imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

О преувеличенности, запоздалости и лицемерии французского ликования

Оригинал взят у bagaev_alex в О преувеличенности, запоздалости и лицемерии французского ликования
Ни сколь не желая испортить французам праздник, а только из любви к точности представлений о былом, рассуждаю.

Штурм Бастилии 14 июля 1789 года — это событие во всех идеологических смыслах точно такое же, как и штурм Зимнего дворца 25 октября 1917 года: он был "переосмыслен" и введён в Историю, как отправной — и героический в античном смысле слова — момент, символизирующий начало Новой жизни волею Восставшего народа. Во Франции с тех пор он именно так и именно с таким идейным смыслом и празднуется.

Однако реально событие — захват старой крепости-тюрьмы на восточной окраине французской столицы — было вполне банальным и, как и реальное взятие Зимнего, вполне будничным: собралась ведомая кем-то толпа, подожгла под стенами крепости у ворот несколько телег с сырой соломой (поставила дымовую завесу, чтобы со стен нападавших не видно было) и, перерубив топорами цепи подвесных мостов-ворот, прошла во внутренний двор и затеяла лёгкую перестрелку с гарнизонной командой ивналидов-охранников. Те, естественно, тут же и капитулировали. Всё. Как и при взятии Зимнего: рассказывать потом мужикам за пивом было бы особенно не о чем, если бы, условно говоря, гениальный Эйзенштейн не снял вскоре своё талантливейшее квазидокументальное кино-фэнтэзи.

Да и это бы ещё ладно: ну приукрасили, ну приврали для красного вдохновляющего словца.
Но ведь на самом-то деле настоящая революция началась отнюдь не с этого события, а с совсем другого, и вовсе не в тот день, а аж за три недели до того.

20 июня 1789 года против воли короля открыто взбунтовались депутаты Генеральных штатов, отказавшиеся подчиниться его повелению разойтись и забыть о своих требованиях относительно принятия, наконец, Конституции.
Через 48 часов по приказу короля с целью разогнать бунтарей явился военный отряд, который на входе в зал заседаний остановила группа депутатов-аристократов — то есть теоретически самых близких королю людей — со шпагами в руках и с маркизом де Ла Файетом во главе.
27 июня Генеральные штаты были преобразованы в Национальное собрание, и король вынужден был на это согласиться.
Ещё через несколько дней Национальное собрание взяло на себя функцию Учредительного собрания для написания Конституции.
9 июля всё по-прежнему маркиз де Ла Файет (Лафайет по-нашему) представил учредиловке в качестве Преамбулы к Конституции текст "Декларации прав человека", нарушение положений которой по сей день карается во Франции, как неконституционное деяние.
13 июля король предпринял попытку силой подавить неповиновение и ввёл в столицу наёмные (нефранцузские) части своей армии для подавления начавшегося бунта.
14 июля с утра, с целью вооружиться, народ "штурмовал" Дом инвалидов, где оружия взял достаточно, но не нашёл боеприпасов, и потому отправился за ними к крепости Бастилия, последующий "штурм" которой уже описан выше. (Его результат: у нападавших было около ста убитых и ещё несколько десятков раненых; у защищавшихся — один убитый и семь растерзанных толпой, включая бедного ни в чём неповинного коменданта).
17 июля отказавшийся от идеи гражданской войны король вместе с делегацией депутатов Национального собрания в торжественной обстановке принял тогдашний символ победы — трёхцветную кокарду, на которой красный и синий цвета это официальные цвета города Парижа, а белый — цвет короля (из чего следует помнить вывод: современный французский флаг — флаг не демократической республики, а конституционной монархии).
Сама Конституция была принята только в 1791 году — через два года — и в сентябре того же года её подписал король.
А низложение короля случилось уже и вовсе в 1792 году.

Так что взятие Бастилии было всего лишь одним и к тому же отнюдь не первым и ничуть не решающимй эпизодом быстротечной, кончившейся, не успев начаться, гражданской войны.

Почему же тогда празднуется всё-таки это локальное событие, а не день Клятвы в Зале для игры в мяч (Serment du jeu de paume), когда члены Генеральных штатов вопреки велению короля поклялись не расходиться, пока не напишут Конституцию, и тем самым начали бунт, приведший к смене власти, затем режима, а со временем и государственно-политического устройства?
Потому что в Генеральных штатах народ представлен не был — а были только три сословия (духовенство, аристократия и "третье" сословие в лице буржуазии) — и потому депутаты Генеральных штатов отстаивали интересы этих сословий — но не народа. И поэтому во всей истории славной революции взятие Бастилии — это чуть ли не единственное событие, в котором массовое участие именно народа было как бы осознанным и решающим — хоть как-то похожим на его спонтанное и суверенное волеизъявление. А поскольку "революционеры" могли пережить всплеск "бессмысленного и беспощадного" народного неповиновения, безальтернативно нужного им для отстранения от власти предыдущей "команды", только славя революцию как учреждение Новой жизни волею Восставшего народа, то и получается, что ничего иного, кроме взятия Бастилии, они и не могли в те дни провозгласить апофеозом революции.

В результате реальный апофеоз той революции так и остался глубоко в тени, и никто во Франции (я уж не говорю — в мире) не выражает недоумение: постойте, но почему же не 20-го июня мы праздник празднуем?! Ответ на это очевиден, а содержание ответа само объясняет, почему ни недоумение не звучит, ни тем более отклик на него:

Потому что, сказав правдивое А про эту — и вообще любую — революцию (кто и когда именно её затеял), придётся дальше так же правдиво говорить Б и все остальные буквы про неё. А почти все они к Новой жизни Волею народа отношения, как правило, не имеют. Хотя у них и начёртано на скрижалях высокопарно и благородно "Народ Афин посчитал, что будет лучше, если..." (стандартная преамбула всех законов, принимавшихся в "демократии" Древних Афин) или "Мы, народ Соединённых Штатов Америки..." (начало первой фразы в тексте не менее и даже, в общепринятом представлени, более демократичной Конституции США); но ведь было же им при этом вполне известно и тогда, когда начертанием занимались, и поныне, что ни рабы, ни иностранцы, ни женщины и дети в Афинах, ни индейцы, ни женщины и дети, ни рабы, ни даже просто люди без определённого уровня материального достатка в США — не имели никакого доступа туда, где некоторые избранные могут "посчитать"или "положить... постановить...".

P.S. Вот оно, реальное начало Великой французской революции 20 июня 1789 года. Как можете видеть, народа — "примкнувших" к трём сословиям рабочих и крестьян, индейцев и рабов, женщин и бедняков — там нет и в помине:


Tags: ¿ИИРОТƆИ?
Subscribe

  • механизмы ГМО

    Прежде чем рассказывать про ГМО (генетически модифицированные организмы), кратко напомню основы биологии. Все многообразие жизни основывается…

  • Китайский демографический крест

    В начале 2020 года, уже 18 января статистики Китая выдали основные демографические показатели по стране. Население Китая к концу 2019 года…

  • Степан Костецкий "Кислотные застенки"

    ЦРУ десятилетиями испытывало наркотики и яды на американцах. Информацию об этом уничтожили. Ноябрьской ночью 1953 года над Седьмой авеню…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments