imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Последний император России. Тайна гибели ч I

К дате гибели царской семьи журналисты АиФ озаботились судьбою останков: «Невероятно, но незахороненные останки царских детей Марии и Алексея находятся в категории следственных вещдоков или невостребованных останков в Следственном комитете РФ. Старший следователь СК РФ Владимир Николаевич Соловьёв, 20 лет занимавшийся расследованием убийства Романовых, пребывает в растерянности…
Невостребованные останки, будь они хоть царскими, полагается хоронить в общей могиле через полгода после отсутствия к ним интереса. Неужели никого, кроме следователя, это не коробит?»
Риторика статьи выполнена в тоне взятого Б.Немцовым в заключении Правительственной комиссии, где он председательствовал, изданному под обязывающим названием «Покаяние»: «Сегодня можно сказать – наука одержала победу над спекуляциями. Идентичность останков доказана с поразительной точностью, получены ответы на знаменитые десять вопросов, поставленные Русской Православной Церковью… Оплатив наши долги перед прошлым, мы увереннее сможем идти к будущему». В статье примерно также: «Останки всех 11 погибших идентифицировали авторитетнейшие генетики России, США, Канады, Австрии. В частности, экспертизу проводил М. Кобл в Идентификационной лаборатории ДНК Вооружённых сил США, лауреат госпремии Е. Рогаев в Институте общей генетики им. Вавилова, учёные Массачусетского университета, Свердловского областного Бюро судебно-медицинских экспертиз и т. д. Все сложные и дорогостоящие экспертизы были выполнены бесплатно. Поэтому экспертов невозможно заподозрить в корысти или желании подтасовывать факты». В качестве «другого мнения» в заметке приведено высказывание Главы Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата отца Всеволода Чаплина: «Убеждён, расследование убийства царской семьи надо не закрывать, а по-настоящему только начинать. Много невыясненных вопросов. Что за странные надписи были на месте расстрела? Почему не оспорены выводы следователя Соколова, сделанные в 1918 г.? Под надуманными предлогами критически настроенным учёным (японцам, например) не дают ещё раз убедиться, что это именно царские останки, что они происходят именно из того места захоронения, что различные части скелетов принадлежат одним и тем же людям».
Факты свидетельствуют, что в данном деле не все чисто. Приведем только два: факт номер один: на церемонии захоронения останков в приделе Петропавловского собора было много официальных лиц. В том числе президент Российской Федерации. А вот главы Русской православной церкви не было. Факт номер два: на церемонии захоронения Православную церковь по поручению патриарха представлял член Священного Синода, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Он провел службу, но при этом из его уст не звучали имена Николая Александровича, Александры Федоровны, не были озвучены имена их детей, не были названы имена погибших вместе с ними. Ни разу митрополит Ювеналий не произнес ни одного имени, но упорно повторял: имена их Бог знает. И тут снова возникает вопрос: почему? Что это означает? И это не осталось незамеченным. Возникает вопрос: чем вызвана позиция Русской православной церкви?
«Православная церковь – очень серьезная и очень информированная организация. Такого рода организация в принципе неспособна к совершению необдуманных поступков. Каждый публичный шаг, каждое слово в официальном заявлении руководства церкви осмысленны и наполнены конкретным содержанием».
Из книги Ю. Григорьева
История вопроса «царских останков» такова: В 1976 году в Советском Союзе появляется книга Марка Касвинова «Двадцать три ступени вниз». Обстоятельства убийства и сокрытия останков изложены в ней с предельной краткостью: на трех страницах из пятисот. Заказной характер произведения обозначен в аннотации: «Книга… дает достойный отпор буржуазным фальсификаторам». Ответ на главный вопрос, что сделали с трупами, в изложении М. Касвинова звучит так: «Среди заброшенных шахт трупы сложили попеременно с сухими бревнами в штабель, облили керосином и подожгли. Когда костер догорел, останки зарыли в болоте». В чем заключался отпор «буржуазным фальсификаторам», понять сложно. Они, «буржуазные фальсификаторы», как раз и говорили о том, что трупы убитых были сожжены в коптяковском лесу. Книга М. Касвинова появилась, конечно же, не случайно. В самом конце XX века появились признаки того, что тайна гибели членов царской семьи и исчезновения их останков скоро откроется. В эпоху перестройки и гласности издательства публикуют книги Н. Соколова, М. Дитерихса, других авторов. Появляется знаменитая «Записка» Якова Юровского. Начинается то, что позднее будет названо «романовским бумом»: интерес к царским останкам вспыхивает с новой силой. Серьезный прорыв произошел еще в 1979 году. Екатеринбургский геолог А. Авдонин, кинорежиссер Г. Рябов и их товарищи после многих лет негласных поисков обнаруживают в Поросенковом логе у Коптяковского леса три черепа, которые, по их мнению, принадлежат семье последнего российского императора. Группа пытается провести неофициальное судебно медицинское исследование с целью их идентификации. Но усилия поисковиков заканчиваются ничем, и в 1980 году они возвращают черепа в могилу. Г. Рябов, А. Авдонин и их соратники понимают, что заявлять вслух о своей находке еще рано. Они договариваются молчать, пока не наступят более благоприятные времена. Но тайна рвется наружу. Единства внутри группы уже нет. В 1989 году кинорежиссер Гелий Рябов в интервью газете «Московские новости» объявляет, что захоронение царской семьи найдено. В 1990 году другой участник поисковой группы А. Авдонин обращается к президенту России Б. Н. Ельцину с просьбой предупредить возможные негативные последствия «романовского бума». В 1991 году Авдонин обращается в администрацию Свердловской области с заявлением, в котором утверждает, что ему известно предположительное место захоронения останков последнего императора и его семьи. В июле 1991 года прокуратура Свердловской области проводит проверку заявления А. Авдонина и вскрывает указанное им захоронение. В августе 1993 года Генпрокуратура возбуждает уголовное дело, расследование которого поручается старшему прокурору криминалисту Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ В. Н. Соловьеву. В октябре того же года распоряжением председателя Правительства РФ В. С. Черномырдина создается Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. Комиссия работает два года и приходит к выводу, что найденные Рябовым останки принадлежат Николаю Романову, его супруге Александре Федоровне, их детям Ольге, Татьяне, Марии, доктору Боткину, лакею Труппу, повару Харитонову и комнатной девушке Демидовой. Останки Анастасии и Алексея в захоронении не найдены, но комиссия объясняет их отсутствие тем, что тела Алексея и Анастасии были сожжены. Причем не все члены Правительственной комиссии подписали протокол № 9 от 30 января 1998 года, которым в том числе признавалась принадлежность останков 9 человек, обнаруженных в захоронении, членам семьи последнего императора. Тем не менее 17 июля 1998 года останки последнего российского императора, членов его семьи и погибших с ними слуг захоронили в Петропавловском соборе Санкт Петербурга.
При этом видимые фальсификации и подтасовки фактов начинаются с момента публикации книг Н. Соколова и М. Дитерихса, в изданных у нас в 1990 и 1991 годах книгах из показаний участника расстрела А. А. Якимова выброшен абзац об обыске тел непосредственно на месте расстрела. И хотя показания даны в прямой речи, в кавычках отточия в том месте, где должен был быть этот абзац, в тексте нет! Это ли не доказательство того, что при подготовке к печати книги М. Дитерихса и Н. Соколова кем то редактировались в целях неразглашения какой то важной ТАЙНЫ. Такое обстоятельство было метко подмечено в книге судебно медицинского эксперта Юрия Григорьева «Последний император России. Тайна гибели». Книга интересна именно тем, что её автор эксперт в области сыска: на основании всех доступных публикаций и показаний свидетелей с профессиональной дотошностью восстанавливает события ночи расстрела царской семьи, проводит собственные следственные эксперименты на основании которых приходит к тем же выводам, что и отец В. Чаплин «расследование убийства царской семьи надо не закрывать, а по-настоящему только начинать».
Юридическая пунктуальность его подхода распространяется в том числе и на терминологическую сторону расследования: «уничтожение Романовых назвать казнью невозможно. Казнь совершается по приговору суда. Всегда ли и насколько эти суды были легитимными – другой вопрос. Но в случае с Романовыми никакого суда не было вовсе. Не было ни обвинительного заключения, ни грозной речи прокурора, требовавшего смертной казни. Наконец, не было приговора. Основанием для расстрела стало якобы постановление Уралсовета. Я говорю «якобы», потому что самого постановления тоже нет. Есть его предполагаемый текст, но только предполагаемый. Но и в нем речь идет о казни одного только Николая Александровича. Нам говорили и говорят: время было такое. Уже тот факт, что вместе с Николаем Александровичем были безжалостно уничтожены его жена, дети и сохранившие верность своему государю слуги, – уже этот факт красноречиво свидетельствовал: то, что большевики назвали казнью, было чем угодно, но только не справедливым возмездием. Да и какой суд приговорил бы к смерти несовершеннолетнего Алексея? Какой суд приговорил бы к расстрелу девушек? А слуг? Ни один суд этого бы не сделал. Кто взялся бы судить Романовых закрытым судом, без защиты, без прения сторон, без присутствия прессы, в первую очередь иностранной. Но большевикам было необходимо убить всех Романовых. Всех, включая детей. И чтобы никакой суд не стал помехой, они сделали это без суда. Но не менее важно и то, что осталось огромное количество не вызывающих сомнений свидетельств беспредельной жестокости, проявленной большевиками при «казни». – Эта и выдержка и далее – дайжест книги от имени её автора.
Если обо всем по порядку, то сначала про генетику, на которую так уповает официоз. Тут много вопросов к следствию, которое вел старший прокурор криминалист Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации В. Н. Соловьев. Расследуя дело он избрал довольно таки странный алгоритм действий. Он не стал скрупулезно анализировать все имеющиеся в его распоряжении факты. Он не стал анализировать противоречия в свидетельствах участников расстрела, не стал сопоставлять воспоминания участников расстрела и показания свидетелей. Соловьев избрал кажущийся совершенно необъяснимым для специалиста его уровня алгоритм расследования. Суть его подхода к расследованию дела была предельно простой: первым делом назначить и провести молекулярно генетическую экспертизу. Если генетики скажут: это – они, то расследование можно считать законченным, а результат – достигнутым. Но в 2002 году японские ученые получили противоположные результаты. На основании собственных исследований они категорически заявляют: в Петропавловском соборе захоронены не Романовы! В ответ российские ученые опубликовали гневную отповедь, обвинив японцев ни много ни мало во вмешательстве во внутренние дела России. Вот так! Вместо научного опровержения полностью открытых материалов японских коллег, вместо поиска новых, на сей раз безусловных доказательств собственной правоты – требование не лезть не в свое дело. Непонятно почему документы комиссии Б. Немцова «Покаяние» не опубликованы полностью? Ведь было обещано… Почему комиссия не только не исследовала, но попросту проигнорировала те факты, которые противоречили ее выводам? Почему комиссия признает, что на полное сгорание трупа требуется двадцать часов, но игнорирует тот факт, что у большевиков не было и десяти часов на то, чтобы сжечь в Поросенковом логе тела Алексея и Анастасии, хотя, по мнению той же комиссии, эти тела сожжены полностью? Вопросов много. И все они являются уточняющими к главному: где доказательства того, что найденные Рябовым останки принадлежат Романовым и их слугам? Молекулярно генетическая экспертиза? Почему молекулярно генетическое исследование проведено только по одной единственной кости? Материал, который дали генетикам в рамках комиссии Немцова, возможно, и принадлежит Романовым, вот только не факт, что извлечён из Поросенкова лога. У меня нет сомнений, что в известном своей осведомленностью о каждом из нас всегда знали, где лежат недогоревшие косточки кого то из членов семьи последнего российского императора. И МОГЛИ сознательно перенести их в Поросенков лог. Для чего? Да все для того же. Для утверждения официальной версии: были сожжены не все Романовы, а только двое из них, и то не дотла. А остальные, как установлено еще следователем В. Соловьевым, как установлено результатами труда Правительственной комиссии Б. Немцова, лежали в практически полной сохранности под мостиком. А ныне – в соборе Петропавловской крепости.
О чем говорят кости? Фактов, заставляющих заподозрить в истории с захоронением неладное, слишком много. Большинство из них, особенно если рассматривать по отдельности, не могут служить безусловным доказательством обмана. Но есть и такие, которые заставляют, по меньшей мере, задуматься. Приведу только два, наиболее значимых с моей точки зрения. Не все скелеты были полностью лишены мягких тканей. В работе профессора В. Л. Попова «Идентификация останков царской семьи Романовых» указано, что в черепе № 4 сохранился головной мозг, а у скелета № 2 сохранились мягкие ткани нижней половины туловища. Вот как профессор В. Л. Попов описал их: «Мягкие ткани находятся в состоянии далеко зашедшего жировоска и мумификации, сухие, плотные… Кожа на исследованном фрагменте туловища и конечностей отсутствует».
Превращение тканей трупа в жировоск происходит при пребывании его в холодной и проточной воде. При этом происходит разложение жиров с образованием кислот, которые взаимодействуют с кальцием тканей тела и почвы с образованием мыла. Пропитывание этим мылом тканей придает им воскоподобный вид, отсюда и название этого процесса. Для того чтобы труп мумифицировался, он, наоборот, должен находиться в сухом месте. В болоте Поросенкова лога эти взаимоисключающие процессы идти НЕ МОГЛИ Отыскать еще один факт, с моей точки зрения самый важный, который я считаю уже не косвенным, а прямым доказательством фальсификации, мне помог не кто иной, как Авдонин. На странице 197 Авдонин описывает поиски мостика и захоронения, которые он и его команда провели 31 мая 1979 года. Поиск осуществлялся посредством ручного бурения специальным буром. Цель: получить керны грунта. В результате этой работы в Поросенковом логе была найдена искусственная выработка. Далее Авдонин пишет: «К вечеру того же дня по ряду керновых образцов были измерены величины коэффициента Ph, характеризующего показатель его кислотности…»
Почва в Поросенковом логе болотистая. Она содержит большое количество гумусных кислот. Эти кислоты являются отличными консервантами. Трупы, захороненные в болотистой почве, НЕ ГНИЮТ. Трупы в богатой гумусными кислотами почве НЕ РАЗЛАГАЮТСЯ. Они подвергаются изменениям, название которых: торфяное дубление. Что это такое? «При длительном пребывании трупов в болотистой почве, торфяниках, содержащих гумусовые кислоты, наблюдается своеобразное изменение трупов: они принимают темно бурую окраску и уплотняются, как бы дубятся. Отсюда и название процесса – дубление. Под действием гумусных кислот соли в костях растворяются и вымываются. Кости становятся мягкими и могут резаться ножом. Внутренние органы постепенно уменьшаются в объеме и растворяются. Труп, подвергшийся торфяному дублению, может долго сохраняться». (М. И. Авдеев. Курс судебной медицины. М., 1959, с. 541.) «Известно, что процесс этот связан с декальцинацией костей, полным расплавлением внутренних органов и отличным дублением кожи. Трупы сохраняются столетиями» (Судебно медицинская экспертиза эксгумированного трупа (темп и характер изменений трупа в могиле). Л., 1970).
Я не могу удержаться, чтобы не подчеркнуть главное в этих выдержках. При длительном пребывании трупа в болоте кости становятся мягкими и могут резаться ножом. Кожа подвергается отличному дублению. А сами трупы сохраняются столетиями. Захороненные в болоте трупы подвергаются ТОРФЯНОМУ ДУБЛЕНИЮ. Надо ли напоминать тебе, уважаемый читатель, что на трупах из авдонинского захоронения никаких признаков торфяного дубления нет? Что никаких следов кожи на этих трупах не найдено? Что кости всех трупов твердые и не режутся ножом? Что мягкие ткани трупов, которые должны были сохраняться столетиями, бесследно исчезли всего за полвека? А сохранившиеся в небольшом количестве на скелете № 2 мягкие ткани лишены кожи и подверглись невозможным для пребывания в болоте изменениям: превращению в жировоск и мумификации? Уважаемый читатель! Нужны ли тебе еще какие нибудь доказательства того, что захоронение «под мостиком» в Поросенковом логе – фальсификация?
Поэтому не все ученые и энтузиасты исследователи России следуют в русле, проложенном Генпрокуратурой и Правительственной комиссией. Известны труды их оппонентов – Ю. А. Буранова, Л. А. Животовского, В. А. Винера, А. П. Мурзина. Будучи добросовестными исследователями, эти ученые не приняли недоказанное относительно останков за истину. Но упомянутого в заметке старшего следователя СК РФ Владимира Николаевича Соловьёва ничего не смутило. Соловьев приступил к оформлению дела. И как опытный следователь увидел, что в нем не хватает зрелищности. Ударной, убойной по производимому на обывателя впечатлению была призвана стать пластическая реконструкция внешнего облика по черепам. И она ею стала. Эксперт выполнил заказ следствия (или, что вернее, заказ свыше) блестяще. Скульптурные изображения, гипсовые копии реконструированных им голов дополнены нужными прическами, к получившимся мужским головам, которые были сделаны с черепов, признанных принадлежащими Императору и Боткину, добавлены бороды (такие же, как и те, что носили Император и Боткин), в гипсовые модели вставлены глазные протезы с радужкой именно тех цветов, которые нужны, и в результате получен фантастический результат: вылепленные им головы являются точными скульптурными портретами узников Ипатьевского дома. Для человека, далекого от судебной медицины, такой результат является самым зрелищным и самым убедительным доказательством принадлежности останков Романовым. Когда неспециалист увидит иллюстрацию фотосовмещения, он тоже ничего не поймет. Отсутствие специальных знаний не позволит ему правильно оценить, насколько грамотно выполнено фотосовмещение, насколько доказательна эта экспертиза. Простой смертный увидит, что череп «вписался» в фотографию, и поверит выводам эксперта. Откуда ему, простому смертному, знать, что фотосовмещение требует строгого соблюдения целого ряда условий, а это в случае с екатеринбургскими останками было изначально невозможно? Попробую кратко и на понятном неспециалисту языке изложить методику проведения такого исследования. Первое обязательное условие фотосовмещения черепа с прижизненной фотографией – целость черепа. Сам процесс фотосовмещения состоит из следующих этапов:
1. На фотографии предполагаемого лица и на исследуемом черепе отмечают узловые точки, характеризующие индивидуальные особенности лица и черепа. Следовательно, идеальной для экспертизы фотографией предполагаемого лица является такая, когда лицо изображено строго в фас, когда на лице (а лучше – на голове) нет усов, бороды, вообще волос, когда человек улыбается и видны сомкнутые зубы. А идеальный для экспертизы череп не должен иметь повреждений.
2. С подготовленной изложенным выше способом фотографии получают негатив в половину нормальной плотности. Затем получают такой же негатив исследуемого черепа, при этом череп должен быть строго в той же проекции, что и лицо на фотографии. Оба негатива должны быть выполнены строго в одном и том же масштабе.
3. Получают фотоотпечаток с наложенных один на другой негативов. Смотрят, «вписался» ли череп в фотографию, совпали ли узловые точки. Из приведенного общего описания методики очевидно, что, чем лучше предложенная фотография предполагаемого лица, чем лучше сохранился череп, тем больше шансов провести полноценную экспертизу и получить достоверный результат. Главное в фотосовмещении – лицо. При положительном результате экспертизы череп должен «вписаться» в фотографию по ширине и по высоте, глазницы на черепе должны совпасть с глазами на лице, носовое отверстие – с носом, и так далее. В книге «Покаяние» (Материалы правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. М., 2003) приведены фотографии черепов из захоронения в Поросенковом логе. Все черепа имеют значительные дефекты костной ткани лицевого скелета. Про череп № 8 вообще говорить не приходится, он представлен лишь частью свода. В «Покаянии» приведено медико криминалистическое исследование останков из захоронения. Вот что пишут эксперты: «Череп № 2… Некоторая непропорциональность высоты лица объясняется отсутствием зубов и фактически альвеолярного отростка нижней челюсти, что и делает невозможным правильную фиксацию положения нижней челюсти». Выделим: делает невозможным правильную фиксацию положения нижней челюсти. Можно ли в этом случае говорить о каком то фотосовмещении? Столь же велики дефекты костной ткани на черепах №№ 3, 4, 5, 7 и 9. Каким образом удалось добиться фотосовмещения при таком дефиците идентифицирующего материала?
Да потому и удалось добиться, что «втиснуть» поврежденные черепа в заданные фотографии было легче всего. Эксперты между собой говорят: в ЛЮБУЮ фотографию можно вписать ЛЮБОЙ череп. Добросовестные эксперты очень осторожны в выводах. Если им назначают идентификацию черепа методом фотосовмещения, при этом череп имеет повреждения, они заявляют о невозможности выполнения экспертизы. Увы, в данном случае этого не произошло.
По этим и многим другим причинам заняли пусть и не вызывающую, но непримиримую позицию семь членов комиссии Немцова. Есть заявление члена комиссии, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, в котором сказано: «Представленные на данном заседании заключения Генеральной прокуратуры и Республиканского центра судебно медицинской экспертизы Российской Федерации подводят итог исследованиям. Полагаю, что их нельзя принять с абсолютной достоверностью… Одновременно считаю, что вся научная, историческая и нравственная ответственность целиком ложится на авторов заключения, которые представили в комиссию свои выводы». Ссылка Б. Немцова на вопросы Православной церкви заставляет рассмотреть ответы на них.
Итак, «Покаяние», с. 266:« …1. Стоматологическая экспертиза.… Мнения стоматологов разошлись, но они склоняются к тому, что зубы могли принадлежать одной из Великих княжон (вероятнее всего, Анастасии (скелет № 6). Одновременно проводится генетическое исследование одного из этих зубов». 23 января того же года в «Справке о вопросах, связанных с исследованием гибели семьи российского Императора Николая II и лиц из его окружения, погибших 17 июля 1918 года в Екатеринбурге» В. Н. Соловьев сообщает, что «генетическое исследование не дало результата в связи с тем, что данного количества костного материала не хватило». Напомним, что аналогичная история произошла с двумя зубами из захоронения, принадлежавшими подростку 14 лет (очевидный намек на Алексея Николаевича). Потом оказалось, что Алексея «под мостиком» не было и быть не могло. Как тогда быть с его зубами? Всё просто! По этим зубам назначают генетическое исследование. В ходе этого исследования выяснилось, что материала не хватило, но зубы были полностью утрачены. В итоге: ни зубов, ни результата. Как раз то, что надо.
«2. Полное антропологическое исследование костных останков. …Проверена правильность реконструкции черепов и проведенных в соответствии с этой реконструкцией фотосовмещения и пластической реконструкции». Это в ответе на вопросы Русской православной церкви. А в той же «Справке…» от 23.01.98 г. указано: «Анализ проведенных измерений позволил подтвердить выводы ранее проведенной идентификации». То есть свои собственные.
«3. Снятие расхождений результатов отечественной экспертизы и заключения профессора Мэйплза по вопросу идентификации останков № 6 (Великие княжны Мария или Анастасия).В ходе работы экспертная комиссия, проанализировав все данные предварительного следствия и полное антропологическое описание останков, пришла к выводу о том, что скелет № 6 принадлежит Великой княжне Анастасии». Комиссия пришла к выводу. Но как и каким образом снято расхождение? Тем, что комиссия осталась при своем мнении, а уважаемый господин Мэйплз при своем?
«4. Анализ выводов следствия правительства Колчака о полном уничтожении всей царской семьи и сопоставление результатов следствия 1918–24 гг. и современного следствия.
Генеральной прокуратурой РФ совместно с директором Государственного архива Российской Федерации Мироненко С. В. заканчивается работа по сравнительному исследованию документов следственного дела Наметкина, Сергеева, Соколова и данных, изложенных в документах, оставленных участниками убийства и захоронения, а также материалов следствия 1991–97 гг. Проведена их компьютерная обработка, и сейчас составляется соответствующий документ. На сегодня каких либо данных, существенно не совпадающих с материалами следствия, организованного правительством Колчака, не имеется
».
Письмо датировано 15 января 1998 года. Подписано следователем Генеральной прокуратуры В. Н. Соловьевым. Но в «Справке…» он пишет, что сравнительный анализ документов, имевшихся в распоряжении Н. Соколова, и документов из российских архивов показал, что они не противоречат друг другу. И далее: «На основе материалов, имевшихся в распоряжении Н. Соколова, используя одни и те же посылки, можно было прийти как к выводам о полном уничтожении трупов, так и об их захоронении».
«5. Экспертиза „Записки“ Юровского. Эксперты сделали категорический вывод о том, что текст „Записки“ был выполнен двумя лицами – Юровским и академиком Покровским, который „курировал“ историю убийства царской семьи от Политбюро ВКП(б). „Записка“ представляет собой „объяснение“, взятое Покровским у Юровского (точная дата не установлена). Она выполнена на пишущей машинке, имеет правку текста, сделанную рукой Юровского и дописку о месте захоронения останков, выполненную Покровским»
. Почему столь важную дописку выполнил не Юровский, а куратор? Не потому ли, что к тому моменту, когда появилось захоронение, Юровского уже не было в живых? Он умер, как известно, в 1938 году.
«6. Проведение экспертизы относительно костной мозоли на черепе. … костная мозоль образоваться не могла».
«7. Выяснение судьбы останков наследника Алексея и его сестры. Сохранившиеся документы, в которых участники уничтожения трупов описывают события, говорят о том, что останки Алексея Николаевича и Марии Николаевны были сожжены, место, где покоятся возможные уцелевшие фрагменты, не установлено, хотя Институтом истории и археологи Урала проводились раскопки на большой площади».
«8. Заключение о возможности полного уничтожения двух трупов (количество дров, керосина, кислоты, времени и других условий). Исследования закончены. Данные его свидетельствуют о том, что при условиях, в которых проводилось уничтожение трупов, невозможно было полностью уничтожить останки, используя серную кислоту и горючие материалы, указанные в следственном деле Соколова Н. А. и воспоминаниях участников событий»
.
Девятый вопрос посвящен возможности ритуального характера убийства. Я согласен с В. Соловьевым и Комиссией: ритуального убийства не было.
«10. Подтверждение или опровержение свидетельства отчленения головы Николая II сразу после убийства. Судебно медицинскими экспертами сделаны однозначные выводы по поводу того, что тела находились в захоронении с 1918 года в неизменном состоянии до вскрытия захоронения Г. Рябовым и А. Авдониным в 1979 г., которые изъяли оттуда черепа Великих княжон Ольги и Анастасии и служанки Демидовой. Останки Николая II и императрицы Александры Федоровны оказались не потревожены. В ходе дополнительного антропологического исследования проверено соответствие позвонков каждому из черепов и остальных костей скелета. Отсутствующих позвонков шейного отдела позвоночника не имеется, равно как и данных, свидетельствующих об отчленении голов». В. Соловьев в ответе Православной церкви пишет: «Отсутствующих позвонков шейного отдела позвоночника не имеется». Ложь! На странице 151 «Покаяния» написано: «5. 5. Состояние шейного отдела позвоночного столба. Анатомическая полнота скелетов 1–9 и состояние их сегментов, позволяет, в определенной степени, коснуться версии о т. н. „отчлененных головах“, в частности Николая II. Вопрос о данном факте может быть решен абсолютно отрицательно по отношению скелетов 1, 2, 3, 4, 5 и 7 (т. е. и Николая II), где имеются все или почти все (выделено мной – Ю. Г.) позвонки». Эксперты признают: у скелетов не хватает шейных позвонков. Они пишут «почти все». «Почти» – не значит «все». Тем не менее эксперт уверенно отрицает возможность отделения голов. На каком основании? И еще. Я уже упоминал работу В. Л. Попова «Идентификация останков царской семьи Романовых» (СПб, 1994 г.). В ней на схематическом изображении скелетов черным выделены отсутствующие кости. Костей кистей и стоп нет ни у кого (не странно ли?). У многих скелетов недостает трубчатых костей рук и ног. У скелетов №№ 6 и 8 практически нет ребер. У скелетов №№ 6 и 8 полностью отсутствуют шейные отделы позвоночника, еще у двух (№№ 5 и 9) шейные отделы позвоночника отсутствуют частично. Это не факт?.. Зачем же вы лжете даже там, где ваша ложь очевидна и не может быть замаскирована? Итак, из десяти ответов на десять вопросов минимум пять (№№ 1, 2, 3, 4 и 10) нельзя признать удовлетворительными.
Теперь настало время искать ответ на самый важный и не менее сложный вопрос: что сделали с трупами? Есть две главные версии событий, происходивших в Коптяковском лесу с раннего утра 17 июля 1918 года, когда машина с трупами приехала в лес, и до раннего утра 19 июля, когда машина Люханова выехала из Поросенкова лога. Одна из них ныне стала официальной. По ней, после двух суток неудачных попыток избавиться от тел Романовых трупы похоронили в Поросенковом логе, под «мостиком». Хронология событий, по этой версии, выглядит так. После расстрела Семьи Юровский, Ермаков и несколько красноармейцев на машине Люханова отвезли трупы к Ганиной яме. По дороге они встретили ермаковскую ватажку. Воспользовавшись благоприятным моментом, когда пришлось выгружать трупы из машины и доставлять к месту на носилках (опять носилки! откуда они взялись?), «ермаковцы» стали обшаривать одежду трупов и красть драгоценности. Юровский (которого в лесу в это время не было!) это заметил, пресек и уже у шахты приказал трупы раздеть и собрать все ценности. Золота, бриллиантов и прочей блестящей мелочи набралось полпуда. Пока Юровский занимался бриллиантами для диктатуры пролетариата, тела убитых бросили (вариант: спустили на веревках) в заброшенную шахту. Тут Яков Михайлович, к своему ужасу, увидел, что шахта не обеспечивает главной цели: сокрытие трупов.
Я. М. Юровский: «Я еще в это время не знал, что и шахта то ни к черту не годится для нашей цели». Ложь! Юровский ездил в Коптяковский лес несколько раз. И то, что они с Голощекиным, зная о непригодности шахты для сокрытия трупов, все таки приказали туда их везти, означает, что шахта не предназначалась для сокрытия трупов. Юровский еще до расстрела выбрал место, где будут уничтожены трупы.
Далее по официальной версии он распорядился поднять трупы из шахты, а сам отправился в город сдать ценности, доложить ситуацию и получить инструкции. После его доклада и обсуждения проблемы было принято решение трупы сжечь. В лес привезли бензин, керосин и серную кислоту. Спецкоманда находилась в Коптяковском лесу с раннего утра семнадцатого июля до раннего утра девятнадцатого июля, когда из леса выехали последние участники операции, а охранение района было снято. Вариантом этой версии является гипотеза А. Авдонина. Главное отличие заключается в том, что, по А. Авдонину, два трупа сожгли еще около шахт, и, когда уезжали из леса, в машине было девять трупов. В остальном Авдонин полностью следует тому, что изложено в «Записке» Юровского, признавая лишь некоторые из ее несуразностей. Например, он учел мнение специалистов, которые не согласны, что за несколько часов, пока машина стояла в Поросенковом логе, возможно сжечь два трупа. Авдонин нашел выход. Он заявляет, что два трупа были сожжены еще у шахты. Его не смущает, что тем самым он признал: все остальные трупы могли быть сожжены там же. Его не смущает странная логика красных киллеров: если они решили и смогли сжечь два трупа, то зачем было оставлять остальные? Что мешало сжечь все одиннадцать? Дров было более чем достаточно, времени – тоже. Керосина не хватало? Или серной кислоты? Вторая версия (в порядке хронологии она, безусловно, первая) принадлежит белому следователю Н. Соколову. Он считал, что все трупы были сожжены у шахты – их туда для того и привезли. Времени для сжигания трупов хватало: почти двое суток. А. Авдонин в книге «Ганина яма» только на основании «Записки» заявляет: трупы бросали в шахту. Начнем с того, что обратимся к протоколу осмотра, который провел 30 июля 1918 года следователь Наметкин: «…имеется шахта в виде двух смежных колодцев почти квадратной формы. Стенки их выложены мелкими бревнами, длина их в 1 м колодце около 1,5 аршин, во втором около 2,5 аршин. Саженях, в трех от поверхности вода, на которой видны свежие сосновые ветки и древесная кора. Спущенный на веревке в шахту камень показал большую ее глубину и присутствие льда под водою».

Дальше ...
Tags: М
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments