imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

КАТОЛИЦИЗМ В НАСТУПЛЕНИИ II

НАЧАЛО
Экуменическая открытость и ее итоги

Политика Иоанна Павла II отличалась нарочитой открытостью: в 1986 г. он обратился к представителям ведущих религий мира организовать «всемирный день молитвы за мир», выбрав для этого уникального события город Ассизу, куда прибыло около 60 делегаций христианских и нехристианских конфессий. В целях примирения понтифик предпринял невиданную кампанию по покаянию, заключавшуюся в признании ответственности и вины всего католического сообщества в различных сферах его деятельности в течение десяти последних веков, апогеем которой стал так называемый «экзамен совести», провозглашенный в 1994 г. Самокритичные высказывания Папой были сделаны в отношении Галилея, раскола церквей, инквизиции, крестовых походов, ответственности католиков за войны, за поведение в отношении американских индейцев и негров, за интегристов, за раскол с Востоком. <…>
В 1999 г., в преддверии 2000-летия Рождества Христова, католики и лютеране подписали совместную декларацию, положившую конец богословским спорам по вопросу о том, как происходит оправдание христианина — только верой или верой и добрыми делами. Иоанн Павел II стал первым Папой, посетившим 13 апреля 1986 г. главную синагогу Рима (это был первый визит такого рода за всю историю католицизма), в которой состоялась его встреча и молитвенное общение с главным раввином доктором Елио Тоафом. А в ноябре того же года Папа произнес перед участниками Второго международного иудео-христианского диалога речь на тему «О значении спасения и искупления в иудейской и христианской традициях», в которой говорил о «взаимном ознакомлении с соответственным наследием в вере каждого из нас» и «о наших связях... в нашем понимании спасения». В 1993 году Ватикан совершил важный политический шаг, установив дипломатические отношения с Израилем, который до этого признавался лишь де факто.
Поскольку из этого признания следовали важные богословские выводы, многие исследователи оценивали его как имеющее революционное значение. При Иоанне Павле II было также положено начало диалогу с мусульманами, который проходит как в теоретической (доктринальной), так и в практической сферах. В практическом плане церковь «во искупление грехов крестовых походов и реконкисты» стала брать на себя роль посланницы ислама в Европе, проявляя инициативу или соглашаясь на реализацию проектов строительства мечетей, как это было, например, в Лионе, Мадриде и Риме. Но если в данной сфере диалог может развиваться, не ставя под вопрос основные доктринальные положения обеих религий, то в сфере теоретического поиска «нового измерения богословия» он заводит католицизм настолько далеко, что грань между философскими системами начинает просто стираться. Некоторые разделы классического богословия перестраиваются, Священное Писание перечитывается, допускается прочтение традиций одной культуры в свете традиций другой, что представляется как «состязание» христианства и ислама, которое должно привести к лучшему пониманию двух традиций"<…>
Однако при всей открытости данной политики в своей экуменической деятельности Ватикан последовательно преследует свой четкий интерес. Хотя ревизия истории коснулась и папства - понтифик признал ошибки Пап в разделении церквей, в их заявлениях относительно неприятия религиозной свободы и модернизма, - он никогда не позволял себе затрагивать главной причины всех отклонений в жизни западной церкви - положения о главенстве Папы и догмата о непогрешимости его учения ex cathedra <…> непреклонность в отстаивании прав римского понтифика - стала характерной для сотрудничества Католической церкви со Всемирным советом церквей. Посылая своих представителей в качестве «наблюдателей» на все экуменические ассамблеи, конференции и участвуя в совместных молитвах, Католическая церковь так и не вступила в ВСЦ. Председатель Отдела христианского единства в Ватикане кардинал Виллебранс в письме к генеральному секретарю ВСЦ от 4 июля 1983 г. объяснил это следующим образом: Римско-католическая церковь в гораздо большей степени, чем другие церкви, считает свою структуру универсальной общности и универсальной миссии существенным элементом своей идентичности... Решение о ее присоединении к мировому сообществу церквей могло бы быть дурно истолковано... с позиции власти (авторитета) в Римско-католической церкви и способов ее осуществления». Между тем главным следствием экуменической «открытости» Ватикана стала дальнейшая эрозия религиозного сознания европейцев. С переходом к глобализации, превратившей «общество всеобщего благоденствия» в «благоденствие для избранных», привычный образ жизни, устоявшиеся социальные связи стали разрушаться, а вместе с ними стали ломаться и прежние представления, и сам духовный строй личности, в результате чего процесс размывания традиционных религиозных ценностей принял угрожающий характер. Как заявил кардинал Ратцингер еще до избрания его Папой, «агрессивный секуляризм угрожает свободе вероисповедания в Европе, маргинализируя верующих ... Мы отказались от христианской культуры в пользу агрессивного секуляризма с нетерпимыми чертами...Упоминание о Боге очень маргинализовано. В политической сфере кажется почти непристойным говорить о Боге, как будто это нарушает свободу тех, кто не верует». Наиболее показательным в этом отношении стал тот факт, что в процессе подготовки проекта конституции ЕС европейские чиновники не включили в него упоминание о христианских корнях Европы, ограничившись положением о культурном, религиозном и гуманистическом наследии Европы".
Ослабление позиций Католической церкви выражается во многих показателях: это и сокращение числа ее приверженцев, и падение численности духовенства. Все больше размываются сами религиозные ценности, исчезает знание фундаментальных основ, на которых зиждется христианская вера. В итоге католицизм в Европе потерял значение силы, определяющей общепринятые нормы поведения и формирующей общественную систему ценностей.
Как признавался сам Иоанн Павел II, «Иисус Христос, кажется, исчез из европейской жизни... Европейская культура производит впечатление некой молчаливой апостасии интеллектуалов, которые живут так, как если бы Бога не существовало». В условиях размывания традиционных понятий и ценностей, их неопределенности, утраты представления об истинной норме европейцы становятся все более подверженными влиянию чуждых религиозных культов, которые ведут себя крайне активно и наступательно.

Бенедикт XVI: курс на поддержку мировой политической власти

Не остановив процесс дехристианизации западного общества, Иоанн Павел II, однако, достиг значительных успехов в укреплении позиций Ватикана в качестве важнейшего игрока на мировой политической арене. Здесь Св. Престол обеспечил себе вполне определенную нишу, крепко связав свою политику с американскими стратегическими интересами. Бенедикт XVI, избранный Папой в апреле 2005 г., будучи, как считается, наиболее преданным Иоанну Павлу II, остался верен курсу своего предшественника, что полностью гарантировало «войтылизм без Войтылы». Изменения, внесенные им, касались лишь методов и способов осуществления политики: в отличие от Иоанна Павла II, привыкшего работать открыто и на массы, Бенедикт XVI действует более скрытно и сдержанно, но и более жестко. Являясь представителем умеренно-консервативных кругов церкви и стремясь к обеспечению ее активного присутствия во всех сферах общественной жизни западного общества, он также сделал ставку на интегристские католические организации, чей потенциал приобретает в настоящее время особое значение, учитывая, что число католических священников неудержимо сокращается (что характерно уже даже для Польши). <…>
Уже в своей первой энциклике «Deus Caritas Est» Папа заявил, что церковь не должна оставаться в стороне от общественных дискуссий, а в марте 2006 г. во время встречи с группой парламентариев Европарламента, представлявших Европейскую народную партию, он подчеркнул, что голос римского католицизма был услышан в политических дискуссиях на континенте. Речь шла о христианских корнях Европы и ее христианском наследии как «руководящей этической линии» в поисках социальной модели и об отказе относить религиозные убеждения в сферу частной жизни. Эти вопросы выносятся теперь на широкое обсуждение элитных форумов. Показательным в этом отношении стал римский конгресс на тему «Ценности и перспективы для завтрашней Европы», проведенный в марте 2007 г. Епископальной комиссией ЕС (ЕКЕС) и посвященный проблеме усиления роли религии в развитии ЕС. На собрании был рассмотрен доклад, подготовленный сформированным членами Епископальной комиссии «Комитетом мудрецов», куда вошли 25 человек, среди которых Мишель Камдессю (бывший глава МВФ), Пат Кокс (бывший председатель Европарламента), Лойола де Паласио (бывший вице-президент Еврокомиссии), Томас Галик (бывший советник Вацлава Гавела), Питер Сутерланд (глава совета директоров «Бритиш Петролеум» и финансовый советник Ватикана, бывший генеральный директор ГАТТ и ВОТ) и другие важные политические фигуры. <…> Однако, проект Единой Европы рассматривается Ватиканом в общей глобальной перспективе. И сегодня, когда мир оказался ввергнут в управляемый всеобъемлющий кризис и правящие элиты открыто заговорили о необходимости введения мирового управления, Ватикан активно подключился к информационной кампании, направленной на то, чтобы обосновать создание новых наднациональных органов контроля потребностями морально-этического характера.
В преддверии встречи Большой восьмерки в Аквиле, состоявшейся в июле 2009 г., Бенедикт XVI опубликовал энциклику «Саritas In Veritate», в которой он ратует за создание «мировой политической власти», которая должна признаваться всеми и пользоваться реальными полномочиями. Странам всего мира предложено реформировать ООН и другие международные организации таким образом, чтобы они смогли стать основой для создания «единой семьи народов» и взять на себя решение вопросов разоружения, продовольственной безопасности и иммиграционной политики. Выдвигается необходимость реформирования мировых финансовых институтов и создания новой экономической системы, ориентированной не на получение выгоды, а на соблюдение моральных принципов.
Говоря о тех серьезных проблемах, которые принесла с собой глобализация, энциклика, однако, не указывает их истинные причины и не называет конкретных виновных. Поэтому, будучи проникнуто пафосом справедливости и заботы о человечестве, но предлагая новую систему управления на базе ныне существующих структур, это многостраничное папское послание придает нравственную легитимность транснациональной власти тех самых финансовых кланов, по вине которых человечество и переживает в настоящее время глубокие социально-экономические потрясения.
Данная энциклика готовилась Ватиканом в течение двух лет, однако ее главные идеи очень созвучны тем положениям, которые содержатся в более раннем документе — докладе, подготовленном специальной группой ЕКЕС по мировому управлению еще в 2001 г. и названном «Мировое управление: Наша ответственность за то, чтобы глобализация стала шансом для всех». Характерно, что в эту группу входили все те же Мишель Камдессю и Питер Сутерланд, а также Отто Рудинг (вице-президент «Ситибанка»), Мишель Хансен (бывший гендиректор МОТ), Ноель Треанор (генеральный секретарь ЕКЕС) и др.
В докладе предложено такое реформирование международных институтов, которое превратило бы их в органы наднационального политического управления миром, а ЕС предлагается в качестве модели или опорной структуры новой системы. В предисловии, подписанном, в частности, епископом Иозефом Хомейером, президентом ЕКЕС, говорилось: «Ключевой вывод, содержащийся в тексте, заключается в том, что ЕС, учитывая его генезис, архитектуру и то, как он сам себя понимает, а также его ответственность в таких политических сферах, как торговля, конкуренция и сотрудничество в развитии, призван сыграть решающую роль в превращении существующего международного порядка в систему мирового управления".
Вдохновляясь глобальным виденьем Папы Иоанна ХХШ, выраженным в энциклике 1963 г. «Расет Тетз», утверждавшей «необходимость публичной власти всеобщей компетенции», авторы доклада ратуют за создание Группы мирового управления (GGG Global Gouvernance Group – какое показательное название группа Мирового Управления - ), которая состояла бы из 24 глав правительств, а также Генерального секретаря ООН и руководителей МВФ, Всемирного Банка, ВТО, МОТ и новой предлагаемой структуры - Всемирной организации по окружающей среде (таковая, видимо, будет создана в связи с проблемой «глобального потепления климата»), опирающихся в свою очередь на исполнительных директоров в административных советах. Особое внимание в докладе уделяется подготовке соответствующего общественного мнения, которое должно обладать «более универсальным видением» и формировать «принятое во всемирном масштабе» поведение. И здесь церковь призвана сыграть важную роль. Как указывается в документе, «церкви и другие религии могут информировать друг друга и информировать верующих о глобальных вызовах и призывать к ответственности. Проблемы мирового управления должны быть включены в программы образования и катехизис. Церкви могли бы превратить тему мирового управления в сюжет экуменического и межрелигиозного диалога» <…> Как в реальности понимает Ватикан эту «моральную экономику», демонстрирует его собственная финансовая деятельность. По данным ряда исследователей, Банк Ватикана (ИДР), капитал которого по итогам прошлого года равнялся 5 млрд. евро, и сегодня занимается активным отмыванием денег. В недавних расследованиях «London Telegraph» и «Inside Fraud Bulletin» Ватикан упоминается в качестве одного из главных «налоговых раев» наряду с Макао и Науру. Он активно проводит оффшорные операции, не являясь формально оффшорной юрисдикцией, что делает его недоступным для какого-либо регламентирования и защищенным от попадания в черные списки.
В конце сентября 2009 года новым главой ИДР стал Готти Тедески, бывший глава итальянского подразделения Santander Consumer Bank, назначение которого наблюдатели объясняют тем, что он имеет тесные связи с Опус Деи. В свое время он основал собственный банк Аkros Finanziaria совместно с членом ордена Жанмарио Ровераро, считавшимся долгое время одной из самых важных фигур католического финансового мира (убит при невыясненных обстоятельствах в 2007 г.). Но есть и еще одна причина того, что выбор пал на Тедески. Он является экономическим обозревателем официальной газеты Св.Престола «Оsservatore Romano» и известен как крупный специалист по финансовой этике. Именно Тедески инициировал «революционную» идею, изложенную в январском номере «Оsservatore Romano» и повторенную чуть позже Гордоном Брауном, заключающуюся в следующем. Преодоление нынешнего кризиса возможно только путем направления колоссальных инвестиций в развивающиеся страны, которые, будучи вовлеченными в процесс стабилизации мировой экономической системы, «вытащат» богатые страны. Речь идет фактически о расширенном варианте плана Маршалла, который под предлогом борьбы с бедностью и отсталостью полностью откроет рынки развивающихся стран для зарубежных инвесторов и намертво привяжет их к западным банкам. Этот проект как раз и обсуждался на встрече в Питтсбурге. Поскольку идеи Тедески перекликаются с энцикликой Сaritas Veritate, он заявил, что Папа заслуживает за свое послание присуждения ему Нобелевской премии по экономике. Ну, а сам специалист по этике призван выводить Банк Ватикана на новый уровень, соответствующий требованиям эпохи глобализации.

Религиозная политика Ватикана последних лет выявляет все более противоречивый характер его традиционной двойственности. Желая сохранить себя в качестве влиятельного идейно-политического института, Св. Престол настолько глубоко погрузился в мирскую суету общественной жизни, что окончательно потерял свой авторитет как духовно-нравственной силы и уже не способен нести истину в современное западное общество и определять его ценностные ориентиры. Как выразился сам Бенедикт XVI, Западу «больше не удается услышать Бога». Все попытки вернуть христианские представления о нравственности и противостоять духовной и моральной деградации западного человека не имеют успеха и вызывают лишь обратную реакцию - неприятие и обвинения в фундаментализме и обскурантизме. В этих условиях Католическая церковь, стремясь вернуть себе духовное лидерство и остаться на передовых рубежах мирового развития, уже открыто берет на себя идейное руководство процессом интеграции мира в новый глобальный порядок, формируя его моральный кодекс и придавая религиозный смысл системе контроля со стороны правящих наднациональных элит.
Tags: global world order
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments