imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Скрытая жизнь растений

Эффект Бакстера


Клив Бакстер рядом с
растением Драцена Масенджиана, 1966
С 1962 года Бакстер обучал спецслужбы и полицию как правильно использовать полиграф (детектор лжи). Однажды у него появилась идея использовать свой полиграф на растении (драцена), растущем в его офисе. Он только что полил этот декоративный куст и решил выяснить, сколько времени пройдет, прежде чем вода поднимется к листьям. Внезапно пишущий прибор стал вычерчивать очень знакомую кривую. Сколько раз во время допросов Бакстер видел эту «формулу радости». Она возникала, когда человек, отвечавший машине, был чем-то приятно удивлён. Странно, подумал Бакстер, неужели растение обрадовалось воде? Как оно может чему-то радоваться?! Бакстер тут же решил проделать ещё один опыт. Надо взять спичку, зажечь её и поднести к одному из листков. Но ход его размышлений был прерван. Снова дрогнул самописец, рассекая лист бумаги «графиком страха». Так обычно пугаются люди. Бакстер был изумлён: «Я же ничего еще не сделал! Я только подумал о спичке и об огне. Неужели растения могут читать наши мысли?»
Этот случай стал началом целой серии экспериментов. Теперь Бакстер всё свободное время разговаривал с растениями. Он быстро уяснил, что эти зелёные растения, к которым мы привыкли относиться, как к стенам или придорожным камням, обладают таким же нравом, что и животные и люди.

Данные самописца детектора лжи, подключенные к растению Драцена Масенджиана: 1) Нажатие рукой на PGR контакты. 2) Обдумывание методов угрозы растению. 3) Первая мысль о поджоге листа растения. 4) Эксперементатор уходит из комнаты за спичками. 5) В этом месте никакой регулировки аппаратуры не производилось. 6) Зажигание спички

Чтобы выяснить, обладают ли растения памятью, Бакстер разработал эксперимент, в котором растение должно было определить неизвестного убийцу другого растения. Для участия в опыте Бакстер отобрал шесть добровольцев из числа своих учеников. Некоторые из них были полицейскими с многолетним стажем. Шесть участников эксперимента вслепую вынули из шапки свернутые листки бумаги, на одном из которых было написано указание выдернуть с корнем, растоптать и полностью уничтожить один из двух цветков, росших в одной комнате. «Преступник» должен был совершить это злодеяние в полной тайне: ни Бакстер, ни другие пять добровольцев не знали, кто он. Таким образом, второй цветок оставался единственным свидетелем преступления. После этого Бакстер прикрепил электроды ко второму растению. Он решил устроить негласному свидетелю «очную ставку». Когда «убийца» приблизился к цветку, тот явно перепугался, хотя «враг рода растительного» никак не выказывал своих планов.
Однажды Бакстер обнаружил, что когда растению угрожает чрезвычайная опасность или повреждение, то, защищая себя, оно реагирует как опоссум или даже человек: «теряет сознание», «падает» в глубокий обморок. Как-то раз к Бакстеру приехал канадский физиолог посмотреть на его опыты и непосредственно столкнулся с этим явлением. Бакстер подсоединил к полиграфу одно, затем другое и третье растения, но ни одно из них не реагировало. Он проверил оборудование и попробовал еще два растения, но безрезультатно. И только шестой цветок показал слабую реакцию.
Заинтригованный этим, желая прояснить, что могло так повлиять на его питомцев, он поинтересовался: «А вы в своей работе не причиняете вред растениям?» «Еще как причиняю! - ответил физиолог. - Я их убиваю - сжигаю в печи, чтобы получить сухой остаток для анализа». Через сорок пять минут после того, как физиолог уехал в аэропорт, все растения Бакстера вновь реагировали на его мысли, как ни в чем не бывало.
Во время последующих опытов Бакстер выяснил, что растения болезненно реагируют на смерть любого живого существа - будь то собратья по флоре или неприметные нам бактерии и амебы. Но особенно они волнуются за животных. В целом эксперименты показали, что растения испытывали положительную реакцию, когда цветок поливали, фиксировали тревогу, когда его хотели уколоть, страх, когда окунали листья в кипяток, стресс, когда под угрозой оказывалось другое растение или живое существо.
Сообщение Бакстера 2 февраля 1966 г. положило начало полемике, которая не прекращается до сих пор. В 1968 г. результаты экспериментов Бакстера были опубликованы в «Международном журнале по проблемам парапсихологии», а затем растиражировано в бестселлере Питера Томпкина и Кристофера Берда «Скрытая жизнь растений» (1973). Американские ботаники, которые провели подобные эксперименты, не смогли повторить результаты Бакстера. Но поскольку никто не усомнился в его честности, ученые пришли к выводу, что ошибочны его логика и методология. Скептики напомнили, что результаты, полученные с помощью детектора лжи, вообще не надежны. Другие высказали предположение, что растения реагируют на количество окиси углерода, которую выдыхают люди.
В 2003 году в США вышла из печати книга "Primary Perception. Biocommunication with Plants, Living Foods, and Human Cells" ("Первичное восприятие. Биокоммуникация с растениями, продуктами питания и человеческими клетками")*, которая стала итоговым трудом исследований Клива Бакстера в области биокоммуникации. Об итогах первого и самого значительного открытия Бакстер писал в своей научной статье "Свидетельство наличия у растений первичной перцепции", которая была опубликована в американской печати в 1968 году. Этот эксперимент с растениями и креветками вызвал целую бурю в научном мире Америки и Европы. Тем не менее, научные исследования «эффекта Бакстера» продолжаются. «Когда Бакстер и его коллеги, используя разные виды растений, и разные инструменты в различных местах страны получили схожие результаты, это стало предпосылками дальнейшего изучение материала. Были испытаны более двадцати пяти видов растений и фруктов, включая салат-латук, лук, апельсины и бананы. Эти, похожие одно на другое наблюдения, требовали по-новому взглянуть на жизнь и имели эффект разорвавшейся бомбы для науки», - говорится в книге Томпсона «Скрытая жизнь растений».
Итак, растения реагируют на мысли людей, как некие телепаты? Но действительно ли они реагируют на мысли? Может быть, на что-то иное?

Предвидение Козырева

Для того чтобы мы могли ответить на этот вопрос, отвлечемся немного от Бакстера и перенесемся из Америки в Советский Союз, где в это же самое время свои эксперименты проводил Козырев. В середине прошлого столетия советский астрофизик доктор наук Н.Козырев впервые обратил внимание на то, что время представляет собой некую сущность («субстанцию») и обладает уникальными физическими свойствами. Он провел многочисленные эксперименты по определению природы времени, и обнаружил, что время несет в себе функции самоорганизации материи. В связи с явной аналогией между опытами Бакстера и Козырева мне хотелось бы привести небольшой отрывок из воспоминаний Павла Зныкина о Козыреве. «Предвидение Козырева» http://pavel-znykin.narod.ru/.

"Козырев жил в номере гостиницы, отделанной деревом под старину и скрипучей, как старый корабль. В открытые окна тянули свои лапы сосны, по которым иногда прыгали белки. Нам обоим нравилось бывать в этом номере. Часто все обсуждения мы проводили именно там. Мне бросилось в глаза, что крутильные весы у него сделаны во многих экземплярах и стоят во всех местах, где ему приходится бывать, стояли они и здесь. Однажды я обратил внимание на это. Он тут же отреагировал: «Это для попутных экспериментов. Смотрите, как интересно. Два дня назад поставил букет цветов, и стрелка немедленно стала притягиваться к нему. Букет стал вянуть – стрелка от него стала отталкиваться. Получается, что реагирует на живое? Хотя, может быть, просто изменилось испарение».

Я подошел к тумбочке – действительно стрелка прибора показывала в противоположную сторону от букета. И вдруг стрелка повернулась на меня. Шаг в сторону – стрелка возвращается на нейтраль, шаг к тумбочке эффект повторяется. Я сказал об этом Козыреву. Он с интересом подошел посмотреть. Стрелка стала отталкиваться от него. Так мы по очереди подходили к прибору, и реакция сохранялась одинаковой: от Козырева отталкивается, ко мне притягивается. В конце концов, Козырев грустно вздохнул, – Ты молодой в тебе жизнь кипит, а я старик – скоро умру, как эти цветы…

– Ну что вы, Николай Александрович, к чему такой пессимизм. Это просто реакция на испарение, – и мы как-то невесело рассмеялись от того, что оба отлично поняли, на что реагирует стрелка…"

Так на что на самом деле реагировала стрелка в этом наблюдении? Обратимся теперь непосредственно к опытам Козырева. Ведь он экспериментально обнаружил, что необратимые процессы, происходящие внутри системы, способны изменять энтропию процессов, происходящих снаружи, за счет изменения плотности времени в окружающем пространстве. При возрастании энтропии внутренней системы плотность времени в окружающем пространстве этой системы увеличивается, и наоборот. Таким образом, Козырев нашел способ регистрировать возрастание или убывание энтропии, в виде изменения внутренней организованности системы.

Энтропия и тепловая смерть Вселенной

Теперь давайте разберемся, что мы будем понимать под термином энтропия. Понятие энтропии первоначально обозначало математическую меру хаоса. Это значит, чем больше хаоса и беспорядка в системе, тем энтропия больше, но чем больше в системе порядка, тем энтропия меньше.

Рудольф Клаузиус
Впервые понятие энтропии было введено немецким физиком Рудольфом Клаузиусом в середине прошлого века. Когда он и английский лорд Вильям Томсон (Кельвин) открыли закон, имеющий название второго начала термодинамики, то получили из него неожиданные выводы. Этот закон устанавливает в природе наличие фундаментальной асимметрии, то есть однонаправленности всех происходящих в ней самопроизвольных процессов. Об этой асимметрии свидетельствуют все процессы, окружающие нас: горячие тела с течением времени охлаждаются, однако холодные сами по себе отнюдь не становятся горячими; прыгающий мяч, в конце концов, останавливается, однако покоящийся мяч самопроизвольно не начнет подскакивать. Здесь проявляется то свойство природы, которое Кельвин и Клаузиус смогли отделить от свойства сохранения энергии. Оно состоит в том, что, хотя полное количество энергии должно сохраняться в любом процессе, распределение имеющейся энергии изменяется необратимым образом.
Такое истолкование связи энергии и энтропии, при котором энтропия характеризует условия запасания и хранения энергии, имеет большое практическое значение. Первое начало термодинамики утверждает, что энергия изолированной системы (а возможно, и всей Вселенной) остается постоянной. Поэтому, сжигая ископаемое топливо - уголь, нефть, уран - мы не уменьшаем общих запасов энергии. В этом смысле энергетический кризис вообще невозможен, так как энергия в мире всегда будет оставаться неизменной. Однако, сжигая горсть угля и каплю нефти, мы увеличиваем энтропию мира, поскольку все названные процессы протекают самопроизвольно. Любое действие приводит к понижению качества энергии Вселенной, которая из упорядоченной энергии превращается в хаотичную.
Второе начало термодинамики указывает естественное направление, в котором происходит изменение распределения энергии, причем это направление совершенно не зависит от ее общего количества. При всех превращениях различные виды энергии в конечном счете переходят в тепло, которое, будучи предоставлено себе, рассеивается в мировом пространстве. Так как такой процесс рассеяния тепла необратим, то рано или поздно все звезды погаснут, все активные процессы в Природе прекратятся, и наступит состояние, которое Клаузиус назвал "тепловой смертью" Вселенной. Коротко суть второго начала термодинамики сводится к тому, что нагретый чайник самопроизвольно может только остыть. Но никогда, ни при каких условиях он сам нагреться не сможет. Этот закон также означает, что все, когда-либо созданное, рано или поздно будет разрушено. Поэтому во вселенной хаос беспорядок (энтропия) могут только возрастать, но никогда самопроизвольно уменьшаться не сможет.
В отличие от Клазиуса Козырев утверждал, что процессы самоорганизованности происходят повсеместно, благодаря организующим свойствам времени. Когда время втекает в систему, процессы в ней начинают самопроизвольно упорядочиваться, энтропия при этом уменьшается. Именно благодаря времени, явления во Вселенной проходят путь от простого к сложному.

«Излучение и поглощение» энтропии

На своих лекциях Козырев часто рассказывал об экспериментах по наблюдению проявлений сил хода времени. В те годы он проводил три основных вида экспериментов:

1. С гироскопами.
2. С маятниками.
3. С крутильными весами.

И об экспериментах с разноплечими крутильными весами он говорил, как о наиболее убедительных. Помимо Козырева подобные эксперименты проводил Павел Зныкин. В легко доступной форме он рассказывает о том, как он это делал. Я приведу еще один отрывок из его воспоминаний о Козыреве.
«Моё отношение даже к видимым фактам, – пишет Зныкин, – крайне скептическое, вероятно, это какие-то тепловые эффекты. Нормальный исследователь должен был бы поставить чисто измерительный эксперимент (как это делал Козырев) – построить зависимость время поворот - интенсивность освещения (площадь освещенного участка). О чем таком можно говорить при моем полном скептицизме. Постановка такого эксперимента тогда означала для меня ни более, ни менее, как ловлю чёртиков по углам. Меня интересует вещь куда более простая: есть ли вообще само явление? Поэтому на расстоянии 5-6 метров от крутильных весов я устанавливаю лампу, с помощью системы зеркал направляю свет от неё к крутильным весам, вся эта сложность для того, чтобы исключить влияние конвективного тепла, и провожу серию экспериментов первой степени тупости: свет включен – стрелка повернулась к освещенной части шкалы. Свет выключен – стрелка вернулась в исходное положение.
Это происходит в 100 случаях из 100. Моя тупость удовлетворена. Явление существует. Без восклицательных знаков. Оно просто непонятно почему есть. Теперь второй вопрос: в чём причина явления? Вот теперь мне хочется удовлетворить своё любопытство. Что вызывает это явление? Пока о том, что это явление связано с ходом времени, и вообще связано со временем - речь не идёт. Козырев сказал, что крутильные весы реагируют на остывание нагретых тел и на таяние льда. При чем на нагретый предмет стрелка притягивается, а от тающего льда отталкивается…По логике вещей при возникновении конвекций от тепловых явлений должно быть наоборот. Снова ставится тот же эксперимент по реакции на горячую воду и опять это происходит в 100 случаях из 100. То же самое с кусочками тающего льда. Постановка чисто качественного эксперимента. Есть ли само явление?
Поставил рядом с крутильными весами кружку кипятка, а сам ушел, через некоторое время вернулся – «стрелка» крутильных весов указывает на кружку. Убрал кружку и ушел. Вернулся – стрелка повернулась на 90, поставил другую, и т.д. Это Козырев вылавливает 2-3 градуса, меня интересует только 90 градусов, и только «да» - «нет», чисто качественно в 100 случаях из 100.
С некоторого момента для меня уже нет вопросов. Явление существует, но эксперимент продолжается до сотого повторения. Интересно, реакция на пробирку, в которой идёт растворение серной или соляной кислоты с выделением тепла, и на пробирку, в которой растворяется гипосульфит натрия с поглощением тепла, стрелка отталкивается, как от тающего льда. Этот факт чисто тепловыми явлениями не объяснить. Для того чтобы понять, что происходит, я растворил не менее 20 кг гипосульфита около Козыревской стрелочки. В то время я снимал вакуумные спектры для своего диплома, потребность в закрепителе была большой для обработки плёнок. Растворение проводилось в химическом стакане с малым количеством воды так, чтобы образовалась полужидкая кашица, это давало низкие температуры, порой стакан покрывался инеем. На экзотермическое растворение и на эндотермическое реакция одинаковая (поворот идёт в одну и ту же сторону). Если бы я этого не увидел, то можно было бы все эффекты Козырева свести к чисто тепловым явлениям.
Козырев сам рекомендовал мне попробовать это в первых же беседах и подчёркивал, что реакция идёт на процесс, а не на тепло или холод. (Смотрите статью Козырева «Об исследованиях физических свойств времени» http://www.torch.02rus.ru/articles/time/html/time1.html).
Поднимаю книги по химии, занимаюсь вопросами, о которых имею только поверхностное понятие. Пытаюсь понять, что же происходит при растворении. Оказывается в химии, как и в физике всё теоретически рассчитывается. Основой этих расчётов служит закон Гиббса. Надолго ухожу в расчеты. Считаю равновесное состояние системы. И постепенно начинаю понимать, что по этому самому закону Гиббса энтропия системы стремясь к равновесию меняется в несколько этапов, а сумма или интеграл будет равна нулю. Так что же мы регистрируем? Поток энтропии? Стрелочка Козырева каким-то образом реагирует на изменение энтропии по замкнутому контуру?

Причём, как в его опытах с гироскопами разделяются сила действия и сила противодействия, так и здесь на этапе снижении энтропии, стрелочка на неё реагирует, а при возрастании нет? Как это она может чувствовать две части равновесного процесса. Прибор Козырева реагирует на изменение энтропии и эксперименты с ним нужно проводить там, где наглядно изменение энтропии. Впоследствии после описания опытов в печати на связь их результатов с изменением энтропии указывали многие экспериментаторы…»
Итак, Козырев в своих экспериментах установил, а Зныкин повторил еще раз его опыты, что стрелка прибора реагирует на процессы, которые идут с выделением или поглощением энтропии. Сам Козырев об этих результатах говорил более осторожно. Он говорил не об энтропии, а об интенсивности хода времени, а энтропия же менялась в зависимости от изменения интенсивности хода времени. Но для нас более важен тот факт, что одни системы могут излучать энергию с высоким уровнем энтропии, другие, наоборот, способны излучать энергию с низким уровнем энтропии. Именно на эту особенность реагировала стрелочка крутильных весов, когда к ней по очереди подходили молодой студент Зныкин или немолодой уже Козырев.

Волны хаоса

В книге 1 «Что такое время?» мы уже рассматривали вопрос, что самоорганизация систем возможна только в том случае, когда в нее втекает время в виде динамической энергии. При этом система растет, развивается, становится более сложной по строению и функциональным возможностям, в ней возникают все новые и новые внутренние подсистемы. Интенсивность потока настолько высока, что она выплескивается за пределы самой системы в окружающее пространство. Такая система становится для окружающих объектов источником энергии, проходящих через нее волн времени. Система как бы сама излучает в пространство волны времени.
Но поток времени, втекающий в систему не бесконечен. Рано или поздно он заканчивается, и тогда система умирает. Причем окончание потока не происходит так, как, например, в водопроводном кране: кран открыт – вода течет, кран перекрыли – вода закончилась. Поток времени, втекающий в систему на первоначальном этапе, обладает наибольшей интенсивностью. По мере того, как энергия расходуется, интенсивность потока падает, в старых системах интенсивность настолько мала, что она уже не способна производить новые подсистемы, ее хватает только на поддержание тех подсистем, что уже были когда-то созданы. При этом в самой системе нарастают процессы деградации, а стало быть, и диссипации энергии в соответствии со вторым началом термодинамики. В этом случае система не излучает в окружающее ее пространство волны времени, от нее исходит только диссипативная энергия, и я бы назвала такую энергию волнами хаоса. И, когда поток энергии-времени полностью иссякнет, системе наступает конец.
Давайте теперь подытожим. Молодая самоорганизующаяся система излучает волны времени, когда поток времени направлен внутрь системы. Старая, умирающая система излучает диссипативную энергию, которую будем иногда называть волнами хаоса. Козырев считал, что старые системы излучают время, в отличие от молодых, которые время поглощают. Но если мы говорим об излучении диссипативной энергии старыми системами, а время – суть энергия, то можно также говорить о том, что система излучает время. Козырев также писал, что вытекающее из системы время уносит организованность. При этом системы разрушаются.

Заключение. Растения регистрируют волны хаоса

Итак, подведем итоги. В первую очередь, хочу обратить внимание, что любая самоорганизующаяся система может поглощать и излучать волны времени. Однако пока система молодая, интенсивность излучения высокая. По мере старения системы интенсивность волн времени падает, зато возрастает интенсивность излучения диссипативной энергии, которая возникает в процессах деградации внутренних подсистем. Излучение диссипативной энергии мы еще будем называть волнами хаоса в качестве противоположного по смыслу понятию волнам времени.

Теперь снова вернемся к экспериментам Бакстера. В свете всего изложенного становится понятно, на что именно реагировали растения. Они как раз и реагируют на излучение волн времени или волн хаоса. У них нет никакой способности к телепатии, они не понимают мысли людей. Когда человек совершает разрушение в окружающей его среде, он начинает излучать волны хаоса, другими словами, от него идет диссипативная энергия, энергия разрушения. Когда он думает о разрушении, то тоже излучает диссипативную энергию. Растения могут на это реагировать точно так же, как реагируют на солнечные лучи.

Мы знаем, что растения тянутся к свету. И в этом мы не видим никакой мистики. Не говорим, что растения мыслят и поэтому тянутся к Солнцу. И по большому счету они тянутся к свету, как мне кажется, совсем не потому, что от Солнца идет поток фотонов, играющих роль при фотосинтезе. В большей степени от Солнца непрерывно идут мощные потоки волн времени, обладающих самыми высокими самоорганизующими свойствами, что для растений гораздо важнее, нежели просто фотоны.

На протяжении всей эволюции растения всегда стремились туда, где идет мощный поток энергии с высоким уровнем негэнтропии (понятие негэнтропии является антонимом понятию энтропия). Они всегда будут отталкивать от тех зон, где поток энергии несет в себе хаос и разрушение, т.е. с высоким уровнем энтропии.

Если, например, в опытах Козырева стрелочка крутильных весов реагировала только на волны времени, идущих от разных систем, притягивась к ним, и отталкиваясь от волн хаоса, идущих от других систем. То живые «приборы» в виде растений четко улавливают волны хаоса, когда человек думает о разрушении. Растения не читают мысли, а улавливают возникающие волны хаоса, т.е. диссипативную, разрушительную энергию, возникающую при этом.
Хочу еще раз вернуться к тем американским ботаникам, которые проводили подобные эксперименты, но не смогли повторить результаты Бакстера. Видимо они излучали такое количество диссипативной энергии, что растения просто цепенели в их присутствии.
Точно также непонятно, что измеряли Разрушители легенд из известного телесериала. Как утверждает Википедия, команда проверяла знаменитую теорию «первичного восприятия», изобретателем которой является известный специалист по работе с полиграфом Клив Бакстер. Испытания заключались в подключении растений к гальванометру полиграфа, с последующим нанесением растениям настоящего и воображаемого вреда (вред наносился также другим объектам поблизости от растений). Гальванометр периодически реагировал на случайные помехи (показывая что-то вроде «реакции» в каждой третьей проверке), поэтому был использован гораздо более точный и менее подверженный помехам энцефалограф. Когда Грант и Тори включили устройство, в случайный момент времени опускавшее яйцо в кипяток, растения никак не реагировали. Также были проверены лейкоциты Тори, но и они никак не реагировали на то, что Кэри использовала на нём электрошок. Итак, команда якобы опровергла эффект Бакстера.
Давайте проанализируем, что могла измерить команда с таким названием. Уже в самом наименовании «Разрушители» заключена достаточно большая доза диссипативной энергии. Вряд ли и члены команды имеют в своем энергетическом поле низкий уровень энтропии. Скорее всего, уровень энтропии зашкаливал так, что в условиях эксперимента все окружающие их биологические объекты погружались в кому.
В связи с полученными неудачными результатами, я еще раз хочу повторить слова одного из основателей квантовой физики Нильса Бора. Он говорил, что если элементарные частицы существуют только в присутствии наблюдателя, то бессмысленно говорить о существовании, свойствах и характеристиках частиц до их наблюдения. Когда такое заявление звучит из уст великого физика, то оно в значительной степени подрывает авторитет науки, поскольку она (наука) основывается на свойствах явлений «объективного мира», т.е. независимых от наблюдателя. В свете вышесказанного можно к его словам добавить следующее. Если результаты экспериментов зависят от факта наблюдателя, то оказывается, что немаловажным являются и моральные качества самого наблюдателя. Поэтому экспериментаторы, которые несут в себе разрушающее отношение к миру, будут получать совсем иные результаты, чем те, кто таким отношением к миру не обладает. от на такой «пафосной» ноте пришлось закончить эту статью…
.©
Tags: Антология Таинственных Случаев, Наука и ЖестЪ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments