imhotype (imhotype) wrote,
imhotype
imhotype

Categories:

В. Ярмолинец "Наша афганская элита"


Если ты хочешь узнать, как живет народ в той или иной стране, узнай, где живут дети ее президента. Дети беглого президента Афганистана Ашрафа Гани живут в США. Дочь – в Бруклине, сын в Вашингтоне. А он сам теперь живет в Арабских Эмиратах, хотя по идее должен был бы встретить заслуженную смерть, как капитан «Титаника», на рабочем месте. С другой стороны: Ашрафу Гани к заграничной жизни не привыкать, половину ее он провел далеко от родного края.
Гани родился в состоятельной пуштунской семье, благодаря чему оказался в престижном кабульском лицее, а в старшие классы ходил в школу Лейк-Освего в Орегоне. Это тот самый случай, когда привилегированные дети получают первый толчок, после которого простым сверстникам за ними уже не угнаться. В 14 лет Гани стал протеже американской программы культурных обменов, а в действительности – подготовки мировых лидеров и инфлюэнсеров – AFS-Intercultural Programs, в которой сейчас участвует молодежь из 99 стран. Они – будущие пропагандисты самых прогрессивных демократических ценностей у себя дома. Эта программа финансировала обучение Ашрафа в американской школе. Продолжил он образование в Американском университете в Бейруте, где женился на ливанской христианке.
В Афганистан он приехал на три года в 1974 году, преподавал в Кабульском университете, а в 1977 вернулся в Америку и поступил в Колумбийский университет. В Бруклине родилась его первая дочь – Мириам. В 1983 он получил докторскую степень в сфере антропологии и стал преподавать в Беркли и университете Джонса-Хопкинса в Мериленде, где появился на свет его сын Тарик.
С 1991 года Гани работал во Всемирном банке, специализируясь на Южной и Восточной Азии. Параллельно он выступал с лекциями в бизнес-школах Гарварда и Стенфорда. Это были годы укрепления его контактов с самыми влиятельные лицами в Демпартии.
В 2001 году Ашраф Гани возглавил программу гуманитарной помощи ООН Афганистану. Эта позиция открыла ему дверь в афганскую политику. Он стал советником президента Хамида Карзая по финансовым вопросам, а потом его министром финансов.

Вплоть до 2009 года Гани сохранял гражданство США, от которого был вынужден отказаться для продвижения политической карьеры на родине. В 2005 году авторитетный вашингтонский журнал Foreign Policy, по результатам онлайнового опроса, присвоил Гани 50-е место в списке 100 самых влиятельных интеллектуалов мира. Неформальный титул указывал на то, что Америка увидела в нем потенциального преемника Карзая.
В своих первых президентских выборах Гани получил всего 3% голосов. Очевидно мнение местных политических сил о Гани расходилось с мнением о нем Вашингтона. Но он сохранял влияние благодаря близости к важным западным учреждениям, которые имели влияние на финансирование афганского проекта: программой ООН по расширению юридических прав малоимущих афганцев, вашингтонским Брукингским институтом, Атлантическим Советом, Ассоциацией американских юристов.
В 2014 году его избрали президентом Афганистана. Это был первый президент этой страны, выросший и получивший либеральное образование в США. Ему предстояло руководить государством, которое занимает седьмое место в списке самых бедных, и 75% бюджета которого составляет международная помощь. Согласно договору США с Талибаном, достигнутом в феврале 2020 года в Дохе, Вашинтон обязывался продолжать финансирование Кабульского режима.
Президент такой страны не должен был обладать качествами финансиста или менеджера. Он должен был выполнять распоряжения тех, кто его содержал, в частности продолжать бесконечную войну, которая помогала мировой элите отмывать деньги и выгодно инвестировать в военно-промышленный комплекс. Талибан спутал эти планы.
15 августа 2021 года Ашраф Гани погрузился в вертолет и сбежал в Таджикистан. Независимый бразильский журналист Пепе Эскобар сообщает, что Таджикистан его не принял, затем его отказался принять Узбекистан, потом Оман, но приняли Арабские Эмираты, известные специалисты по отмывке и сокрытию чужих денег. В день бегства Гани афганское посольство в Ташкенте обратилось в Интерпол с просьбой задержать беглеца в связи с хищением 169 млн долларов.
Сотрудник российского посольства в Кабуле Никита Ищенко подтвердил, что Гани бежал таким «нафаршированным», что часть денег не поместилась в вертолет и ее бросили на взлетной полосе.
Это подтвердил и один из бывших телохранителей президента.
Гани утверждает, что бежал в национальной афганской рубашке, жилете и тапочках на босу ногу. Что до детей беглеца, то Мириам Гани живет в престижном бруклинском районе Клинтон-Хилл, занимая роскошный лофт в здании переоборудованной фабрики. Она – фотохудожница и видеограф. Ее работы экспонировались в нью-йоркских музеях MOMA и Гуггенхайм, лондонском Tate Modern. Трудно сказать обязана ли она своими успехами отцу в той же мере, в какой им обязан своему Хантер Байден.
Сказанное выше не следует воспринимать как иронию. Работа отца во Всемирном банке связала его детей с сильными мира сего: политиками, инвесторами, благотворителями. Окончив NYU, где Мириам изучала сравнительное литературоведение, девушка получила грант от фонда Сороса на изучение фото и видео в Манхэттенской школе визуальных искусств. Такого рода стипендии обычно составляют 90 тыс. долларов в год.
Как художника Мириам интересовали проблемы социальной справедливости. Один из ее фильмов рассказывает о жестокости полицейских в Фергюсоне. Во время работы над этим фильмом она занимала позицию гостящего профессора в Университете Вашингтона в Сент-Луисе. Ей также принадлежит серия работ об издевательствах американских военных над иракскими узниками, которая экспонировалась в лондонском Тэйте. Талант, конечно, понятие субъективное, а связи – нет.
Во время прошлогодних демонстраций БЛМ в Бруклине Мириам пожаловалась в соцсетях на то, что вооруженные полицейские в защитной одежде и видеонаблюдение с воздуха напоминают ей Кабул. Такую же соровскую стипенидию, как и Мириам, получил ее младший брат Тарик. Он учился в Беркли, где получил магистерскую степень в сфере адинистрирования бизнеса. Он также получатель стипендии Родэса, которая открыла ему двери Оксфорда.
Когда Ашраф Гани занимал пост министра финансов Афганистана, молодой специалист полетел в Кабул, чтобы помочь папе «стабилизировать национальную финансовую систему». Как и сестра Тарик преподавал в том же Вашингтонском университете в Сент-Луисе, а последние два года работает в некоммерческой организации International Crisis Group, созданной Джорджем Соросом. В ее совете директоров трудится Сорос-младший. Тарик также занимает пост научного сотрудника Брукинского института – еще одного детища соровского Фонда открытого общества.
В списке почетных должностей Тарика Гани – распределение грантов в фонде Humanity United, созданном основателем ebay Пьером Омидиаром, участие в президентской кампании Пита Бутиджеджа и работа в офисе сенатора Элизабет Уоррен в качестве ее старшего помощника.
Это – та самая мировая элита. Она уже научилась устраивать свою жизнь, но государственное строительство ей пока не дается. Ничего, она будет продолжать свои усилия в этом направлении ©

Талибан и Запад.

После входа Талибана в Кабул 15 августа, его члены начали расследовать, где находятся активы центрального банка страны Da Afghanistan Bank (DAB), составляющие около 9 млрд. долларов. Между прочим, в Центральном банке Узбекистана с населением 34 млн. человек (а в Афганистане - 39 млн.) лежат около 35 млрд. долларов. Афганистан - очень бедная страна, ресурсы которой опустошены войной и оккупацией. Чиновники DAB заявили Талибану, что 9 млрд. долларов лежат в Федеральном резерве в Нью-Йорке, а это означает, что национальное богатство Афганистана удерживается в банке США. Но прежде чем Талибан смог всего лишь попробовать получить доступ к деньгам, Министерство финансов США уже заморозило активы DAB, чтобы они не попали в руки Талибану.
Международный валютный фонд (МВФ) выделил недавно 650 млрд. долларов в виде «Специальных прав заимствования (СДР)» для выплат по всему миру. На вопрос, может ли Афганистан получить доступ к своей доли СДР, представитель МВФ заявил: «Как и во всех случаях, МВФ руководствуется мнением международного сообщества. В настоящее время в международном сообществе отсутствует ясность в отношении признания правительства Афганистана, вследствие чего эта страна не может получить доступ к СДР и другим ресурсам МВФ». Финансовые мосты, которые поддерживали Афганистан в течение 20 лет войны и разрухи, медленно рухнули. МВФ решил приостановить перевод 370 млн. долларов ещё до входа Талибана в Кабул, а в данный момент коммерческие банки и Western Union заблокировали денежные переводы в Афганистан. Афганская валюта афгани оказалась в состоянии свободного падения.

Истощение помощи.

В последнее десятилетие официальная экономика Афганистана тщетно пыталась удержаться на плаву. После начала вторжения США и НАТО в октябре 2001 года правительство Афганистана полагалось на иностранную финансовую помощь. По данным Всемирного банка, благодаря этой помощи и росту сельского хозяйства в 2003-2012 годах в Афганистане наблюдался среднегодовой экономический рост на уровне 9,4%. В этой статистике не учитываются два важных факта: во-первых, значительная часть Афганистана (включая пограничные посты, на которых собираются налоги) в то время ещё не контролировалась правительством; а во-вторых, незаконная торговля наркотиками (опиумом, героином и метамфетамином) также находилась вне официальной статистики. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, общий доход от торговли опиумом в Афганистане находился в пределах от 1,2 до 2,1 млрд. долларов. «Валовый доход от продажи опиатов превышал официальный уровень экспорта этой страны в 2019 году», - говорится в докладе этого управления, опубликованном в феврале 2021 года.
В последнее десятилетие поток финансовой помощи в Афганистан рухнул «примерно со 100% ВВП в 2009 году до 42,9% ВВП в 2020 году». Официальные темпы экономического роста с 2015 по 2020 год упали до 2,5%. Перспективы увеличения финансовой помощи в 2020 году выглядели весьма сомнительными. На Конференции по Афганистану 2020 года, которая прошла в Женеве в ноябре, доноры решили выделять ежегодные, а не четырёхлетние пакеты финансовой помощи. Это означало, что правительство Афганистана больше не может полноценно планировать свою деятельность. Задолго до того, как Талибан взял власть в Кабуле, Афганистан начал уходить из памяти тех стран, которые напали на него в 2001 году.

Нищая страна.

За последние 20 лет правительство США более 2,26 трлн. долларов потратило на войну и оккупацию в Афганистане. Аналогичные расходы европейских стран не могут приблизиться к американским (к концу 2018 года Германия потратила в Афганистане 19,3 млрд. долларов, из которых 14,1 млрд. ушло на военные расходы). Деньги, поступающие в быстро растущую экономику Афганистана из-за границы, оказали определённое влияние на общественную жизнь афганцев. Заявления официальных чиновников Кабула нескольких последних лет были наполнены обещаниями постройки школ и канализации, улучшения здоровья детей и увеличения числа женщин на госслужбе. Но этим заявлениям мало кто верил.
В 2016 году министр образования Ассадул-Лах Нанив Балхи сообщил, что в 17 тыс. афганских школах учатся только 6 млн. детей, а не 11 млн., как заявлялось официально (41% афганских школ не имеют зданий, и уроки в них проводятся в палатках или под открытым небом). По данным Министерства образования, из-за нехватки школ в стране общий уровень неграмотности в 2020 году составил 43%, причём для мужчин уровень неграмотности составляет 55%, а для женщин - 29,8%. Доноры, организации гуманитарной помощи и центральное правительство постоянно делают обнадёживающие заявления для повышения оптимизма. Но реальная ситуация очень ужасна.
Также шокирует и тот факт, что за последние 20 лет не построено никакой инфраструктуры для удовлетворения основных потребностей населения. Афганская энергетическая компания (Da Afghanistan Breshna Sherkat) сообщает, что доступ к электричеству есть только у 35% населения, а 70% электроэнергии импортируется по завышенным тарифам. Половина Афганистана живёт в нищете. 14 млн. афганцев испытывают нехватку в продовольствии. 2 млн. афганских детей постоянно голодают. В течение всех последних 20 лет стоны от голода заглушались только грохотом бомб. Так выглядела эта оккупация вблизи.

Борьба Талибана с коррупцией.

В 2013 году один американский чиновник признал, что «самый главный источник коррупции в Афганистане - США». Доллары текли в Афганистан для покупки лояльности местных политиков. Контракты на строительство в этой стране отдавались американским бизнесменам, которые требовали оплату, намного превышающую их расходы. Афганский президент Ашраф Гани, сбежавший из страны до входа талибов в Кабул, перед вступлением в должность громко заявлял о начале борьбы с коррупцией. Пресс-секретарь посольства России в Кабуле Никита Ищенко сказал: «Что касается обрушения режима, то его наиболее красноречиво характеризует то, как Гани убегал из Афганистана: четыре машины были набиты деньгами, другую часть денег пытались запихнуть в вертолет, но не все поместилось. И часть денег осталась лежать на взлетном поле». Коррупция с вершины власти стекала и в низ общества. В 2020 году афганцы заплатили более 2,25 млрд. долларов взяток, что на 37% больше, чем в 2018 году.
Одна из причин быстрого продвижения Талибана по Афганистану в последние десять лет заключается в отказе проамериканских правительств Хамида Карзая (2001-2014) и Ашрафа Гани (2014-2021) улучшить условия жизни афганцев. Опросы общественного мнения регулярно показывали понимание афганцев, что в районах, контролируемых талибами, уровень коррупции намного ниже. А также афганцы сообщают, что талибы более эффективно управляют школами. Внутри Афганистана Талибан считается более эффективной и менее коррумпированной властью.
Но всё это не означает, что Талибан стал умеренее. Его женская политика не изменилась с 1994 года. В 1996 году талибы вошли в Кабул говоря, что остановят гражданскую войну между моджахедами, уничтожат коррупцию и неэффективность. У Запада было 20 лет на социальное развитие Афганистана, и его провал открыл двери для возвращения Талибана. США запретили доступ Афганистана к собственным деньгам в банках США. Они будут использовать эту тактику для изоляции Талибана. Возможно, это заставит Талибан сформировать национальное правительство из бывших чиновников правительств Карзая и Гани. Но если Запад не учтёт эти уступки, и не пойдёт на компромисс, то его перспективы в регионе будут весьма сомнительными
.©
Tags: global world order
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments