imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Category:

Вопросы эволюции

Хорошо известно, что из аминокислот состоят белки… Вот мы и подошли к самому интересному и захватывающему. Помните, еще Фридрих Энгельс в работе «Анти-Дюринг» дал определение жизни – «Жизнь – есть способ существования белковых тел…» Вероятно, Энгельс говорил не просто так, а с учетом грядущих открытий науки.
Молекула белка – это гигантская молекула, содержащая 100–3000 аминокислот. В живом организме насчитывается 20 аминокислот. Это означает, что в одной белковой молекуле одна аминокислота должна встречаться множество раз.
Эстафетную палочку гонки идей подхватил другой американский ученый, В. Фокс из Флоридского университета. Он посчитал, что образование аминокислот в первичном океане Земли уже дело доказанное. Теперь надо показать, каким образом могло произойти соединение аминокислот в первичные молекулы белка. Фокс хорошо знал, что белки образуются благодаря биохимическим реакциям, протекающим в живых организмах. Однако этот путь образования белков Фокса не интересовал, поскольку ему было известно, что на древнейшей Земле никаких организмов не было. Фокс стал лихорадочно искать доказательства иного небиологического образования белка. Кто ищет, тот всегда найдет! И Фокс в 1957 году на конференции по происхождению жизни представил свой доклад, в котором высказал гипотезу, что пептиды – короткие белки – могли образоваться при повышенных температурах, когда происходило испарение лишней воды. В этом случае сухие аминокислоты могли соединяться друг с другом и образовывать пептидные связи. Фокс провел интересные опыты. Он нагревал сухую смесь аминокислот. Вода испарялась. При остывании аминокислот происходило связывание их в более крупные и сложные молекулы. Эти молекулы были очень похожи на белки. Опыт Фокса показал, что белки могли появиться на нашей планете еще до того момента, как их стали производить живые организмы. Дальше дело оставалось за малым – нужно было доказать, что на нашей Земле когда-то существовали именно такие условия, которые воспроизвел в своих опытах Фокс. Дальнейшее базируется уже на реконструкциях живого прошлого Земли, как это увидел ученый. Земля охлаждалась медленно. Ее поверхность еще долго оставалась горячей. Дожди, которые приносили аминокислоты из атмосферы, стали выпадать реже. В период между дождями вода могла испаряться, а аминокислоты оставались на горячей скалистой поверхности. В этих условиях аминокислоты могли соединяться друг с другом, причем вода, которая образовывалась при этом, тоже испарялась. Так, возникло множество различных новых органических соединений, которых ранее не видел мир. Эти новые органические соединения смывались в океан последующими дождями с теплых скал. Вода тогда была уже не горячей, но все еще теплой. Ее температура поддерживалась остывающей Землей. Теплый первичный океан буквально кишел разными формами органических соединений. Именно этот теплый океан А. И. Опарин и Д. Холдейн назвали «питательным бульоном». Начало долгой эволюции жизни было положено. Миллер доказал, что электричество и пар способны создавать из смеси газов аминокислоты, а Фокс доказал, что аминокислоты, «отдыхая» на жарких скалах, могут соединяться в пептидные цепи. Затем они смывались в теплый океан и преображались там, но это уже совсем иная история…
[...] В конце XIX века швейцарский биохимик Фридрих Мишер, исследуя под микроскопом ядра клеток гноя и спермии – мужские половые клетки, обнаружил нуклеиновые кислоты. Как выяснилось позже, они осуществляют контроль деятельности клеток. Поскольку их обнаружили в клеточном ядре (ядро-нуклеус), они и получили название «нуклеиновые кислоты». Нуклеиновые кислоты были обнаружены у всех организмов – от вирусов, до зеленых растений. Открытие это пришлось как нельзя кстати. Эволюционисты предположили, что нуклеиновые кислоты играли важную роль и в жизни примитивных организмов.
Нуклеиновые кислоты, как выяснилось позже, оказались весьма похожи у столь разных организмов как человек, животное, растение и вирус. Оказалось также, что термин «нуклеиновые (ядерные) кислоты» тоже не совсем точен. Они были обнаружены в разных частях клетки, а не только в ее ядре. Дотошные химики стали разрушать гигантские нуклеиновые кислоты, пытаясь понять из чего те состоят. Выяснилось, что при гидролизе – использовании воды для отделения молекул друг от друга – нуклеиновые кислоты могут распадаться на более простые молекулярные блоки, которые состоят из ограниченного набора более мелких молекул. Их назвали нуклеотидами. Каждый нуклеотид, в свою очередь, состоит из трех компонентов: фосфорной кислоты, сахара и содержащего азот основания (пурина или пиримидина). Сходство нуклеотидов как раз в том и состоит, что все они построены из одинаковых составных частей.
Выяснилось также, что существует два важнейших типа нуклеиновых кислот – дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) и рибонуклеиновая кислота (РНК). В клетках современных живых организмов мы находим ДНК в основном в ядре, а РНК – и в ядре, и в цитоплазме.
РНК как раз тем отличается от ДНК, что в ее состав входит другой тип сахара и пирамидиновое основание урацил вместо тимина. Сахар и фосфатная группа одинаковы у всех нуклеотидов ДНК. Тайны микромира весьма интересны и могут иметь разное философское толкование. Однако эволюционисты взяли контроль над ситуацией в мире науки в свои руки. Они предположили, что широкая распространенность нуклеиновых кислот во всех живых организмах может означать только одно – что молекулы ДНК и РНК появились уже у ранних гетеротрофов. Исходя из этих предположений, эволюционисты предположили, что нуклеиновые кислоты установили контроль над всеми процессами, идущими в протоклетках еще в далекие времена «первичного океана». Согласно этой версии, ранние гетеротрофы уже обзавелись неким командным центром, который указывал им что делать, что есть и куда плыть. Понятно, что корабль, который имеет капитана, имеет больший шанс выиграть сражение на море у кораблей, которые капитана не имеют и действуют хаотично. Кроме того, в процессе изучения ДНК и РНК выяснилось, что эти молекулы играют важнейшую роль при передаче наследственной информации. По версии эволюционистов, с возникновением ДНК и РНК у гетеротрофов появилась возможность накапливать как позитивную, так и негативную информацию и опыт и передавать все это новым поколениям гетеротрофов. Это увеличивало шансы первичных организмов в их нелегкой борьбе за право дожить до человеческой стадии своего развития. Первоначальная стадия становления организмов выглядит так – дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) установила контроль над жизненными процессами и всевозможными проявлениями практически у всех типов клеток. При этом ДНК сделалась хранителем наследственной информации. Это был триумф! Однако у некоторых вирусов наследственная информация хранится не в ДНК, а в молекулах рибонуклеиновой кислоты. И это наводит на некоторые мысли о вторичности самых примитивных из современных организмов – вирусов. Напомним, что некоторые вирусы могут при неблагоприятных условиях превращаться в кристаллы и оставаться в таком состоянии сколь угодно долгое время[...]. Многочисленные опыты, проводившиеся в лабораторных условиях, не позволили сформировать конкурирующие протоорганизмы, наделенные такой степенью контроля, который бы позволил им не только выживать, но и улучшать свои наследственные свойства. И в самом деле, эволюционисты хранят гробовое молчание по поводу результатов таких опытов.
Однако, как бы ни хитрили эволюционисты, вероятность самопроизвольного возникновения сложнейшего молекулярного устройства ДНК – РНК – белка или даже одной единственной молекулы ДНК, окажется невообразимо мала. Удивительное структурное сходство молекул ДНК, определяющих наследственные черты самых разных организмов от амебы до человека, внушает скорбные мысли даже некоторым эволюционистам. Почему генетический код одинаков у всех живых организмов? Неужели все живые существа, живущие и жившие на нашей планете, включая человека, являются потомками одной единственной молекулы ДНК? Вроде бы такая универсальность генетического кода всех земных организмов свидетельствует о единстве происхождения всех форм жизни на Земле. Однако полное соответствие генетического кода у разных земных организмов может возбуждать и странные подозрения. Не занесена ли жизнь на нашу планету извне? Может быть, это свойство не только земных организмов? Может быть, во всей Вселенной живые организмы имеют единый универсальный генетический код? Кроме всего прочего, этот факт сильно умаляет рассуждения эволюционистов о естественном отборе у примитивных организмов, переходящих из стадии неживого с стадию живого. Как в этом случае быть с конкуренцией и естественным отбором?[...]
ученые долгое время экспериментировали с амебами. Как только амеба достигала размеров, при которых она обычно делилась, коварный экспериментатор отрезал кусочек от этой амебы. После этого амеба, как не в чем ни бывало, продолжала опять расти, не проявляя никакого стремления делиться. Так продолжалось много раз. В одном из подобных опытов амебу оперировали каждый день в течение долгих четырех месяцев, и ни разу оперированная амеба, уменьшившая свой размер, не выказывала желание делиться. За это же время контрольная амеба – соседка, плескавшаяся в соседней пробирке, выпущенная на свободу и активно откармливаемая, делилась 65 раз. Эти опыты показали эволюционистам, что время начала деления клетки зависит от ее размеров. Проводя подобные опыты, ученые установили, что руководит делением молекула ДНК. После того, как сигнал к делению, исходящий из этой молекулы, был дан, отрезание кусочков от амебы уже не влияло на ее дальнейшую судьбу. Она начинала делиться несмотря на то, что обладала меньшим объемом. Таким образом, было установлено, что в живой клетке существует особая молекула, отвечающая за самоудвоение[...]
В 1953 году Джеймсу Д. Уотсону и Френсису Х. С. Крику из Кембриджского университета в Англии удалось, сведя воедино все знания о молекуле ДНК, построить ее модель. Обычно модели чего-либо (судов, самолетов, подлодок) намного меньше оригинала. Модель ДНК оказалась существенно больше той молекулы наследственности, которая запрятана внутри клеточного ядра.
Уотсон и Крик выяснили, что молекула ДНК состоит из двух цепей, закрученных друг вокруг друга и образующих двойную спираль. Чтобы понять как устроена ДНК, можно представить себе лестницу с гибкими перилами. Нижняя часть лестницы жестко закреплена и двигаться не может. Закручивается верхний край лестницы. «Перила» построены из фосфатов и дезоксирибозы нуклеотидов, а «перекладины» – из пуринов и пирамидинов.
Модель Уотсона-Крика оказалась исключительно полезной для дальнейшего изучения вопроса о том, как клетки передают наследственную информацию новым поколениям. Проведенные опыты позволили установить, что химическая природа и количественное содержание ДНК в однотипных клетках постоянны от поколения к поколению. Это означает только одно – потомки наследуют все качества предков. Ученым весьма интересно было узнать и как происходит процесс самоудвоения ДНК, предшествующий делению клеток. Оказалось, что ДНК чем-то напоминает застежку-молнию. Начиная с любого конца спиральной лестницы, мы можем последовательно отстегнуть пурин от соответствующего ему пиримидина. Внутри клетки всегда есть значительный запас разных нуклеотидов. При «расстегивании» спирали к отдельным ее перекладинам—нуклеотидам начнут присоединяться новые нуклеотиды, которые точно соответствуют имевшимся участкам ДНК.
Именно так и происходит самоудвоение ДНК. По всей ее длине к гибким «перилам» и «обломкам перекладин» будут пристраиваться соответствующие нуклеотиды. В тот момент, когда этот процесс расплетения доходит до конца цепи, происходит разделение двух тяжей исходной молекулы ДНК. При этом «перила» и «обломки перекладин» успевают обзавестись точной копией утерянного. В результате, вместо одной молекулы ДНК появляется две. При делении клетки дочерняя клетка получает точную модель молекулы, содержащую наследственную информацию. Именно этим можно объяснить, почему при смене поколений качественные признаки оказываются практически неизменными[...]
Возникает вопрос – каким же образом организмы смогли изменяться, эволюционировать, если наследственная информации передавалась от одного организма к другому без искажений? Согласно модели структуры ДНК, разработанной Уотсоном и Криком, при каждом удвоении двойной спирали ДНК образуется ее точная копия. Можно было предположить, что в этой ситуации организмы просто обречены находиться в неизменном виде и передавать своим потомкам только то, что имеют сами. Тем не менее, выяснилось, что иногда молекулы наследственности претерпевают некоторые изменения. При этом происходит искажение наследственной информации – возникают мутации. Подобные нарушения структуры исходной молекулы способны вызываться самыми разными причинами. Это и случайная перегруппировка нуклеотидов, и выпадение какого-либо нуклеотида при удвоении цепи ДНК. Могут происходить изменения в наследственном аппарате, вызванные и внешними причинами, например рентгеновскими лучами. Если из ДНК выпадает какое-то малюсенькое звено, это незначительное событие, тем не менее может изменить весь смысл наследственной информации. Эволюционисты не рассматривают даже в качестве гипотезы вмешательство в наследственный механизм эмоционального фактора, потому что они исходят из того, что у примитивных гетеротрофов не было мозга, а сами они состояли из одной протоклетки. Однако, если мы предположим, что на Земле неоднократно происходила экспансия разумных существ, то это меняет всю картину до основания. Помимо факторов влияния внешней среды на молекулу наследственности, можно предположить, что в ней имели место не только спонтанные мутации, вызванные случайными причинами. ДНК могла изменяться под воздействием эмоционально-гормональной лимбической системы головного мозга. Сложные биохимические превращения в многоклеточных организмах первых переселенцев могли кардинально изменять их облик. Конечно, это происходило не сразу и не вдруг, но по меркам геологического времени очень быстро. Не было процесса относительно длительных изменений – эволюции или даже инволюции[...]
Так, существует аномалия ихтиоз, когда кожа человека по непонятным причинам начинает подвергаться ороговению. По некоторым данным ихтиозом в разной степени выраженности болен каждый из шести человек. Однако большинство больных и не подозревает о своей болезни. При этом грубеет и становится толстой кожа на локтях, коленях, подошвах ног. Это беспокоит, но не очень. Куда страшней, когда все тело или отдельные участки кожи покрываются ороговевшим слоем в виде коросты[...] Ихтиоз считали генетическим заболеванием. Однако уже довольно давно было показано, что некоторые виды ихтиоза поддаются лечению… гипнозом. Впервые это было сообщено в одном из самых авторитетных научных журналов «Бритиш Медикал Джорнел» за 23 августа 1952 года и 22 июня 1955 года. Так, было показано, что под воздействием гипноза в мозгу пациентов вырабатываются определенные нейромедиаторы, которые отменяют действие болезни. [...]
Кроме того, надо иметь виду, что эволюционисты традиционно пытаются утверждать, что жизнь на Земле зародилась в воде. Это во многом связано с тем, что именно в водной среде сохраняются по преимуществу останки живых организмов. Если трупы или останки скелета быстро заносятся илом и в течение длительного времени находятся в таком состоянии без доступа кислорода они имею шанс подвергнутся минерализации или окаменеть. При этом минеральные соли проникают из окружающего субстрата и постепенно замещают ткани трупа или скелет. Со временем образуется та самая окаменелость, которая при дальнейшем благоприятном стечении обстоятельств может попасть в руки палеонтолога. Именно поэтому сохраняются по преимуществу водные и околоводные виды животных и растений. Те же организмы, которые обитали на суше в былые времена, подвергаются после своей смерти разрушающему действию гнилостных бактерий и ядов. Скелеты уничтожают грызуны, а также ветровая и водная эрозия. Агрессивные почвенные кислоты, находящиеся в подстилке леса и во влажной земле, уничтожают гниющие останки раньше, чем они сумеют образовать окаменелость. Именно поэтому палеонтологи не располагают окаменевшими останками организмов, живших на суше в весьма далекие времена. Но из этого вовсе не следует, что на суше в кембрии и даже докембрии никто не жил. Очень может быть, что как раз жили и даже достигали известного разнообразия популяции разумных существ. Об этом мы можем судить весьма косвенным образом, но это не значит, что этого никогда не было[...] Мы с вами можем думать что угодно по поводу происхождения и эволюции клеток, имеющих ядра, от клеток, которые такого ядра не имеют. Однако открытие полового процесса у микробов наносит, на мой взгляд, весьма ощутимый удар по всей теории эволюции. В 1946 году исследователи Джошуа Ледерберг и Эдуард Тейтум из Йельского университета впервые попытались выяснить передаются ли гены между родственными линиями (штаммами) микроорганизмов. Попытались и выяснили. Действительно передаются. Впоследствии уже другие исследователи установили, что у некоторых бактерий существует механизм полового размножения. Они способны впрыскивать свои хромосомы в другие бактерии того же самого вида. Как показал электронный микроскоп, между бактериями устанавливается мостик, по которому наследственное вещество попадает в тело другой особи. Клетки, отдающие хромосомы, были названы мужскими, а принимающие их – женскими. Все как у людей! Так, было доподлинно установлено, что половое размножение хорошо известное и описанное у человека, животных и высших растений имеет место у некоторых бактерий. Очевидно, что половой процесс весьма важен. В результате, происходит обмен молекулами ДНК. Это позволяет получать самые разнообразные комбинации генов внутри вида. Такое свойство живых организмов значительно повышает уровень их адаптации и приспособления к среде обитания. Здесь уже не идет речь о случайных и ненаправленных мутациях, которые якобы повышают эволюционный уровень организмов. Вполне ясно было доказано в свое время, что практически все мутации вредны для организмов. Так, в 40-х годах XX столетия Джордж Бидл и Эдвард Тейтум из Стенфордского университета приступили к изучению мутаций у хлебной плесени нейроспоры. Они облучали споры рентгеновскими лучами и смотрели, не превратится ли нейроспора в нечто удивительное и эволюционное. Надо отметить, что эта плесень широко распространена в природе. Она часто покрывает хлеб и другие продукты. Оказалось, что в процессе мутаций повреждается наследственная информация, закодированная в ДНК, и плесень утрачивает способность синтезировать некоторые виды белков. Ошибки и случайные изменения в молекуле ДНК могут даже привести к гибели плесени.
В природе мутации случаются довольно редко, и они могут случайным образом затронуть любую молекулу ДНК в клетке. Понадобились бы миллиарды миллиардов клеточных поколений, чтобы мутации произошли в одной клетке, и они бы оказались для такой клетки выгодны и полезны. Эволюционисты как-то обходят этот вопрос. Чтобы сохранить основные теоретические воззрения эволюционной доктрины, эволюционисты стали говорить, что иногда случаются и благоприятные мутации. Они позволяют улучшить свойство организма. Именно эти мутации, накапливаясь, обеспечивали мутантам преимущества на заре существования примитивных гетеротрофов в их вечной борьбе за существование. Эти мутации и привели, в конце концов, к усложнению клеточной организации и возникновению такого необычного для организмов способа передачи информации друг другу как полового.
Между тем, мы можем думать совсем иначе. Ныне полагают, что дрожжеподобные микроскопические грибки, к которым относятся плесени, и у которых отмечены формы полового размножения, произошли от более совершенных многоклеточных организмов.
Сложные организмы уже имели способ комбинировать молекулы ДНК и передавать их другим особям. И этим целям как раз и служит половое размножение. Возникновение новых сочетаний генов у дочерних организмов имеет одну цель – улучшить приспособляемость организма к внешним условиям среды обитания. Очевидно, создатели человека – как древнейшего, так и современного – не желали пускать дело приспособления к изменившимся условиям среды обитания на самотек. Они изначально заложили в наши тела способность получать разнообразные сочетания генов внутри одной популяции. Именно это свойство, как я полагаю, и позволило человеку без труда адаптироваться к условиям земной жизни. То же самое проделывали люди до появления человека современного типа на Земле неоднократно
.
«Александр Белов. Расы космических пришельцев. Запрещенная антропология»: Амрита; Москва; 2014
Tags: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments