания все время сохранялся, но он не в силах был остановить потока слов и движений. Воля была парализована и не могла подавить неожиданных вспышек эмоций. По заявлению испытуемых, им было очень весело, все казалось необычайно красивым, и «все было дозволено». Казалось, что время летит с невероятной быстротой, и потом действия и речи окружающих казались раздражающе замедленными. Мысль лихорадочно работала и давала непредвиденные скачки и обороты. Почерк резко изменился: стал более крупным и размашистым.
Особенно надо отметить резкое повышение внушаемости - до степени, характерной для гипнотического состояния. Опыты с «чтением мыслей» (см. гл. V) в период отравления пейотлем удавались несравненно быстрее и более четко, чем при обычном состоянии. Это указывает на усиление у испытуемых способности к двигательному автоматизму (см. Л. Л. Васильев, Е. Т. Гальвас, Я. И. Периханянп. П. В. Теренгьев. К вопросу о психофизиологическом действии пейотля. «Труды Института мозга», т. XVIII. Л., 1947, стр. 55).
Вернемся, однако, к современным гипнотическим опытам. Внушением можно вызвать у загипнотизированного различные изменения черт характера и поведения личности, подобные тем. какие сами собой развиваются у некоторых истеричных больных. Человеку, склонному к сомнамбулизму, удается во время сеанса внушить, что он вовсе не скромный Иван Иванович, а такой-то исторический деятель, и сомнамбул начнет всем своим поведением подражать этому знаменитому человеку, нередко с поразительным искусством и реализмом. Встречаются сомнамбулы, у которых во время гипнотического сна резко изменяются черты характера независимо от внушений гипнотизера
У некоторых гипнотиков сомнамбулического типа внушаемость настолько велика, что словесное внушение начинает влиять даже на такие чисто физиологические процессы, которые, казалось бы. никак не могут быть связаны с сознанием. Вот несколько замечательных фактов, установленных проф. К. И. Платоновым и другими авторитетными специалистами по гипнозу (см. К. И. Платонов. Слово как физиологический и лечебный фактор, изд. 3. М, 1962).
Внушение сытости («мнимое кормление») вызывает увеличение числа лейкоцитов в крови - так называемый пищеварительный лейкоцитоз, обычно наблюдаемый после действительного принятия пиши. Внушенное чувство голода, как и действительное голодание, напротив, приводит к лейкопении, то есть уменьшению содержания лейкоцитов в крови. Усиленное введение в организм сахара вызывает даже у здорового человека некоторое повышение содержания глюкозы в крови; аналогичное явление происходит и при внушаемом (мнимом) кормлении сахаром. Если гипнотику внушить, что он испытывает сильную жажду и пьет воду стакан за стаканом, то вскоре начнется усиленное выделение мочи с пониженным удельным весом, то есть происходит то же самое, что и после действительного введения в организм большого количества воды. Внушенное ощущение холода вызывает побледнение кожи, дрожь, симптом «гусиной кожи», причем дыхательный газообмен, то есть количество поглощаемого кислорода и выделяемой углекислоты, как и при действительном охлаждении, значительно повышается (на 30% и больше). Вместе с тем некоторые авторы указывают на возможность повышения температуры тела путем внушения озноба и жара - «мнимая лихорадка».
Наконец, особенно поучительны уже не вызывающие в настоящее время сомнений опыты с «мнимым ожогом» и «мнимым ударом», хотя эти опыты удаются только на редких сомнамбулах, проявляющих исключительно высокую степень внушаемости. Если прикоснуться к определенному участку кожи деревянной палочкой, внушая при этом, что производится прижигание раскаленным железом, то через некоторое время на мнимо обожженном участке образуется настоящий ожог - покраснение кожи, волдырь и т. п. Прикосновение карандашом, сопровождаемое внушением, что это сильный удар, приводит к появлению на месте прикосновения посинения кожи - кровоподтека.
Все эти невероятные на первый взгляд опыты возможны потому, что каждый внутренний орган, каждый кровеносный сосуд, каждый участок кожного покрова связан нервными проводниками через спинной мозг и подкорку с «органом психики» - корой полушарий головного мозга. Благодаря этому протекающие в коре определенные физиологические процессы, лежащие в основе тех или иных психических состоянии, при некоторых условиях могут вмешиваться в отправления разных органов, внося в их деятельность те или другие изменения. По-видимому, такое вмешательство происходит по типу образования условных рефлексов. Об этом говорит интересное наблюдение известного гипнолога П. П. Подъяпольского: внушенный ожог может быть вызван только у тех испытуемых, которым случалось хотя бы раз в жизни получить настоящий ожог, вызванный прикосновением какого-либо горячего предмета…
В 1928 г. в печати появилось оригинальное исследование Рудольфа Рейтлера (R. Reutler), заведующего малярийной лабораторией в Рош-Пинах (Палестина), «Действие живых организмов на живые изолированные органы на расстоянии" ('"Revue Metapsychique ". 1928, N 3, р. 197). Объектом исследования служили перистальтически сокращающиеся внутренние органы насекомых, в частности пищеварительный канал, выделительная система (мальпигиевы сосуды) и половые железы самок (яичники) азиатской саранчи. Отпрепарированные и помещенные на часовое стеклышко в физиологический раствор, они продолжают ритмично сокращаться в течение десяти часов. И вот Рейтлер заметил, что сокращения этих органов резко усиливались всякий раз. когда он, рассматривая их в бинокулярную лупу, производил сильное сокращение мускулов своих собственных рук, ног или даже дыхательных мышц (при резком глубоком вдохе). Усиление перистальтики наблюдаемых органов исчезало после того, как наблюдатель переставал сокращать свои мускулы. Это замечательное явление Рейтлер отметил в своих опытах на многих препаратах 80 раз. Опыты проводились в условиях очень высокой комнатной температуры (около 30 град.) и исключающих тепловое влияние выдыхаемого наблюдателем воздуха на препарат. Это явление Рейтлер наблюдал и тогда, когда вместо мускулов человека вблизи препарата сокращались мышцы насекомых (например, челюстные мышцы хищного паука, поедавшего добычу).
Итак, работающие мышцы одного живого существа на расстоянии усиливали сокращения мышц другого существа. Этот результат опытов Рейтлера положительно отвечает на поставленный нами вопрос, но он требует подтверждения. И оно было получено в лаборатории ленинградского Института мозга молодым энтомологом В. С. Стеблиным. (В. С. Стеблин погиб в 1942 г. во время блокады Ленинграда, оставив свою работу незавершенной. Цитирую ее по предварительному сообщению автора, сохранившемуся в моем архиве. На опытах Стеблина неоднократно присутствовали и другие сотрудники лаборатории). Точно следуя методическим указаниям Рейтлера, Стеблин попробовал повторить его опыты на легко добываемых в зимнее время тараканах прусаках, а затем и на майских жуках. Из 10 опытов на тараканах усиление перистальтики кишечника отчетливо наблюдалось только в трех случаях: именно тогда, когда и без воздействия мышц экспериментатора она была хорошо выражена. В. С. Стеблин объясняет отсутствие усиления перистальтики в 7 опытах из 10 далеко не наилучшими условиями своих опытов (сравнительно низкая температура в лаборатории, пониженный жизненный тонус взятых для опытов насекомых). И действительно, в опытах на только что пойманных майских жуках при температуре воздуха в 20-25 град. Ц. феномен Рейтлера наблюдался с достаточным постоянством. Привожу отрывок из лабораторных записей Стеблина:
«Сокращения кишечника происходили с интервалами в 5-6 секунд. Спустя 2-3 секунды после появления перистальтической волны, когда кишечник находился в фазе покоя, экспериментатор производил глубокий вдох. В момент вдоха отмечалась внеочередная волна сокращения верхнего отдела кишечника, распространявшаяся далее через среднюю и заднюю кишку. Через 3-4 секунды экспериментатор производил форсированный выдох, как правило также сопровождавшийся энергичными сокращениями наблюдаемого кишечника. При сокращении экспериментатором мышц верхних или нижних конечностей неизменно отмечался вышеописанный эффект». Так же реагировали и мальпигиевы сосуды, сокращавшиеся в более частом ритме, чем кишечник (одно сокращение в 2-3 секунды).
Мне не известно, повторял ли опыты Рейтлера кто-либо из иностранных ученых. (Феномен Рейтлера был бы окончательно установлен и получил бы очень большое значение, если бы удалось зарегистрировать его электрографически, путем отведения биотоков с сокращающегося кишечника к осциллографу, снабженному усилительной установкой). Могу привести только курьезное заверение англичанина Ричмонда в том, что усилием мысли ему будто бы удавалось направлять беспорядочные движения парамеций в определенный сектор поля зрения микроскопа ("Journal of the Society for Physical Research». ХХХIV, 1952, р. 577). Эго заверение перекликается с совсем невероятным утверждением уже известного нам д-ра Райна о том, что усилием мысли можно в какой-то степени управлять падением игральной кости (костяного кубика с начертанными на его гранях цифрами или кружками), заставляя кость падать задуманной гранью наверх. Раин и его последователи рассматривают подобные факты как элементарное проявление телекинеза (иначе психокинеза), то есть якобы присущей некоторым лицам способности оказывать «усилием мысли и воли прямое механическое действие на материю». Разумеется, и тут речь может идти не о самой мысли или воле, а о топ энергии, которая при этом, быть может, излучается мозгом…
Парапсихологи затратили немало труда и времени на постановку таких опытов, но лишь некоторым из них довелось получить результат с положительным отклонением от числа. соответствующего расчетам по теории вероятностен. Так, например, в опытах Тулесса (R. Н. Тhouless) избираемая грань игральной кости из 16.232 проб выпала 2.809 раз. что составляет положительное отклонение, равное 104 (вероятность выпадения каждой из шести граней кубика в 16232 пробах равна 2705). Шанс получить такое отклонение по чистой случайности выпадает 1 раз из 33. Поэтому результат, полученный Тулессом, не очень-то убедителен. У некоторых других исследователей результат вообще был нулевым (эти данные цитируются по кн. Robert Amadou. Lа Раrapsyhology, р. 274-282. Сам Амаду. как и многие другие видные парапсихологи, относится к результатам этих опытов скептически. Существование телекинеза признается меньшим числом современных парапсихологов, чем существование телестезии и особенно телепатии), то есть не отклонялся от числа, следуемого по теории вероятностей…

У некоторых беспозвоночных животных (коловраток, тихоходок и др.) состояние временной приостановки всех жизненных функций было открыто еще в самом начале XVIII в. Впоследствии оно было названо анабиозом. В уже цитированной нами старинной книге проф. Галле «Малы или волшебные силы натуры» можно прочесть следующие знаменательные слова: «Кажется, что в натуре животных находится среднее состояние, которое не есть жизнь. ни смерть, а среднее существование, которое можно назвать мертвою жизнью».
И далее: «Мнимая смерть может быть лучшим средством противу действительной смерти у человеков: ибо токмо мертвый не может изголодать, ни задохнуться, поелику может жить без пищи и воздуха». В этой же книге сообщается и о первых попытках оживления высших теплокровных животных: «Оксфордский профессор Гервард в присутствии нескольких свидетелей отворил гончей собаке жилу, выпустил всю кровь, пока не осталось в ней ни малых признаков жизни испытанием держанного над ее ртом зеркала, и тогда же отворил приготовленному теленку кровяную жилу. Провел искусною уловкою телячью кровь в открытую жилу собаки. По мере того, как силы в теленке истощались, в собаке оные восстановившись, так что по нескольких часах она принялась за корм. Впоследствии собака эта опять была употребляема в гоньбу, и не примечено, чтоб от телячей крови произошли перемены в ее натуральных склонностях».
Тогда же первый русский физиолог Петр Посников был послан Петром I в знаменитый Падуанскпй университет. Там, по выражению современников, он научился «живых собак мертвить, а мертвых живить». В 1848 г. профессор Московского университета А. Филомафитский рассматривает переливание крови как единственное средство спасения угасающей жизни. Систематическая разработка проблемы оживления высших животных началась с 1874 г., когда физиолог Шифф предложил применение массажа сердца путем ритмического его сжимания, а фармаколог Бем в Дерптском университете начал опыты по оживлению животных после смертельного отравления их хлороформом и удушения.
В конце прошлого века французскому ученому Броун-Секару впервые удалось до некоторой степени восстановить функции мозга в опытах с отрубленной головой животного (собаки). Мозг, лишенный притока крови, тотчас же утрачивает свои функции. Если через несколько минут после отделения головы от туловища начать пропускать через мозговые сосуды свежую кровь (этот прием называется перфузией), то головной мозг восстанавливает некоторые из своих функций; голова шевелит ушами, поворачивает глаза, мигает, зрачок снова реагирует на свет

Очень важным этапом в развитии методов оживления не только животных, но и человека явились опыты Ф. А. Андреева. В 1913 г. он разработал новый способ восстановления деятельности остановившегося сердца обескровленных пли отравленных собак. В основе этого способа лежит центропетальное, то есть направленное к сердцу, нагнетание в какую-либо крупную артерию натуральной пли искусственной крови (жидкости Рингер-Локка) с прибавлением к ней адреналина - вещества, стимулирующего сердечную деятельность. При таком введении оживляющая жидкость легко попадает в венечные сосуды сердца, снабжающие кровью сердечную мышцу.
В наши дни оживление высших животных через промежуток времени не больший, чем 6-8 минут после наступления клинической смерти, может считаться вполне доказанным фактом
. Конечно, это возможно лишь в тех случаях, когда смерть наступает без разрушения пли анатомического повреждения жизненно важных органов…

Не будем также забывать мудрого завета великого борца с «учеными» суевериями Д. И. Менделеева. Он говорил, что для успешной борьбы с идеализмом и мистикой необходимо терпеливое и вместе с тем смелое изучение всех тех нервно-психических явлений, которые порождают религиозные верования и всяческие предрассудки и суеверия. «Эти явления, - писал Менделеев, - не должно игнорировать. а следует точно рассмотреть, то есть узнать, что в них принадлежит к области всем известных естественных явлений, что к вымыслам и галлюцинации, что к числу постыдных обманов, п. наконец, не принадлежит ли что-либо к разряду ныне необъяснимых явлений, совершающихся по неизвестным еще законам природы. После такого рассмотрения явления эти утратят печать таинственности, привлекающей к ним многих, и места для мистицизма не останется...» (из «Предложения» Менделеева Физическому обществу при Петербургском университете об учреждении комиссии для рассмотрения явлений, называемых медиумическими (6 мая 1875 г.). См. Д. И. Менделеев. Материалы для суждения о спиритизме, стр. 3).
Этими мудрыми словами, предостерегающими от предубеждения, априорного отрицания и вместе с тем требующими бдительной осмотрительности и строгой критичности, автор и руководствовался при написании настоящей книги.
.

Васильев Л.Л. Таинственные явления человеческой психики
М.: Госполитиздат 1963.
Tags: II мир, Антология Таинственных Случаев, КНИЖНАЯ ПОЛКА, Наука и ЖестЪ, язык птиц
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments