Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

мышь

(no subject)

«Я сделал так... Купил кожаную тетрадь... Разбил ее на 7 отделов — „сюжетов“. В эту тетрадь я неукоснительно вношу и наклеиваю все меня заинтересовавшее, все что может послужить полуфабрикатом ... Стараюсь таким ежом кататься в жизни, чтобы к моей выпяченной наблюдательности все прилипало и приклеивалось, а потом я отдираю от себя налипшее — шлак выкидываю, а полуфабрикат — в кожаную тетрадочку... Затем я листаю вечером тетрадь, останавливаюсь на заинтересовавшей меня записи..., беру ее в центр, за тему и работаю, идя по следующим записям и наклейкам... — все по готовому, лишь слегка изменяя их, соответственно замыслу или своим способностям и связывая интервалы ... Получается сочинение, где лично моего (по числу букв) 5-10% … зато весь мой „монтаж“. Андрей Платонов 1926 г.


мышь

"Хижина дяди Тома" (true story).


Консерваторы в ответ вспоминали имя Джозефа Тревиса и 1831 год: страна Дикси в том году с ужасом увидела первый призрак грядущих потрясений. Небогатая семья Джозефа Тревиса, каретных дел мастера из южной Вирджинии, содержала ферму, на которой бок о бок с несколькими чернокожими трудились и сыновья самого хозяина. Рабы признавали, что «мастер» был по-христиански милосерден. Его особым расположением пользовался тридцатилетний Нат Тернер, сын африканки и беглого раба, надзиравший за работами на ферме, когда хозяин был занят в своей мастерской. Рабы звали Тернера «Проповедником» — он был глубоко набожен и имел влияние на своих собратьев. Хозяин разрешил ему обзавестись семьей и поощрял его религиозное образование. В воскресенье 21 августа 1831 года, с наступлением темноты, «Проповедник» собрал «учеников» на очередное моление. Дух укреплялся не только проповедью, но и доступным по воскресеньям яблочным бренди. Нат Тернер поведал своим товарищам, что ему было видение в небесах, и Голос сказал: «Кто был последним, станет первым». Семеро чернокожих, вооруженных топором, проникли через окно в дом Тревиса. «Проповедник» нанес первый удар, затем к расправе присоединились его «ученики». Джозеф с супругой даже не успели проснуться. Такая же участь постигла их сына, обучившего «Проповедника» грамоте, и шестнадцатилетнего подмастерья, жившего с детьми. Последним живым в доме оставался годовалый сын мастера. Нат Тернер часто играл с ним, и рука его дрогнула. Другой раб размозжил голову младенца об угол камина.Collapse )