imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Профессор Монтанари на линии...



Стефано Монтанари. Ученый с мировым именем: нанопатолог с 40-летним стажем работы в операционных, автор нескольких патентов в области кардиохирургии, сосудистой хирургии, пневмологии. Разработчик систем и оборудования для электрофизиологии. Приводим полный перевод этого интервью.

Журналист: Профессор, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Чем вы занимаетесь?
Профессор Стефано Монтанари: Мне 71 год, я занимаюсь медициной очень давно. Начал в 22 года. Очень, очень давно. Первые 25 лет я занимался исследованиями, прикладными исследованиями, я работал с аппаратами для сердечно-сосудистой хирургии, для гемодиализа, я изобретал новые аппараты, усовершенствовал уже существующие, для васкулярной хирургии, я изобрел сердечный клапан и много чего еще изобрел.

Журналист: Это действительно восхищает. Профессор, в марте этого года вы рассказали всему миру, что на 4000 человек в Италии от коронавируса умерло всего 3 человека. Откуда у вас эти сведения?
Профессор: Это не мое мнение, это факты. Когда я говорил месяц назад, смертей от коронавируса было три, сейчас их уже 20. Другие смерти были не от коронавируса. Это смерти из-за плохого лечения и ухода, а также потому, что их держали всех вместе в нечистых больницах. Добавлю, что счет умерших фальшивый. Эта статистика не имеет отношения к коронавирусу, и к тому же, лечебные учреждения получают деньги на каждого больного, записанного с диагнозом #коронавирус . Есть больные, умершие от инфарктов, а записаны от коронавируса, больные, умершие от онкологии, записанные по коронавирусу. А , главное, что никто этого не проверял, и любая рассказанная страшилка была полезна. В этом, 2020 году, в Италии за три месяца умерло меньше на 22 тысячи 600 человек, чем за те же три месяца в прошлом 2019 году.

Журналист: Скажите пожалуйста, вы наблюдаете в больницах огромное количество больных коронавирусом? Ведь весь мир пугают кадрами, как перед итальянскими больницами машины «скорой помощи» выстраиваются в очередь. Это правда или нет?
Профессор: Эта история длинная, я объясню по частям. Во-первых, есть места, маленькие территории, где эта болезнь очень распространена, это те же места, где существует сильное загрязнение экологии нанопылью. И мы, уже 20 лет назад, были первыми открывателями болезней, зависящих от загрязнений нанопыли, я и моя жена. Много легочных патологий, зависящих от такой пыли и от вирусов, так как эта пыль переносит именно коронавирусы.
Во-вторых, в тех же местах было сделано неоправданно много вакцинаций от менингита, от гриппа. Мы исследовали состав 40 разных вакцин и обнаружили, что они сами по себе очень загрязнены микро и нанопылью, несовместимыми для здоровых организмов человека. За 16 лет мы исследовали сотни выборочных проб этих вакцин и поняли, что самые грязные из них противогриппные и противоменингитные. Поэтому повышенная патология заболеваний легких и гриппа в этих территориях нас уже не удивляет.

Журналист: То есть люди заразились именно те, которых вакцинировали. Правильно?
Профессор: Люди, которые были провакцинированы, коронавирусом заболели намного больше. Есть опубликованная научная статистика, что риск заболеваний у вакцинированных повысился на 36% с легочной патологией. Это был научный тест, проведенный военными на здоровых солдатах, потому что именно солдаты-призывники все здоровы и молоды. Значит, результат был получен на здоровых вакцинированных. Повторяюсь, на 36% увеличение легочных патологий. В итоге, обычные люди, с изначально уже другими патологиями и не молодые, демонстрируют больший процент увеличения легочной патологии.
Люди, умершие официально от коронавируса, в реальности умирают от тромбоэмболии. Это значит, что сгустки крови в венах через систему легочных сосудов попадают и закупоривают альвеолы легких. И не поступает кислород, переносимый изнутри через кровь. Отсюда, бесполезно использовать интубацию и поступление кислорода снаружи, т.е. аппараты ИВЛ. Много лет есть простое лечение этого синдрома, так называемые плазменные активаторы. Это урокиназа и стрептокиназа, через инъекцию в вену. Это натуральные вещества, безвредные и природные, их употребление убирает эту патологию. Это если мы хотим лечить последствия вируса.
Если наша цель бороться с самим вирусом, достаточно употребить озон, химическая формула О3, то есть трехатомный кислород. А не 2-х атомный оксиген, как в обычном кислороде О2. И вирус погибает полностью. Следующее, что можно сделать - ввести в вену раствор с 1 граммом витамина C. Это экстраординарное средство от вирусов. Но есть проблема, что они очень мало стоят, на них не выгодно зарабатывать. Галотропный оксиген - это озон, который происходит во время грозы. О2 превращается в О3, т.е. озон превращается из воздуха. Значит, фармацевтические компании предпочитают продавать лекарства подороже, и менее эффективные.

Журналист: Подводя итог для русскоязычного населения, можно сказать, что солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья, а также витамины?
Профессор: Для поддержания нашего иммунитета мы должны дать правильное питание нашему организму, чтобы у него не было возможности заболеть. Это витамин А, витамин Е, но важнее всего витамин D, а лучше, если D3 и витамин С. Но, к сожалению, в сегодняшних продуктах питания не содержится их в достаточном количестве, как это было 40 или 50 лет назад, от неправильного животноводства, от неправильной агрокультуры. Нам необходимо находиться на солнце, иначе витамин D не работает на иммунитет.
Когда говорят закрыться всем дома, они забирают возможность вашего иммунитета бороться с вирусом. Это, значит, что мы быстрее заболеем сидя дома. Для поддержания здорового иммунитета нам нужен свежий воздух, солнце и физическая активность. Я лично всегда бегаю на марафонах и выигрывал в 15 из них, здесь в Италии, и я здоров. Мне 71 год, и я не болею ничем... Я не простужаюсь, не кашляю, питаюсь здоровой пищей, и я всегда в движении. Если у меня заберут возможность и свободу, закроют меня дома, я вскоре заболею.

Журналист: Правильно ли я понимаю, что коронавирус не так страшен для человека, как его представляют? Соответственно, предлагаемые властями меры, тотальная изоляция по всему миру, вакцины (которые наверняка нам предложат), в них нет никакой необходимости? Для укрепления иммунитета достаточно витамины, сбалансированное питание, солнце, свежий воздух и физкультура?
Профессор: То, что нам советуют сегодня, нужно только для того, чтобы быстрее заболеть. Есть очень серьезные осложнения от карантина на дому. Это наше настроение. Это всем известный факт, что депрессия ухудшает наше здоровье и иммунные натуральные защиты. Я хорошо помню 1973 год, я находился в Мальмо, в Швеции, в отделении нефрологии. Мне было 24 года, и главный врач нас приглашал на осмотр больных, где были раковые больные. И он нас учил, что здесь выздоравливает только тот, кто хочет выздороветь, кто силен духом и всегда в позитивном настроении. Кто правильно реагирует и старается находиться в приподнятом настроении. А кто опускает руки, тот умирает. Находясь долгое время закрытыми дома, мы снижаем наше настроение в негативную сторону, а вместе с тем и иммунитет. А когда нас везут в больницы и разлучают нас с родными и друзьями, и помещают нас к другим больным, наш моральный дух еще больше снижается, и мы быстрее и сложнее заболеваем. Все сегодняшние меры мне кажутся направленными на убийство, а не на выздоровление. Потом я попал на работу в Стокгольме, с доктором Бьерк, лауреатом Нобелевской премии, где я учился 3 года и затем работал 11 лет, в Каролинском институте.

Журналист: И, все-таки, коронавирус страшнее обычного ОРВИ? Дело в том, что в России доходит до того, что за такое утверждение генеральная прокуратура блокирует материалы. Так, например, за такое утверждение было заблокировано обращение Общенародного Союза Возрождения России в ВОЗ.
Профессор: Коронавирус и есть обычный грипп, поэтому его надо уметь лечить, и правильно наблюдать и изучать, а также предотвращать возможность заболевания. Наш организм должен всегда реагировать на любое заболевание, не только вирусное. Коронавирус мы изучаем сейчас вместе с госпиталем в Бергамо. Особенность этого вируса в том, что он провоцирует легочную эмболию, а значит, мы должны на него реагировать и лечить эмболию легких, как таковую. И давать противогриппные лекарства в этом случае бесполезно, мы это видели на практике. Если мы будем лечить этот вирус как другое простудное заболевание, то не будет никаких проблем, так как в Италии за три месяца умерло около 20 человек от коронавируса. Когда в тоже время в Италии ежедневно умирают 135 человек от внутрибольничных инфекций. К чему это ведет? Это значит, что вы будете вырезать гланды или аппендицит, но умрете от инфекции, которой вас заразили в больнице, в которой не соблюдали правила стерильности и чистоты. 49301 человек заболели и умерли в последнем году от внутрибольничной инфекции.

Журналист: Профессор, а вот вы какие бы меры рекомендовали для итальянцев и для людей всего мира для лечения и профилактики коронавируса вместо изоляции, которую нам всем предлагают?
Профессор: Каждый будет выбирать для себя подходящее решение, я излагаю мое мнение, и только. Я считаю, что мы должны себя вести так же, как и до коронавируса. Как это было в нормальной жизни 6 месяцев назад: выходить на солнце, общаться между собой, как раньше, питаться здоровой пищей, заниматься спортом и следить за своим здоровьем и настроением. То, чем мы занимаемся сейчас, только ухудшает ситуацию. Например, маски. Я могу об этом судить после 40-летней практики работы в операционных. Маска нужна для того, чтобы не распространять слюну в окружающей среде. Мы работали по изучению фильтров в масках по заказу министерства обороны Италии и изобрели фильтры для наночастиц, которые имеют размер коронавирусов. Это было спроектировано нами шесть или семь лет назад, и применяли их на военных.
Мы установили, что тот, кто носит эти маски, во время выдоха увлажняет маску, на такую маску липнут все вирусы из окружающей среды.
А это значит, что весь день я ношу эту инфекцию около носа и рта.
Второй вопрос, что мне трудно дышать через маску, так как углекислый газ копится под ней, и я постоянно вдыхаю мной же выделяемый газ, и в итоге отравляю самого себя.
С перчатками еще хуже, так как наша кожа покрыта множеством бактерий, которые нам необходимы, они при атаке вирусом начинают пожирать его, это наши добрые защитники от вирусов, макрофаги. Если мы оденем перчатки, то закроем доступ бактериям, снаружи накапливаются вирусы, никем не пожираемые, мы остаемся без защиты от них. Если мы посмотрим на кассира, надевающей на себя перчатки с 7 часов утра, а снимающей их только вечером. Она трогает этой перчаткой все поверхности, продукты, деньги, карты, упаковки, и все эти вирусы остаются на ее перчатках все это время, и переносят на перчатках эту инфекцию.

Журналист: Профессор, совсем недавно в интервью вы говорили что коронавирус в Италии не такой как в Китае, также как и коронавирус в Германии отличается от коронавируса в Италии. Как такое возможно? Разве весь мир заразился не от Китая?
Профессор: Это очень просто объяснить. Этот вирус новый, созданный совсем недавно. Вирус имеет только одну ниточку РНК, покрытую жировой липидно-белковой оболочкой, очень прост по строению. Он очень быстро адаптируется к новой среде, и потому быстро меняет свою химическую структуру. На практике это короткие химические цепочки, но это не живые структуры. Потому они так быстро мутируют, постоянно и непрерывно, в зависимости от меняющейся окружающей среды, быстро адаптируясь к ней. Мы обнаружили много вариантов коронавируса. Потому его состав не подлежит изучению, так как он быстрее изменяется, чем мы его изучим. Мы за ним не успеем никогда. Потому вирус Китая отличается от вируса Италии, а итальянский вирус отличен от вируса в Германии. Быстрый процесс адаптации и мутирования. И вполне возможно, что если его оставить распространяться, то он может иссякнуть уже через месяц.
Его поведение зависит от климата, как и все вирусы он очень чувствителен к высоким температурам, потому наш организм при попадании вируса повышает температуру тела, чтобы его ослабить и уничтожить инфекцию.
Этот вирус имеет большую силу заражения, многие вирусы сожительствуют с нами давно и не наносят нам вреда. Сегодняшний вирус – новый, он недавно начал циркулировать, потому пока так силен, так как мы еще не приспособились к нему.

Журналист: Как тогда весь мир одновременно мог заразиться? Или действительно, мы живем с этими вирусами и что-то повлияло на них, что они все и сразу активизировались? Или такие вспышки это нормально?
Многие исследователи считают, что в такой стране как Италия, с населением в 60 миллионов, примерно 70 процентов людей, уже имеют в организме коронавирусы. И у них они никак не проявляются. Мы живем со многими вирусами, и у нас все в порядке, это миллиарды вирусов.
В определенных случаях, у больных с уже существующими патологиями, увеличивается риск осложнений собственных заболеваний в виду нарушенного иммунитета. А возможно, они умирают сами и вирусы здесь не причём. Независимые вирусологи утверждают, что это обычный сезонный вирус, и не более. Заболевания и смертность зависят от способности иммунитета отреагировать, бороться с заболеванием. Статистика говорит, что в Италии умирают пожилые люди с уже ослабленным иммунитетом, имеющие букет хронических заболеваний.

Журналист: Согласен ли профессор Монтанари с Люком Монтаньером, получившим Нобелевскую премию по медицину, что в геноме вируса находится искусственно встроенная цепочка РНК ВИЧ?
Профессор: Я знаком с Люком Монтаньер, мы общались с ним на конференции в Брюсселе. Я не изучал эту тему, но доверяю Люку, он является лауреатом Нобелевской премии еще с 2008 года.

Журналист: По правилам вирусологии вирус уже должен был пойти на спад, но этого не происходит. В России то и дело проскакивает информация, что осенью будет еще одна вспышка. Такое возможно?
Профессор: Этого никто не может утверждать или предвидеть. Это как в лотерее, говорить и утверждать новые эпидемии, эти фантазии ненаучны, либо это ложь. Мы этого не можем знать на 100 %.

Журналист: По мнению профессора, почему сейчас развязана такая истерия вокруг коронавируса? Кому это выгодно? Как профессор оценивает действия ВОЗ в данной ситуации?
Профессор: Это уже не научное мнение, а мнение любого среднего человека с улицы. Я думаю, что ВОЗ нужно немедленно закрыть, так как эта организация полностью спонсировалась людьми с определенными интересами в фармацевтических компаниях. Именно интересы Билла Гейтса. По-моему, Трамп сделал большую ошибку, забрав государственное финансирование ВОЗ. Таким образом, оставил ее в руках Билла Гейтса, который старается организовать всемирную вакцинацию. Он ее уже разрабатывает, распространяет и зарабатывает на этом. Оставить в его руках ВОЗ - это непоправимая трагедия.

Журналист: Почему это будет трагедия?
Профессор: Трагедия имеет много аспектов несостоятельности вакцинации от этого вируса.
Во-первых, вирус мутирует с огромной скоростью, и невозможно технически это сделать вовремя.
Во-вторых, даже если мы сумеем его догнать по времени, вакцинация будет бесполезной, так как этот вирус не оставляет в нашем организме стойкого иммунитета. Болезни, которые оставляют иммунитет - это коклюш, паротит, корь. И только в этом случае можно вакцинировать. В других случаях вирусной инфекции бессмысленно вакцинировать, например, против так называемых диких инфекций, которые не оставляют иммунного ответа в нашем организме. Поэтому такая вакцина не будет работать на выздоровление, так как сама является этим ослабленным вирусом в малых дозах. В тоже время она откроет дверь к большим заработком для фармацевтических компаний. И мы не будем знать, что именно находится в этой вакцине и какой эффект она произведет на нас. Эта вакцина перепрыгнет фазу клинического исследования. Это недопустимо. Это огромный бизнес на нашем здоровье.
Мы изучали вакцины на их состав вот уже как 16 последних лет. Мы увидели, что сами по себе они являются нечистыми по своему составу и очень опасны. Мы нашли в их составе наночастицы таких металлов, как нержавеющая сталь, олово, титан и многие другие составы, несовместимые с жизнью. Все эти вакцины очень грязные и токсичные, запрещенные к использованию. Есть официальный список запрещённых веществ для использования в медицине. Особенно опасен формальдегид, или формалин, запрещенный с 2004 года, входящий в состав вакцин.
Представьте новорожденного, который только с одной вакциной получает дозу солей алюминия, превышающей максимальную дозу взрослого человека в 800 раз. Это все за один день. Я получил анализы французских исследователей. Только одна из таких вакцин содержала 270 различных вредных веществ. Из них 42 неизвестных в современной химии. Все в совокупности создает интоксикацию, которая идет в математической прогрессии. В токсикологии 1+1+1 не дает в результате три. А в итоге тысячу или сотню тысяч увеличения токсичности. Какой результат могут дать все 270 токсинов вместе, мы не сможем предугадать. И это только с одной такой прививкой.

Журналист: Правильно ли мы понимаем, что и тестами тоже самое? Если коронавирус постоянно мутирует, то и тест может не дать ответ, заражен человек этим вирусом или нет?
Профессор: Восемь из десяти этих тестов ошибочные. Они дают фальшивую позитивность на вирус. Это опасно, так как здоровые персоны начнут получать ненужные процедуры и лечение. К тому же, если мы посмотрим на результаты, то там будет огромная цифра инфицированных, которых на самом деле нет.
Это психологическая атака. Сделать так называемые тампоны всем невозможно. Это сумасшествие, так как 8 из 10 тестам доверять нельзя.

Журналист: Могут ли быть тесты заражены коронавирусом? Может ли это быть, как провокация, что в человека при помощи тестов занесут этот вирус? Скажем, для увеличения статистики.
Профессор: Я читал в журнале «Телеграф», что тампоны уже были инфицированы вирусом. Я не могу ответить на этот вопрос, у меня нет об этом информации и возможности это исследовать.

Журналист: Насколько нам известно, в марте на профессора было заведено уголовное дело и его организацию лишили финансирования? Связано это с тем, что профессор говорит правду о коронавирусе?
Профессор: Это неправда, это фейк! Есть ассоциация в Италии, никем не признанная, которая проинформировала Магистратуру (аналог Генпрокуратуры в Италии). Возможно, даже и это не правда. Она предоставила Магистратуре якобы тексты моих интервью, их содержание, и только это. Речь не идет об обвинениях. Это сплетня уже как месяц назад вышла в свет. Официально я не получил никаких обвинений. Возможно, Магистрат прочитал это и выбросил в корзину, и не принял к сведению данную информацию, если таковая была. Все это было сделано для моей дискредитации. И народ должен был поверить в эту сплетню. Это провокация.

Журналист: Если тесты не действительны, как тогда определить, есть ли у человека в самом деле коронавирус?
Профессор: Произвести корректный тест на вирус технически очень сложно, вирус постоянно мутирует. Нужно произвести практически биопсию живых материалов из организма, из легких, из крови. Исследовать химическую последовательность цепочки РНК вируса на постоянно мутирующих цепочках - это невозможно. Потому важные даты мы можем исследовать только после смерти больного, посредством микроскопического электронного исследования на материалах аутопсии после вскрытия умерших. Мы так делаем уже 20 лет. Эта техника практикуется в Европе и признанная всеми. Но в данной ситуации это не просто.

Журналист: Что может профессор посоветовать нашим зрителя, что пожелать в сложившейся, довольно трудной ситуации?
Профессор: По закону я не могу давать готовых советов, могу сказать мое мнение об этой ситуации. Я считаю, что меры, которые применяют сегодня, наносят только вред. Те советы, которое дает государство, оно ничего не имеет общего с наукой. Но законы написаны, и я не могу ничего поделать. В отдельных случаях даже гильотина вредна для здоровья. И мои советы могут быть незаконны сейчас.
.©
Tags: #коронавирус, sein kampf
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments