imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Новые аSSассины ч. II

Часть I

За новое же отчасти может сойти креатура тех же базельских гениев – риталин. Специалист по биоэтике из Университета Миннесоты Карл Эллиот как-то заметил: «чтобы продать препарат, надо продать психиатрическую болезнь». В 60-х годах прошлого века, проводя эксперименты с применением ЛСД, психиатры обнаружили, что введение в организм человека очень малых количеств этого наркотика вызывает у некоторых людей эйфорию, а у некоторых – психоз. Из этих наблюдений экспериментаторы сделали вывод о том, что странное поведение вызывается нарушением химического равновесия в головном мозге, и, следовательно, если подобрать вещества, которые восстановят это равновесие, то душевнобольной излечится. Новую теорию назвали «химический дисбаланс головного мозга». Именно это предположение в 1987 году позволило Американской Психиатрической Ассоциации принять решение о том, что синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ-ADHD – Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder) – реально существующее заболевание, которое вызвано химическим дисбалансом в мозгу[31]. В 1987 году диагноз СДВГ родился в буквальном смысле путём голосования, проведенного членами комитета АПА, и был немедленно включен в психиатрический справочник DSM-III[67].

История с рекламой транквилизаторов и седативных средств дает достаточное подтверждение тому, как фармацевтическая промышленность успешно придаёт медицинский характер обычным жизненным ситуациям и популяризирует использование бензодиазепинов, особенно для женщин.
Эндрю Четли, Проблемные лекарства

Ассоциация американских психиатров разработала "критерии" новой "болезни", появившейся в справочниках как «синдром дефицита внимания». Статистика свидетельствует: в течение полугода после этого решения только в США новый диагноз поставили 500 тысячам школьников и детсадовцев, сегодня количество американских детей с диагнозом «СДВГ» выросло до 6 миллионов. В период с 1989 по 1996 гг. во Франции количество детей, зачисленных в «гиперактивные», выросло на 600%. В Великобритании объём выписываемых детям стимуляторов возрос в период с 1992 по 2000 год на 9200%. Сегодня в школах Квинсленда (Австралия) дети выстраиваются в очередь не за молоком, как это было раньше, а за препаратами от «расстройств поведения».

«Тысячи детей, посаженных на психиатрические препараты, просто-напросто «умны». «Этим ученикам скучно до слёз, а те, кому скучно, начинают вертеться на месте, суетиться, тянуться во все стороны, и, если это мальчики, – искать на свою голову неприятности[67]»
доктор Сидни Уокер, «Трюк с гиперактивностью»


Под новым диагнозом дети были признаны нуждающимися в лечении и родители ежедневно скармливали им от 1 до 3 пилюль бывшего сонника. В результате дети становились малоподвижными и апатичными, и это устраивало родителей, химическим путем "компенсирующие" свои пробелы в воспитании ребенка, учителей, получавших тупых, но послушных учеников, и, конечно же, фармацевтов с психиатрами. Заторможенная реакция вполне ожидаема от пациентов, так как амфетамин, производным от которого и является «риталин», выпустили на рынок в 1887 году как средство, подавляющее аппетит, в 40-х следующего столетия применялся уже как сонник, но был запрещен из-за побочных эффектов. В нашей стране он запрещен как наркотик, которым и является на самом деле: в Бельгии его «подяжат» со смесями психостимуляторов и толкают как синтетический наркотик «желтая пудра»[65][5]. Зайдите в обычную среднюю школу Великобритании, Австралии, Канады или США, или в некоторые школы Мексики – вы подумаете, что попали в клинику для душевнобольных, потому что дети здесь выстраиваются в очередь за ежедневной дозой стимулирующего препарата. Присмотревшись повнимательнее, вы сможете заметить, как сами школьники незаконно торгуют наркотиками. Он продают те самые препараты, которые им назначают для того, чтобы справиться с предполагаемыми трудностями в обучении. Вызывающие привыкание препараты формируют культуру распространения наркотиков и злоупотребления ими. Риталин и другие стимуляторы продаются незаконно в школах многих стран по цене от 2 до 10 долларов за таблетку. Эти таблетки, более мощные, чем кокаин, дети измельчают в порошок и вдыхают. С 1965 по 2001 год в Соединенных Штатах злоупотребление наркотическими препаратами среди детей и подростков подскочило вверх более чем на 2900%[67].

«Риталин имеет незначительные побочные эффекты … Еще одно явление, которое беспокоит родителей, - это когда ребенок кажется сверхсосредоточенным во время действия лекарства. Он кажется отключенным от происходящего вокруг него, и родители используют такие выражения, как: "Он ведет себя, как робот или зомби". В этих случаях можно снизить дозу. Если лекарство заметно помогает ребенку в школе, многие родители мирятся с этим явлением. Очень неприятное побочное явление – "рибаунд". Это состояние, когда после прекращения действия лекарства появляются изменения в настроении, которые проявляются в плаче, раздражительности и сильном беспокойстве»[34].
доктор Иегуда Барак,
детский невропатолог больницы "Меир", Кфар-Саба, Израиль


Среди прочих побочных эффектов Иегуда Барак описывает: «учащенный пульс и повышенное давление», у некоторых «во время приема риталина могут развиться тики». Правильное объяснение подобных симптомов дали сотрудники Американского национального института, когда установили, что «риталин» приводит к таким изменениям клеток мозга, какие наблюдаются у наркоманов, употребляющих кокаин[32]. К 1995 году, когда Управление по борьбе с наркотиками США заявило, что «ни животные, ни люди не могут обнаружить разницу между кокаином, амфетаминами и «риталином», в США его принимали уже около 5 миллионов учащихся школ и старших групп детских садов. И хотя к настоящему времени применение препарата ограничено в США и странах Европы, израильский Кнессет до сих пор специальными комиссиями пытается разобраться правомерно ли практиковать отстранения от учебы школьников, родители которых отказываются давать им "Риталин"[31]. В апреле 1996 года психиатрический журнал Австралии и Новой Зеландии опубликовал результаты исследования, показавшего, что «трициклические антидепрессанты прежних поколений являются одной из главных причин самоубийств». В 1958 году показатель суицида среди подростков в возрасте от 15 до 19 лет составлял 3 на 100 000 подростков. К 1990 г. он подскочил до 11,1 (рост составил 267%), а в 2000 году рост этого показателя составил 800%[69], в Израиле за период с 1981 по 1994 гг. частота самоубийств среди молодых людей от 15 до 19 лет выросла приблизительно на 183%[67].

«Как и в отношении остальных психических расстройств, для СДВГ не существует биологического теста или биологического показателя … как и в случае со всеми остальными эмоциональными расстройствами, исследователи ревностно пытались найти доказательства тому, что СДВГ вызывается химическим дисбалансом, но доказать этого не смогли»[67]
Тай Колберт, «Насилие над душой. Как модель “химического дисбаланса” современной психиатрии обманула своих пациентов»


В начале 21-го века научная конференция Национальных институтов здоровья США, признал, что на данный момент «объективных доказательств того, что СДВГ существует в качестве болезни, не обнаружено». Практический центр Орегонского Университета здоровья и науки в 2005 году опубликовал доклад, в котором были рассмотрены 2287 исследований – фактически все исследования, когда-либо проведённые с препаратами для лечения СДВГ. Было определено, что ни одно испытание не доказало свою эффективность, что заставило президента Американской Психиатрической Ассоциации Стивена Шарфстайна признать публично, что нет никакого «чисто проведенного лабораторного теста», чтобы определить химический дисбаланс мозга.

«Нет никаких тестов или анализов, с помощью которых можно было бы определить, каково состояние мозга живого человека в плане содержания химических веществ». Кроме того, «не было обнаружено никаких биологических, анатомических или функциональных особенностей, позволяющих отличить мозг здорового человека от мозга психического больного[67]».
психолог, доктор наук Эллиот Валленштейн


Председатель совета по связям с общественностью Американской Психиатрической Ассоциации доктор Марк Графф сознался, что теория существования «химического дисбаланса» мозга, который должны были «исправить» антидепрессанты, была, вероятно, создана самими фармацевтами.

«Если в каком-либо суде какой-либо страны какое-либо научное заключение оказывается для кого-то неудобным — это только потому, что он поскупился купить двух экспертов».
Чарльз Форт «Вулканы небес»


Тем не менее, хотя 1000 консультантов, работавших над четвертой версией «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам», на основании которого психиатры могут выписывать антидепрессанты, стимуляторы и нейролептики, не смогли дать четкого определения расстройству психики, они добавили в новую версию 21 новое психическое расстройство. «Чтобы продать препарат, надо продать психиатрическую болезнь» - уровень продаж одних только стимуляторов для контроля симптомов СДВГ достиг 1,3 млрд. долларов в год. Плюс американские школы тратят по меньшей мере миллиард долларов в год на психологов, которые на протяжении всего рабочего дня ставят диагнозы учащимся. Ежегодно на диагнозы, лечение и изучение «расстройств» расходуется 15 миллиардов долларов[67]. Для сохранения этого прибыльного бизнеса мощным потоком выпускаются книги, пропагандирующие бездоказательные заявления психиатров о детских психических расстройствах и рекламирующие опасные препараты для их «лечения»[69]. Если первый выпуск психиатрического справочника DSM, опубликованный в 1952 году, включал в себя список из 112 заболеваний, то издание 1994 года (DSM-IV) описывало уже более 370 расстройств[67]. Если в 1952 году в DSM не было диагнозов для младенцев и детей, за исключением трёх «адаптационных реакций», то к 1980 году количество категорий детских психиатрических «расстройств» возросло почти в десять раз[69]. Сегодня, наверное, уже не осталось житейской проблемы, которой не назначили бы диагноза: ребёнок, который непоседлив или слишком увлечён во время игры – «гиперактивен»; если ребёнок отказывается принимать психиатрические препараты, изменяющие сознание, он проявляет «несогласие в отношении лечения»; человек, который бросает пить кофе, страдает «кофеиновой ломкой». Если у ребёнка низкие оценки по математике, это «математическое расстройство», если он испытывает проблемы с составлением письменного текста или разбивкой текста на абзацы, то это, по психиатрическим стандартам, не проблема, которую учитель должен устранить, а «расстройство письменной речи»[66], если спорит с учителями или родителями, то это такое «расстройство поведения» называется «оппозиционное вызывающее расстройство»[69].

«Антидепрессанты ничто иное, как химическая смирительная рубашка. Недаром количество психологов и психиатров сегодня превышает количество полицейских в стране.”[163]
Ноам Хомски,
профессор языкознания Массачусетского технологического института


В 1980-х годах истёк патент на основные виды психиатрических препаратов, они стали намного дешевле и их применение перестало быть выгодным и поэтому все они вдруг стали недейственными[68]. Фармацевтическая нива была как нельзя лучше оказалась готова к вовремя появившемуся новому вареву швейцарских алхимиков - «флуоксетину». По сложившейся фармакологической традиции своим открытием препарат обязан случаю. В 1957 году в маленькую психиатрическую лечебницу в Швейцарии поступило принципиально новое лекарство от шизофрении. Больные послушно глотали таблетки, но новое лекарство не помогало от шизофрении, зато пациенты клиники неожиданно стали веселыми и активными. За пять лет до этого в другой клинике врачи испытывали новое лекарство от туберкулеза «Iproniazid», но оказалось, что препарат не лечит туберкулез, а, как и швейцарский, избавляет от депрессии: "пациенты, которым давали препарат, становились более веселыми, оптимистичными, и даже более активными в физическом смысле.”[17] Если в стародавние времена проблема депрессии снималась приложением пиявок к заднему проходу меланхолика, то в конце 80-х миру были явлены два типа антидепрессантов, одно из которых основано на эффекте СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, т.е. препараты, удерживающие серотонин в мозгу, сюда входят прозак, паксил, селекса, золофт, эффексор и ремерон[16]).
По официальной версии прошло тридцать лет клинических испытаний, после чего распространять новшество в массы доверили крупнейшему мировому концерну со 130-летней историей, изобретателем инсулина - Eli Lilly[15]. Психиатры использовали всё свое влияние, чтобы убедить общество в том, что препараты нового поколения могут лучше лечить симптомы шизофрении и депрессию, активная реклама «прозака» способствовала тому, что его предписали к применению рекордным 54 миллионам человек[28]. Сам Джордж Буш, перед своим избранием в Белый Дом входил в административный совет Eli Lilly, позже выяснилось, что пять из восьми "экспертов по здоровью", давших добро в 1987 г. на продажу прозака, состояли в деловых отношениях с Eli Lilly[8]. Новшество вышло на своего потребителя с рекордной скоростью. Журнал Newsweek сразу же посвятил этому событию статью на странице обложки, где этот препарат назывался "лекарством-прорывом при депрессии"[30].
«Лекарства, отпускаемые по рецепту, рекламируются так, как если бы они были косметическими товарами или конфетами. Утверждения выходят за рамки реального эффекта продукта. Искусственно раздутый спрос превышает медицинскую потребность. Рекламируются применения, которые не являются ни здоровыми, ни разумными[30]»
Дэвид Джонс, компания Ciba-Geigy


Если в 1981 г. транквилизаторы принимали 15% французов, то в 1989 г. - 35%, а в 1992 г. - 42%. С 1995 по 1999 использование антидепрессантов среди детей младше 6 лет увеличилось на 580%, а среди детей 7-12 лет на 151%. Агентство IMS America сообщило, что с 1995 по 1996 год количество случаев, когда врачи в США выписывали «прозак» детям в возрасте от 6-12 лет увеличилось вдвое, впрочем на «прозак» подсели и сами врачи, рецепты на психотропные препараты составляли почти 20% от всех рецептов, выписываемых в США, превысив уже в 1992 году оборот в 1 млрд. долларов[30].
Он стало столь популярным, что удостоился внимания кинематографа фильмом "Нация прозака". Многие американцы стали называть его "наркотиком в законе", а для употребляющих появился сленговый термин «happy fool» (счастливые дураки)[19]. Нельзя с уверенностью сказать является ли это задуманной стратегией, но, как и в случае с талидомидом, препарат распространяется по миру десятками названий: в России «профлузак» и «флуоксетин», в Венгрии «фрамекс» и «флоксет», в Норвегии «никомед» и «флуоксетин», в Чехии «депрекс», в Финляндии «флуксонил», в Словении «портал» и «флувал», в Индии «продеп» и «флюдак»[15].

Злоупотребление транквилизаторами и антидепрессантами в индустриально развитых государствах является неотъемлемым отличительным признаком современного общества. Это выше всякого понимания. Эти медикаменты (если их так можно называть) принесли и продолжают приносить большие доходы лабораториям всего мира. Возникла даже болезнь из-за частого употребления транквилизаторов циклического характера. Можно безошибочно утверждать, что 1/3 европейцев регулярно употребляет эти наркотики. Эти новые "наркоманы", видимо, забыли или не знают о том, что чередование возбуждения и депрессии — совершенно естественное явление, характеризующееся различной интенсивностью в зависимости от обстоятельств у каждого человека.
Луи Броуэр «Фармацевтическая и продовольственная мафия»


Уже через 6 лет после поступления лекарства на рынок «счастливыми дураками» было подано 170 судебных исков против производителя с целью получения компенсации за причиненный ущерб здоровью[8]. Урожай был катастрофическим и по количеству и по качеству собранных жертв. Шесть лет спустя за этим лекарственным препаратом числилось уже 26 623 случая нежелательных побочных эффектов. «Американский эпидемиологический журнал» опубликовал 2 исследования, которые показали что «пакснл» увеличивает риск возникновения рака груди у женщин на 720%. Кроме того, сначала разработчик нейролептиков, психофармаколог доктор Франк Дж. Эйд, а следом доктор А. Морали Дорзевали из Университета Дьюка и исследователи Центра по оценке препаратов FDA и подтвердили причинно-следственные связи между «зипрексой» и диабетом: у принимающих препарат болезнь возникает в 10 раз чаще, чем у остальных людей. В 2005 году Eli Lilly согласилась заплатить 690 млн. долларов, чтобы уладить более 8000 исков против препарата, к 2008 году количество исков увеличилось до 30 000 с общим размером выплат в 1.2 миллиардов долларов.
Исследование, опубликованное в «Джорнл эмерикан медикал ассосиэйшн», показало, что у женщин, принимавших «прозак» риск выкидыша или рождения детей с патологиями вдвое выше в сравнении с теми, кто не принимал антидепрессанты. В 2003 году появилось финское исследование, опубликованное в «Аркайвс оф дженерал сайкайэтри», которое показало, что у младенцев, чьи матери принимали СИОЗС во время беременности, могли появиться нейробиологические проблемы, в том числе раздражительность, конвульсии, окоченение, расстройство питания и сна в течение первой недели жизни. Исследование было дополнено публикацией в «Нью инглэнд джорнэл оф медисин», связывавшее патологии беременности и использование СИОЗС, вызывающее опасное для жизни состояние, при котором в кровь ребёнка поступает недостаточно кислорода. Но только в 2005 году разработчики одного из антидепрессантов «GlaxoSmithKline» выпустили предупреждение о том, что беременные женщины, принимающие «паксил» или другие антидепрессанты во время первого триместра беременности, подвергаются риску родить ребёнка с серьезными врожденными дефектами.
Кроме того, исследование, опубликованное в «Аркайвс оф педиэтрик энд адолессент медисин» показало, что около трети новорожденных, чьи матери принимали антидепрессанты СИОЗС во время беременности, испытывали симптомы ломки. Британская BBC распространила сообщение, что «паксил» вызывает сильную ломку, что, по сообщению доктора Хилли, подтверждено клиническими испытаниями[20].
Еще до того как было установлено, что антидепрессанты обладают наркотическим действием, сам наркотический эффект раскрыл себя со специфической стороны. Утверждается, что уже в течении первых шести лет с момента начала продаж препарат привел к 1885 самоубийствам. Японские исследователи также сообщали о пользователях антидепрессантов, в которых "развивались острое чувство враждебности к окружающему и раздражительность, и которых прибегали к актам насилия по отношению к другим"[17]. Самым известным претендентом стало массовое убийство, совершенное в 1988 г. спокойным и законопослушным швейцарским гражданином Жозефом Весбекером. Этот служащий, постоянно употреблявший прозак, убил восемь и ранил двенадцать своих коллег по типографии «Standart Gravure»[8]. Первый иск на столь странное побочное действие прозака подала Ронда Хала заявляя, что «прозак» может вызвать сильное желание самоубийства и саморазрушения. Она заявляла, что вследствие применения прозака она страдала от вызванной препаратом нервной неусидчивости, она калечила себя, втыкала в своё тело острые предметы, до которых могла дотянуться: винты, ножницы, крючки для полотенец, заклепки ковров, бритвы, ручки. «Я не могла иначе - сказала Хала журналу «Ньюсуик», - ты сидишь, и каждый твой нерв должен двигаться. Кажется, будто ты сейчас выпрыгнешь из своей кожи». В книге «Ответный удар прозака», доктора Джозефа Гленмаллен, психиатра Гарвардской медицинской школы шкоты говориться что до 50% пациентов, принимавших антидепрессанты страдали от «ломки», а у 60% появилась сексуальная дисфункция. Так же он считает что «есть свидетельство, что они могут привести к «химической лоботомии», разрушая нервные окончания в мозге … пациентов, принимающих препараты, всё чаще беспокоят неврологические расстройства, в том числе искаженная мимика, тики всего тела, что и указывает на возможные повреждения мозга». В статье Веры Шарав, опубликованной в 2003 г. в журнале «American Journal of Bioethics» говорится: «В действительности эти способы лечения повреждают передние доли мозга, которые выполняют особые функции. Нейролептические препараты, которые начали применяться с 1950-х годов, нарушают нормальную мозговую деятельность: они гасят психозы, но вызывают патологию, гораздо худшую, чем первоначальное состояние, для лечения которого они были назначены, – подобным образом лоботомия была заменена лечением с помощью психотропных препаратов[68]».
В 2003 году правительственный чиновник доктор Эндрю Мошолдер сделал обзор 22-х исследований, из которого следовало, что у детей, которым давали антидепрессанты, склонность к самоубийству появлялась примерно в два раза чаще. С подобным результатом согласилось исследование на 87 650 пациентах, проведённое эпидемиологом Дином Ферпоссоном и его коллегами в Научно-исследовательском институте здоровья Оттавы при участии Университета Мак Гилда, опубликованное в «Бритиш медикл джорнэл». Внутренние клинические испытания «Паксила», проведённые компанией GlaxoSmithKline (получившей такое название после слияния Glaxo Wellcome и SmithKline Beecham) дали даже более высокое соотношение, по которому симптомы попытки самоубийства у принимавших препарат были в 2,8 раз выше, чем у принимавших плацебо, и тогда возникает вопрос: как проводились клинические испытания? Особо неприятным моментом, выяснившемся в 2005 году в ходе скандальных разбирательств было предоставление членом Палаты представителей США Морисом Хинчем в CNN копии документов «Eli Lilly», которые показали, что в 1987 году, когда «прозак» был одобрен, у компании уже были данные, что среди негативных реакций на препарат самоубийства и насилие встречаются гораздо чаще, чем при приёме других препаратов. Один из документов сообщил о 14198 негативных эффектах. Ведущий специалист одного из четырёх исследований «прозака» с применением плацебо психиатр из Миннесоты, Франк Абузхаб, чьи результаты «Eli Lilly» предоставила в FDA для одобрения препарата, был признан виновным Миннесотской комиссией медицинской практики за подделку отчетов исследования, с целью создания видимости положительных реакций на препараты.
Издание «Хэртфорд кур энт» опубликовало информацию о том, что в 1990-е управляющие «Eli Lilly» тесно сотрудничали с главой отделения FDA Полом Лебером так, чтобы тот содействовал в отведении внимания СМИ от того факта, что антидеприссанты могут стать причиной самоубийства. При этом в сентябре 1991 г. на заседании Консультативного комитета по психофармакологическим лекарствам при FDA США было решено, что не имеется "достоверных доказательств" в пользу заключения, что использование антидепрессантов в целом и прозака в частности вызывает появление интенсификации суицидальных актов или других видов агрессивного поведения. Таким образом, очевидно, что о негативных последствиях было известно, но типичной для фармкомпаний практикой является политика, направленная на сокрытие негативных эффектов. Когда сообщения о повышенных тенденциях к самоубийству привлекли внимание к флуоксетину и в США против Lilly были поданы 70 исков ни один из них не дошел до суда, компания также позаботилась о предоставлении дополнительных свидетельств обвинения там, где ответчики-преступники утверждали, что использование прозака заставило их прибегнуть к насилию.
Как следует из опубликованного в 2004 году внутреннего документа GlaxoSmithKline от 1998 года, реакцией компании на совершенно негативные результаты исследования №377 было: «эффективное управление распространением этих данных для минимизации потенциального негативного коммерческого влияния»[20][30]. А по фактам разбирательства психиатр из Техаса Карен Вагнер так и не смог скрыть, что им получена сумма на $160,000 от GlaxoSmithKline в то время как он изучал опасные свойства препарата Paxil относительно влияния на детские организмы[17].
Некоторые исследователи обратили внимание на то, что новые антидепрессанты появились аккуратно в момент истечения патентов на типичные старые препараты. Возможно, они имели ввиду транквилизаторы «валиум», «либриум», «могадон», на которые с 1945 года выстроила свою монополию другая швейцарская компания Hoffmann-La Roche. «Благодаря своему монопольному положению, которое ей обеспечили патенты, и благодаря широкой рекламе продукции – писал Франсуа Хопфлингер в своей книге «Империя Швейцарии» - в каждой стране Roche была предоставлена полная свобода в определении цен на либриум и валиум с целью извлечения как можно более высокой прибыли»[8]. Стоимость сырья и производства валиума для компании составляла 3 доллара на килограмм. Она продавала его дистрибьюторам по 20 000 долларов за килограмм. Когда валиум доходил до конечного потребителя, его стоимость возрастала до 50 000 долларов за килограмм[91]. В результате компании удавалось продавать препараты по завышенным ценам, способствуя «отупению пациентов, повседневно сталкивающихся с жизненными проблемами и не способных их переносить из-за отсутствия мужества и воли». Примечательно, что активная составная часть валиума - диазепам в зависимости от обстоятельств одного пациента успокаивает, другого делает агрессивным, у одного вызывает сонливость, у другого чрезмерное возбуждение[8], т.е. ведут себя ровно также, как и прочие наркотические препараты. Таким образом, можно отметить, что немецко-швейцарские компании подсадили человечество на разного рода наркотики аж, если принять во внимание первую фабрику по промышленному производству кокаина «Merck & Co», с конца XIX века, почти добившись тотального охвата детского населения через систему «школьных психологов».
Упоминание Л. Броуэром «такого феномена, как отказ ребенка от груди матери» у принимающих психотропные бензодиазепины, обращает внимание и на побочные эффекты прочих антидепрессантов: импотенция и половая дисфункция, вздутие молочных желез[68], врожденные дефекты вследствие препаратов «GlaxoSmithKline», выкидыши у принимавших «прозак», рак груди, у принимавших «паксил». Даже если избирательное влияние на репродуктивные функции препаратов лишь совпадение, то как все-таки проводились 30 летние испытания препарата? Или это были не испытания, или это была 30-летняя разработка препарата с заданными функциями? Иначе каким образом можно было создавать в середине 80-х в лаборатории Sandoz стимулятор аппетита, побочным эффектом которого стали неспособность сконцентрировать внимание, головокружение, гипотензия, слабость, тошнота, рвота, головная боль, нечеткое зрения, кошмары и потеря аппетита[30]. Вы уверены, что таков результат попытки изобрести именно стимулятор аппетита?
По заключениям патология беременности при употреблении антидепрессантов «GlaxoSmithKline» связана с тем, что «в кровь ребёнка поступает недостаточно кислорода». Снова можно вспомнить фантазии Олдоса Хаксли: «… дает зародышу меньше кислорода. А ничто так не снижает умственно телесный уровень, как нехватка кислорода», только достигается такой же эффект не с помощью вакцинации, а более простым путем. Кстати, население «Дивного Мира» у Олдоса как раз плотно сидит на стимуляторах настроения, правда низшим кастам их дают только в качестве поощрения за хорошую работу.

По-настоящему эффективным тоталитарным государством станет то, в котором всемогущие политические боссы во главе армии менеджеров встанут над рабами, не желающими свободы, поскольку им нравится прислуживать[73].
Олдос Хаксли «О дивный новый мир!»


В первой публикации основанной Рокфеллерами General Education Co., Фрейд Гейтс писал: «Мы не будем пробовать делать из этих людей или из их детей философов, людей науки или работников умственного труда. Мы не будем выбирать из их числа писателей, редакторов, поэтов, или людей, строчащих письма. Мы не будем искать в зародыше великих художников, живописцев, музыкантов, ни адвокатов, докторов, проповедников, политических деятелей, государственных деятелей, которых нам и так хватает предостаточно. Задача, которую мы ставим перед собой очень проста и вместе с тем очень красива: обучать этих людей такими, каковы они есть, самой настоящей идеальной жизни.»[39]

БИ КОНТИНЕД




Tags: sein kampf
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments