imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

Пионеры русской парапсихологии.

«Советский инженер-электрик Б.Б. Кажинский в 1919 году в Тбилиси столкнулся с проявлением телепатии. Однажды августовской ночью он проснулся от довольно громкого звона металла, который был подобен звуку серебряной ложечки о тонкий стеклянный стакан. Как потом выяснилось, этот звук должен был слышать в последний момент жизни его девятнадцатилетний друг М., умиравший в то время от брюшного тифа в соседнем квартале. Случившееся настолько потрясло юношу, что он с головой ушел в изучение вопросов передачи мыслей на расстоянии»
«Б.Б. Кажинский инженер-электрик, кандидат физико-математических наук, человек большой эрудиции и огромного желания все понять, все объяснить. Б. Б. Кажинский является пионером научного исследования данной проблемы в нашей стране. Он близко общался и сотрудничал с К. Э. Циолковским, В. М. Бехтеревым, А. В. Леонтовичем, П. П. Лазаревым, известным талантливым дрессировщиком животных В. Л. Дуровым, был знаком с писателем-фантастом А. Р. Беляевым и др. В популярном научно-фантастическом романе Беляева "Властелин мира" Б. Б. Кажинский является прототипом одного из его героев - Качинского». Бернард Бернардович Кажинский вызывает во мне удивительно светлые чувства. Вероятно, таким и должен быть настоящий учёный. Его книга "Биологическая радиосвязь" – пример того, как энтузиасты исследовали тайны человеческой психики подручными методами, наивно стараясь объяснить их с точки зрения последних достижений мировой науки. В исследованиях принимали участие действительно величайшие русские физиологи того времени. Книга читается на одном дыхании, заражая желанием поиска Истины. Так получилось, что я случайно набрёл на эту книгу, когда учился на последних курсах университета. Ниже я привожу несколько отрывков из неё. Время действия совпадает с Гражданской войной (!). Выводы, естественно, не совсем правильны, но показаны механизмы «входа», о котором я уже писал, и воздействия души на сознание. При этом более слабая душа собаки как бы уступает управление более сильной душе Дурова.
«Как известно, Владимир Леонидович Дуров (известный цирковой артист и виднейший зоопсихолог) еще в юношестве при совершенно случайных обстоятельствах подметил способность животных понимать мысли человека без слов и других слышимых и видимых сигналов. Это произошло в с. Богородском под Москвой. В помещении одной из заброшенных владельцами дач жил на запоре крупный одичавший пес - ульменский дог. Он никого к себе не подпускал. Невзирая на это, Володя Дуров поспорил со своими сверстниками, что он может войти в помещение, и собака его не тронет. "Вот за дверью щелкнул ключ, и я один в комнате" - пишет В. Л. Дуров в своей книге. - Товарищи снаружи прильнули к стеклам окон и ждали. Услышав звон замка, дог с лаем бросился через все комнаты ко мне навстречу. При виде спокойно стоящего незнакомого человека он замедлил шаг и, оскалив зубы, злобно зарычал. Я сделал легкое движение к нему навстречу, вытянул вперед шею и не спускал глаз с его глаз. Дог медленно приближался ко мне, все сильнее и сильнее рыча, слюна бежала из открытой пасти, глаза налились кровью. Я тоже придвигался к нему тем же темпом. Он остановился, и я остановился. Мы впились друг в друга глазами, началась предугадка; только рычание с захлебыванием нарушали тишину. Но вот дог остановился как бы на стойке, вытянул хвост палкой и, растянувшись немного, смотрел мне яростно в глаза своими небольшими, с красными веками, немигающими, бесцветными глазами. В такой выжидательной позе стояли мы оба друг против друга не шевелясь. Вот дог чуть подвинулся ко мне, медленно переставив свои ноги. Я тоже приблизился к нему, и опять мы оба неподвижно замерли. Проходят томительные секунды, кажущиеся вечностью. Но вот в глазах моего врага предугадкой заметил я что-то дрогнувшее. Зрачки дога как будто сузились, глаза слились с мордой в одно что-то неопределенное, серое (дог был дымчатого цвета), и затем как будто отделились от серого и поплыли в сторону, вверх. Я делаю едва заметное движение вперед, - глаза удаляются, плывут назад, еще мое движение вперед, - глаза дога на минутку остановились, как бы прилепились опять к своим местам, зубы защелкали. Моя вытянутая вперед голова и морда дога были друг от друга на расстоянии аршина, но при моем чуть заметном движении вперед - глаза пошли назад. Я вперед - глаза назад, я еще больше вперед - дог отступил немного назад. Теперь я уже быстро приближаюсь к нему, он боязливо пятится назад; я за ним - он от меня, я переступил порог другой комнаты, а дог повернулся ко мне задом и бежит от меня. Я смело шагаю за ним, он – от меня, и в последней комнате трусливо, поджав хвост, подполз под сломанный диван. Гром аплодисментов за окнами заставил меня очнуться. С триумфом был я выпущен через дверь моими товарищами наружу. Они шумно выражали свое удивление и восторг. Спор был выигран".»
«Зоопсихологической лаборатории В. Л. Дурова за 20 месяцев (по 1.ХII.1921) было проделано 1278 опытов мысленного внушения (собакам), в том числе удачных 696 и неудачных 582. Этот большой запротоколированный материал был статистически обработан сотрудником лаборатории проф. зоологии МГУ Г. А. Кожевниковым и им же лично доставлен на отзыв профессору математики МГУ Л. К. Лахтину. Обработав этот материал, проф. Пахтай написал в своем заключении: "Предположение, что ответы собаки были случайные, так же мало вероятно, как предположение, что нам удалось наудачу вынуть белый шар из урны, в которую на 10000000 шаров положено 16 белых, а остальные черные. Ответы собаки не были делом случая, а зависели от воздействия на нее экспериментаторов".»
«Однажды (это было 17.ХI.1922 г.) в беседе с В. Л. Дуровым я попросил его рассказать подробнее о методике передачи животному мысленного "приказа" на двигательные действия. Вот что я записал с его слов: "Я один, предположим с собакой Марс, как говорится, с глазу на глаз. Никто и ничто нам не мешает: полная изоляция от внешнего мира. Я смотрю в глаза Марса, или, лучше сказать, в глубину глаз, дальше глаз, глубже глаз. Я произвожу пассы, т. е. легкое поглаживание своими руками по сторонам головы сверху морды и до плеч собаки, чуть чуть касаясь шерсти. Этими действиями я заставляю Марса полузакрыть глаза. Собака вытягивает морду почти вертикально вверх, как бы впадая в транс. Мои пассы выбирают весь остаток воли у собаки, и она в таком состоянии представляет собой как бы часть моего внутреннего "я". Между моими мыслями и подсознанием Марса уже установилась связь или "психический контакт". При этом я в своем воображении стараюсь ясно представить объект передачи мысли, ощущения, приказа: предмет или действие (а не воображаю слова, как таковые, их обозначающие). Я смотрю через глаза как бы в мозг собаки и представляю себе, например, не слово "иди", а двигательное действие, с помощью которого собака должна исполнить мысленное задание. Одновременно я ярко воображаю себе направление и самый путь, по которому собака должна идти, как бы отпечатываю в своем и в ее мозгу отличительные признаки на этом пути в порядке их расположения по предстоящему пути собаки (это могут быть трещинки, пятно на полу, случайный окурок или другой мелкий предмет и т. д.) и наконец, место, где лежит задуманный предмет, и в особенности самый предмет в его отличительных чертах (по форме, цвету, положению среди других предметов и т. п.). Только теперь я даю мысленный "приказ", как бы толчок в мозгу: "иди" и отхожу в сторону, открывая этим собаке путь к исполнению. Полуусыпленное сознание собаки, в котором запечатлелась, переданная мной мысль, образ, картина, двигательное действие и т. п., "приказ", заставляет ее исполнить воспринятое задание беспрекословно (без внутреннего сопротивления), как если бы она исполняла свой самый естественный импульс, полученный из ее собственной центральной неравной системы. А после исполнения собака отряхивается и явно радуется, как бы от сознания успешно выполненного своего намерения
«Опыт должен был проходить в непривычных для животного условиях. Сам Дуров предложил Г. А. Кожевникову (скептику!) вместе с ним обойти помещения лаборатории, чтобы подыскать какой-то необычный объект для подноски собакой. И вот оба они вышли из зала лаборатории (где мы остались с собакой Марсом) в просторный вестибюль. Я наблюдал за ними через щель полуоткрытой двери. Постояв с минуту, они обвели взглядом стоявшие вокруг предметы в последовательном порядке: у одной стены вестибюля шкафчик с лежавшей на нем тряпкой, рядом с ним ледник, подзеркальный столик с находившимися на нем многочисленными головными уборами, у другой – высокий круглый телефонный столик. На столике - телефонный аппарат и три книги абонентов разных годов издания и разной величины, одна из которых была толще других, похожих скорее на блокноты. Ни к одному из этих столиков ни Дуров, ни Кожевников близко не подходили и к предметам не притрагивались. Избрав объект будущего задания (телефонную книгу, как потом оказалось), оба они возвратились в зал. Вот запись хода этого эксперимента, сделанная более подробно в особом акте от 17.ХI.1922 г. за подписью В. Л. Дурова и моей: "По инициативе В. Л. Дурова, проф. Г. А. Кожевников дает В. Л. Дурову задание внушения собаке Марсу следующих действий: выйти из гостиной в переднюю, подойти к столику с, телефонным аппаратом, взять в зубы адресную телефонную книгу и принести ее в гостиную. Предложено было проф. Кожевниковым вначале, чтобы дверь в переднюю закрыть и заставить Марса открыть ее, но это предложение было отвергнуто и отставлено. Опыт начался внушением В. Л. Дурова Марсу обычным путем. Дверь в переднюю была открыта. После полуминутной фиксации взглядом В. Л. Дурова Марс устремляется к середине комнаты (т.е. задание не исполнено). В. Л. Дуров усаживает Марса вновь на кресло, держит в руках его морду, полминуты фиксирует и отпускает. Марс направляется к двери, ведущей в переднюю, и хочет ее закрыть (т.е. задание опять не исполнено). В третий раз В. Л. Дуров усаживает Марса на кресло и через полминуты отпускает его вновь. Марс устремляется в переднюю, поднимается на задние лапы у шкафчика, но не найдя ничего на нем, опускается, подходит к подзеркальному столику, опять поднимается на задние лапы, ища чего-то на подзеркальном столике, и хотя там лежали разные предметы, вновь опускается, не взяв ничего, подходит к телефонному столику, поднимается на задние лапы, достает зубами телефонную книгу и приносит ее в гостиную. Как я уже говорил, кроме телефонной книги на том же столике лежали еще алфавитные книжки и стоял телефонный аппарат. Несмотря на первые две неудавшиеся попытки, опыт следует считать удавшимся блестящим образом. В течение опыта все находились в гостиной. Собака была в передней одна. За ее действиями наблюдал проф. Кожевников через щелку открытой двери. В. Л. Дуров находился в гостиной вне поля зрения собаки"»
«Вот описание еще одного опыта, поставленного с участием академика В.М. Бехтерева в зоопсихологической лаборатории в 1926 г. Задание состояло в том, что экспериментатор В. Л. Дуров должен передать собаке Марсу мысленный "приказ" пролаять определенное число раз. В. Л. Дуров находится вместе с другими сотрудниками в зале лаборатории. Проф. А. В. Леонтович уводит собаку в другую комнату, отделенную от зала двумя промежуточными комнатами. Двери между этими комнатами А. В. Леонтович плотно закрывает за собой, чтобы достичь полной звуковой изоляции собаки от экспериментатора. В. Л. Дуров приступает к опыту. В. М. Бехтерев вручает ему вдвое сложенный листок бумаги, на котором написана одному Бехтереву известная цифра 14. Посмотрев на листок, В. Л. Дуров пожал плечами. Затем достал из кармана блузы карандаш, что-то написал на обороте листка и, спрятав листок и карандаш в карман, приступил к действию. Со сложенными на груди руками он устремляет взгляд перед собой. Проходит пять минут. В. Л. Дуров в свободной позе садится на стул. Вслед за тем появляется А. В. Леонтович в сопровождении собаки и делает следующее сообщение: "Придя со мной в дальнюю комнату. Марс улегся на полу. Затем вскоре привстал на передние лапы, навострил уши, как бы прислушиваясь, и начал лаять. Пролаяв семь раз. Марс снова разлегся на полу. Я уже думал, что опыт закончен и хотел уходить с ним из комнаты, как вдруг вижу: Марс снова приподнялся на передние лапы и опять пролаял ровно семь раз". Выслушав это, В. Л. Дуров торопливо достал из кармана блузы листок бумаги и подал его Леонтовичу. Все увидели на одной стороне листа цифру 14, на другой стояли дописанные рукой Дурова знаки: 7+7. Волнуясь, великий укротитель объяснял: "Владимир Михайлович (Бехтерев) дал мне задание внушить Марсу пролаять 14 раз. Но вы ведь знаете, что передавать число лаев больше семи, я сам не рекомендую. Я и решил: в уме разбить заданное число пополам - как бы на два задания, и передал ощущение лая сначала семь раз, а потом, после некоторой паузы, еще семь раз. В таком именно порядке Марс и пролаял"©

Владимир Бехтерев и Владимир Дуров впервые в мире на собаках в большой серии опытов научно подтвердили существование явления мозгового силового воздействия мысли человека. Свои результаты Бехтерев опубликовал в 1919 году в статьях «Об опытах над мысленным воздействием на поведение животных» и «Протоколы опытов над непосредственным внушением животному, произведенных врачами И. Кармамовым и И. Перепелем». И сделал специальный доклад о своем открытии на конференции Института мозга в ноябре 1919 года.

В 1920 - 1923 годах блестящую серию исследований выполнили Владимир Дуров, Эдуард Наумов, Бернард Кажинский, Александр Чижевский в Практической лаборатории по зоопсихологии Главного управления научными учреждениями Наркомата просвещения в Москве. В этих экспериментах экстрасенсы, которых тогда называли «излучающими людьми», помещались в камеру-клетку Фарадея, экранированную листами металла, откуда они мысленно воздействовали на собаку или человека. Положительный результат был зарегистрирован в 82% случаев.

В 1924 году председатель ученого совета Лаборатории зоопсихологии Владимир Дуров издал книгу «Дрессировка животных», в которой рассказывает об опытах по мысленному внушению.
В 1932 году Институт мозга им. В. Бехтерева получил официальное задание начать экспериментальное исследование дистантных, то есть на расстоянии, взаимодействий, научное руководство которым было поручено ученику Бехтерева Леониду Васильеву.
К 1938 году был накоплен большой экспериментальный материал, обобщенный в виде отчетов:
«Психофизиологические основы телепатического феномена» (1934);
«О физических основах мысленного внушения» (1936);
«Мысленное внушение двигательных актов» (1937).
В 1965 - 1968 годах наибольшую известность получили работы Института автоматики и электроэнергетики СО АН СССР в Новосибирске. Исследовалась мысленная связь между людьми, а также между человеком и животным. Основной материал исследований не был опубликован из-за режимных соображений.
В 1970 году распоряжением секретаря ЦК КПСС Петра Демичева создана Государственная комиссия по экспертизе феномена мысленного внушения. В комиссию вошли самые крупные ученые-психологи страны:
А. Лурия, В. Леонтьев, Б. Ломов, А. Любоевич, Д. Горбов, Б. Зинченко, В. Небылицын.
В 1973 году наиболее серьезный результат в исследовании пси-явлений получили киевские ученые. Позже Совет Министров СССР принял специальное закрытое постановление по пси-исследованиям в СССР о создании при Совете Министров УССР научно-производственного объединения «Отклик» во главе с профессором Сергеем Ситько. Одновременно часть медицинских опытов выполнялась Минздравом УССР под руководством Владимира Мельника и в Институте ортопедии и травматологии под руководством профессора Владимира Шаргородского. Исследования по влиянию мысленного внушения на психопатологию центральной нервной системы возглавил в Республиканской больнице им. И. П. Павлова профессор Владимир Синицкий.
Не утих интерес к теме психотронного оружия и во время «перестройки»: 1987 год. премьер-министр Рыжков одобрил с бюджетом 500 млн. руб. программу по использованию пси-технологий, включая средства управления людьми и воздействия на механизм принятия решений. Куратор программы - генерал-лейтенант Главного разведуправления (ГРУ) Фирьяз Ханцеверов.
1990 год. На программу под названием «Обеспечение дистанционного воздействия на механизм принятия решений» выделено 500 млн. рублей. Реализовал программу при участии 120 организаций специально созданный Международный Центр венчурных и нетрадиционных технологий ВЕНТ, возглавляемый Анатолием Акимовым©

В 1962 году Академия наук Украины выпустила книгу "Биологическая радиосвязь", посвящённую передаче мысли на расстоянии. Автор книги, биофизик Б. Кажинский (1889-1962), многие годы исследовал телепатию и взаимодействие на расстоянии.
Подтолкнуло его к проблеме знакомство со знаменитым дрессировщиком В. Л. Дуровым, который еще в 1880 году открыл, а в последующем до тонкости изучил способность животных понимать мысленные приказы человека. Решающее значение в своих экспериментах Дуров придавал силе человеческого взгляда. Особенно таинственна его власть, когда взгляд этот направлен в глаза животного или, как говорил дрессировщик, "куда-то глубже глаз - в мозг животного".
Вот, например, какой эксперимент он продемонстрировал учёным в своём зверинце 21 февраля 1914 года. Члены комиссии попросили В. Дурова мысленно внушить льву Принцу, чтобы он напал на львицу, мирно лежащую в дальнем углу клетки. Знаменитый дрессировщик, славившийся своим гуманным отношением к животным, был против такого жестокого опыта, но "ради научной истины" был вынужден пойти на этот эксперимент. Глядя в глаза спокойно стоящего перед ним льва, он ярко представил себе, как львица Принцесса подкрадывается к куску мяса, якобы лежащему перед Принцем, и что её желтая лапа с выпущенными когтями вот-вот прикоснется к этому куску.
Члены комиссии не успели ничего сообразить, как лев взревел, бросился на львицу и вцепился в неё зубами. Звери мгновенно слились в один катающийся громадный клубок, клетка шаталась и гудела от ударов их тел... Возбуждение долго не оставляло льва, он даже сильно поранил лапой находившегося рядом с решёткой служителя. Успокоил Принца В. Дуров. И опять-таки взглядом.
"Лев ходил беспокойно взад и вперед по клетке. Я подошел и поймал его взгляд. Глаза его горели зеленым фосфорическим светом... Вот он лег. Продолжаю, не отрываясь, глядеть на льва, мысленно ласкаю его, пальцами шевелю гриву Принца, чешу у него за ухом, и все мысленно... Он мягко заскулил: "Мияу-мияу", облизнулся и полузакрыл глаза..."
Насколько сложными могут быть мысленные внушения через глаза, показывает эксперимент, участником которого 17 ноября 1922 года был Б. Кажинский. По просьбе научной комиссии В. Л. Дуров должен был внушить собаке Марс следующую последовательность действий: выйти из гостиной в переднюю, подойти к столику с телефонным аппаратом, взять в зубы адресную телефонную книгу и принести её в гостиную. Всего полминуты Дуров глядел в глаза собаке, но всё было выполнено точно. А между прочим, как было отмечено в протоколе, кроме телефонной книги, на том же столике лежали ещё и другие книжки. К тому же "собака была в передней одна, за её действиями наблюдал проф. Г. А. Кожевников через щёлку открытой двери. Дуров находился в гостиной вне поля зрения собаки"©
.
Tags: Антология Таинственных Случаев, Наука и ЖестЪ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments