imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Эрик Ванс Боги из крови и камня.

Где-то в XIV в. в горную долину Теотиуакана нашли дорогу представители народности мешика. Мешики, обычно именуемые сегодня ацтеками, пришли с севера. Этот гордый и воинственный народ быстро начал доминировать на Мексиканском нагорье, подчинив местные племена и основав здесь огромный город Теночтитлан (нынешний Мехико), которому вскоре предстояло стать столицей обширной империи. Представьте, как первый отряд храбрых и чувствовавших себя непобедимыми воинов вступает в это цветущее зеленое пространство, окруженное высокими горными склонами. Воинов-мешиков привели сюда легенды пришедших на эти земли ранее тольтеков о существовании в здешних горах мест (в каких-то 40 км от их нового города), где когда-то жили боги. Поворот дороги неожиданно открывает перед ними панораму этого «дома богов», и их бравада сменяется благоговейным почтением. По сторонам одной широкой улицы расположились остатки пирамид высотой с 20-этажный дом — настолько внушительных, что их вначале даже принимают за горы. Современные исследователи повсюду встречают здесь разрушающиеся дворцы, дома, рыночные площади и разные другие свидетельства давно исчезнувшей цивилизации, которая не оставила после себя ни названия. ни письменности, ни истории. Только лишь очень большой город — некогда блиставший великолепием, а ныне абсолютно заброшенный.
В конечном итоге мешики спланировали свой Теночтитлан по образцу этого города-призрака, а остатки здешних сооружений использовали как своеобразные летние резиденции для элиты. Они назвали древнюю широкую улицу Дорогой Мертвых, а две самые крупные пирамиды — пирамидой Солнца и пирамидой Луны. Самому же древнему городу они дали название Теотиуакан — «место, где рождаются боги».
В 1521 г. империя мешиков была разгромлена испанскими конкистадорами. В течение столетий Теотиуакан пребывал в состоянии постепенного разрушения. Когда в начале 1900-х гг. археологи впервые всерьез занялись здесь раскопками, они не лучше мешиков представляли себе, кто именно построил этот город. Многие считали его незначительным поселением, созданным какими-то разрозненными племенами, которые впоследствии были поглощены завоевателями. Однако современным ученым известно, что в действительности Теотиуакан намного старше и намного важнее, чем мог предположить кто-либо из этих ранних исследователей. Ведь здесь была столица могущественной империи, предшественницы всех горных цивилизаций региона, протянувшаяся более чем на тысячу километров. Эта империя соперничала с мощными государствами майя в Гватемале и Гондурасе и. вероятно, даже господствовала над ними.
Не располагая письменными текстами в качестве ориентиров, археологи долго не могли представить картину жизни населения Теотиуакана. Впрочем, после расчистки и прокладки туннелей под храмами, а также после тщательных раскопок в местах более мелких сооружений по соседству им удалось найти некоторые общие ответы на вопросы. Теперь им виделось молодое полиэтническое общество с мощными социальными слоями, включавшими купцов, мелких торговцев и ремесленников со всего Мексиканского нагорья. Гораздо менее понятно, каким было политическое устройство Теотиуакана. На этот счет возникли две гипотезы. Согласно одной, в этом городе правил некий воинственный монарх, непререкаемый и непоколебимый, который железной рукой управлял своей империей. По мнению других, здесь существовало некое торговое государство, где несколько могущественных семейств боролись между собой за влияние, но никак не могли взять верх, а потому прибегали к изощренной политической игре. Сейчас ускоренно реализуются две исследовательские программы, призванные уладить спор и дать ответ на этот вопрос. Единодушие, впрочем, наблюдается пока в одном: Теотиуакан был не местом рождения богов, а городом, где люди сами создавали их из крови и камня — и где впоследствии сами сбросили этих богов на землю


Неуловимый правитель

Разобраться с политическим устройством исчезнувшей культуры непросто. Представьте, что вы оказались в Вашингтоне через 1.4 тыс. лет после его разрушения и теперь пытаетесь понять его жителей. Почитали ли они Авраама Линкольна? Жили ли они в военном государстве? Совершали ли причудливые ритуалы возле Зеркального пруда? Кто из их руководителей или священников обитал наверху Мемориала Джорджа Вашингтона? Такого рода вопросы относительно Теотиуакана на протяжении более 35 лет задавал себе профессор Сабуро Сугияма (Saburo Sugiyama) из Университета префектуры Личи в Японии. Над городом Теотиуакан возвышаются три основных сооружения: наиболее высокое — пирамида Солнца, второе по высоте — пирамида Луны в конце Дороги Мертвых и расположенное по одну сторону с пирамидой Солнца самое небольшое из этих сооружений — Храм Пернатого Змея. (Последний часто называют также Храмом Кецалькоатля — из-за внешнего сходства с мексиканским божеством, возникшего под влиянием этого более раннего изображения.) Хотя посвященное Пернатому Змею сооружение уступает другим по размерам, многие предполагают, что оно имеет наибольшую значимость, поскольку служило резиденцией могущественным правителям или жрецам. Размещенное в самом центре древнего города, это сооружение состоит из двух пирамид, которые окружены площадью и невысоким стеновым комплексом.
В 1989 г. Сугияма и археолог Рубен Кабрера Кастро (Ruben Cabrera Castro) из мексиканского Национального института антропологии и истории раскопали новые, крайне важные свидетельства истории Тсотиуака-на: останки 18 человек, которые были ритуально принесены в жертву и погребены возле этого храма. Вскоре эти же двое исследователей обнаружили новые закопанные тела, а позднее, при расчистке туннеля под храмом, нашли еще скелеты — их оказалось в общей сложности значительно более сотни. Найденные кости принадлежали в основном мужчинам, по-видимому, воинам из других земель, что заставляло предположить существование некоего воинственного общества, где власть обеспечивалась обсидиановым лезвием (обсидиан, или вулканическое стекло, — твердый материал для изготовления украшений, инструментов, оружия: в Южной Америке такое острое оружие использовалось жрецами для жертвоприношений. — Примеч. пер.).
Сугияма стал мысленно воссоздавать Теотиуакан, каким тот был в период своего расцвета. Он представил себе безжалостного монарха, правившего в этом городе и располагавшего безграничной властью. «Этот город был создан, материализовался исключительно благодаря силе. Ведь невозможно внушить кому-то свои идеи простыми словами: "Давайте-ка построим здесь какие-нибудь дома", — размышлял он. — Чтобы убедить людей, требуется именно сила».
Сугияма сидит в своей лаборатории в небольшом городке, в непосредственной близости от Теотиуакана В этом домике собрано более 2 млн артефактов, найденных за десятилетия с того дня. когда он начал раскопки. Сабуро — спокойный и задумчивый человек, его легко представить бродяжничающим хиппи, каким он был. В 1970-е гг., когда покидал свою родную Японию ради путешествия по миру. Однако если речь заходит об археологии, найдется немного столь же честолюбивых и увлеченных людей, как он.
В 1998 г. раздосадованный тем, что никак не удается найти гробницу или какие-то иные прямые свидетельства существования правителя. Сугияма решил поискать их под огромной пирамидой Луны, проложив туда туннель. Это был амбициозный проект, но он да вал наилучшую возможность понять структуру власти того общества: именно здесь следовало искать гробницу. Подобно любому большому городу, Теотиуакан строился поэтапно. Как считают антропологи, начиная со 150 г.до н.э. в этом месте зеленой долины происходило объединение различных племен, создавших своего рода союз. Свои город они возводили неравномерно — то в одном, то в другом месте. Проложенный Сугиямой туннель помог установить, что пирамида Луны, одно из первых крупных местных сооружений, была построена в 100 г. до н.э.
Однако это строительство не стало окончательным. При прокладывании своего туннеля в период с 1998 по 2004г. Сугняма обнаружил следы семи предшествующих вариантов пирамиды, строившихся один поверх другого, по принципу классической куклы-матрешки. Четвертый вариант (построенный, согласно радиоуглеродному датированию, в начале 111 в. н.э.) представлял собой весьма основательную переделку созданного ранее. Это было время развития, возможно даже рождения империи.
Хотя Сугияма все еще не пошел никаких следов правителей Теотиуакана, его открытии прекрасно вписывались в общую картину набиравшего силу городя. Происходило это под знаменем самого правителя или нет. но со строительством Теотиуакана началось распространение этим городом своего влияния. Примерно в 725 км к юго-востоку от Теотиуакана па территории нынешнего мексиканского штата Чьяпас лежат руины городка Лос-Орконес, построенного примерно в то же время. Даже при таком удалении от Теотиуакана здесь отчетливо видны следы этого влияния — на них указывает Клаудиа Гарсиа де Лаурье (Claudia Garcia-Des Lauriers) из Политехнического университета штата Калифорния в Помоне, проводившая в том месте раскопки: "Главная площадь целого города спланирована таким образом, что здесь почти в точности повторяется движение человека по Дороге Мертвых и его последующий выход на большое открытое пространство.— это выглядит вполне убедительно. Налицо попытка сделать намек на Теотиуакан». Хотя сходные черты едва различимы, опытный глаз видит их, отмечает Гарсиа де Лаурье. Учитывая его городскую планировку и стиль его гончарных изделий.
Лос-Орконес был либо военным аванпостом, либо близким торговым партнером Теотиуакана. Любопытно, что улица этого города, олицетворяющая, по предположению Гарсиа де Лаурье, Дорогу Мертвых в Теотиуакане, также никуда не ведет — она внезапно упирается в огромный камень. Подобный тупик приобретает смысл, если предположить, что люди, совершавшие поездки в свой исконный город, пытались создать здесь его уменьшенный вариант. «Он действительно очень напоминает Мекку в исламском обществе. — говорит Сугияма о Теотиуакане.— Сюда, наверное, совершались паломничества».
В последние годы похожие города обнаруживались по всей Мексике. Сегодня ученые полагают, что Теотиуакан контролировал намного более обширный регион, чем кто-либо мог предположить до открытия этого разрушенного города,— его владения занимали значительную часть современной Южной Мексики и распространялись на территорию Гондураса. По мере расширения земель Теотиуакана сюда активно поступали товары — такие как известняк, перья — из самых дальних концов мезоамерикапского мира. Как следует заметить, в восточных джунглях, где правили легендарные короли майя, ученые обнаружили упоминания о некоем загадочном городе в горах на западе, где жителей так же много, как тростника па болоте. Многие предполагают, что этим западным городом и был Теотиуакан. который, понеси видимости, сумел подчинить своему влиянию даже такой крупнейший город древних майи, как Тикаль в Гватемале, По материалам из Копана, другого города майя в Гондурасе, здешний правитель был убит пришельцем из Тсотиуакана, который стал править вместо него.
Подобной империи, рассуждает Сугияма, требовался сильный, харизматический правитель. Он отчетливо представляет себе такого правителя, жившего примерно в 219 г. и.о. и контролировавшего осуществление монументальных строительных проектов — создававшего империю, которой предстояло просуществовать 500 лет.

В конце концов внутри четвертого варианта пирамиды Луны Сугияма обнаружил «след этой империи — выложенные в определенном порядке скелеты 12 человек (скорее всего, пленных), а также более 50 животных, включая волков, ягуаров и орлов. Их размещение напоминает миф о сотворении мира; здесь же присутствуют множество ножей, которые расположены в виде круглого циферблата солнечных часов, отбрасывающих тень на север. «Мы вновь получили очень сильное подтверждение характера того государства: обезглавленные тела, ножи, — подводит итог Сугияма, — Но мы опять не нашли могилы правителя».
В городах древних майя почти в каждом достойном хозяйстве было принято хоронить хозяина под крыльцом или непосредственно в доме, причем это место бережно и охранялось и украшалось сосудами с ценными камнями и специями. Тем не менее в Теотиуакане вплоть до нынешнего дня не удалось обнаружить захоронения ни одного правителя.

Монархия или корпоративное общество?


Несмотря на неудачу в поисках правителя, Сугияма по прежнему убежден, что, подобно Древнему Египту. Тео тиуакан был монархией с богоподобным верховным правителем и с военным аппаратом, державшим под контролем все полиэтническое население. Другие специалисты придерживаются иной точки зрения. "Невозможно, что бы в полиэтническом обществе правил один человек. Ведь там все время совершались бы государственные перевороты,— настаивает археолог Линда Мансанил ла (Linda R. Manzanilla) из Национального автономного университета Мексики. — В Теотиуакане существовало корпоративное общество, и это противоположность тому, что было у майя.
На основании результатов собственных раскопок Мансанилла утверждает, что Теотиуакан управлял-ся не единым верховным правителем, а четырьмя могущественными семейными кланами, боровшимися друг с другом за господство — примерно как в американском телесериале «Игра престолов». Если предлагаемая Сугиямой интерпретация Теотиуакана напоминает Древний Египет, то вариант Мансаниллы имеет что-то общее с Римской республикой — мощным древним государством, где верховную власть осуществляло народное собрание (комиции). Правители Теотиуакана были лишь номинальными фигурами, которые контролировались активными силами все тех же четырех кланов, символически представленных в скульптуре и настенных изображениях Теотиуакана: койот, пернатый змей, ягуар и орел. Каждый из этих кланов господствовал в четверти города и имел своих представителей в административном центре, где были созданы специальные отдельные подразделения. Сильнейшими были клан пернатого змея и клан ягуара, не случайно самые богато украшенные храмы — пирамида Солнца и Храм Пернатого Змея - расположились по одну сторону Дороги Мертвых.
И сторонники Мансаниллы, и сторонники Сугиямы считают утверждения другой стороны необоснованными. Как могло произойти, что после десятилетий исследования одного итого же объекта эти два археолога пришли к абсолютно разным выводам? Причина отчасти в том, что Мансанилла смотрит на Теотиуакан через совсем другие очки. Сугияма всю свою карьеру видел В Теотиуакане некий эквивалент Мемориала Джорджа Вашингтона; Мансанилла, в свою очередь, занималась в прошлом раскопками в Джорджтауне; в основе ее представлений о Теотиуакане лежит 20-летний опыт археологических исследований в домах простых местных жителей. Так, в 1990-е гг. она вела раскопки в Остойахуалько, жилом комплексе ремесленников на северо-западе Теотиуакана, — в том районе, где, по ее расчетам, господствовал клан орла. В отличие от жилых комплексов майя, имевших лишь одно место поклонения богам, здесь можно было найти множество такого рода мест, относившихся к самым разным религиозным традициям. Для Мансаниллы именно эта полиэтничность представляет собой характерную особенность Теотиуакана. Она видит некую территорию, которая могла процветать лишь благодаря контролю богатых иностранных землевладельцев над ведущими сюда торговыми путями и над доставкой по ним товаров, что обеспечивало быстрое развитие всей территории. При наличии столь большого числа мощных группировок единственному властителю было бы очень трудно держать в своих руках все население. С началом консолидации земель этого города в 150 г. до н.э., говорит Мансанилла, отдельная группировка не имела бы монополии на ресурсы, как некоторые правители майя. Она указывает, что для создания империи правителям Теотнуакана требовалось получать налоги с провинций. Каждый выступавший в качестве плательщика налогов влиял на процесс осуществления власти. Причем имевшие контроль над самыми богатыми территориями — например. Храм Пернатого Змея — располагали наибольшей возможностью воздействовать на принятие решений.
Подобное вынужденное разделение власти хоть и редкость для древнего мира, но не что-то совсем уж небывалое. Древняя Греция и Древний Рим. несомненно, в течение многих лет были республиками. В 2000 г. до н.э. древний город Мохенджо-Даро в долине реки Инд на территории современного Пакистана, также, похоже, делил власть с городом Хараппа: в свою очередь, древний город Тиауанако в нынешней Боливии вплоть до 1000 г. н.э. делил власть с расположенным севернее го родом Уари.
Разделение власти с городом, который не удалось завоевать, отличается, впрочем, от соправления внутри города. Мансанилла признает, что большинство древних цивилизаций имели только лишь одного правителя и что предлагаемая ею версия структуры власти выглядит несколько странно. И все же она убеждена, что в любом регионе отдельные культуры должны были испробовать на себе такое совместное правление. При этом в качестве наиболее убедительного доказательства своей правоты она представляет не то, что она нашла, а нечто такое, что ей не удалось найти. То, что не нашел никто.
"Где изображен этот могущественный правитель? Где он похоронен? Где его дворец? Можно ли себе представить, чтобы в таком городе, как Теотиуакан, с населением 125 тыс. человек, был лишь один правитель? Место его проживания и место его захоронения должны были бы представлять собой что-то выдающееся. Вне всяких сомнений. Но мы этого не наблюдаем, — отмечает она. — Все должны были бы видеть его изображение на сосудах, на троне, на стелах, да и в самих этих дворцах».
Зато повсюду в городе ей попадался на глаза четырех-лепестковый цветок. Как поясняет историк Альфредо Лопес Аустин (Alfredo Lopez Austin) из Национального автономного университета Мексики, этот символ может обозначать те самые четыре семейных клана, что управ-
ляли этим городом. Как в Древнем Риме, здесь было привычным устраивать заговоры и решать вопросы силой. По мере расширения Теотиуакана и распространения его влияния местная элита все более брала город под свой контроль. Городские рынки начали мостить камнем, повсюду стал появляться дорогой известняк. Элита всех четырех кланов становилась жадной и соперничала между собой.
До определенной степени археологические данные подтверждают подобный сценарий. Исследователи находят все больше свидетельств того, что люди съезжались в этот город со всего Мексиканского нагорья и затем, в течение сотен лет, сохраняли свое этническое наследие. Точно так же, как в Нью-Йорке имеются испанский Гарлем (место проживания крупнейшей в городе диаспоры латиноамериканцев) и Чайнатаун (китайский квартал), в Теотиуакане были районы для приезжих из южной долины Оахака, для майя и для выходцев из полосы земли, соединявшей этот город с Мексиканским заливом. Возьмем, например, квартал Теопанкаско, находящийся чуть южнее Храма Пернатого Змея. В начале 2000-х гг. Мансанилла производила раскопки в том месте, где доминировала элита с земель вдоль торгового пути в нынешний город Веракрус, расположенный восточнее Мехико; символом этой элиты, как она полагает, и был пернатый змей. Располагаясь настоль выгодном маршруте, эти люди должны были контролировать огромные богатства и, таким образом, могли оказывать финансовую поддержку соседнему храму — в качестве платы за свой символ.
По результатам проделанной Мапсапиллой работы элита пернатого змея потребляла 12 различных видов рыбы, соленой и копченой, из своих родных мест по берегам Мексиканского залива, примерно в 210 км от Теотиуакана, а свою одежду украшала привезенными оттуда морскими ракушками. «Представители этой элиты соперничали друг с другом, демонстрируя лучшую косметику, красители, кожу, хлопчатобумажные ткани, различные наряды и головные уборы», — замечает она.
Нигде это соперничество не проявлялось столь явно, как при похоронах. С 2005 г. Манеанилла внимательно исследовала несколько красиво оформленных элитных могил в Теопанкаско. где были похоронены дети подросткового возраста. Их останки оказались искусно разрисованы киноварью, украшены зелеными камнями и слюдой, которые усиленно добывались по всей империи, как дополнение к тем материалам, что привозились из их родных мест.
Богатые люди столетиями жили во все более роскошных условиях, возводя свои дворцы и облицовывая их разными видами камня, которые приходилось доставлять из очень далеких мест. Однако такая шикарная С жизнь не могла продолжаться вечно. В 350 г. н.э. что-то внезапно сломалось. Судя по всему. 29 представителей элиты были тогда обезглавлены, а их отрубленные головы украшены характерным для древнего Веракруса образом. Как предполагает Манеанилла, тем самым совершился ритуал «терминации». означавший своего рода культурное преображение. В это же время перед Храмом Пернатого Змея выросла пирамида с изображениями ягуаров — словно некий художник переделал вдруг свой эскиз. По существу, с этого момента по всему Теотиуакану почти перестали появляться новые изображения пернатого змея, что, по мнению Мансаниллы. означало существенное уменьшение влияния людей из района города Веракрус.
Но эти люди не пропали совсем— поскольку позднее, надо полагать, образовалась новая линия этой элиты, которая явно преуспевала в квартале Теопанкаско еще на протяжении нескольких столетий. Затем в 550 г. н.э. город Теотиуакан сгорел. Никто не знает, как это произошло. По словам Мансаниллы, никаких признаков военного вторжения нет. Налицо лишь огромный разрыв между богатыми и бедными. Исследование человеческих останков в квартале показывает, что многие бога-тые люди имели хорошее состояние здоровья, тогда как бедные недоедали, имели проблемы со спиной из-за переноски тяжестей и даже страдали заболеваниями от нехватки солнечного света — вероятно, последствие изнурительной работы в каких-нибудь темных мастерских. "Я предполагаю, что средняя элита восстала против правящей элиты, — замечает она. — А когда правящая элита попыталась сдержать это выступление, было уже поздно. У этих людей уже появились большая материальная заинтересованность, множество союзников на торговых путях — и они разом поднялись».
После этого, теоретизирует Мансанилла, кающееся руководство сосредоточило свои усилия на строительстве по всей территории Теотиуакапа жилья, а изысканных дворцов. Через какие-то 100 или более лет в городе наступил окончательный крах. Для элиты, продолжает она, подобное развитие событии должно было означать необходимость возвращаться к местам своего рождения, разбросанным по уголкам империи.
Исследования в квартале Теопанкаско показывают реальную жизнь в городе Теотиуакан, в стороне от величественных храмов. При всем его многообразии этот город не был плавильным котлом. Он скорее напоминал лоскутное одеяло, где каждая культура сохраняла собственную идентичность и существовала в условиях жестокой конкуренции со своими соседями за престиж и власть. Эта лоскутность может объяснить отсутствие единого письменного языка или изображений местных королей — в противоположность тому, что было у майя. Ведь существование подобного изображения означало бы предоставление одной стороне чересчур большого преимущества.
Наиболее, пожалуй, замечательная особенность археологического исследования Теотиуакана состоит в том, что правильной может быть как теория Мансаниллы. так и теория Сугиямы. По предположению Джорджа Ка-угилла (George Cowgill), заслуженного профессора в отставке Университета штата Аризона, город Теотиуа-кан вполне мог периодически переходить с одной модели правления на другую в зависимости от прихода к власти соответствующего правителя. Впрочем, с такого рода компромиссом не готовы согласиться ни Мансанилла, ни Сугияма.

Тайная комната

Археологи могли бы так и не узнать наверняка, кто правил в Теотиуакане. Однако уже очень скоро Серхио Гомес Чавес (Sergio Gomez Chavez) может найти важный недостающий элемент в этой головоломке. Гомес Чаоес, археолог из мексиканского Национального института антропологии и истории, на протяжении десятилетий ведет раскопки в Теотиуакане — как в домах простых людей (например, в районе Оахака). так и в больших величественных храмах. В эту работу входила расчистка дренажной системы Храма Пернатого Змея с тем расчетом, чтобы попытаться восстановить ее и защитить это сооружение от дальнейшего разрушения водой вовремя сильных ливней. Как выяснилась, древняя дренажная система отлично функционирует. Однако Гомес Чавес обнаружил, что она была намеренно забита телами 50 человек с отсутствующими руками и ногами. Кто прокладывает дренажную трубу лишь для того, чтобы ради какого-то обряда закупорить ее? Гомес Чавес знал, что блокирование этого дренажа произошло примерно в то же время, когда был построен четвертый вариант пирамиды Луны. Что если это было сделано с каким-то намерением? Что если горожане сознательно ежегодно устраивали здесь наводнения, создавая что-то вроде Зеркального пруда в Вашингтоне (жители Теотиуакана были известны своими водохозяйственными проектами, включая отведение речных стоков). Как раз во время одного из таких наводнений, в памятный четверг октября 2003 г., этот археолог сделал самое потрясающее свое открытие.
«Я прихожу, как и в любой другой день, на работу, а тут рабочие сообщают мне, что возле храма образовалась большая дыра»,— вспоминает Гомес Чавес. Он бросился к этому месту — и действительно: от прошедшего ночью дождя открылся идеально ровный круглый проход, уходивший вертикально вниз, в темноту. Он без колебаний попросил одного из рабочих найти веревку. Хотя ученого нельзя назвать опытным спелеологом, он закрепил на себе эту веревку, и несколько рабочих без лишних слов опустили его в проход. Этот проход — на 30-60 см шире его плеч — уходил вниз примерно на 15,5 м. Он почти полностью был схож с привычным колодцем за исключением того, что, достигнув дна, Гомес Чавес заметил на противоположных его сторонах рыхлые заплаты из почвы и породы, которые словно маскировали продолжение туннеля в обоих направлениях. В верхней части одной из заплат оставалось сквозное отверстие, через которое ему почти удалось заглянуть внутрь. «Я целую неделю не мог спать. — вспоминает он. — Ведь неизвестно, что там могло оказаться».
Этот прямой горизонтальный туннель, идущий перпендикулярно к вертикальному проходу, казалось, на всегда был забит почвой и породой. Один ею конец вел к давно уже скрытому от глаз ритуальному входу. Другой. как вскоре узнал Гомес Чавес. вообще уходил в не известность— в глубину под основанием Храма Пернатого Змея. Обнаруженный вертикальный проход, вероятно, предназначался для вентиляции, освещения для того, чтобы видеть через него звезды. Если бы его не нашли, этот туннель мог навсегда остаться тайной, Так началась десятилетняя работа по расчистке туннеля и раскрытию того, что в нем скрывалось. Туннель был засыпан примерно с III в.. в критически важный период развития империи. Используя георадар и ультразвуковой локатор. Гомес Чавес выяснил, что туннель ведет к трем отдельным камерам под центром храма. Шаг за шагом, он стал пробивать к ним дорогу — и сегодня почти уже достиг цели.
Несколько месяцев назад Гомес Чавес пригласил меня осмотреть этот туннель. И вот я уже стою здесь, у подножия Храма Пернатого Змея, посреди широкого пространства, которое, как он считает, когда-то каждый год намеренно затапливалось кодой. При движении по туннелю меня поражает, насколько тут прохладно. Снаружи жаркий осенний день, но здесь, внизу, царит холодная сырость. Гомес Чавес замечает, что, когда люди Теотиуакана использовали этот туннель, уровень подземных вод доходил им до ног. Возможно, предполагает он. именно по этой причине туннель был прорыт па такой глубине. Холодное и темное место с покрытым водой дном могло символически изображать преисподнюю. В нескольких местах туннеля я заметил остатки особой глины, использовавшейся для облицовки его стен. Усыпанная поблескивающими частицами пирита, поверхность глины выглядела почти как ночное небо с мерцающими звездами. «Это больше уже не храм в честь Кецалькоатля, а храм, напоминающий нам о начале мифического времени», — говорит он задумчиво.
К настоящему времени Гомес Чавес и его коллеги уже извлекли из туннеля почти 1 тыс. т забивавшей его почвы с породой. В процессе этой работы они обнаружили, одну за другой, две боковые запечатанные камеры с находившимися внутри изысканными подношениями богам. включая маски, оружие и даже тростниковые циновки, которые вполне могли бы использоваться в качестве трона. "Концентрация артефактов поразительная Просто невероятно, какие вещи он находит», — восхищается Сугияма. Сейчас эти пустые камеры по краю туннеля напоминают простые ямы. Когда идешь по положенным на дно деревянным доскам, приходится быть внимательным, чтобы не соскользнуть в одну из них.
Весной 2013 г., используя робота с дистанционным управлением, Гомес Чавес добрался до двух из трех больших камер, остававшихся в конце туннеля. В одной были десятки шаров из кварца, в другой — пиритовые зеркала. Никто из археологов не представлял их предназначения и никогда не видел ничего подобного. Находясь возле этих пустых камер, я опускаюсь на корточки и пытаюсь разглядеть впереди ту самую последнюю камеру, что еще остается нераспечатанной. Она расположена примерно на метр ниже меня. «Там внизу очень сыро, — поясняет Гомес Чавес. — Сейчас из-за этой воды и грязи нам пришлось замедлить продвижение».
Гомес Чавес полагает, что все это — тщательно продуманное ритуальное место, где люди совсем ненадолго покидали земной мир, а затем возвращались в него уже правителями. Сугияма, немного раздосадованный тем. что не сумел найти этот туннель во время собственного исследования, считает, что более вероятного места для гробницы правителя просто не существует. Даже Мансапилла согласна с тем. что обнаружение этой гробницы имело бы для Теотиуакана огромное значение. Она настойчиво повторяет, что это не разрушит ее теорию, хотя все будет зависеть от того, что окажется внутри.
В поисках подтверждения выдвинутой теории Мансанилла продолжает вести раскопки на своем объекте, именуемом Шала. Он представляет собой комплекс из пяти зданий недалеко от пирамиды Солнца, которые расположились в виде ромба, что очень напоминает четырехлепестковыи цветок с храмом посередине. Это и есть, по ее мнению, административный центр города, куда каждый из четырех семейных кланов присылал своих представителей для контроля деятельности остальных.
В любом случае, подтвердит ли Мансанилла свою теорию о разделении власти, или Гомес Чавес найдет похороненного в конце туннеля всемогущего правителя. Теотиуакан уже никогда не будет прежним. Жизнь его людей, которую 1,3 тыс. лет окутывала тайна, словно выплывающий из тумана корабль, наконец начинает постепенно проявляться перед нами
.

Перевод: А.Н. Божко
«В мире науки» №09 сентябрь 2014
Tags: SociУМ, ¿ИИРОТƆИ?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments