imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Самсонов Александр Великая Скифия и Ближний Восток


К концу 20 началу 21 столетий было накоплено достаточное количество информации, так как этот регион подвергался наиболее тщательному изучению со стороны научного сообщества, чтобы сделать вывод о том, что цивилизации Ближнего Востока в прошлом имеют сильнейшие «разрывы» в культурной преемственности. И понять, что творческие импульсы для восстановления рухнувших государств (на новом уровне) и построения новых образований были получены извне.
В частности, культура земледелия на Ближнем Востоке была не местной, а пришла извне в 8 тыс. до н. э. «Разрыв» в культурах огромен, это была настоящая революция. Только что полудикие роды занимались собирательством и охотой, и вдруг – появляются города (протогорода) с населением в несколько тысяч человек, жители которых обладают навыками возделывания до 14 видов злаков и технологиями животноводства. Среди этих городов современный Иерихон в Палестине и Чатал-Уюк (Чатал-Хююк) в южной Анатолии. Так, по мнению британского археолога Джеймса Мелларта, неолитические культуры Анатолии положили начало земледелию и животноводству, а также культу Богини-Матери — основе нашей цивилизации (Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока). Это событие учёные назвали «неолитической революцией» - произошёл переход человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к производящему хозяйству, основанному на земледелии и животноводстве.
Ещё один разрыв, который испытали ближневосточные культуры, отмечен в 5 тыс. до н. э. Многие старые поселения – протогорода погибли, и почти на тысячу лет регион опустился на более примитивный уровень развития. В конце 4 тыс. до н. э. в регион проникают люди иного антропологического типа, чем прежде и приносят с собой уже технологии «бронзового века». Начинается уже эпоха знаменитых цивилизаций Древнего Мира, которые, по мнению большинства, заложили основы современной человеческой цивилизации.
Шумеры в междуречье Тигра и Евфрата были не первыми жителями. Они сами считали, что пришли в это место с «острова Дильмун». Выяснить, что это был за остров, нет возможности. Учёный мир породил на этот счёт несколько версий. Однако очевидно, что это был южный «остров», шумеры были людьми я ясно выраженными негроидными чертами. Но не все шумеры были «южанами». Высшие касты шумерских городов-государств относились к «нордическому» (индоевропейскому) типу. В шумерских царских могильниках находят людей явно другой расы, чем основная масса населения. Видимо, мы тут наблюдаем ситуацию, которая сохранилась в Индии: шумерская аристократия, высшее жречество и основная масса населения соотносились между собой, как высшие и низшие касты-варны в Индии арийского периода. Кроме того, обнаружено сходство между предметами материальной культуры Шумера и степей Южной России. В частности, изображения повозок, которые нашли в царских гробницах 3 тыс. до н. э. аналогичны колесницам южнорусских степей. Причём в южнорусских степях эти колесницы появились на 2 тыс. лет раньше, что отвергает гипотезу о заимствовании «северными варварами» передового опыта «южан». Э. Церен в труде «Библейские холмы» сообщает ещё один интересный факт: было обнаружено поразительно сходство между усыпальницами царей в Уре и некоторыми могильниками в Греции, восточной части Балканского полуострова и в Южной России. Подобные формы строительства – сводчатые и купольные гробницы, были характерны для Греции и Южной России.
Таким образом, мы обнаруживаем в Шумере следы влияния северной цивилизации – арийский (индоевропейский) расовый тип аристократии, арийские колесницы, приёмы строительства. Ещё один пример влияния северной традиции – сани. В них шумеры не ездили (снега не было), но отправляли в последний путь своих правителей. Это была национальная традиция шумерской культуры – в отделанных золотом и серебром, лазуритом, с изображениями голов львов, и быков, санях царей Ура отправляли в последний путь. Интересно, что этот обычай сохранился на Руси (прямой наследнице Арийской, Скифо-Сарматской цивилизации) вплоть до средних веков. Великий князь Владимир Мономах (1053-1125 гг.) чувствуя приближение смерти, пишет в своем «Поучении»: «Сидя уже на санях …», в смысле «готовясь к смерти». А вот, что сообщает чешский исследователь Любор Нидерле в «Славянских древностях»: «В русских источниках, по которым нам этот обычай только и известен, имеется несколько сообщений о том, что тела умерших князей Владимира, Бориса, Глеба, Ярослава, Михаила, Святополка (X - XII века), хоронились ли они зимой или летом, привозились к месту погребения на санях». Кроме того, люди, которые ожидали своей скорой смерти, готовили себе для погребения сани, а старое русское выражение «сидеть на санях» означало то же, что и «быть перед смертью». Эта традиция еще долго удерживался в России и на её юге. Отмечен этот обычай и в других славянских регионах – на Карпатах, в Словакии, Польше и Сербии.
Интересно, что сани мы обнаруживаем и в Древнем Египте (как и бронзовые мечи северного типа, относящиеся к ранней истории Египта). На восточной стороне погребальной камеры египетского владыки Тутанхамона показана похоронная процессия. Тело фараона лежит в саркофаге на носилках с изображениями львов; а сам саркофаг стоит в ковчеге, который люди тащат на санях к гробнице. Как известно снег в Египте – это аномалия. Изобрести такой предмет, как сани, в Египте самостоятельно не могли. Этот предмет, который имеет такую важность для захоронения царя, был занесен извне. Причем представителями высших сословий, аристократии. Вот такая складывается преемственность между цивилизацией Севера (ариями – скифами и русами-славянами) и Древним Двуречьем, Египтом.
В степях Южной России уже в середине III тыс. до н. э. существовало развитое пашенное, и притом ирригационное земледелие (в это время шумеры ещё отдавали предпочтение мотыжному земледелию). В работе Церена «Библейские холмы» ставится вопрос: «Не научились ли шумеры искусству строительства каналов и превращения заболоченных низин в плодородные земли на громадных равнинах, которые тянутся от Черного до Каспийского морей?» Такой же вопрос можно поставить и в отношении другой древней цивилизации Ближнего Востока – Египта. Египетская цивилизация базировалась в экономическом отношении именно на искусственном орошении. Долина великой реки Нил в 5 тыс. до н. э. представляла буквально «пустое место». В здешних болотистых низинах бродили редкие роды охотников и рыболовов. Однако уже к концу этого тысячелетия происходит резкий качественный прорыв духовной и материальной культуре этого региона. Начинается бурное развитие ирригационного земледелия. А через тысячу-полторы лет в долине Нила мы уже видим ту цивилизацию, которую нам показывают во множестве художественных и документальных произведений, с огромными пирамидами и храмами. Обычно такому расцвету предшествуют века и тысячелетия предыстории, которые создают базис для цивилизации. Мы этого не наблюдаем, «предисловия» нет. От жалких малочисленных рыболовов и великолепной цивилизации всего «шаг» в историческом плане. Не зря на фоне этого появилось множество «исследователей», которые увлеченно раскапывают «следы» инопланетного влияния, иного разума.
В первых архитектурных монументальных постройках Египта, к примеру, в храме у гробницы Джосера (считается первой пирамидой в Древнем Египте), обнаружена имитация из камня деревянных столбов и сводчатой крыши (фактически это прообраз греческого зала и христианской базилики, которые возникнут на Западе только через 3 тыс. лет). Прототипом для этого храма, в Древнем Египте до Джосера таких построек просто нет, являются т. н. «дома столбовой конструкции», любимый тип жилища на просторах континентальной Евразии. Этот тип жилища известен с древнейших времен Ямной культуры Южной России – это археологическая культура эпохи позднего медного века — раннего бронзового века (3600—2300 до н. э.), она занимала территорию от Южного Приуралья на востоке до Днестра на западе, от Северного Кавказа на юге до Среднего Поволжья на севере. С жилищами культур Ближнего Востока, где не знают зимы, эти дома не имеют ничего общего. Поэтому, не удивительно, что строения подобного типа возникают в Египте только в «начале» его истории, а затем исчезают.
Есть все основания полагать, что цивилизации Шумера и Египта получили «энергетический толчок» с Севера, из южнорусских степей, через Кавказ (чаще всего восточный, по берегу Каспийского моря) и Малую Азию. Переселения подобного типа зафиксированы в более позднее время – движение киммерийцев и скифов на Ближний Восток, могли они быть и раньше. Иначе невозможно объяснить появление традиций духовной и материальной культуры, которые типичны для цивилизации Севера, на Ближнем Востоке. Они появлялись с группами переселенцев, которые принесли свои культурные традиции, передовые на тот момент технологии.
Очевидно, что воздействие не было односторонним. Южане быстро осваивали передовые технологии, на юге они расцветали, принимали вычурные формы и пытались оказывать воздействие на северную цивилизацию (прежде всего, военное). Поход персидского владыки Дария в 512 году до н. э. против Великой Скифии была далеко не первым вторжением с Юга. Есть сведения, что ещё Древний Египет вел войны со Скифией. Ряд античных авторов сообщает о войнах, которые вёл со скифами фараон Сезострис. Под этим именем известны несколько египетских фараонов Сенусертов – их было трое, их правление относится к Среднему царству, когда Египет достиг пика своего могущества. Источники сообщают, что исход войн был для Египта настолько успешным, что армия фараона вторглась в Северное Причерноморье.

Скифский элемент в Египте, Двуречье и Палестине во 2 тыс. до н. э.

Источники сообщают о том, что в 17-16 вв. до н. э. Египет и Месопотамия были захвачены неким народом, который имел конную армию. В Вавилоне их называли «касситами», в Ассирии – «митаннийцами», в Египте – «гиксосами». О происхождении этих народов источники не сообщают. Очевидно одно – они пришли на Ближний Восток извне, став очередной волной переселенцев. Чтобы понять происхождение этих «загадочных» всадников, достаточно вспомнить, что в то время развитым гужевым транспортом обладали только индоевропейцы (арии), обитавшие на просторах Великой Скифии.
Об индоевропейском происхождении этих воинов можно понять и по ряду других признаков. В частности, в соглашениях государства Митанни (оно было основано «всадниками» на территории Северной Месопотамии и прилегающих областей) с Хеттским царством (ещё одно государство индоевропейцев, в Малой Азии), датируемых 14 столетием до н. э., упоминаются имена богов арийского пантеона: Митра, Индра, Варуна, Насатья. Варуна – это бог-отец, творец и вседержитель; Митра – бог-сын, бог дня и солнца; Индра – громовержец, победитель зла; имя Насатья связано с культом божественных близнецов-всадников, колесничих Ашвинов (символизируют рассвет и закат). У всадников-касситов, которые в 1595г. до н. э. установили контроль над Вавилоном и правили им в XVI-XII вв. до н.э. (в XV в. до н.э. касситы подчиняют себе южную Месопотамию), был известен бог Солнца Суриос – ведический Сурья.
Некоторые исследователи этого периода истории региона, например Т. Барроу, пришли к выводу, что язык населения Митанни был тот же, что и индоариев. Однако эту тему не принято развивать, т. к. это вопрос, связанный с Большой Политикой, борьбой, которая идёт за планету. Западные историки очень не хотят признать тот факт, что прародина ариев (индоевропейцев) расположена в России. И индийские, и переднеазиатские арии пришли на Юг со своей прародины, степной и лесостепной зоны Южной России. Переселенческие импульсы происходили в разное время и шли различными путями – через Среднюю Азию, через Кавказ, побережье Каспийского моря, через Балканский полуостров.
Новое крупное переселение индоевропейцев на Ближний Восток произошло в конце XIII начале XII вв. до н. э. На этот раз некоторые источники прямо говорят о скифах. По египетским же источникам, на страну напали т. н. «народы моря». Так египтяне называли в XIV–XII вв. до н. э. ранее неизвестные (или малоизвестные) им северные народы, жившие за Средиземным морем. В числе «народов моря» были племена: шерданов (шарданов), тирсены, турша, филистимляне, чаккаль, дануны, фригийцы, шакалеша, ахейцы, гараманты, луки и тевкры. Имя «шарданов» упоминается и в русских источниках, в них сообщается, что братья Скиф и Зардан ходили войной на «землю египецкую». Эти шарданы создали на западном берегу Малой Азии город Сарды (будущая столица Лидийского царства); часть попала в Италию, заселив остров Сардиния (его название от их имени).
Южные источники также связывают вторжение «народов моря» со Скифией. Некоторые античные авторы рассказывают о войнах египетского фараона Весоза (собирательное имя вроде фараона Сезостриса) со скифским владыкой Танаем (возможно, это вымышленное имя или прозвище, связанное с рекой Танаис – Дон). Первыми удар нанесли египтяне, скифы отразили его и ответили. В результате этих войн в дельте реки Нил был основан город Танис (Танаис). Однако Египет устоял, призвав на помощь соседние племена ливийцев и эфиопов.
Более успешно дела у «народов моря» шли в Палестине, там закрепились филистимляне (пеласги). Они заняли города Ашкелон, Ашдод, Гату, Газу и основали Экрон. Они обладали более передовыми технологиями (в частности, технологией производства железного оружия и земледельческих орудий), чем местные ханаане. Филистимляне создали коалицию из 5 городов и больше интересовались морскими делами, чем континентальными. В то же время филистимляне были мощной военной силой, которая затормозила вторжение кочевых семитов (предков евреев и арабов), которые в тот период находились на очень низкой стадии развития. Филистимляне не раз громили семитов, сохраняя в регионе высокую культуру. По мнению Церена, филистимляне принадлежали к степному народу, который проник из глубинных областей Балканского полуострова, Центральной и Восточной Европы на иллирийское и греческое побережье Средиземного моря, а оттуда через Малую Азию и морем, острова, включая Крит, переселились на побережье Египта и Палестины.©

Великая Скифия, Греция и Рим

Ряд исследователей на основе многочисленных фактов пришли к выводу, что современные русские (суперэтнос русов, включающий в себя великороссов, малороссов, белорусов, русинов) – это прямые потомки индоевропейцев-ариев бронзового века, скифов и сарматов. Подробно эта тема рассмотрена в статьях ВО: Великая Скифия и суперэтнос русов. Часть 1. Великая Скифия и суперэтнос русов. Часть 2. В связи с этим большой интерес вызывают отношения Великой Скифии с Грецией и Римом, передовыми цивилизациями тогдашнего Запада. Необходимо понять, что противостояние Восток – Запад возникло не в XVIII – XX веках и даже не во времена Ивана Грозного или Александра Невского, оно имеет намного более древние корни. Информационная война греческих (в том числе поздних, византийских авторов) и римских авторов против «варваров», скифов Востока, плавно переходит в ненависть к русским, современную русофобию. Необходимо также отметить древнюю истории культурной экспансии со стороны Запада, попытки с помощью метода «культурного сотрудничества» размыть базовые ценности Северной цивилизации, «цивилизовать» её. Основная «работа» проводилась с военно-политической элитой Великой Скифии. Практически все системные кризисы, которые вели к Смуте и смене элиты, были связаны с западным культурным влиянием на знать Скифии.
Связи Греции со Скифией были очень тесными, многообразными и почти родственными. Надо сказать, что Скифия, несмотря на глобальную, «евразийскую» геополитическую ориентацию, как и более поздняя Россия, всегда была повёрнута более к западу, нежели востоку. Основные контакты между цивилизациями проходили через Балканский полуостров (его огромное значение было сохранено и во времена Российской империи). Учитывая огромную военную мощь Великой Скифии, в целом крупных конфликтов между Скифией и государствами Балкан не было. Практически единственное исключение – это попытки вторжения Александра и его полководцев в скифские земли, однако они были успешно отражены. «Морская» цивилизация бассейна Эгеиды не могла серьёзно угрожать Великой континентальной Скифии.
В то же время надо сказать, что сотрудничество, в том числе культурное, не было односторонним, как часто представляют – направленным из «цивилизованной» Греции на огромную «варварскую» Скифию. В реальности влияние было двусторонним. В Истории Греции можно обнаружить множество «скифских» элементов. Греческие полисы экспортировали «демократию», «рыночную (построенную на эксплуатации рабов) экономику», изощрённые (авангардные) формы искусства, вино, оливковое масло и т. д. А взамен Греция получала религиозную и мифологическую традицию, государственность, хлеб, кожи, навыки коневодства, технологию получения железа.
Основы традиционной «греческой цивилизации были заложены в микенский период, в бронзовом веке. Хотя по данным исследователей, Пеласгия, в которой обитали пеласги, лелеги и карийцы, их поздние греческие историки считали «варварами», сыграла большую роль в формировании этой культуры. Как была сформирована микенская Греция? Историки отвечают на этот вопрос однозначно: благодаря серии переселений из региона Южной России в район Балкан и Малой Азии. Начало этих миграций относится ещё к середине 4 тыс. до н. э. Ещё в античную эпоху среди народов Северного Причерноморья были ахайи (ахейцы). Античные авторы отмечали ахейцев между Таманью и Кавказом. Последняя миграция по этому пути от Северного Причерноморья на Балканы произошла в 12-11 вв. до н. э., после чего возникла античная Эллада. Степные «варвары», пришедшие на юг Балканского полуострова, создали дорийскую аристократию феодального типа, которая сохраняла позиции ещё и в Греции классической эпохи, хотя и была сильно потеснена «демократическими» реформами. Наиболее знаменитый образец государства созданного дорийцами – это Спарта. В Спарте дольше всего сохранялись «варварские» традиции простого образа жизни, воинской доблести и дисциплины граждан. На происхождение дорийцев от народов, которые населяли в эпоху поздней бронзы степи Южной России, указывает изменение характера погребений в Греции на рубеже 2-1 тыс. до н. э. Вместо микенских захоронений в гробницах появились традиционные для южнорусских степей курганы. Дорийские захоронения совпадают с типом, который был распространен в то время в южнорусских степях.
Антропологический тип «древнего грека», который известен нам по знаменитым барельефам и статуям богов, представителей аристократии, далек современного образа греков и «поздних греков». Этот тип вполне привычен и обычен для северных племён Евразии, народов индоевропейского происхождения (в особенности славянской, германо-скандинавской, кельтской групп) и совершенно не соответствует «средиземноморской» внешности характерной для современных народов Балкан и бассейна Средиземного моря.
Как утвердились дорийцы в Греции? Раньше считалось, что это было «варварское нашествие», которое разрушило микенскую цивилизацию (аналогичное «вторжению» ариев в Северную Индию). Однако затем выяснилось, что одномоментного вторжения не было. Города Микенской Греции пришли в упадок постепенно, процесс занял более столетия – с конца 13 по конец 12 вв. до н. э. Затем после векового перерыва начался новый культурный подъём. В результате некоторые исследователи пришли к выводу, что падение Микенской Греции и приход дорийцев это разные события. Дорийцы ничего не разрушали (как и арийцы в Индии), враг пришёл с другой стороны, видимо, с юга. Возможно, что свет на эту ситуацию проливает спартанская историческая традиция. В Спарте, греческом полисе, который дольше других сохранял преемственность древней аристократии и связанной с ней политико-государственной культуры, о «приходе дорийцев» сообщалось, что местная династия царей (Гераклидов), изгнанная могущественными врагами, попросила на севере Балкан поддержки у дружественного дорийского народа и получила её. С помощью дорийцев Гераклиды вернули себе престол. Эта легенда говорит о том, что дорийцы не были врагами ахейцев. Напротив, ослабевшая микенская цивилизация привлекла северных родственников на помощь. Так, по Гомеру, войско, которое осаждало Трою, состояло из ахейцев, во главе которых был царь Агамемнон и «белокурых северян» под началом Ахилла (средневековые источники прямо говорят о том, что он был скифом из Приазовья). Конфликт между Агамемноном и Ахиллом в этом свете, представляется не личной стычкой, а противоречиями между двумя слоями военно-политической элиты – старым и новым.
Гомер не упоминает термина «дорийцы», называя войска осаждающие Трою то ахейцами, то данайцами. В «данайцах» можно легко узнать «новых греков», которые пришли с Ахиллом с побережья Меотиды (название Азовского моря у греков и римлян). Их название образовано от топонима «дон – дана – тана», распространенного в Причерноморье и Приазовье. На языке индоевропейцев этот слово означает «река», «дно», «русло». Этим словом издревле обозначали реку Дон – Танаис. Оказывается, что «данайцы» Ахилла штурмовавшие Трою – это то же, что и «донцы», люди живущие по реке Дон. Воины пришедшие из степей Южной России, помогая грекам против их врагов постепенно перехватывали управление в свои руки. Отсюда и конфликт между царем Микен и вождём «данайцев». Когда ослабевшие Микены окончательно пали, «варвары» из южнорусских степей постепенно восстановили разрушенную культуру. Кроме того, необходимо учесть, что именно дорийцы принесли в Грецию технологию обработки железа (тайна «неуязвимости» Ахилла). Первые железные мечи обнаружены именно в дорийских слоях, с 11 века до н. э.. Тем более, что и греческий алфавит, не имеющий прямой преемственности с древнемикенским слоговым письмом, был, видимо, также принесён с севера. В результате в 11 веке до н. э. на территории Греции появляется алфавитное письмо, технология обработки железа, новая религия и мифология (сюжеты гомеровского эпоса). Всё это принесли с собой дорийцы. Поэтому говорить о «варваризации» Греции в 11-9 вв. до н. э. говорить не приходится. Дорийцы восстановили цивилизацию и подняли её на новую ступень.
Фактически «греческая» цивилизация получила из Великой Скифии заряд энергии (вместе с переселенцами), который даровал Греции новую жизнь. Дальнейшая морская колонизация, «плавание аргонавтов», расцвет старых и новых полисов, подъем экономики, взлёт искусства, всё это последствия «дорийского нашествия». Культурные формы, которые Скифия получила из античной Греции можно назвать «бумерангом», вернувшимся к своему хозяину.
Ясно, что греко-скифские отношения были далеки от идеала. Многих греков раздражала аристократия дорийского происхождения и её традиции. В свою очередь скифы были недовольны жуликоватостью греческих торговцев, их хищным, пиратским нравом. Греки методом «культурного сотрудничества», своими свободными нравами развращали скифскую аристократию. Известна история скифского царя 5 в. до н. э Скила в городе Ольвии, которого мать эллинка научила греческому языку и грамоте. Затем ему подложили в постель бойкую греческую гетеру, которая посвятила его в греко-малоазийские мистические культы. В результате Скил в своем доме «во всём жил по-эллински и приносил жертвы богам по эллинскому обычаю», предав этим скифские традиции. Кроме того, он начал лоббировать в Скифском царстве интересы родины своей матери – Истрии. Роду Скила пришлось прибегнуть к тяжёлым мерам: царя лишили власти и казнили как изменника.
Если в раннем железном веке Великая Скифия оказала существенное влияние на становление греческой цивилизации, то в период поздней античности ситуация изменилась. Классическая культура Эллады оказала серьёзное влияние на Скифию, и позднее Сарматию. Об этом говорят археологические раскопки в городах причерноморского бассейна. Археологи обнаруживают удивительные образцы архитектуры, скульптуры, росписи, ювелирных изделий, которые были сделаны местными мастерами, но под большим влиянием греческой традиции. Именно это влияние позволило приписать создание городов на берегах Черного и Азовского морей «грекам».
Неотъемлемым продолжением культурной экспансии стало и военное давление на Скифию. Начиная с конца 2 века до н. э. на южном берегу Крымского полуострова один за другим высаживаются «десанты». Войны со скифами начал знаменитый владыка Понтийской державы Митридат Евпатор (134 — 63 до н. э.), который объединил под своей властью огромные территории эллинистического Восточного Средиземноморья. Первоначально западные скифы оказали серьёзное сопротивление экспансии Митридата. Войска полководца Диофанта разбили силы роксоланов, которые были союзниками скифского царя Палака и устранили древнюю династию Боспорского царства. Однако тут же началось народное восстание крымских скифов, синдов и меотов, которое возглавил Савмак. Восстание было подавлено, и Митридат на несколько десятилетий получил контроль над Боспорским царством и Херсонесом. В тот период причерноморские скифы были вынуждены маневрировать перед двумя сильными противниками – Понтом и Римом, поэтому скифы-сарматы поддержали Митридата по принципу «враг моего врага - мо друг». Часть причерноморских городов были уступлены Понту и сарматы поддержали Митридата в борьбе с более опасным врагом – Римом. Ход событий войн Митридата с Римом, которые продолжались несколько десятилетий, довольно хорошо известен.
Митридат был очень энергичным и способным правителем, который организовал Риму весьма серьёзное сопротивление. Его держава собрала вокруг себя эллинистические государства Малой Азии, а ударной силой его армии были именно скифо-сарматские отряды. К тому же Северное Причерноморье стало для Понта основной базой снабжения продовольствием. Фактически Великая Скифия поддерживала эллинистический мир против Рима.
В разгар понтийских войн (89-63 гг. до н. э.) произошло и знаменитое восстание Спартака (73 — 71 гг. до н. э.), которое потрясло Рим до самого основания. Действия сил Спарта были на руку Понтийскому царству, Греции и союзной им Скифии. Некоторые исследователи даже считают, что восстание Спартака было инспирировано Понтом. Слишком хорошо оно было организовано и приняло такой большой масштаб. Очевидно, что к «обострению классовой борьбы» - это самое крупномасштабное в истории Рима восстание отнести трудно. Рим в тот период был переполнен рабами-военнопленными с «восточного фронта», их отправляли и в гладиаторские школы. Вполне можно допустить, что среди рабов оказались командиры из скифских войск, которые служили Митридату. Этим объясняется ситуация, когда стихийный бунт рабов, который обычно выливался в анархию, прибрёл такой опасный для Рима характер. Спартак и его командиры превратили скопище рабов и пленных в хорошо организованную армию.
О происхождении самого Спартака почти ничего неизвестно. Источники называют его «фракийцем». В древности территория Фракии (современной Болгарии) была тесно связана с Северным Причерноморьем, Скифией. Именно на севере Балканского полуострова велись наиболее напряжённые боевые действия. Римляне называли своих противников «фракийцами», хотя известно, что именно там действовала сарматская армия, союзная Митридату Евпатору. Кроме того, географическое название «Фракия» была в позднеантичное время расплывчатым. Болгарию часто называли «Малой Фракией», а Скифию – «Великой Фракией», подчёркивая родственную связь племен населявших эти земли. Поэтому военнопленным «фракийцем» вполне мог быть воин сармат, а не уроженец Балкан. На происхождение вождя гладиаторов указывает и его имя. Подобные имена имеют скифское происхождение – Савмак, Спартак, Арсак, Таксак и т. д. Имя «Спартак» носили некоторые цари Боспора и Меотиды, была даже династия Спартакидов. Есть мнение, что Спартак был родом из этой династии (нигде больше это имя не известно).
Это объясняет успех восстания, когда гладиатору удалось собрать армию в 120 тыс. человек и столь удачно руководить ею, что Рим оказался на волосок от гибели. Попасть в плен Спартак мог в ходе одной из многочисленных военных кампаний во Фракии. Из источников известно, что по первоначальному плану, Спартак хотел, и видимо, смог бы, просто уйти с Апеннинского полуострова и двигаться на овосток, т. е. фактически прорваться к своим, за линию фронта на Дунае. Однако вмешались местные жители, которые не хотели уходить из Италии. Спартак был вынужден скорректировать свои планы и остался, чтобы вступить в последний бой с врагом. К тому же его армия стала распадаться по национальному признаку – откололись галлы и германцы, их отряды были уничтожены по отдельности. Кроме того, римские источники говорят о предводителе восставших с уважением. Если вспомнить об отношении римлян к рабам, «двуногим орудиям», это свидетельствует о высоком происхождении Спартака.
По сути, именно восстание Спартака остановило экспансию Рима на территории Великой Скифии (Сарматии). Римская элита убедилась, что «переварить» такой кусок их держава не сможет. Восточная политика Рима изменилась. Рим пошёл на прямые соглашения с Боспором и скифами, в обход Митридата. Скифы увидев, что римский патрициат готов стабилизировать ситуацию на своих восточных границах, прекратили поддерживать Понтийское царство. В результате Понт, лишившись наиболее мощного «скифского военного контингента», стал добычей Рима. Боспорское царство восстановило независимость.
В дальнейшем на границе Скифии-Сарматии и Рима существовала ситуация «холодного нейтралитета», которая временами прерывалась активными боевыми действиями. Так, во время гражданской войны в Риме 69 г. н. э. сарматы перешли Дунай и вторглись в Мезию, значительные территории подверглись опустошению. В конце концов противостояние Великой Скифии (Сарматии) и Рима, свободной общины с народно-аристократической системой и рабовладельческой системы, завершилось падением «Вечного города». В конце 4 – начале 5 вв. н. э. под натиском аланов-сарматов и вендов-вандалов Римская империя рухнула. Кольцо замкнулось… И началось новое противостояние – уже христианского Ватикана с языческим Севером и Востоком
.©
Tags: РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments