imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

В. Головской "Как Пентагон снимает кино"

David Robb. Operation Hollywood. How the Рentagon shapes and censors the movies. Prometheus Books. 2004, pp.384.
Jon Lewis. Hollywood v. Hard Core. How the Struggle over Censorship Saved the Modern Film Industry. New York University Press. 2000, pp. 376.


Известно, что американских интеллектуалов — университетских профессоров, журналистов, киношников — хлебом не корми, только дай попричитать о засилии цензуры в кино. Принцип один: чем меньше цензуры, тем шумнее крики о ней, тем больше публикаций в прессе и книг в издательствах.
Вот еще одна — о зловещих связях Голливуда и Пентагона, о бесчисленных сделках этих двух структур. Конечно, тем, кто хоть немного был знаком с деятельностью советской военной цензуры, весь этот шум кажется весьма комичным. Но американцам не до смеха: надо разоблачать, разоблачать и разоблачать!
Между тем в данном вопросе — о цензуре Пентагона — все совершенно ясно. Хотите получить доступ к архивам, бесплатную технику и живую силу для массовок, хотите уменьшить бюджет картины на сотни тысяч долларов — покажите, пожалуйста, сценарий, не извольте мазать черной краской американскую армию. А не хотите — снимайте на здоровье, никто вам и слова не скажет, но тогда в титрах не будет фразы, что фильм снимался при содействии американской армии. Так поступили, например, Коппола («Апокалипсис сегодня») или Оливер Стоун («Взвод»). И многие другие.
Итак, армия предоставляет свои ресурсы бесплатно, но в обмен хочет в известной мере контролировать конечный продукт. Стандартная конфигурация в этой игре: представитель Пентагона и продюсер с одной стороны и вечно страдающие сценарист и режиссер с другой. Вот одна из многочисленных лент Бондианы. Пентагон просит убрать одну шутливую, но острую фразу. Убрали. Другая серия. В обмен на три вертолета и 50 морских пехотинцев просят снять с адмирала американскую форму. Хорошо. Сделали адмирала французом. Но не тут-то было. Идут съемки в Европе, и французы категорически требуют убрать французскую форму. В конце концов выход был найдет — адмирал стал канадцем! «Все были счастливы — Пентагон, Голливуд, Франция, но зрители никогда не узнали, что военные цензурировали фильм», — восклицает в автор. Как говорят американцы, big deal!
Нелишне будет отметить, что Дэвид Робб, опытный журналист, сотрудник профессиональных изданий «Голливуд Рипортер» и «Дэйли Вэрайети», при написании «Операции “Голливуд”» пользовался неограниченной помощью: 1) начальника управления информации Флота США; 2) начальника отдела кино погранвойск; 3) руководителя отдела кино морской пехоты; 4) руководителя службы кино наземных войск; 5) главы отдела кино Пентагона; 6) заместителя министра обороны; 7) министра морского флота...
Перед автором были открыты архивы Пентагона, и многие «секретные» документы Робб использовал в своей книге о том, как ведомство формирует и цензурирует фильмы. В 48 коротких главах книги упоминаются десятки картин, но ситуация всегда стереотипна — сотрудники армии, пограничной службы, морской пехоты, авиации, флота читают сценарий и в письме на имя продюсера предлагают те или иные изменения. Жадные до денег продюсеры охотно соглашаются, кинематографисты иногда протестуют, но почти всегда в конечном счете идут на компромисс. У Пентагона есть даже специальное руководство, где прямо определяются критерии, согласно которым армия оказывает поддержку фильмам, и руководство это доступно всем желающим. Тем не менее автор снова и снова утверждает, что армия обязана оказывать помощь кинематографистам, но не имеет права ничего требовать взамен, а если делает это, то в нарушение Конституции! У Пентагона, однако, своя логика: хотите очернять американскую армию, американского президента или секретные службы — не рассчитывайте на наше содействие.
Рассказывая об истории создания таких лент, как «Зеленые береты», «День Независимости», «Парк Юрского периода», «Форрест Гамп» или «Любовники Марии» (первый фильм А.Кончаловского в Америке), автор сообщает немало интересных подробностей, и, возможно, иногда Пентагон оказывается неправ в своих требованиях. Убедительно описана борьба Клинта Иствуда с вашингтонскими чиновниками. Знаменитый актер и режиссер даже обращался к президенту Рейгану, призывал на помощь конгрессменов, но преодолеть преграды чиновников Пентагона так и не сумел. И поступил просто: отказался от помощи армии.
В последней главе Дэвид Робб просто приводит списки «Героев» (режиссеров, отказавшихся подчиниться требованиям Пентагона) и «Злодеев» (продюсеров, режиссеров-соглашателей, армейских бюрократов).
Самый неожиданный для меня вывод из этой книги: как же много фильмов об армии, о войнах снимается в Соединенных Штатах! Другая книга о цензуре «Голливуд против жесткого порно» с подзаголовком «Как борьба с цензурой спасла современную киноиндустрию» гораздо более серьезна и лучше аргументирована. Это типичный продукт университетского исследования. Йон Льюис, профессор университета штата Орегон, много лет преподает там кино и культуру; он автор книг о Фрэнсисе Копполе, о молодежном кино и культуре и других. Читать книгу нелегко, она насыщена фактами, построена на многочисленных источниках. И содержит немало спорных тезисов, объясняемых леволиберальными взглядами автора. Слово «цензура» повторяется в книге тысячи раз, хотя официальной цензуры в Америке никогда не существовало (за исключением военной цензуры в период Второй мировой войны) и не существует.
Чтобы избежать государственной цензуры, Голливуд уже в 20-е годы создал структуры добровольного саморегулирования. В 1927 году был опубликован список из двух частей: «не показывай» (всего 11 пунктов — сексуальные извращения, детские половые органы, насмешки над священниками, венерические болезни, межрасовые сексуальные отношения...) и «остерегайся» (25 пунктов — изнасилование, симпатии к преступникам, жестокость, показ родов и т.д.). В 1930 году киностудии создали официальный «Производственный кодекс» (получивший также название «Кодекс Хейса») и для проведения его в жизнь организовали «Администрацию Производственного кодекса» (PCA). Эта структура благополучно просуществовала до 1968 года, когда ее переименовали в «Американскую Ассоциацию кинопроизводителей»(MPAA). В состав этой структуры на добровольной основе входят крупные студии страны. Внутри ее существует «Администрация классификации и категорий» (CARA), которая и определяет категорию фильма. Это, наверное, самая таинственная организация Америки — никто не знает ее состава и методов работы. Известно только, что приглашаются туда люди, имеющие детей, и работают они по принципу ротации. Эти 12 человек и определяют категорию фильма. Категорий всего пять. G — фильм для всех; PG — все дети могут смотреть в сопровождении родителей; PG-13 — дети до 13 лет могут смотреть только в сопровождении взрослых; R — дети до 16 лет могут смотреть только вместе со взрослыми; NC-17 — категорически запрещается смотреть лицам до 17 лет.
Введенная в 1990 году категория NС-17 вызывает наибольшие возражения у критики и кинематографистов. Почему? Да потому, что кинотеатры не берут такие картины, они обречены на ограниченный прокат, а следовательно — убыточны. Студии и создатели фильмов, получивших эту категория, обычно делают поправки и снова представляют фильм для оценки, чтобы получить категорию R. Например, когда-то в ленте «Кто боится Вирджинии Вулф?» комиссия возражала против использования слова «screw», и студия убрала это слово.
Ну, а что случится, если студия отказывается что-либо менять? Можно подать апелляцию на решение комиссии, а затем еще и подать в суд. Надо иметь в виду, что небольшие и независимые студии, которые не являются членами МПАА, вообще не обязаны представлять фильмы для определения категории, и такие картины (особенно заграничные) часто выходят на экраны, но опять же в ограниченном прокате.
Комиссия не оценивает качество фильмов — хорошие они или плохие. Она рассматривает их с единственной точки зрения — пригодности для детей. Каждый фильм оценивается по следующим категориям (в порядке важности): изображение секса, грубая речь, насилие, наркотики. Совсем недавно лента Альмодовара «Дурное воспитание» получила категория NC-17, так как там показаны педофилия священников, гомосексуальные отношения и т.д. Апелляция не помогла, и фильм выйдет в «артхаусный» прокат.
В книге довольно подробно описаны несколько картин с точки зрения их прокатной судьбы и получения категории. Например, «Лолита» (1997). Никто в Америке не хотел брать прокат этой картины, с огромным трудом и после многочисленных поправок ей все же дали категорию R. И тем не менее «Лолита» на экраны США так и не вышла. Но она, как и все подобные фильмы, была выпущена на видео в полном режиссерском варианте. В «Широко закрытых глазах» Кубрика пришлось с помощью компьютерной графики затемнять сцену оргии. Но опять-таки на видео фильм был дан в авторском варианте.
С другой стороны, существуют общественные организации и группы давления, которые в частном порядке оказывают нажим на студии и кинопрокатные сети. Например, после выхода фильма «Кинзи» религиозные организации намеревались объявить бойкот фильму, но из этого так ничего и не получилось. Надо отметить, что существует еще Католическое бюро по кино, которое дает собственные оценки фильмов, распространяемые в церквях и с помощью специального бюллетеня. Так функционирует демократическое общество, где каждый может высказать свое мнение.
Некоторые суждения автора книги парадоксальны и неубедительны. Так, уже в первой главе «Как черный список спас Голливуд» автор утверждает, что после войны государство угрожало Голливуду демонополизацией. Чтобы спастись, Голливуд отдал группу режиссеров и сценаристов на растерзание Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности. Но ведь как раз в 1948 году антимонопольное законодательство заставило крупные кинокомпании расстаться с киносетями (такое разделение существует и поныне). Так что никакой прямой связи между этими двумя событиями не существовало. Несостоятельно и утверждение автора, что правительство, якобы, спасло Голливуд от экономического краха, когда в 1973 году Верховный суд вынес решение об ограничении распространения порнографии и таким образом устранил опасную конкуренцию.
Большая часть книги носит исторический характер — 20-е–30-е годы и затем 50-е–70-е. Лишь в последней главе — «Короткий взгляд на цензуру в новом Голливуде» — рассказывается о фильмах 90-х годов. «С самого начала века цензура существовала и развивалась в самых разнообразных формах», — утверждает автор, сторонник полной и неограниченной свободы. Об этом он пишет и в главе «Фильмы и Первая поправка к Конституции США». Зловеще звучит название другой главы — «Тайный сговор и начало конгломеризации в кинобизнесе».
Йон Льюис вовсю стращает читателя пугалом цензуры. Однако цензура — понятие политическое, а все ограничения, существующие в американском кино, носят по преимуществу экономический характер. В 1999 году, отвечая кинокритикам, недовольным непоследовательностью в системе классификации фильмов, тогдашний глава МПАА Джек Валенти сказал: «Когда я создавал систему классификации, которая носит абсолютно добровольный характер, я не думал о том, как ублажить критиков. Это было сделано, чтобы оградить родителей и детей. Я никогда не слышал ни от одного родителя: “Эй, почему вы не оставили в фильме сцену оргии?”... Система категорий, возможно, несовершенна, но я не понимаю, почему кинокритики так уверены, что оргии — это то, что большинство американцев считает жизненно необходимым. Я думаю, что система оценок фильмов работает именно так, как она была задумана». ©

Факты говорят о том, что киноиндустрия США, т.е Голливуд, считается одним из основных объектов влияния многих правительственных организаций США, в частности ЦРУ и Пентагона. За последние несколько десятилетий многие эксперты и исследователи в США и других странах мира, изучая документы и фильмы, созданные в этой системе кинопроизводства, подтвердили долгосрочные и вполне открытые взаимоотношения Голливуда с Пентагоном и причастность американских военных к производству кинофильмов. Дэвид Робб долго работал журналистом в газетах «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост» и «Лос-Анджелес Дейли Ньюз». В книге «Голливудская операция», изданной в Канаде в 2004 году без ведома Пентагона, он приводит факты, показывающие методы контроля Голливуда со стороны минобороны США, цензуру или изменение содержания сценариев и их окончательное подтверждение Пентагоном.
Критикуя вмешательство Пентагона в написание киносценариев, Робб называет данную стратегию антиконституционной. Он раскрывает закулисные вопросы производства голливудских фильмов уже много лет и не только публикует статьи, но и дает интервью на эту тему. Ранее он, подтвердив поддержку Пентагоном определенной группы голливудских кинопродюсеров, заявил: «Пентагон поддерживает лишь тех, кто допускает изменения, цензуру в своих сценариях или изменяет сценарии в угоду Пентагону, если они показывают негативный облик американской армии. Только в этом случае, Пентагон предоставляет в их распоряжение свои реактивные самолеты, корабли, подводные лодки и прочую военную технику». Дэвид Робб в книге «Голливудская операция» пишет: «В Лос-Анджелесе имеется центр, где кинопродюсеры передают свои киносценарии на просмотр военным сотрудникам Пентагона. Они тщательно изучают их, говорят, какие части надо удалить, в какие части надо внести поправку. В случае согласия сторон заключается контракт. После создания фильма, первым делом, его показывают генералам и высокопоставленным военным чинам, чтобы они дали свое добро на кинопрокат».
Робб также указывает на еще один важный момент: «Пентагон нацелился на детей, поскольку они считаются будущими солдатами США. В продукции Голливуда и анимационных фильмах военных США выставляют героями, чтобы привлечь американских подростков в ряды вооруженных сил и использовать их в будущих конфликтах
».
В книге «Голливудская операция» Дэвид Робб объясняет устоявшиеся взаимоотношения Голливуда с Пентагоном. Эти отношения начались после Первой Мировой войны и особенно расширилось во время Второй мировой. Тот, кто жил в тот период, прекрасно помнит, как Голливуд изображал этот страшный глобальный конфликт. В свое время представители Пентагона дали свое «добро» на показ фильма Тони Скотта «Top Gun» («Совершенное оружие», прим. ), который агитирует новейший (в то время) истребитель ВМС США Ф-14 и его превосходство в надуманном конфликте с арабским государством.
Нельзя забывать, что этот вопрос касается не только прошлого, но и настоящего времени. Сегодня США имеют военные базы в некоторых районах мира. Кроме того, американское кино с помощью новейших СМИ, спутникового вещания и интернета, набирает все большую аудиторию по всему миру. Именно поэтому, Пентагон все чаще оказывает влияние на разработку киносценариев.
Например, кино «30 минут после полночи» (Zero Dark Thirty) режиссера Кэтрин Бигелoу показывает операцию по обнаружению и ликвидации бывшего главаря террористической группировки «Аль-Каида» Осамы Бин Ладена. Фильм начинается за несколько дней до Рождества Христова и продолжается до момента убийства Бен Ладена в ходе спецоперации. В этом фильме Голливуд, в основном повторяя слова Барака Обамы, фальсифицирует историю, причем совершенно бесстыдно. Фильм повествует от имени американской империи, распространяя насилие и жажду войны.
«Тридцать минут после полночи» (Zero Dark Thirty) превращает сотрудников ЦРУ в героев, рассказывая длинную, утомительную и вымышленную историю. Большая часть ленты вообще не касается Бин Ладена, а стремится доказать, что пытки узников весьма эффективны в деле выявления террористов. Создатели данного фильма и представители Пентагона, которые напрямую наблюдали за процессом создания фильма, хотят внушить, что военные преступления иногда идут на пользу человечеству и их не надо опасаться.
Однако, видный американский кинорежиссер Оливер Стоун, который смотрит на этот вопрос по-другому, говорит, что никогда не пользовался помощью американской армии, объясняя свое видение так: «Власти не хотят заниматься негативными аспектами войны, они не помогают созданию фильмов, пытающихся рассказать правду. Поэтому военные фильмы в основном считаются рекламными роликами для привлечения добровольцев в ряды вооруженных сил». Он доказывает, что, поскольку Голливуд любит прибыльную кинопродукцию, получается хорошая, выгодная сделка. Поскольку кинематографисты, используя военную технику Пентагона, могут сэкономить миллионы долларов.
Это факт, что Голливуд считается рекламно-агитационным рупором армии США по всему миру, который зачастую идеализирует и романтизирует боевые действия этой страны. В рамках влияния на общественное мнение мира Пентагон награждает киносценаристов и режиссеров, удовлетворяющих требования этого ведомства. Исследования показывают, что ряд важных голливудских фильмов создан не на основе исторических реальностей, а по принуждению или поощрению Пентагоном и спецслужбами США.
Изложение существующих фактов кинематографии в США может огорчить и разочаровать многих любителей кино. Многие американские граждане не могут смириться с этим и выступают против. Конечно, Конгресс США никогда не позволил бы армии использовать общественные ресурсы для формирования ложного представления о вооруженных силах в общественном мнении. Тем не менее, Пентагон и армия США злоупотребляют общественным достоянием страны, поэтому должны ответить за вмешательство в работу кинематографа и фальсификацию истории.
©
Tags: КиноMen
Subscribe

  • палата бизнес-класса

  • (no subject)

    Дорогие друзья! Недавно я был свидетелем работы открытого заседания Экспертного совета по игровому кино Министерства культуры РФ, на котором…

  • Mothman

    В 2002 г. вышел фильм со ссылкой «основан на действительных событиях» - «Предсказания Мосмена» с Ричардом Гиром и Лаурой Линней в главных ролях.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments