imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Геноцид, которого «не заметили»

«Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы — за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название».

«Талергофский альманах»

Талергоф. О чем говорит это название современным украинским школьникам и студентам? Практически ни о чем. Эта страница нашей истории старательно затушевывается, выскабливается, вытравливается из народной памяти. О них молчит наше чиновничество, о них стараются не упоминать наши клинически украинствующие субъекты, о них даже не заикаются школьные и вузовские историки. И тому есть причины. Сугубо идеологические.

«История будет ко мне благосклонна, потому что я сам ее напишу», — говаривал старый английский колониалист Уинстон Черчилль. Украинская историография будет всегда благосклонна к украинской идее, потому что эта историография, словно под копирку, списана с пропагандистских прокламаций недругов Руси — австрийских, польских, немецких (а в XX веке английских и американских) стратегов. Неспроста ведь именно самой западной части Русского мира — Червонной Руси (топоним Западная Украина будет придуман гораздо позднее) — суждено было превратиться в оплот русофобского ренегатства. Сегодня эту некогда древнерусскую землю окончательно пытаются распрощать с остатками ее русскости.

Великорусская и малороссийская интеллигенция предчувствовала худое. Алексей Хомяков еще в 1839 г. в стихотворении «Киев» отразил тревоги тех дней: «Братцы, где ж сыны Волыни? Галич, где твои сыны? Горе, горе! Их спалили Польши дикие костры, их сманили, их пленили Польши шумные пиры. Меч и лесть, обман и пламя их похитили у нас. Их ведет чужое знамя, ими правит чуждый глас...».

Как известно из истории, ранее украинцев на Украине не было. Не было и самой Украины. Была просто Русь. Эпитет «киевская» ей позже, в XIX веке, присвоят историки, чтобы отличать ее от Руси новгородской, московской и т. д. Но соседство с Западом оказалось для Червонной Руси роковым. Огнем и мечом европейские народы выжигали из ее населения русское самосознание, заменяя его искусственными этническими конструкциями, выведенными в политических лабораториях Австрии, Венгрии и Польши. Так русским Червонной Руси было приказано превратиться в украинцев. Выведенная, словно огурцы в теплице, новая нация предназначалась для борьбы с общерусским мировоззрением изнутри. Ведомая чуждым гласом, подстрекаемая иноземными проходимцами, украинствующая национал-публика помогала австрийским оккупантам расправляться с теми, кто не желал отказываться от русского имени. Прочтите дореволюционные издания «Способы и средства «украинской» борьбы въ Австрiи», «Що то есть — украинофильство?», или более современные исследования русофильского движения в Галиции (например, «Очерки истории Русского Движения в Галичине XIX-XX вв.» Н. Пашаевой, 2001), и вы со слов современников увидите истинное лицо украинской идеи в Червонной Руси. Прочтите «Талергофский альманах» (1924 г.) и вкусите всю «прелесть» украинствующей политики Варшавы и Вены.

Ранимую душу украинского студента бережно хранят от встреч с этими историческими произведениями, не желая наносить ему нравственную травму. Вместо этого ему скармливают праздничные узоры из сусального золота о благородных борцах за независимость Украины. И ни слова о доносительстве, которым грешили украинофилы, регулярно составляя списки «неблагонадежных» подданных империи Габсбургов и подавая их в полицию. Ни слова о том, что как раз украинофилы выступали свидетелями галицко-русских «преступлений» на судебных процессах, учиняемых австрийцами. Первоначальное украинство объединяло злокозненных завистников, коварных доносчиков и беспринципных перебежчиков, и только самую малую часть тех, кто искренне пекся о малороссийской культуре и желал жить в гармонии со своим северным соседом.

«Талергофский альманах» был переиздан на средства известного карпато-русского мецената Петра Семеновича Гардого. Сегодня это имя известно на Украине немногим. На слуху другие имена — Джордж Сорос, Билл Гейтс. Эти иностранные «филантропы» своими деньгами обеспечивают могущество американских интересов в мире, что равнозначно подавлению интересов других народов. Вкачивая деньги в «цветные» мятежи и сотрудничая с американскими спецслужбами в сфере информационных технологий, эти добренькие англосаксонские дяденьки доводят государства-соперников до банкротства, или оплачивают услуги «пятой колонны» Вашингтона на постсоветском пространстве. В 2004 г., во время «оранжевой» вакханалии Украина на себе испытала, что такое денежки Д. Сороса, как они работают, и как открывают любые двери в нужные кабинеты. Но были в истории Украины другие меценаты. Те, которые словом и делом помогали не врагам отечества, а самому отечеству. Петр Гардый — один из них. Он был «неправильный» олигарх. Эмигрировав в США и став владельцем крупного алюминиевого завода в городе Бриджпорт, он сколотил немалое состояние, и начинает жертвовать большие суммы на нужды своих соотечественников-русофилов, оставшихся в Галиции и подвергавшихся небывалым репрессиям со стороны австрийцев и их союзников-украинофилов. На его деньги умершим и погибшим карпатороссам возводят надгробные памятники, издаются их общественно-политические труды. Оплатил он и издание «Талергофского альманаха» — этой антологии австрийско-украинских преступлений против всех, кто упрямо оставался русским. Издание содержит богатый фактографический материал, сопровождаемый объемной фототекой.

Что творилось в те дни в Галиции, описывает очевидец тех событий, Илья Терох, автор обзорной статьи «Украинизация Галичины»: ««Дух национального сепаратизма и ненависти к России поляки постоянно поддерживали среди русского населения Галичины, особенно среди ее интеллигенции, лаская и наделяя теплыми местечками тех из них, которые согласны были ненавидеть «москалей», и преследуя тех, кто ратовал за Русь и православие… те, которых полякам и немцам не удалось перевести в украинство, считают себя издревле русскими, не украинцами, и к этому термину, как чужому и навязанному насильно, они относятся с омерзением».

«Украинизация Галичины» поэтапно и сжато освещает процесс создания из ниоткуда отдельного украинского народа: «В 1890 г. два галицко-русских депутата галицкого сейма — Ю. Романчук и А. Вахнянин — объявили с сеймовой трибуны «от имени» представляемого ими населения Галичины, что народ, населяющий ее — не русский, а особый, украинский. До этого, кстати, Романчук и Вахнянин были преподавателями руской (с одним «с») гимназии во Львове. В молодости они были горячими русскими патриотами. Вахнянин, будучи композитором, писал пламенную музыку к патриотическим русским боевым песням («Ура! На бой, орлы, за нашу Русь святую»!)». Напрашиваются явные параллели: сколько сегодня в украинской власти лиц с русскими фамилиями, которые картинно и неискренне изображают из себя перед телекамерами «щирих українців», то и дело бросаются с жаркими поцелуями Западу на шею, лишь бы помог удержаться у кормушки, помог обосновать ментально-политическую отдельность украинцев от русских!

Об искусственности термина «украинец» пишет и И. Терох: «Все журналы, газеты и книги, даже украинствующих, печатались «по-русски» (галицким наречием), старым правописанием. На ряде кафедр Львовского университета преподавание велось на руском языке, гимназии назывались «рускими», в них преподавали руску историю и руский язык, читали рускую литературу».

Но после «признания» Вахнянина и Романчука «все это исчезает, как бы по мановению волшебной палочки. Издания украинствующих переходят на новое правописание, старые «руские» школьные учебники изымаются, и вместо них вводятся книги с новым правописанием. В учебнике литературы на первом месте помещается в искаженном переводе на галицко-русское наречие монография М. Костомарова: «Две русские народности», где слова Малороссия, Южная Русь заменяются термином «Украина», и где подчеркивается, что «москали» похитили у малороссов имя «Русь», что с тех пор они остались как бы без имени, и им пришлось искать другое название. По всей Галичине распространяется литература об угнетении украинцев москалями. Оргия насаждения украинства и ненависти к России разыгрывается вовсю».

Замеченных в русофильстве выгоняли с работы, арестовывали, подвергали конфискации имущества (которое часто передавалось украинствующим партиям). В школы и бурсы назначались только учителя-украинофилы. Особо ретивых русофилов швыряли в застенки и подвергали издевательствам. На судах против них свидетельствовали представители украинских организаций и движений. Постепенно украинофилы при поддержке Вены захватывают в свои руки церковную власть. В семинарии не принимают юношей русофильских взглядов. Оттуда выпускают ярых ненавистников русского языка и русской культуры. Этой желчной ненавистью они поливали свою паству с амвона, делая, по выражению И. Тероха, «свое каиново дело, внушают народу новую украинскую идею, всячески стараются снискать для нее сторонников и сеют вражду в деревне. Народ противится, просит епископов сместить их, бойкотирует богослужения, но епископы молчат, депутаций не принимают, а на прошения не отвечают… В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие считают себя «украинцами». Смута и вражда проникают не только в деревню, но и в отдельные хаты».

Вена продолжает репрессии, в т. ч. экономические. Через банк Райфазен (уж не тот ли самый, который сейчас воцарился в банковской сфере Украины?) крестьянство получает займы. Их выдают только тем, кто согласится называться украинцем. Позже, во время Великой Отечественной войны такую же тактику изберут гитлеровцы, и будут выдавать в Крыму дополнительные пайки тем крымчанам, кто перейдет на украинский язык. Без особых зазрений совести австрийцы грубо вмешивались в местный избирательный процесс: «Имя избранного громадным большинством галицко-русского депутата при подсчете голосов просто вычеркивается и избранным объявляется кандидат-украинофил, получивший менее половины голосов».

К середине Первой мировой войны быть русским в Червонной Руси становится вообще подобным самоубийству. Украинофилы бегают в жандармерию, подают списки лиц русофильских убеждений. Тех арестовывают, ведут по улицам, где «их избивают натравленные толпы подонков и солдатчины… Австрийские солдаты носят в ранцах готовые петли и где попало: на деревьях, в хатах, в сараях, — вешают всех крестьян, на кого доносят украинофилы, за то, что они считают себя русскими… Галицкая Русь превратилась в исполинскую страшную Голгофу, поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название».

9 декабря 2010 года в небольшом австрийском городке Грац был установлен памятный знак жертвам «Талергофа» — первого в Европе концентрационного лагеря, где большинство узников составляли те жители Галиции, кто отказывался от принятия неологизма «украинец». Так, священник Иван Гудима посмел во время переклички назваться вместо украинца русским, за что был подвергнут зверским пыткам. Из Талергофа он выйдет с поврежденным рассудком. Когда через много лет в его родное село войдут гитлеровские войска (которые тоже пользовались услугами украинофильской банды), И. Гудима, уже пожилой юродивый, будет ими застрелен.

За 20 лет существования независимой Украины на официальном уровне о Талергофе и геноциде карпато-русского населения Галиции в Австро-Венгрии не было сказано ни слова. В 2004 г. Верховной Радой было принято постановление «О 90‑летии трагедии в концлагере Талергоф», проект которого подготовили депутаты-коммунисты Иван Мигович, Александр Голуб, Станислав Пхиденко и Юрий Соломатин. В документе шла речь о необходимости разработки комплекса мероприятий по увековечению памяти жертв террора. Но воз и ныне там. Наши псевдопатриоты готовы до небес превозносить украинскую идею, замалчивая истинную правду о ней. Правду о том, что украинство состояло на услужении Австро-Венгерской империи, что изначально жители Червонной Руси считали себя русскими, и только репрессивными мерами из них «вылепили» украинцев.

На карте монаха Мауро в 1459 г. были обозначены рубежи «цветных» частей Русской земли — Черная, Червонная, Белая Русь. Украины на ней не значилось. Так почему мы врем нашим детям?


Владислав Гулевич ©
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments