?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

[sticky post] Jan. 13th, 2029

«Я сделал так... Купил кожаную тетрадь... Разбил ее на 7 отделов — „сюжетов“. В эту тетрадь я неукоснительно вношу и наклеиваю все меня заинтересовавшее, все что может послужить полуфабрикатом ... Стараюсь таким ежом кататься в жизни, чтобы к моей выпяченной наблюдательности все прилипало и приклеивалось, а потом я отдираю от себя налипшее — шлак выкидываю, а полуфабрикат — в кожаную тетрадочку... Затем я листаю вечером тетрадь, останавливаюсь на заинтересовавшей меня записи..., беру ее в центр, за тему и работаю, идя по следующим записям и наклейкам... — все по готовому, лишь слегка изменяя их, соответственно замыслу или своим способностям и связывая интервалы ... Получается сочинение, где лично моего (по числу букв) 5-10% … зато весь мой „монтаж“. Андрей Платонов 1926 г.


Темный «Кришна»

Слово «Кришна» на санскрите означает «черный, темный». При толковании имени современные кришнаиты занимаются словесной эквилибристикой и откровенно лукавят. Так, упомянутые ранее В.В. Данилов и И.В. Мочалова, соавторы нескольких книг о своем кумире, сетуют: «Атеисты (хулители любой религии) и отдельные «религиоведы», занимающиеся умственными спекуляциями, вместо изучения самих Вед, дающих исчерпывающую информацию, используют перевод индолога Кальянова, переведшего имя «Крышна» как черный и упражняются в обыгрывании якобы негативной символики этого слова». (Слово Кришна эти авторы переиначили «на русский манер» и относят его к древним славянским божествам под именем «Крышень».)
Начнем разбираться. Сразу отметим, что санскритско-русский словарь индолог В.И. Кальянов не составлял, а лишь редактировал его, переводила же санскритские слова и формировала словарь В.А. Кочергина. Мне посчастливилось учиться у прекрасного, терпеливого педагога и глубокого знатока санскрита Веры Александровны и я совершенно ответственно заявляю, что сомневаться в полнейшей адекватности ее переводов нет абсолютно никаких оснований. Далее + Collapse )
Все это наполняет желудок, но больше никак не помогает. Когда есть немного денег, можно успешно извлекать из окружающей нас цивилизации какие-то элементарные телесные удовольствия. А в остальном все это липа. Липа, лабуда, ловкий трюк вот что такое наша жизнь между диафрагмой и черепным сводом. Правильно сказал настоятель: я страдаю от неизлечимой потребности понять. Я не хочу умереть, не поняв, зачем жил. А вы, скажите, вы испытывали когда-нибудь страх перед смертью?
Р. Домаль Волшебная гора


Быть может, именно с этого и стоит начать — так мне будет легче подвести читателя к основанию Горы, к началу пути, "на котором человек может возвыситься до боже-ственного, а божественное, в свою очередь, может открыться человеку".
Короткая жизнь Рене Домаля (1908— 1944) сложилась так, что ему постоянно приходилось иметь дело не только с символической Горой, но и с вполне реальными горами. Будучи альпинистом-любителем, он вместе с друзьями не раз совершал восхождения на "коровьи", доступные непрофессионалу вершины французских Альп и Пиренеев — читатель непременно ощутит эту физическую тягу автора к высокогорью, где "сама действительность волшебнее всего, что способен вообразить себе человек". Домаль представляет себе гору не в виде инертной каменной массы с нахлобученной на нее шапкой ледника — он видит в ней "живое существо", способное "периодически самообновляться, питаться и воспроизводить себя". С его точки зрения, гора — это волшебный аналог человека: "в горах у каждого живого есть двойник, подобно тому как ножны есть у меча, а у ступни — отпечаток, след, и, умирая, каждый с двойником своим соединяется". Если это и в самом деле так, Домаль наверняка "соединился" с Горой Аналог после своей кончины, последовавшей 21 мая 1944 года, — его мало-помалу подтачивала чахотка, усугубленная юношескими "экспериментами" над собственным организмом и "упражнениями", которыми он вслед за тем опрометчиво увлекся в кружке Гурджиева. "Эксперименты" эти, относящиеся к началу двадцатых годов, — Домалю в ту пору едва минуло шестнадцать лет — были, надо признаться, довольно банальными для юноши его психического строя, мятущегося, непредсказуемого и очень хрупкого, для человека крайностей, готового пожертвовать чем угодно, чтобы хоть краем глаза заглянуть в "запредельные миры". Подобные опыты ставили когда-то на самих себе любимые его авторы — Эдгар По, Шарль Бодлер, Лотреамон, Артюр Рембо, а всего двумя десятками лет раньше Домаля ими занимался Николай Гумилев, живший в то время в Париже итоги этих рискованных опытов", едва не приведших поэта к самоубийству, были позднее описаны в рассказе «Путешествие в страну эфира". + Collapse )

Profile

мышь
imhotype
imhotype

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner