imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:
ФУТУРАМА

 
Мы жили в эпоху, которой не было... Чудовищный кошмар жизни, которая не может ни кончиться, ни начаться, когда нет сил ни жить, ни умереть, — грозное напоминание и предупреждение о повседневной близости хаоса...
Хорхе Луис Борхес

«Другими словами, для того, кто понимает знамение времени, представляется бесспорным, что существует тайная международная политическая организация, которая неустанно работает при посредстве своего психологического аппарата, в то время как все человечество, которое должно было бы бодрствовать, находится в глубоком сне».
Генри Форд
Когда-нибудь стараниями международных организаций на Земле останется 500 000 000 человек, тех, кому должно по расчетам малльтузианцев всего хватать в достатке. Наступит ли тогда на планете наконец полное благоденствие? Продолжить рассуждения можно ровно с того места, на котором закончилась SK-I - с Карла Густава Юнга и его теории коллективного бессознательного.
… коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует тем самым всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным.
К.Г. Юнг. Архетип и символ[1]

Этакое ни от кого не зависящее, но идентичное у группы людей сверхсознание формирует будущее планетарное жизнеустройство. Может ли, к примеру, кино быть проекцией этого самого коллективного бессознательного? Так и о чем там грёзит «фабрика грёз»? видели ли вы хоть один голливудский футурологический фильм, где будущее – «прекрасное далеко»? нетрудно заметить, что голливудское будущее ВСЕГДА рисует печальную картину: мрак, анархия и полная социоапатия, ради которого жить человеку становиться просто незачем.
«C точностью патологоанатома отразил это мироощущение в «Этике нигилизма» С.Л.Франк. Для радикальной интеллигенции «работа над устроением человеческого счастья… сводится к расчистке, устранению помех, т.е. к разрушению. Эта теория — которая, кстати сказать, обыкновенно не формулируется отчетливо, а живет в умах как бессознательная, самоочевидная и молчаливо подразумеваемая истина, предполагает, что прогресс не требует собственно никакого творчества или положительного построения, а требует лишь ломки, разрушения противодействующих внешних преград» (Сергей Кара-Мурза Манипуляция сознанием**) [5].
Но Голливуд далеко, российское будущее рисуется в собственной «фабрике грёз» Институте современного развития (ИНСОР), в начале февраля 2010 г. презентовавший доклад «Россия XXI века: образ желаемого завтра». Руководит Институтом современного развития, советник Президента России Игорь Юргенс[2], с 1980 по 1985 г. работавший в Департаменте внешних сношений ООН по вопросам образования, науки и культуры[3]. Поди от этих внешних сношений и родилось в мозгу юргенса «правильное видение» будущего. Сам по себе его документ, не содержащий ни одного конкретного плана - полное плутословие, и больше похож на выступление Остапа Бендера в будущем «Шахматном клубе четырёх коней», и также заманивает лучезарным будущим:

 
«Главный критерий успеха модернизации … в соответствии страны вызовам современности. Их можно определить следующим образом: - качество жизни, сопоставимое с наиболее передовыми странами мира по всем основным параметрам … Наиболее многочисленной социальным слоем российского общества является средний класс, в который попадает не менее 50% населения. Его отличительными чертами являются: высокие текущие денежные доходы, наличие комфортабельного собственного или арендованного жилья …
примерно 10% домохозяйств являются бедными, получают в виде значительной части своих доходов муниципальные трансферты»
«Россия XXI века: образ желаемого завтра»*.
- Но деньги! - застонали васюкинцы. - Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять?
- Все учтено могучим ураганом! - сказал О. Бендер.

«Могучим ураганом» действительно ВСЁ учтено:

 
- «Укреплению доходной базы бюджетов всех уровней способствовало полное вовлечение в хозяйственный оборот земли, недвижимости, недр, водных и других природных ресурсов на основе их рыночной оценки»*.

«Могучий ураган» уже давно посчитал все пригодные ему ресурсы и, собственно давно их получил, но так хочется юридического закрепления своего права пользования. В ст. 11 конституции СССР говорилось: «В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. … а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства. … Государственная собственность — общее достояние всего советского народа»[4], т.е. народ владел всем в равных долях, но без выделения этих владений каждому в натуре. В результате прошлой «модернизации» под названием «перестройка» посредством приватизации под руководством Чубайса to private попало 70 000 предприятий в обмен на 9 млрд.$, хотя в Латинской Америке в частные руки было продано всего 279 предприятий за 30 млрд. $.
«В процессе сотрудничества между политиками, распродающими государственные компании, и покупающими их бизнесменами некоторые министерства перевели огромные суммы государственных денег в частные банки, поспешно созданные олигархами. Затем государство заключило с этими же самыми банками контракты, в результате чего они должны были распродавать нефтяные месторождения и шахты. Банки проводили такие аукционы, но и сами в них участвовали — неудивительно, что банки, принадлежащие олигархам, захотели стать счастливыми новыми обладателями бывших государственных богатств. Деньги, на которые они покупали доли в этих государственных компаниях, были теми же самыми государственными деньгами, которые министры Ельцина вложили в них ранее. Иными словами, россияне сами оплачивали разграбление своей страны. Перемены происходили с такой быстротой, что россияне не могли за ними уследить. Рабочие часто и не подозревали о том, что их фабрики и шахты уже проданы, не говоря о том, проданы на каких условиях и кому (подобную глубокую дезориентацию я могла наблюдать десятилетие спустя на государственных фабриках Ирака). Теоретически все эти сделки и махинации должны были вызвать экономический бум, который поднимет Россию из отчаянного положения; но на практике на смену коммунистическому государству пришло государство корпоративизма: этот бум обогатил лишь узкий круг россиян, многие из которых до того работали в аппарате Коммунистической партии, и некоторых западных менеджеров инвестиционных фондов, которые получили неслыханную прибыль от своих инвестиций в спешно приватизированные российские компании. Клика новых миллиардеров, многие из которых потом стали так называемыми олигархами, прозванными так за имперский уровень богатства и власти, вместе с «чикагскими мальчиками» Ельцина грабили страну, забирая все, что представляло хоть какую-то ценность, и отправляли свои неслыханные доходы за границу по два миллиарда долларов в месяц. До шоковой герапии в Росси не было миллионеров; к 2003 году, по данным журнала Forbes, появилось 17 русских миллиардеров». (Наоми Кляйн Доктрина Шока***)
П. Хлебников пишет, опираясь на интервью с высшими российскими чиновниками: «В течение нескольких месяцев из государственных торговых структур уплыло 30 процентов российского нефтяного экспорта и более 70 процентов экспорта металлов... Здесь истоки тех состояний, которые наворовали новые русские капиталисты. Гайдаровская реформа цен заложила основу гигантских частных накоплений, потому что уничтожила плановую экономику, но новым российским магнатам удалось так фантастически обогатиться только потому, что рухнула вся система внешней торговли страны»[9].
 
«Дорого ли, дёшево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос, двадцатый. А первый вопрос один: каждый появившийся частный собственник в России — это необратимость... Приватизация в России до 97 года вообще не была экономическим процессом.» - А Чубайс[6]

Действительно было важно создать классовое расслоение, вбив клин в существовавшее общество, некоторым разрешат побыть «частными собственниками», наивные люди тогда, да и сейчас не догадываются, что любая собственность элементарно изымается у любого «на основе их рыночной оценки»*, «во время Великой депрессии в США разорившиеся бизнесмены падали из окон, как спелые груши.Но это будет потом, когда эти «новые собственники» станут не нужны, пока у них важная роль: «Читаем в фундаментальной многотомной «Истории идеологии», по которой учатся в западных университетах: «… Демократическое государство — исчерпывающая формула для народа собственников, постоянно охваченного страхом перед экспроприацией. Начиная с революции 1848 г. устанавливается правительство страха: те, кто не имеет ничего, кроме себя самих, как говорил Локк, не имеют представительства в демократии. Поэтому гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства … , а политическое право — собственностью. Поэтому такая демократия означает, что существует угрожающая „народу“ масса рабочих, которым нечего терять, но которые могут завоевать все. Таким образом, эта демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством»**.
Этот первый и важнейший этап, и он означает изъятие собственности у ее владельца (нации). А это, совершенно очевидно, никак не сводится к экономическим отношениям (так же, как грабеж не означает для жертвы просто утраты некоторой части собственности). Однако и в законах о приватизации, и в прессе проблема изъятия собственности абсолютно замалчивалась. Слово «денационализация» не встречается ни разу ни в одном документе, оно стало табу и было заменено ложным именем, неологизмом «разгосударствление»**. Во время последней «модернизации» с приватизацией государственной собственности «…имущество, необходимое для осуществления задач государства …» исчезло, и «основу жизнедеятельности народов» выбили так, что «самая ужасная бойня, начатая Ельциным, происходила медленно, но количество ее жертв куда выше — это жертвы «побочных эффектов» экономической шоковой терапии. При отсутствии серьезного голода, эпидемии или войны никогда столько бедствий не выпадало надолго людей за столь короткое время. К 1998 году более 80 процентов русских колхозов обанкротилось, примерно 70 тысяч государственных предприятий было закрыто, что по¬родило массовую безработицу. В 1989 году, до применения шоковой терапии, два миллиона людей в Российской Федерации жили в бедности, зарабатывая менее четырех долларов в день. К тому времени, когда шоковые терапевты назначили свое «горькое лекарство» в середине 1990-х, по данным Всемирного банка 74 миллиона россиян жили за чертой бедности. Это означает, что «экономические реформы» в России привели всего за восемь лет к обнищанию 79 миллиона людей. К 1996 году 25 процентов россиян — почти 37 миллионов — жили в состоянии отчаянной бедности – написано, кстати канадской журналисткой***». Вот данные газеты «Коммерсант» (1992, № 9): «Сpедний потребитель сегодня значительно сокpатил свое потpебление в натуpальном выpажении - по официальным оценкам, на 71% по сравнению с декабpем пpошлого года. Экспеpты «Коммеpсанта» полагают, что сегодня жители кpупных гоpодов сокpатили свое потpебление в натуpальном выpажении как минимум в семь pаз... Стоимость коpзины тpетьей категоpии, опpеделяющая гpаницу бедности, составила в февpале 2577 pуб. Именно этот тип потpебления сегодня является самым массовым - но, по мнению экспеpтов, подобный уpовень дохода не может обеспечить даже сбалансиpованного питания для pаботающего мужчины. Сpедняя же заpплата по пpомышленности в конце янваpя составляла 892 pуб.»[9] Если «в советское время в среднем человек получал 98 г белка в день, в 1996 г. в России среднее потребление городского жителя снизилось до 55 г. Но это — среднее. Поскольку обеднение произошло не равномерно, и у существенной части населения потребление мяса и рыбы не снизилось, значит, у наиболее обедневшей части мясо и рыба вообще исчезли из рациона и поступление белка в организм упало катастрофически. У 40% населения, которое в 1996 97 гг. находилось за чертой бедности, потребление белка в среднем составляло 30 г в день на человека. Значит, из этих 40% значительная часть получала меньше абсолютного физиологического минимума (29 г) — эти люди умирали от разрушения организма. «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году» (это был последний подробный доклад такого рода). В нем, в частности, сказано: «Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сельди, сахара — 50 53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей. В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ. Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела — ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ**
».

Исторический опыт показывает, что положение не безнадежно. В конце XX века Россия совершила небывалый рывок из посттоталитаризма к ценностям свободы и права, демократии и рынка. Этот процесс не был завершен, но он достаточно радикален, беспрецедентен в нашей истории. Страна развернулась в формационном сдвиге в предельно сжатые сроки и почти бескровно*.

«Что дали последние 15 преступных лет нашей Родине и нашим людям? — спрашивал ученый Владимир Гусев на демократическом митинге 2006 года. — Годы преступного капитализма убили 10 процентов нашего населения». Действительно, Россия теряет около 700 тысяч человек в год. Между 1992, первым годом шоковой терапии, и 2006 годом население сократилось на 6,6 миллиона. 30 лет назад Андре Гундер Франк в письме к Милтону Фридману обвинял его в «экономическом геноциде». Сегодня многие россияне говорят о постепенном исчезновении своих сограждан теми же словами»***. Потом юргенсы будут рассказывать в стиле чубайсов «...Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма… Эту задачу мы решили..» [6], ну, естественно, с заменой терминологии «коммунизма» на «полицейское государство». Про то, что всё делалось по лекалам реформ, проведенных в странах Латинской Америки, Индонезии и т.д. в которой никакого коммунизма не было - они не знали. Но это вполне доходчиво расписано в книге Наоми Кляйн «Доктрина Шока».

«Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут»[8]. А.Чубайс

«Ну и что? Тот, кто умирает, заслужил свою смерть***» Е. Гайдар

«Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ[9]». академик Г.А. Арбатов

Неумышленное убийство – убийством быть не перестаёт, а неумышленный геноцид? У русского философа и писателя Александра Зиновьева хватило мужества и честности ума, чтобы признать: «Мы целили в коммунизм, а попали в Россию»**, с учетом того, что события 90-х – это откатанная ранее на других странах модель, трудно убедить себя, что целились в коммунизмом». В готовящемся геноциде юргенсы прекрасно принимают, ЧТО они готовят:

Однако это означает гибель уже сформировавшейся паразитарной отрасли-класса. Поэтому попытки проведения институциональных реформ наталкиваются на хорошо организованное сопротивление. Ситуация требует неординарной политической воли — НЕ МИРНЫХ УВЕЩИВЛЕНИЙ, НО ЖЕСТОКОГО И СИСТЕМНО НАЛАЖЕННОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ сопротивлению*.

Так и было в 90-е годы, так и будет в скором времени. После первой «модернизации» появилась новая конституция в ст. 9 которой говорится: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности» - народ, как субъект права исчез, но «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации КАК ОСНОВА ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАРОДОВ, проживающих на соответствующей территории»[7].
И «хотя в последние годы миллионы россиян выкарабкались из нищеты, преимущественно благодаря росту цен на нефть и газ, слой крайне бедных остается постоянным — со всеми болезнями, сопутствующими этому состоянию***», пришло время выбить из под народов её последнюю основу. «Манипуляция — это не насилие, а СОБЛАЗН**», ну да, снова все будет по науке:

Еще одно важнейшее направление, где требуется проведение комплекса первоочередных шагов – это пенсионная система. … в которой соблюдается очень простой принцип: размер будущей пенсии напрямую зависит от суммы накопленных за трудовую жизнь взносов как в государственные, так и негосударственные пенсионные фонды. В этой связи нужно принять решение о прямом финансировании системы пенсионного обеспечения из федерального бюджета, в котором для этого требуется создать специальный фонд. Доходы этого фонда могут формироваться, в дополнение к налогам, за счет средств, полученных от ПРИВАТИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ, а также от ее коммерческого использования*.

Нетрудно предположить как это будет, заправлять средствами новосозданного фонда поди будут примерно также как и средствами стабилизационного, по закону о котором в настоящее время «30 млрд. рублей направлено на покрытие дефицита Пенсионного фонда Российской Федерации» «В соответствии с утвержденным порядком управление средствами Фонда может осуществляться следующими способами …: - путем приобретения … долговых обязательств иностранных государств, … страны-эмитенты которых имеют рейтинг долгосрочной кредитоспособности не ниже уровня «ААА» по классификации рейтинговых агентств «Фитч Рейтинг» или «Стандарт энд Пурс» (Fitch-Ratings или Standard & Poor's) либо не ниже уровня «Ааа» по классификации рейтингового агентства «Мудис Инвесторс Сервис» (Moody's Investors Service)» (http://www1.minfin.ru/ru/stabfund/about/).
Был такой банк – Lehman Brothers, на облигационные индексы банка которого ориентировались пенсионные фонды и страховые компании США при составлении инвестиционных портфелей[12], входил в четвёрку крупнейших финансовых структур США. Не знаю, как правильно зовутся работники агенства «Мудис» 17.03.2008 подтвердивших долгосрочный кредитный рейтинг A1 Lehman Brothers[10], но уже 15 сентября Lehman Brothers объявил о банкротстве и обратился в суд за защитой от кредиторов.
Покупатели облигаций Lehman были представлены широким спектром инвесторов, среди которых пенсионные и паевые фонды. Это означает, что потери по облигациям приведут к серьезным последствиям для простых вкладчиков. За неделю до банкротства Lehman котировки старших облигаций, выпущенных на сумму 110 миллиардов долларов, составляли 95% от номинальной стоимости. В ходе торгов в понедельник, 22 сентября, облигации торговались на уровне 18% от номинала[13]. Н. Стариков в книге «Кризис Как это делается» задаётся вопросом: «Власти США, которые проявили невиданную щедрость при спасении других компаний (в частности, выделили $152 млрд мировому лидеру страхового рынка АIG), протянуть руку помощи Lehman не удосужились … Банкротиться будет холдинговая компания, долги которой составляют $613 млрд США». Любопытная деталь: из всех крупных банков США обанкротился именно Lehman Brothers. Почему именно он?» Может быть поэтому:

"У меня все пенсионные сбережения были у Lehman Brothers, и мне вчера сказали, что все они пропали. Кто-нибудь еще потерял деньги? Есть ли надежда?" - это одно из множества сообщений, которые можно встретить в блогах и форумах Интернета[15].

Первыми пострадавшими стали акционеры и держатели облигаций, среди которых был, например, пенсионный фонд правительства Норвегии, вложивший в акции и долги банкрота более $800 млн.[11], следом: пенсионные фонды Японии, следом крупнейшая в Германии касса медицинского страхования Barmer поручила немецкому филиалу Lehman Brothers на общую сумму в 210 миллионов евро, свыше двадцати миллионов евро потеряла в результате банкротства того же банка больничная касса AOK Niedersachsen, которая более ста миллионов евро доверила Lehman Brothers пенсионный фонд и фонд социального страхования[14]. Потом можно будет «жаловаться в обком, в профком», требовать ответственности за «мошенничество и обман», как это делает Джон Корзайн, губернатор штата Нью-Джерси, пенсионные фонды которого потеряли более 100 миллионов долларов США [16], но уже ни недр ни денег не будет, готовиться очередной геноцид и ограбление:

Экономическое развитие и любые институциональные преобразования в экономической сфере могут быть успешны только в случае незыблемости и защищенности прав собственности*.
"Россия XXI века: Образ желаемого завтра"
«Горе — думается мне — тому граду, в котором и улица, и кабаки безнужно скулят о том, что собственность священна! наверное, в граде сем имеет произойти неслыханнейшее воровство!**». М.Е.Салтыков Щедрин
 

Некоторых еще смущает судьба Ходорковского, поэтому:

Кроме того, делается целый ряд символических шагов: принимаются решения … О НЕПРИМЕНЕНИИ АРЕСТА КАК МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ К ОБВИНЧЕМЫМ В ненасильственных, ОСОБЕННО ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ*

- такой вот символический шаг, чтобы воровать можно было безнаказанно, а законы можно будет писать бесконтрольно, так как им хочется:

Необходимо провести решительную реформу законодательства о партиях: ликвидировать административные барьеры при регистрации партий* ПРИНЯТИЕ СТРОГО ФИКСИРОВАННОГО СПИСКА ОСНОВАНИЙ ДЛЯ ОТКАЗА В РЕГИСТРАЦИИ или отмены регистрации партии и кандидата*.

установить ответственность регистрирующих органов ЗА ПОПЫТКИ ИЗБЫТОЧНОГО КОНТРОЛЯ над внутренней жизнью партий*

- и после этого:
Регистрация на выборах, спонсирование партий отечественным бизнесом…*

Это каким интересно? Если по заявлению Председателя комитета Государственной Думы России по экономической политике и предпринимательству Е. Федорова: «если говорить о крупной промышленности, 95% ее не только в оффшорах, просто в иностранной юрисдикции». Т.е. законы будут писать чубайсы и юргенсы широко представленные иностранным банковским капиталом?

Нужно упростить доступ партиям и кандидатам к регистрации на выборах. Это достигается набором мер, применяемых одновременно: ВОССТАНОВЛЕНИЕ для независимых кандидатов и «малых» партий РЕГИСТРАЦИИ ПО ЗАЛОГУ*

-т.е. регистрироваться будут те, кого проспонсирует мировой банковский капитал.

ЛОББИЗМ в Думе, РАЗУМЕЕТСЯ, СУЩЕСТВУЕТ, и закон о его регулировании появился относительно недавно. Однако неформальные «правила игры» давно установлены и соблюдаются большинством «действующих лиц»*. …
агитация на выборах мало чем отличаются от положения в европейских странах; случаются и мини-скандалы, ИМЕЮТСЯ СЛУЧАИ ТЕНЕВОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ, но в целом это не дестабилизирует систему*.

- конечно, не дестабилизирует, новый приплаченный геноцид стабильно работает:
 
В стране действует многопартийная система. Функционирует пара десятков зарегистрированных партий самой разнообразной политической ориентации*

- самой разнообразной, кроме патриотически настроенных – ибо у них нет денег и они признаны экстремистскими:
 
Единственным поводом для отказа в регистрации могут служить экстремистские положения партийной программы*

Пресловутые «кланы» не исчезли, но большую часть своих интересов привыкли отстаивать через конкурирующие политические партии и общественные организации*.

- где широко представленные в СМИ грантососы всех мастей радостно оплевывают любую оппозицию геноциду. 

продолжение
Tags: sein kampf-ii
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment