imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

ФАКТОР «Х» (злоключение)

Если вспомнить победное шествие Monsanto, хвастовство Митча Хейна о теплице с кукурузой, вырабатывающей контрацептивные антитела, заключение Британской медицинской ассоциации о появлении биологического оружии, убивающем определенные этнические группы и расшифровку генома русского мужчины Курчатовским институтом в конце 2009 года. События и далее не заставили себя долго ждать: с 15 февраля 2010 в РФ произошла отмена сертификации продуктов питания, соответствующее постановление правительства уже подписано. Теперь, как того добивались Syngenta и Monsanto, производители пищевых и парфюмерных товаров должны иметь лишь декларацию соответствия, которые бизнесмены заполняют на основании собственных доказательств безопасности и качества продукции[27].
Месяцем раньше Украина также отменила обязательную сертификацию продуктов питания. Произошло это под давлением ВТО и Всемирного банка, выставившим отмену обязательной сертификации одним из главных условий получения страной кредита для погашения бюджетного дефицита в размере $500 млн. При этом в Госпотребстандарте признают, что комплексно этим вопросом теперь не будет заниматься ни одно ведомство[26]. Что и требовалось доказать, процессом заправляет «невидимая рука рынка», скорее это даже «невидимые щупальца», направляемые, надо понимать «невидимой головой», которой нетерпиться получить окончательный контроль над пищевой цепочкой. У «невидимой головы» некоторое время головная боль – кризис, но Европейский банк реконструкции и развития открыл кредитную линию на сумму $75 млн дочерним компаниям транснациональной агрогруппы Louis Dreyfus Commodities в Украине и Российской Федерации[27]. Французская Groupe Louis Dreyfus - один из мировых лидеров агрорынка, в 1998 году основан "Луис Дрейфус Восток", в 2004 году для активизации «деятельности компании в таких ключевых направлениях бизнеса, как производство макаронных изделий и быстрозамороженных продуктов» произошло слияние с АПК "Агрос", становясь контролером элеваторов, расположенных в ключевых зернопроизводящих регионах страны: Воронеже, Волгограде, Ростове, Ставрополье, Сызрани и Белгороде, который кормит, кстати, Москву, всего 6,8% емкости всех элеваторов России [29]. С одной стороны немного, но «невидимая рука» на то и невидимая, оттого что рассредоточена, по заявлению Председателя комитета Государственной Думы России по экономической политике и предпринимательству Е. Федорова: «если говорить о крупной промышленности, 95% ее не только в оффшорах, просто в иностранной юрисдикции»[31]. Нетрудно посчитать объем налоговых сборов, по традиционной схеме отчислений за интеллектуальную собственность уходящих в никуда, откуда взяться средствам не только на выходной, но и на входной контроль того, что содержится в производимых продуктах питания.
Например, в Самарской губернии ОАО "Самарская инновационная компания" принадлежат предприятия Толкайский элеватор и крупный мукомольный завод (ОАО "Мукомол"), - официальный дистрибьютор Cargill, когда-то за долги скупившей с молотка сельхозугодия аргентинских фермеров. С самим же «Луи Дрейфусом» в Самаре познакомились еще в позапрошлом столетии, когда в 1897- 1898 годах случился небывалый недород, и начался голод. На закупку пшеницы для голодающих были выделены царские деньги и «Луи Дрейфус» продал для голодающих пшеницу, густо перемешанную с куколем. Это отрава, отличить зерно от куколя мог каждый. Но Алабин, председатель самарской губернской земской управы, приказал скормить отраву голодным крестьянам. Есть десятки мемуаров, например - видного сановника тех времен Ламсдорфа, министра иностранных дел Гире, наконец, написанные в эмиграции мемуары А.Н. Наумова, бывшего в 1915-1916 гг. министром земледелия, он участвовал в борьбе с "самарским голодом", где прямо написано, что Алабин получил крупную взятку от хлеботорговцев "Луи Дрейфус". Алабина отдали под суд, приговора и каторги он избежал в связи с кончиной[30]. В год самарской истории с куколем, на родине Дрейфусов, во Франции в редактируемой Жоржем Клемансо газете «Aurore» Эмиль Золя напишет письмо к президенту республики Феликсу Фору («Я обвиняю» — «J’accuse»). Письмо было написано в защиту Альфреда Дрейфуса, офицера французского генерального штаба, осуждённого в 1894 году по обвинению в шпионаже в пользу Германии и государственной измене.
Представитель еврейской династии зерноторговцев Альфред Дрейфус был публично разжалован, на плацу с его формы были срезаны пуговицы и знаки различия, а его шпагу унтер-офицер преломил о колено. Во время закрытого судебного слушания на виновности последнего решительно настаивали начальник генерального штаба и помощник генерал; приговоренный к пожизненной ссылке Дрейфус был в январе 1895 г. препровожден на Чёртов остров. Правозащитников, чью роль сыграл Эмиль Золя тогда еще не было, но письмо его произвело во Франции и в Европе потрясающий эффект, только в Париже было продано 200 тысяч экземпляров газеты.
С этого момента дело Дрейфуса захватывает общественное внимание Франции и всего мира и приобретает громадное общественное значение, в России в защиту Дрейфуса пишет А.П. Чехов. Вся Франция делится на дрейфусаров и антидрейфусаров, между которыми ведется ожесточенная борьба. Для одних Дрейфус — изменник, враг Франции, а его сторонники — евреи, и люди, продавшиеся евреям, для других Дрейфус — отчасти случайная жертва, на которую пало подозрение только потому, что он еврей и жертва ксенофобии. За этим последовали многократные пересмотры нашумевшего дела, в результате которых
Карикатура Каран д'Аша «Семейный ужин», 14 февраля 1898.
Вверху: «И, главное, давайте не говорить о деле Дрейфуса!»
Внизу: «Они о нём поговорили…»

осужденный Дрейфус сначала получил более мягкий приговор, затем помилован и, наконец, в 1906 году был полностью оправдан и восстановлен в правах[33].
Начало зерноторговой династии было положено Леопольдом Луисом Дрейфусом, 18-летним сыном эльзасского фермера, в 1851 году занявшегося перепродажей эльзасского зерна в швейцарском городе Базель, и в 1864 году основавший в Цюрихе международную корпорацию по торговле зерном[32].
И конечно же будучи в Базеле Леопольд Луис Дрейфус не мог не слышать, о знаменитом Профессоре Докторе Карле, уже тридцать лет являвшимся ректором Базельского университета. Доктор Карл прибыл в Базель в 1822 году на медицинский факультет по рекомендательному письму Александра фон Гумбольта с которым познакомился в Париже, куда был выслан из Пруссии годом раньше, после отсидки в тюрьме за политическую демагогию и связь с тайными обществами, к которым тяготел с самой юности.
В Швейцарии масоны собирались и совершали свои ритуалы под личиной патриотических клубов и филантропических обществ. Как чужак в чужой стране, Юнг естественным образом тяготел к местному масонству, дававшему ему возможность ассимилироваться в швейцарском обществе.
Фракция, относившая себя к Розенкрейцерам — рассматривали себя в качестве носителей факела древней теологии, полученного первыми масонами из рук prisci theologi ("первотеологов"), от которых пошла вся мудрость. Юнг вступил в тайное общество и со временем он стал его главой на территории Швейцарии[34]. Звали Доктора Карла – Карл Густав Юнг, так же как его внука - знаменитого психиатра, который «тянет» на отдельную историю, тем более, что в судьбе Карла Густава Юнга – психиатра дед, а точнее его спиритически явившийся дух сыграет ключевую роль.

ОГЛАВЛЕНИЕ
Tags: sein kampf
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments