imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype



— В последнее время очень модно становится быть православным. Причем чуть ли не 90% считающих себя православными в церковь не ходят. А как верил средневековый человек? Что было важно?
- Понимаете, у нас нет статистических данных, таблиц посещаемости церкви в эпоху XVI века. У нас нет возможности проверить, каков был процент воцерковленных людей. Но атеистов в XVI веке, я думаю, тоже не было. Могло дойти и доходило до протеста против церковных порядков, вспомним Феодосия Косого! Но до отрицания Бога и церкви дело не доходило... Собственно, а куда еще ходить?.. В традиционном обществе церковь была естественным компонентом жизни: не только местом для молитвы, но и местом встреч, знакомств, общения, здесь узнавали новости, справляли праздники. Торг и церковь... Как правило, они даже и находились друг от друга недалеко. Никаких клубов, кино, Интернета! Общество средневековых людей любило свои привычки, традиции. Иное дело - XVII век. Тогда возникла проблема совмещения личных хозяйственных забот (особенно утренних) с посещением утренней церковной службы (она была долгой). Возросшая интенсивность хозяйственной жизни заставляла людей экономить время: его уже не хватало - так незаметно разрушался привычный и очень традиционный уклад жизни. И церковь пыталась, как могла, приспособиться к наступавшему Новому времени (к новому его переживанию в умах людей!).
- А что было важнее - обряд или мораль?
— Нет религии без обряда. Обряд — часть любой веры, в том числе христианской. В нем нельзя видеть лишь форму. Молиться Богу надо все-таки по каким-то правилам. Поэтому обряд — вещь функциональная и необходимая. Считать, что обряд — это негативный момент религии, значит, не понимать смысла религии. Пожалуй, в современной России, действительно, много таких людей, которые только в обряде и видят спасение души: им проще 20 раз на день помолиться, чем помочь одному нищему.
«Мораль» же - явление, которое возникает в позднее время, в новоевропейской культуре; она возникает как некая сумма правил, существующая отдельно от обряда, - это уже переход к современному состоянию. Строго говоря, в переживаемом христианстве эпохи Московского царства не могло быть «морали» как самоизолированной области этики. Книжники знали различия душевного и духовного человека (по апостолу Павлу), люди обыкновенные знали церковные правила, неотделимые от церковного чина, которые и составляли для них основу ценностных предпочтений.
— Для Руси было характерно понятие «Святая Русь». Откуда оно возникло? Оно менялось со временем?
- «Святая Русь» - это место, где, по мысли книжников, осуществляется вера христианская как истина, данная в Божьих заповедях, апостольских и священнических правилах... Афанасий Никитин несколько лет провел в Индии. Он остро ощущал «потерю» своей православной родины, оказавшись в «нечистой» земле. Любая нерусская земля тогда определялась «нечистой». Московское государство возникло в эсхатологическую эпоху, на рубеже семи тысяч лет. Если уж государство возникает, то Бог тому причина, и значит это не случайно. В век «маловременный» возникающее Московское царство - последнее, «иного не прибудет»... В этой эсхатологической перспективе и рассматривалась идея святости Русской земли. В конце XVII века, после событий Раскола, официальная церковь стремится ограничить и даже запретить эсхатологические объяснения настоящего - так постепенно отмирает и идея Святой земли, в которой, как многие думали, и обязан осуществиться провиденциальный замысел Творца.


Д-р исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего Нового времени РГГУ Андрей Юрганов Историческая феноменология: «Не объяснять, а понимать»

Россия XXI век №1 2010 г.
Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments