imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Восточная Германия: Kaмpaды под ударом

2 октября 1990 г. в 24.00 ГДР прекратила свое существование.
Человека запечатлённого на снимке слева зовут Ганс Конрад Шуманн, он сбежал из Восточного Берлина в Западный 15 августа 1961 года. Осознание последствий предательства у многих произошло позже, когда сразу по приходу Невидимая Рука Рынка уменьшила в Восточной Германии рождаемость в четверо. Ганс Конрад Шуманн повесился на дереве возле дома в 1998 году. Ниже глава из книги Александра Шевякина – «КГБ против СССР. 17 мгновений измены» о том как происходило уничтожение ГДР.
Начало существования госбезопасности ГДР принято отсчитывать с 16 августа 1947 г., когда Советская Военная Администрация создала первую германскую политическую полицию так называемый «Пятый Комиссариат», или K-5. Его руководителем был назначен В. Цайссер, а заместителем Эрих Мильке. Формально K-5 подчинялся управлению уголовного розыска Народной полиции. Мера ухода под прикрытие была вынужденной: создание гласной политической разведки и полиции запрещалось соглашениями по Германии. 8 февраля 1950 г. было создано самостоятельное МГБ Ministгium fiiг Staatssicheг heitsdienst. Министром стал В. Цайссер, а Э. Мильке статс-секретарем. Противоречия по линии лидер страны и компapтии - руководство спецслужб проступили достаточно быстро. В 1953 г. Цайсер уволен за сбор компромата на президента Ульбрихта, поводом же явился провал с подавлением рабочего бунта. Eгo сменил Э. Волльвебер, наш бывший агент «Антон».
В 1957 г. он вошел в «антипартийную» группу под руководством Ширдевана, и был уволен. Министром на 32 года стал Э. Мильке. В 18 лет он вступил в компартию и возглавил ячейку организации партийной caмообороны в рабочем пригороде Берлина. В aвгусте 1931 г. застрелил полицейского. Сразу же переброшен в СССР. Окончил военно-политическую школу Коминтерна, специально созданную для таких, как он, и Международную ленинскую партийную школу Исполкома Коминтерна, учился в ее аспирантуре. Участвовал в гpажданской войне в Испании, где сотрудничал с людьми из НКВД в борьбе с троцкистами. Был заброшен в вишистскую Францию. В феврале 1944 г. арестован, направлен на строительные работы. В июне 1945 г. возвратился в родной гoрод. По рекомендации В. Ульбрихта он был назначен в полицейскую инспекцию. Откуда и перешел в K-5. Между тем, Э. Мильке, присутствуя на каком-то официальном мероприятии, был опознан как убийца капитана полиции Анлауфа. Информация об этом была доложена во все инстанции. Оказалось, что сохранилось и дело, где в показаниях на каждой странице говорилось об участии Э. Мильке. Поднялся скандал, но ини¬циатора быстро уволили по протесту советской стороны, а документы были конфискованы.
Э. Мильке был на стороне Э. Хонеккера, когда в 1971 г. разразился кризис с В. Ульбрихтом, который не хотел покидал высшие посты. В благодарность Мильке был избран кандидатом в члены Политбюро. Далее было также непросто. В 1976-1977 гг. теперь предпринималась попытки свалить уже самого Хонеккера. Тогда эту гpуппу в политбюро возглавил В. Ламберц молодой, импульсивный и решительный политик, но уже преуспевший в борьбе за власть. Eгo конспиративно поддержали премьер-министр (руководитель МВД с июня 1955 г. по ноябрь 1963 г.) В. Штоф, несколько других обиженных партократов, и, что было наиболее опасно для гeнceкa, Э. Мильке. Дело застопорилось, а потом временно заглохло из¬-за того, что участники заговора не дотягивали до арифметического большинства в политбюро. Заговор утих тогда сам собой. В. Ламберц погиб в вертолетной катастрофе во время поездки в Ливию. Интересно, не правда ли?
Но пришли новые времена, и вот «Кремль твердо решил заменить Хонеккера более покладистым и удобным деятелем». Шло давление М.С. Горбачева и Международного Отдела ЦК КПСС на СЕПГ с целью «демократизации внутренней жизни в стране». В ответ Э. Хонеккер, а также руководство ЧССР и Румынии сговариваются между собой и ищут своих сторонников в СССР на предмет смещения самого М.С. Горбачева. В феврале 1985 г. на юбилейном заседании, посвященном 35-летию органов МГБ ГДР, в закрытом докладе министра «Отмечалось, что, несмотря на существующие проблемы, обстанов¬ка в республике с точки зрения государственной безопасности не внушает опасений. Подавляющее большинство населения поддерживает политику СЕПГ и правительства ГДР в стране нет политических сил, которые могли бы представлять опасность для общественного строя. Антиправительственные выступления носят единичный характер. Деятельность спецслужб противника успешно пресекается. Что касается диссидентского движения в ГДР, то оно, отмечал министр, является аморфным и состоит из небольшого количества разрозненных и малочисленных групп пацифистов, активистов экологического движения и феминисток, организовавших околоцерковные кружки, семинары, «библиотеки». Среди населения они почти не имеют резонанса; некоторую рекламу им обеспечивают западные СМИ. Э. Мильке утверждал, что все эти группы и связи с Западом надежно контролируются органами госбезопасности. Резюмируя, он подчеркнул, что в ГДР не существует политического подполья. Большую озабоченность, как следовало из доклада, вызыва¬ло положение среди молодежи. Организации Союза Свободной Немецкой Молодежи явно недорабатывали. В то время как все младшеклассники были настоящими пионерами-ленинцами, среди учеников старших классов получил распространение скептицизм, неверие в идеалы социализма. Значительные группы молодежи вообще оказались вне контроля общества. Сотни, а то и тысячи юношей и девушек кочуют по республике без определенных занятий, внезапно появляясь в местах массовых мероприятий. Среди них немало алкоголиков и наркоманов. Более того, в последние месяцы среди молодежи были раскрыты несколько групп неофашистов. Одна из главных проблем для госбезопасности ГДР определялась неуклонным ростом взаимных посещений восточных и западных немцев. Число таких посещений в целом за год находится у отметки в 9 млн, тогда как вся ГДР насчитывает 16,5 млн. жителей. Понятно, что такие масштабы общения намного превосходят любые реальные возможности выявления оперативно значимых контактов и установление контроля над ними.
Развитие взаимных контактов жителей обеих частей Гepмaнии, несомненно, стимулирует уход граждан ГДР на Запад. Однако действия государства в этой области, по словам министра, не являются последовательными. С одной стороны, здесь проводится жесткая репрессивная политика. С другой же, поощряется практика выкупа западногерманской стороной заключенных из тюрем ГДР, особенно за попытку побега на Запад, а это явно способствует росту числа правонарушений и преступлений в республике. В этих сложных условиях МГБ проводит в жизнь достаточно действенные меры для нормализации положения.
Министр коснулся и положения в экономике страны, посетовав на то, что многие трудности возникли из-за сокращения с 1982 г. поставок советской нефти на 2 млн. тонн. По eгo словам, на настроения населения отрицательно влияют сбои в снабжении (например, дефицит тропических фруктов в канун рождественских праздников, отсутствие в продаже в достаточных количествах филе и других мясных продуктов высшей категории». Тогда же начались и перемещения внутри политбюро, и если в одном случае позиции Э. Хонеккера ослаблялись, то в другой усиливались: «В течении 1985 года (...) удалось скомпрометировать (...) г. Хэбера. В феврале достоянием политбюро стал материал, подготовленный в МГБ ГДР, из которого следовало, что Хэбер утаил существенный факт из своей биографии: его отец во время войны якобы служил в охране концлагеря. Хэбер оказался в изоляции и подвергся обструкции, что вызвало у него тяжелое нервное расстройство. На пленуме 21 ноября Хэбер был выведен из состава политбюро и секретариата ЦК по болезни. На этом же пленуме «по болезни» был освобожден от руководящих постов член политбюро, первый секретарь Берлинскогo окружкома СЕПГ К. Науман. Причина оказалась весьма банальной. Выступая перед большим партийным коллективом в Берлине, Науман под воздействием спиртного допустил резко враждебные и оскорбительные высказывания в адрес Э. Хонеккера. Пленка с записью выступления Наумана была представлена на в политбюро, что, естественно, повлекло за собой самую острую реакцию» (14.1. С. 26). Коллизии отмечались в аналитической записке представительства КГБ, датируемой апрелем 1986 г.: «Стиль руководства партией и государством становится все более авторитарным и деспотичным. На заседаниях политбюро практически прекратились дискуссии, оно утратило характер коллективного органа. (...) всемерно насаждается культ личности генерального секретаря, который временами принимает гротесковые формы. (...) В целом в политбюро намечается скрытый раскол. В развернутой справке об экономическом положении ГДР подчеркивалось, что провозглашенный руководством СЕПГ курс единства экономической и социальной политики не отвечает реальным возможностям страны. Осуществление этого курса требует отвлечения огромных средств из государственного бюджета (около 1/5 его объема) для поддержания низких цен на товары повседневного спроса и реализацию социальных льгот. Результатом является постоянное сокращение средств, выделяемых на модернизацию производства. С 1971 года (год прихода к власти Э. Хонеккера) доля бюджетных средств, предназначенных для капиталовложений в производственной сфере, уменьшилась почти на 15%. Более того, страна вынуждена жить в долг. С 1971 года валютная задолженность Западу возросла с 2 миллиардов до 32 миллиардов нем. марок. Директивы последней пятилетки, предписывавшие вдвое сократить эту задолженность, остались невыполненными. Напротив, долг западу увеличился на 5 миллиардов нем. марок. Финансовая зависимость ГДР от Западной Германии способна ограничить ее политическую самостоятельность. В справке обращал ось внимание на то, что волюнтаристский курс в экономике проводится Э. Хонеккером и г. Миттагом по существу бесконтрольно, в обход Совета Министров. Подчиненное непосредственно им Управление коммерческой координации во главе с А. Шальком-Голодковским реализует независимо от министерства внешней торговли до 40% внешнеторгового оборота страны. Члены высшего руководства СЕПГ, имеющие реальное представление об экономической ситуации, считают, что над ГДР нависла угроза скорого банкротства». В конце мая 1986 г. через представительство КГБ в ГДР эта группа передала М.С. Горбачеву пакет информационных материалов. В 1986 г. в отставку вышел начальник управления «А» МГБ (немецкая внешняя разведка) ген.п--к Маркус Вольф. (Впрочем, называть ее немецкой можно только с натяжкой: М. Вольф еврей, как и его преемник: Вернер Гроссман(Gгoss¬mann) ранее писалось как Гронцман (Gгonzman). Надо понимать, что он получил таким образом полную свободу рук. К его услугам была личная агентура, причем самого высокого уровня по ФРГ и по другим странам Европы. Он не утерял дос¬тупа к картотекам; текущей документации. И он приступил к своей последней операции стратегического уровня. Рассматривая фактор отставников, надо помнить, что в спецслужбах ГДР было множество офицеров из числа гестаповцев, что остались после 45-гo. Kто-то из них мог и помнить неудачи молодости, чтобы теперь взять реванш, а в их профессионализме усомниться невозможно. Вольфу было на кого опереться.
Министр Э. Мильке готов был предать, он примкнул к группе скрытых оппозиционеров В. Штофа - Э. Кренца и стал их покрывать. После 1985 г. он старался донести до определенных кругов в Москве о желательности ухода Э. Хонеккера. Так, 28 декабря 1987 г. Э. Мильке в связи с 80-летним юбилеем было присвоено звание Героя Советского Союза. Награждение состоялась в Москве 25 апреля. После официальной церемонии Э. Мильке был принят М.С. Горбачевым и В.М. Чебриковым и имел полуторачасовую беседу. Немец охарактеризовал ситуацию в Восточной Германии как кризисную и выход видел в отставке ее высшего руководителя. Картина краха социализма в ГДР и его аншлюса с ФРГ такова. Большая система СССР окутывала меньшие, в том числе и ГДР и приходилось как-то с этим считаться. Просто так ¬ в лоб ¬ сопротивляться переменам было во многом бессмысленно. И тогда восточные немцы пошли на уловку. Они решили создать организацию, имитирующую «перестройку» и «гласность». Теперь всем указующим из Москвы можно было пока¬зывать: вот, смотрите, и у нас есть такое же безобразие, как и у вас, называется оно Союз Свободомыслящих. 30 декабря 1988 г. в МГБ за подписью замминистра куратора борьбы с идеологической диверсией Р. Миттага был составлен документ: «В соответствии с решением Политбюро ЦК СЕПГ предусматривается создание Союза Свободомыслящих. Образование этого союза вытекает из необходимости в период усиления идеологической борьбы между социализмом и империализмом распространять с помощью разнообразных методов наше мировоззрение, разъяснять идеологию и политику партии и активно отражать попытки реакционных церковных сил расширить свое влияние. (...) Pyководителям всех подразделений МГБ целенаправленным введением в действие оперативных сил организовать процесс фор¬мирования руководящих органов Союза Свободомыслящих. К компетенции двадцатого главного управления и двадцатых отделов окружных управлений относятся: проверка политической благонадежности руководящих кадров; своевременное внедрение в руководящие opгaны оперативных работников» В феврале 1987 г. начальник Представительства КГБ при МГБ ГДР (с июля 1976 г.) ген. л-т В.Т. Шумилов был отозван в Союз и находился в ДР 1-го отдела УКГБ по Л. и ЛО., увален 28 февраля 1990 г. по ст. 60 п. «а» по возрасту в отставку. Новым был назначен Г.Ф. Титов (94. NQ 1. С.14). Справка: чекстаж с 1959 г.; 1961-1969 советник посольства СССР в Великобритании; 1969-1971 помощник, старший помощник начальника 3-гo отдела (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Скандинавские страны); июнь 1971 - февраль 1977 резидент КГБ под прикрытием 1-гo секретаря посольства СССР в Норвегии и, объявлен персоной нон гpaтa; февраль 1977-1978 зам начальника отдела по резерву назначения ПГУ; 1978-1980 помощник начальника ПГУ; 1980-1984 начальник 4 отдела (ФРГ и Австрия), ген. м-р с 19 декабря 1983 г.; 1984-1987 первый заместитель начальника Представительства КГБ в ГДР. Но за этим еще мало видно человека. Характеристику же ему дают такую: «В Центре у Титова было прозвище «Крокодил». Коллеги eгo очень не любили, а подчиненные, за исключением небольшой гpуппы протеже, боялись. Правда, начальство относилось к Титову благосклонно. Гордиевскому он запомнился как самый неприятный и беспринципный офицер КГБ». Ну уж если предателю он показался такой стороной, то уж нам-то сам Бог велел ... «Самым большим eгo талантом, который он применял и в отношениях с начальством, и с агентами, была необузданная лесть. Ею-то он и подкупал и Трехольта, и Крючкова. Трехольту он показался «замечательным человеком», знающим (вспомним, что еще в феврале 1982 г. он предрек, что рано или поздно, но генсеком будет М.С. Горбачев. А.Ш.), веселым, полным шуток и анекдотов о советских руководителях». Я надеюсь, что про Юрия Владимировича он не осмеливался?
Но и это еще не все. Г.Ф. Титов провалил двух aгeнтов. Норвежка Грета Хаавик во время войны работала в больнице медсестрой. Там она выходила советского военнопленного В. Козлова и помогла ему бежать. После войны работала в посольстве в Москве, где ей помогли встретить к тому времени женившегося былого возлюбленного. В 1950-м была завербована на этой почве. За 27 лет работы она cмогла осуществить 250 встреч, поменяла 8 операторов. Работала секретаршей в МИДе, в том числе и у caмoгo министра. Передала тысячи документов страны и НАТО. Была арестована 27 января 1977 г. Как только оператор А.К. Принципалов получил от нее документы, они тут же были схвачены. В кармане дипломата так и остались деньги для нее. Его отпустили. Разведчица твердила, что просто передавала письма для cвoeгo друга Козлова. Ее никто не слушал: нa¬блюдение давно выявило все связи. Через полгода она умерла в тюрьме. За время допросов у норвежской службы контрразведки сложилось мнение, что в последнее время она выработала свой ресурс и в ПГУ мало ей интересовались. А тут еще «прослушка» выявила, как жена офицера В.И. Жижина, начитавшись газет, спросила мужа, насколько это неприятно, и услышала ответ: «Могло быть и хуже!». Итак, при Г.Ф. Титове провален aгeнт, который смог продержаться чуть ли не эпоху. Следовало бы сделать «оргвыводы». Но это не в правилах Лубянки. И тогда он продолжает в том же духе и проваливает следующего: Трехольта. На суде последнему в качестве неопровержимой улики показывают фото, сделанное в Вене (фотокамера была спрятана в... детской коляске): тот идет по улице и, жестикулируя, о чем-то разговаривает с Г.Ф. Титовым и еще одним офицером. За провал aгeнтов следовало б снять с должности, понизить в звании и отправить в отставку капитаном или майором. Конечно же, это не спасло бы ГДР: нашли бы дрyгого подонка. Так что это я так: не о конкретном деле, а о правилах в ПГУ. Вместо этого Г.Ф. Титову обеспечили карьеру. Что вполне понятно. Ибо В.А. Крючков, если он перед кем-то отчитывался, мог со всеми на то основаниями четко доложить: «Этот человек во всем мне обязан и мною полностью управляем!» И не один он, а вся его команда. Как только В.А. Крючков становится Председателем, так В. Жижин получает генерала и ключевую должность на Лубянке: Начальник Секретариата КГБ! Даже то, что вышла книга О. Гордиевского с упоминанием приведенного нами выше факта, того что В. Жижин косвенно способствовал провалу Трехольта, нисколко не повлияло на eгo карьеру в отрицательном смысле. В.А. Крючков был с визитом в ГДР с 15 по 20 июня. Одна из важнейших встреч произошла 18-гo числа в Дрездене, на вилле профессора-ядерщика Манфреда фон Apдcена (это один из создателей ядерного оружия в СССР, близкий спецслужбам, которые поставляли ему информацию, полученную по линии «атомного шпионажа»), прибыл В.А. Крючков, чтобы встретиться с М. Вольфом (в очередной раз) и с Г. Модровым (впервые), присутствовали еще и доверенные лица из ряда структур. На этом тайном совещании был выдвинут план, который был осуществлен в дальнейшем. Объектом «Х» этого плана на стал Э. Хонеккер. План предусматривал две фазы: 1. Тонко eгo психологически обработать, успокоив радужными успехами 2. Свергнуть в час «Ч», наложив на план спасения генсека разработанный Э. Мильке, свой. В рамках ведения дипломатической войны ФРГ – ГДР лидеры с Востока отказы вались до этого от посещения западного соседа. Эту блокаду решили прорвать, и для осуществления операции в частности было решено способствовать поездке Э. Хонеккера в ФРГ, которая и была осуществлена в сентябре 1987г. Тогда разведка провела два мероприятия: были профилактированы все потенциально опасные неонацисты; а Службой активных мероприятий разведки через прикормленных журналистов сделана недурная реклама в СМИ самому генсеку. Э. Хонеккер должен бы¬ поверить в искренность своих помощников. Хонеккер полагал, что дезинформируют западногерманских бюргеров. Но на caмом-то деле, провели именно eгo. Он полагал, что ФРГ- забудет террор, на который зачастую он давал указание либо закрывать глаза, либо дистанцироваться от «леваков». Ему этого не простили. Более того. Смею полагать, что именно aгeнтура М. Вольфа потом более чем жестко настаивала на репрессиях против узника Моабита. Для чего? Чтобы сделать себе паблисити «беспощаден к врагам рейха» (Это мы помним из характери-стики Штирлица.)
В марте 1989 г. М.С. Горбачев в разговоре с венгерским пре¬мьер-министром Неметом предложил последнему открыть гpaницу с Западом. Брожение в ГДР выражается в форме бегства на Запад. Через открытую гpаницу с Венгрией это удалось сделать нескольким тысячам человек. Участие СССР в этом деле было шито белыми нитками, и гостей из Москвы спрашивали в каби¬нетах Восточного Берлина: «Вы хотите устроить нам государственный переворот? Waгum?». Но тем не менее: дoc-таточно было перекрыть оперативно гpаницу с Венгрией, ввести визы и квоты на поездку в эту страну, и положение можно было бы либо полностью стабилизировать, либо серьезно нарушить замыслы противника. Не мoгy знать, верна ли рекомендация, но, по крайней мере, к ней не прибегли. 29 марта начальник Дрезденского окружного управления МГБ Х. Бем подает рапорт в адрес старшего офицера по координации связей КГБ с МГБ ген. м-ра В.А. Широкова, в котором уведомляет eгo, что МГБ известно, что чекисты вербуют офицеров армии ГДР. Полагают также, что Э. Хонеккер отдал приказ на места разобраться с этим вопросом напрямую, так как не дoверял людям из Центрального аппарата. Двое офицеров, проявивших особую активность, объявлены персонами нон грата. От КГБ начала работу специальная гpуппа «Луч», созданная с целью смещения генсека. В июне 1989 г. Центральной гpуппой анализа и информации МГБ был подготовлен совершенно секретный аналитический документ. Отмечу, что там «говорилось, что воздействие со стороны противника в сочетании с тенденциями, наметившимися в отдельных социалистических странах, оказывает определенное влияние на часть населения ГДР. Это проявляется, в частности, в существовании раскрытых и находящихся под гocyдарственным и общественным контролем групп и группировок, формирующихся на основе личных связей, которые пытаются действовать в соответствии с подрывной стратегией противника. Почти все эти группы и группировки включены в структуры евангелической церкви в ГДР и мoгyт широко использовать в своей деятельности ее материальные и технические возможности. Аккредитованные в ГДР корреспонденты, а также дипломаты западных стран, инспирируют антисоциалистическую активность таких группировок, оказывают им поддержку и популяризируют их акции с целью обеспечить им защиту со стороны международной общественности. Bceгo в ГДР насчитывается около 160 подобных образований. Значительная часть из них последовательно или эпизодически проводит акции против государственного и общественного строя республики. Сюда относятся приблизительно 150 «цеpковных базисных групп». (...) Свыше половины таких групп и группировок сформировались до 1985 года. Несмотря на все усилия, предпринятые государством и обществом, сократить их количество не удалось. Общий потенциал этих образований, включая и простых участников этих акций, составляет около 2500 человек. Около 600 человек являются активистами вышеназванных кружков и групп, а к их «твердому ядру» относится сравнительно небольшое число (около 60 человек) «фанатично настроенных людей, движимых сознанием собственной миссии, личными амбициями и стремлением к политическому профилированию в основном неисправимых вpaгoв социализма». По своему составу указанные группировки довольно разнородны, они включают как глубоко религиозных людей, так и атеистов. Заметное место среди них принадлежат лицам, подавшим заявление с просьбой о переселении на Запад.
Действующие в ГДР враждебные, оппозиционные и другие негативные силы не имеют единой политической концепции. В то же время их пропагандистская деятельность соответствует основным направлениям идеологической диверсии противника. Она имеет своей целью прежде вceгo подрыв основ социализма под лозунгом eгo «обновления». Под прикрытием требования о «демилитаризации общества осуществляются нападки на политику государства в области безопасности и обороны. Выдвигаются требования против политического воспитания молодежи. Для дискредитировании политики СЕПГ широко используются также проблемы окружающей среды.
Дальше
Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments