imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Раскопки в Сан Бартоло. Или как меня хотели посадить в тюрьму в Гватемале

В продолжении вот этого поста:



Автор Владимир Алексеев
[...] Стоит начать с того, что я всегда очень интересовался историей древних цивилизаций, и в особенности доколумбовых народов Мезоамерики. Я уже неоднократно бывал ранее в Центральной Америке, и посетил множество археологических сайтов и руин. [...]
Чем я больше читал по этой тематике, тем более загорался мыслью раскрыть некую тайну, которая уже не один век будоражит умы людей. Я даже завёл отдельный дневник, в который выписывал все расшифрованные иероглифы майя, цифры, имена, названия городов, исторические факты, календарные даты. Еще больше меня подстегнуло одно собственное маленькое открытие, сделанное опять же благодаря книге Анастасии Новых «Сэнсэй 4». Дело в том, что на всех найденных стеллах майя и других памятниках с датировкой, фигурирует некий мифический изначальный год, с которого майя вели свою хронологию. Это 3113 год до нашей эры. Так вот, на эту информацию ранее никто не обращал внимание, — это именно тот год, когда погиб легендарный Фаэтон! То есть — ольмеки и майя вели свое летоисчисление с года гибели Фаэтона!!!
И более того, это событие зафиксировано в мифологии многих народов нашей планеты. Дабы не вызвать бурную полемику и яростные дискуссии, не буду далее упоминать о фактах, подтверждающих существование на Фаэтоне высокоразвитой цивилизации, которая к тому же не однократно контактировала с теми же народами Мезоамерики, и передавала им определенные Знания. Опять-таки, все это можно проследить по многочисленным найденным артефактам, не говоря уже о том безумном количестве наиболее ценных экспонатов, которые без шума и пыли осели в частных коллекциях богатейших семей США, что уже само по себе наводит на определённые мысли. 

Кстати, в истории есть случаи, когда официальные лица (к примеру, консул США в Мериде Эдвард Томпсон) выкупали территории с древними развалинами (в данном случае не что иное, как саму Чичен Ицу), самостоятельно там проводили раскопки и поиски, вывозили вагонами то, что там находили, а потом еще и приказывали рабочим перетаскивать и менять местами стеллы, колонны и целые барельефы. То есть то, что не удавалось вывезти, просто уничтожалось. И таких историй даже не десятки, а сотни! И это абсолютно реальные исторические факты.
Это уничтожение продолжалось более 500 лет, но до сих пор страсти не утихают, и продолжают отыскиваться те или иные фрески с уникальными знаками и сценами, керамикой, и многим другим.
Вот именно на такие новые и недоступные без специального разрешения находки я и «положил глаз». С этого и начнётся моя история.
Больше всего меня заинтересовали три места — Сан Бартоло (самые древние из найденных фресок майя, опровергающие некоторые догмы историков о доклассическом периоде) и Шультун (так называемый Дом писца, с новым календарём, нарисованным на стенах, продолжающимся и после распиаренного 21 декабря 2012 года) в Гватемале, и Калакмуль (фриз и фрески со сценами жизни простых людей) в Мексике. 

Во всех этих местах продолжают вестись археологические раскопки, и получить разрешение на их посещение, а тем более фотосъемку — достаточно сложная процедура. Но, как всегда, помог случай.
Редакция российского National Geographic любезно подготовила для меня комплект официальных запросов, а в столице Гватемалы я нашёл человека, лично знакомого с вице-министром по культурному наследию Министерства Гватемалы по культуре и спорту — Розой Марией дель Кармен Чан Гусман, которая пообещала посодействовать в оперативном получении разрешительных документов на посещение и съемку в местах раскопок от Национального Института Антропологии и Истории Гватемалы (INAH).
Мне нужно было организовать настоящую мини-экспедицию: привезти в округ Петен из столицы представителя из INAH, который должен проследовать со мной в Сан Бартоло и Шультун со всеми разрешительными бумагами, снарядить вертолёт из Флореса до Сан Бартоло, внедорожник от Сан Бартоло до Шультуна и еще множество формальностей.
Мой представитель в Гватемале, Карла Молина, президент негосударственной ассоциации туризма Гватемалы, помогла мне во всех вопросах. Всё складывалось достаточно гладко, и не предвещало никаких проблем[...].
Таким образом я оказался в округе Петен, городе Флорес. На следующий день было выдано разрешение на съемку в Сан Бартоло и Шультун. Правда была одна небольшая загвоздка. Перед самым вылетом в Гватемалу меня предупредили, что примерно в это же самое время на эти раскопки приедут снимать фотографы из одного «крутого» международного издания (специально не буду озвучивать его название). 
И вот тут уже начинается другая, очень запутанная, я бы даже сказал — детективная, история…
Дело в том, что директором этих раскопок является гражданин США Вильям Сатурно. Этот человек сделал всю свою карьеру на этих раскопках, и как потом показали события, видимо считает эти найденные объекты всемирного культурного значения своей собственностью, в которой он — единоличный хозяин. А что ещё интересно — большая часть работ на этих объектах происходит под патронажем и финансированием неких крупных корпораций — если конкретно, то особого комитета Национального Географического общества США по исследованиям и разведке, гарвардского музея Пибоди (в котором собрана уникальная коллекция древних артефактов майя и других народов доколумбовой Америки), Фондом по улучшению положения Мезоамерики (США), и прочих.

Я нигде не встречал никаких статей и фотографий с этих раскопок, кроме как от американского NG или Археологического Института Америки (AIA), который в 2013 году финансировал работы по консервации этих фресок.
Перед тем, как найти нужного человека в Гватемала-Сити, помогавшего мне с официальными разрешениями от правительства Гватемалы, я в том числе писал и Вильяму Сатурно. На моё письмо он не ответил ни слова, но зато получил его, прочитал, и предпринял, как потом выяснилось, соответствующие меры…
Во-первых, с его подачи американское издательство NG написало ругательное письмо российскому издательству, с требованием отозвать меня от этих съёмок и вообще из этих мест. Но, так как я не являюсь штатным сотрудником российского NG, то и спрос с меня не большой. А вот что во-вторых и в-третьих, вы узнаете чуть позже… 

Поговорим для понимания немного об этом месте. Сан Бартоло, это большой комплекс руин площадью примерно 5 га, который располагается вокруг 24-ти метровой пирамиды. Данная пирамида возводилась и надстраивалась по крайней мере 6 раз. Сейчас со стороны она представляет из себя поросший джунглями и густой тропической растительностью холм, с небольшим тоннелем с одной стороны.
Всего 13 лет назад, в 2001 году, Вильям Сатурно случайно обнаруживает прекрасно сохранившуюся фреску (лицо бога-кукурузы), прячась от палящего солнца в одном из прокопанных мародерами тоннелей. Как потом выяснилось, эти тоннели вели во внутренние помещения в последней надстройке этой самой центральной пирамиды. С этого и началась история этого уникального места, расположенного на северо-востоке Гватемалы, в низменности округа Петен.
Фрески необычайно хорошо сохранились, так как еще во времена майя, предположительно около 2000 лет назад, по неизвестным причинам были залеплены глиной и грязью, а потом сами эти помещения полностью засыпаны камнями с землей, и таким образом запечатаны и законсервированы на долгие века.
Ещё они невероятно выразительны и показывают богатую, прекрасно сохранившуюся палитру. Но и это еще не всё. Фрески датированы 100 годом до нашей эры, что относится к доклассическому периоду майя. Ранее считалось, что подобная сложная и искусная живопись не применялась народами Мезоамерики до 7 века нашей эры. К примеру, другие наиболее выразительные цветные фрески майя из Бонампака (Мексика), найденные в 1946 году, относят аж к 790 году нашей эры, то есть спустя почти 9 веков после создания фресок в Сан Бартоло!
По мнению экспертов, в условиях местного климата, древние художники должны были выполнять свою работу очень быстро, и рисовать лишь до тех пор, пока свеже-оштукатуренная стена оставалась влажной. Иначе на гипсовой основе не смогла бы надолго сохранится краска и изображения. И это ещё больше поражает — ведь изображения действительно выполнены не просто мастерски, а очень талантливо и изящно. Кроме того здесь найдено много записей, которые учёные не могут расшифровать, так как они выполнены ранее не встречавшимися и неизвестными иероглифами.
Фрески располагаются на внутренних стенах вокруг помещения (тут до сих пор ведутся работы, и по прогнозам археологов её хватит на долгие годы) и содержат различные сцены. По версии самого Сатурно, эти фрески иллюстрируют представления древних майя о мироздании. На одной из них изображены четыре сына бога маиса. Первый из них стоит в воде и пускает туда рыбу, основывая подводный мир. Второй стоит на земле и приносит в жертву оленя, закладывая жизнь на земле. Третий парит в воздухе с птицей, чтобы начать жизнь на небе, а четвертый стоит на лугу в окружении цветов (пищи богов), показывая рай. 
На самом же деле, у меня есть веское предположение о том, что в данном случае мы в очередной раз имеем дело с интерпретацией «от ума» отголосков неких древних Знаний об энергетической структуре человека. Очень уж символичны данные изображения, изобилующие к тому же большим количеством интересных знаков. И всё это очень складно соотносится с информацией, изложенную в моей любимой книге АллатРа, которая и послужила неким толчком к этому исследованию. Я считаю, что это ничто иное, как изображение четырёх Сущностей. И подобные изображения и обозначения я видел уже много раз на артефактах других древних культур.
На вертолёте лететь до Сан Бартоло — 20-30 минут. Дорог туда нет, и альтернативой является лишь пеший поход по джунглям, продолжительностью около 2-3 дней. Но со мной обязательно должен был лететь с инспекцией сотрудник INAH Рафаэль Камбранес, который имел при себе все разрешительные бумаги, поэтому вертолёт был единственной возможностью в данных обстоятельствах. И вот мы уже пролетаем бескрайние джунгли, величественный Тикаль, верхушки пирамид которого безмолвно взирают сверху на огромные деревья, вспоминая в безмолвии некогда бурлящую тут жизнь… Группу археологов возглавляла маленького роста Патрисия Кастильо. Потом она сыграет ключевую роль во всей этой истории… Но это будет намного позже…[...].
В полутора-паре часов от Сан Бартоло располагается еще один нашумевший на весь мир объект — Шультун, и найденный там так называемый Дом Писца, в котором, согласно информации в СМИ, были обнаружены записи и расчёты древнего учёного, подтверждающих продолжение календаря майя после 21 декабря 2012 года, распиаренного на весь мир, как дата «конца света». Путь до этого объекта можно преодолеть двумя способами — либо пешком по джунглям, либо на внедорожнике по подобию раскуроченной дороги, но со скоростью пешехода. Нам повезло, и в лагерь археологов рядом с местом посадки нашего вертолета, как раз с других раскопок, приехал такой внедорожник…
Всю дорогу я ехал и гадал — какой он, этот Дом Писца? Что это за строение, насколько там большое помещение, насколько хорошо сохранились рисунки, и смогу ли я там разглядеть какие-нибудь интересные и значимые знаки? Я был очень серьезно подкован в вопросе расшифровки древних обозначений. Но судьба распорядилась иначе…
Мы доехали до нужного места. Со всех сторон взгляду стали различимы всевозможные древние строения, полуразрушенные, все поросшие густыми джунглями, где-то зияли тоннели, проделанные мародёрами, где-то виднелась каменная кладка, и даже подобие неких дорог, по которым когда-то ходили горожане этого древнего города. 
И вот по одной из тропинок нам навстречу выходит незнакомец с фотоаппаратом наперевес. Он здоровается со всеми за руку, представляется Борисом и помахивает своим фотоаппаратом, демонстрируя, что он здесь «свой». 
Учитывая сложную доступность этого места, еще более сложный процесс получения разрешения на фотосъёмку и мою информацию о том, что здесь собирались снимать фотографы, имеющие отношение к одному из спонсоров этих раскопок, я начал предугадывать неконтролируемое развитие событий. 
Мы с вами прекрасно понимаем, какая часть в нас хочет контролировать происходящее — это животное начало человека, но лишь позже я понял на примере этого случая, что всё происходит не просто так.
Тем временем на второй машине подъехала и Патрисия Кастильо, которая в отсутствие Вильяма Сатурно является здесь старшим археологом. Борис отзывает её в сторону, и они минут 15 о чем-то шушукаются. Я начинаю подозревать какие-то проблемы.
После этого, уже сама Патрисия отзывает опять же в сторону Рафаэля, инспектора от INAH, и теперь они уже тихо о чем-то переговариваются. Мое напряжение растёт.
 Далее уже Рафаэль отзывает в сторону Карлу, которая помогла мне всё организовать, и теперь уже они в сторонке начинают переговариваться. Я уже точно понимаю, что есть какие-то проблемы.

И вот ко мне подходит Карла, которая была моим представителем, и говорит:
- Владимир, у нас большие проблемы. Ты мне высылал по почте бумаги от российского издания National Geographic, благодаря которым мы получили разрешение, я это знаю, но нет ли у тебя с собой оригиналов?
— Конечно есть! Вот те самые бумаги, а вот моё удостоверение журналиста этого издания. — протягиваю ей предусмотрительно подготовленные бумаги.
Карла уходит к Патрисии и Рафаэлю, ожидающих её с кислыми минами на значительном удалении, и о чём-то снова долго переговариваются. Через некоторое время к ним присоединяется и Борис.
И вот вся эта делегация, исключая Бориса, направляется ко мне, и у нас происходит такой диалог:
-Владимир, — говорит Патрисия на испанском, а Карла переводит на английский, — я выехала из нашего палаточного лагеря в Шультун на десять минут позже, чем вы, и именно в этот момент мне пришло по электронной почте письмо от господина Сатурно. Он заявляет, что вы самозванец, что у вас поддельные документы, и чтобы мы категорически не подпускали вас к раскопкам ни в Сан Бартоло ни в Шультун! Некоторое время я стою ошарашенный такой речью, и от неожиданности даже не знаю, что ответить
— Что значит самозванец? Я вам только что передал оригиналы писем от российского издания NG c синей печатью и подписью главного редактора этого журнала. Вы хотите сказать, что я самолично подделал эти документы, печать и подпись?
— Конечно нет, мы не хотим этого сказать, — начинает говорить и Рафаэль — но Борис нам сказал, что американский редактор писал коллегам в Москву о том, что они сами будут тут снимать, и чтобы сюда никого не присылали из России!
— Рафаэль, а я вам так же ранее писал, что я не являюсь штатным сотрудником NG и сотрудничаю с различными российскими журналами на свободной основе. Если американское издание не хочет, чтобы материалы от меня попали в российское — это их полное право. Министерство дало мне разрешение на съемку этого всемирного культурного достояния, и я могу опубликовать материалы, в таком случае, в любом другом издании. Я надеюсь, это исчерпывает инцидент?
— Вы поймите нас правильно, американцы финансируют эти раскопки, и мы не можем пойти против их решения, — отвечает Патриция
— Давайте, американская и российская редакции NG всё уладит между собой, и тогда вы сюда вернетесь, если все будет в порядке? — добавляет Рафаэль
— Вы мне предлагаете второй раз снова арендовать вертолет, проделывать этот нелёгкий путь и задействовать массу людей, в том числе и для получения нового разрешения на другую дату? А кто компенсирует эти дополнительные расходы? Объясните мне пожалуйста, в чём проблема съемки на этих раскопках, если у меня имеется официальное разрешение от Национального Института Антропологии и Истории, если я оплатил все положенные государственные сборы за это, привёз и вас сюда, Рафаэль, как официального инспектора, и если я уже нахожусь здесь, прямо у входа в Дом Писца? Причем тут американские фотографы? Это что, их собственность, и они указывают правительству Гватемалы, кого сюда пускать, а кого нет? Почему журналисты из других изданий не могут производить здесь съемку? 
— Владимир, прошу нас понять. У вас нет никаких вариантов. — сухо отвечает Патриция
— Хорошо, давайте сделаем так: я при вас, как и в Сан Бартоло, произвожу фотосъемку, и при вас же отдаю официальному представителю Рафаэлю карту памяти со всем отснятым материалом. Она хранится у него до тех пор, пока мы не уладим конфликт между господином Сатурно, а также американским и российским NG. Если же конфликт улажен не будет — Рафаэль просто сотрёт все изображения, и вернёт мне обратно пустую карту. — я начинаю на ходу придумывать альтернативные варианты, потому что понимаю, что во второй раз сюда вернуться я не смогу
— Нет! — просто и коротко отвечает Патриция
— Почему нет? Объясните? Чем вас не устраивает предложенный вариант?
— Нет! … Нет! — снова отвечает эта мадам, нервно глядя то на меня, то на часы на своей руке, намекая, что пора бы прекратить всякие дискуссии.
Разговор продолжался еще некоторое время, но все попытки воззвать к логике и справедливости, ни к чему не привели. Кроме того, Патриция сфотографировала моё удостоверение, взяла оригиналы бумаг, и сказала что отправит все это в США и в Россию с официальным запросом моего статуса.
Не стоит и говорить о том, что по дороге назад в моей голове одна буря мыслей сменялась другой, мною полностью овладела ярость. Я был уже в Шультун, в каких-то нескольких десятках метрах от Дома Писца, но даже не дошёл до его порога, даже не увидел вход в это строение. Как это будоражит сознание — когда ты уже вот-вот находишься в нужном месте, преодолев такой долгий и трудный путь, но при всём желании тебе не удаётся дотянуться до желаемого, хотя оно так близко, что и не нужно даже особых усилий… "Лишь только б ты желал, желал…" — как говорится в «Вопле Ангела»… Но это еще далеко не конец этой истории, дальше – больше…
Мы вернулись во Флорес, распрощались, а на следующий день, так совпало, что я и группа, состоящая из трех человек (археолог из Гватемалы и два американца), отправились на вертолете в Эль-Мирадор, находящийся почти на границе с Мексикой, в непосредственной близости от мексиканского Калакмуль, который был у меня третьим в списке, и на раскопки в котором я уже почти месяц тоже пытался получить разрешение от соответствующих инстанций.

И вот во время полёта эти американские туристы стали гордо хвастаться, как буквально пару дней назад они были и в Сан Бартоло и в Шультун (!!!), причём вообще без каких-либо разрешений от правительства Гватемалы! А их спутник-археолог, насколько я услышал, около 4 дней назад ужинал во Флоресе с Сатурно, который, оказывается, в данный момент находится в Гватемале. 
На моё справедливое недоумение по этому поводу, Карла мне потом объяснила, что эти люди имеют какое-то отношение к спонсорам раскопок. Интересно получается — одни люди имеют возможность посещать подобные места как простые туристы без каких-либо разрешений от правительства Гватемалы, тогда как другие люди, даже имея все необходимые официальные бумаги от правительства этой страны, туда попасть не могут. И это решается не на уровне властей Гватемалы, а на уровне представителей США. Это нонсенс!
Вечером того же дня я написал об этом товарищу Сатурно, попросил разъяснить ситуацию в попытке наладить с ним нормальный человеческий диалог, и спокойно отправился в город Кобан, а вернее, меня туда подбросили на возвращающемся в столицу вертолёте. И вот на следующий день, по пути к водопадам Семук-Чампей, я получаю от Карлы в скайпе истерическое сообщение следующего содержания:

«Привет! Ты тут? У тебя есть реально большие проблемы. Мне нужно с тобой поговорить об этом. Пожалуйста, позвони сразу же, как сможешь. Мне только что звонил директор IDAEH, который общался с американцами, и он говорит, что ты действительно самозванец! Это правда? Ты обманул нас всех? Я не смогу больше ничем тебе помочь, если всё это так. Позвони мне немедленно, потому что ты больше не можешь легально работать на всех археологических памятниках, на которых планировал производить фотосъемку! И у тебя теперь действительно большие проблемы с правительством!»

От возмущения меня снова охватил Животный Разум. Я негодовал, воображение уже рисовало, как архонтские жернова перемалывают меня в Богом забытой тюрьме Гватемалы, как я нелегально пересекаю границу Гватемалы и Сальвадора, чтобы потом из другой страны, лучше из Панамы или Венесуэлы, по быстрому улететь домой.
Неконтролируемые мысли несли потоком идеи о том, как стоит мне только выбраться из этой оккупированной территории, как я раскрою мировой общественности глаза на то, как «закулисье» манипулирует правительствами стран третьего мира. Сознание скурпулёзно начало просчитывать варианты побега и желать добиться справедливости и поставить на место “этих негодяев”. 
Как же хитро Животное Начало! Ведь оно идёт на всё, что угодно, лишь бы вывести нас из состояния равновесия, лишь бы отвлечь от главного — от внутренней работы над собой! Ему всё равно, чем привлечь наше внимание — желанием обладать какой-то вещью, или желанием увидеть что-то красивое в этом мире, желанием добиться справедливости, или унести ноги «по добру по здорову», да всё, что угодно… Лишь бы мы желали, желали чего угодно, будь то дом с горящим очагом, или жажда приключений…
В такие моменты нужно просто осознать эти тонкие подмены, и попросту игнорировать эти мысли. Я сделал лучше — прямо в машине осуществил медитацию Лотос, которая привела меня в душевно-уравновешенное состояние. А до этого, написал Карле большое письмо, о том, что я возмущён этими обвинениями, возмущён поступками и ложью Сатурно, а еще более возмущён тем, как некие богатейшие корпорации и частные лица манипулируют всем в Гватемале (да и вообще в мире), даже правительственными организациями и государственными чиновниками. Что это произвол и беспредел, и что это скандал мирового уровня, явное доказательство того, как монополизируется всемирное культурное достояние, а Гватемала не является хозяином в собственной стране. 
Это письмо также потом сыграет ключевую роль в дальнейшем развитии событий…
Основная проблема всего этого. На мой взгляд, состоит в фальсификации истории, в сокрытии фактов, и в монополизации культурного достояния. Кого-то (назовём их Архонтами) в этом мире интересуют не столько сами раскопки, сколько цель не допустить «утечку информации», подтверждающей факт того, что раньше на всех континентах и у разных народов было некое Единое Знание. Вот и в Сан Бартоло детальное изучение фресок и деятельности Вильяма Сатурно лично мне подсказывает, что он пытается переделать по другому некоторые элементы изображений и кое-каких знаков. Это в некоторых местах отчётливо видно. Понимаю, что в это сложно поверить — но я высказываю лично своё мнение. Оно основано не на пустом месте, а на изучении многочисленных исторических фактов за последние 200 лет…
 В данном вопросе одна тема вытягивает другую, и как по ниточке стоит пересматривать всю мировую историю, в том числе и вопрос создания самих США. А это в свою очередь заставит пересмотреть и всё остальное, начиная от современных взаимоотношений государств и до истории создания религий. Именно поэтому и существует такое понятие, как запрещённая ареология, и именно поэтому официальная наука не объясняет сотни находок по всей планете, которые ставят под сомнение всю академическую науку…. Это информационная война, которая ведётся веками…

[...]
Наверное, отойду немного от темы, и приведу вам несколько исторических примеров, также подтверждающих то, о чём я говорю:

Первый пример (знаки). Хараппская знаковая письменность, которая до сих пор не расшифрована. Учёные находят некоторые похожие знаки и у шумер, высказывают мнение о близости к хеттскому иероглифическому письму. Более того, они обнаружили, что практически 50 символов Хараппской культуры подобны знакам с острова Пасхи! Это же где находится южная часть Тихого океана, собственно говоря, сам остров Пасхи, и где Индия с Пакистаном — место расположения древней Хараппской культуры?! Их же разделяет расстояние в 13 тысяч километров и время в тысячи лет! Это (только лишь на одном примере, а их массы) говорит о том, что данные знаки и символы знали в разных частях света в разное время. И это несмотря на то, что местные народы в разные времена придавали им свой окрас в их трактовке. Важность некоторых знаков, доказывает ещё один факт своеобразной «охоты» за ними. На том же острове Пасхи знание о знаках и символах, впрочем, как и их употребление в письменности, исчезло совсем недавно, в середине XIX века, когда на остров ворвалась «Западная цивилизация» в виде людей, приплывших на голландских и испанских кораблях. О необычной письменности острова миру поведал побывавший там католический миссионер. Жители острова Пасхи вели свои записи особыми знаками на деревянных дощечках, которые были почти в каждом доме.
Но открыв европейцам знаки острова Пасхи, этот миссионер и его последователи в то же время сделали всё, чтобы эту письменность уничтожить, сжечь как языческую ересь. И что осталось сейчас от этой совсем недавно существовавшей культуры? Несколько сот огромных скульптур-голов, раскиданных по всему острову Пасхи, да пара десятков дощечек — памятников письменности, которые чудом сохранились, а также посох и нагрудное украшение с письменами. Причём последние разбросаны по различным музеям мира. Такое впечатление, что мировые жрецы, узнав об этих знаках и символах, сделали всё, чтобы их уничтожить, даже несмотря на то, что это и так были уже фактически жалкие остатки когда-то былых знаний.

Второй пример. Я думаю тут и не стоит подробно на этом останавливаться — мифы и легенды Мезоамерики, Перу и Древнего Египта. Просто почитайте сами — и найдёте много удивительных совпадений. Осирис, Виракоча, Кецалькоатль… Да и не только, но особенно изучите этих богов… И кстати, параллельно изучите мифологию викингов и народов Скандинавии… Тоже будете удивлены…

Третий пример. В начале XX века один европейский этнограф путешествовал по Южной Африке. Пребывая в районе пояса Драконовых гор (тех самых гор, где бушмены оставили свои наскальные надписи), он попал в селение народа басуто. Для него удивительным было то, что все стены глинобитных домов конической формы с соломенной кровлей были разрисованы разным цветным орнаментом, за которым хозяева дома тщательно следили. Оказывается, это была письменность этого народа, где каждая знаковая символическая деталь орнамента что-то обозначала. Этнограф опубликовал в одном из специализированных журналов своё открытие, чтобы привлечь внимание учёных-лингвистов. Но в ответ, как говорится, тишина. А когда много лет спустя кто-то из специалистов случайно нашёл это сообщение, и в ту местность для изучения данной необычной письменности направилась группа учёных, оказалось, что там уже «кто-то» серьёзно поработал над искоренением этого орнаментированного языка из сознания народа басуто!
А всё очень просто. Сразу после публикации того этнографа в район Драконовых гор в срочном порядке прибыли другие «специалисты». Ведь в то время народ басуто был под британским протекторатом. Власти Великобритании мало вмешивались в дела данного народа до этого случая. Их насильственное «опекунство» над африканским народом больше было связано с алмазными копями — кимберлитовыми трубками, содержащими алмазы, обнаруженными неподалёку от тех мест. Но как только прошла информация, связанная со знаковой, орнаментированной письменностью этого народа, те кому надо, отреагировали на неё гораздо быстрее, чем в своё время на наличие алмазов в тех же местах Южной Африки. Так вот, эти «специалисты», прибывшие в качестве миссионеров-католиков, оперативно создали для этого народа новую письменность (сисуто) на основе латыни, открыли школы и стали обучать этой письменности и английскому языку, насильственно отучая новые поколения от языка и письменности их предков. Они так забили людям головы, что когда туда приехали учёные-лингвисты, то оказалось, что даже семидесятилетние старики уже не помнили письмо своих отцов, потому что учили только английский и сисуто. В результате сейчас местное население слепо копируют орнамент своих предков, не понимая его истинного смысла, изменяя и упрощая его, разрисовывая дома часто ради дополнительного заработка, основанного на привлечении иностранных туристов такой «самобытной культурой местных народов». И даже не понимают, какой основы знаний (духовных) они лишились, и почему сегодня ими и их правителями так легко продолжают управлять всё те же иностранцы, провоцируя в стране безработицу, голод, мятежи и политические перевороты.

Четвертый пример — это вообще вся история конкисты, и особенно деятельность епископа Диего де Ланды, который не только устроил самую настоящую инквизицую (!) на Юкатане, но и уничтожил всю (!) письменность народа майя (и все многочисленные литературные произведения этого народа), акромя тех четырёх, которые чудом сохранились до наших дней и находятся в музеях . Кстати, Пётр Первый, между прочим, в этом отношении тоже очень «отличился». Мало того, что он уничтожил исконный древнеславянский алфавит и вычеркнул из нашего календаря 5503 года, так еще и аналогичным образом приказал якобы для переписки собрать все рукописи и книги по всей империи, и попросту их уничтожил, наняв параллельно немцев для того, чтобы те переписали всю историю Руси. Поведение Петра I легко кстати проследить и объяснить — взгляните на этот отрывок из книги Вернадского Г.В. «Русское масонство в царствование Екатерины II», изданной в 1917 г.:

«Петр Первый был принят в масоны — в шотландскую степень Святого Андрея, причем при вступлении дал обязательство, что орден сей он восстановит в России. Это он и исполнил. Его письменное обязательство существовало в прошлом веке в той же ложе (она называлась «Нептун»), где он был принят и многие оное читали».

Пятый пример — я о нем писал уже выше — это история консула США в Мериде, Эдварда Томпсона, который купил территорию Чичен Ицы. Он же нашел на этой территории Чичен Ицу, вывез в США огромное количество ящиков с находками, а когда покидал развалины, приказал рабочим перетаскивать и менять местами стеллы, колонны, барельефы и целые блоки на другие места. То есть то, что он не смог вывезти, он пытался разрушить! И это тоже исторический факт….
. ©
Tags: Антология Таинственных Случаев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments